Преображение (Одесса). Неделя о Страшном суде

24 февраля 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Димитрием Предеиным.

– К подготовке к Великому посту Церковь подходит как чадолюбивая мать. Целых четыре недели выделяется на подготовку, и одна из них – Неделя о Страшном суде. Именно о ней и пойдет речь в сегодняшней программе.

Почему нас подготовляют к Великому посту целых четыре недели?

– Жизненный опыт показывает, что любое доброе дело требует подготовки. Чем более серьезное, ответственное, важное дело, тем более длительная, глубокая, серьезная подготовка должна иметь место. Святая Четыредесятница – то самое большое и доброе дело, которое мы можем сделать для Господа и для спасения своей собственной души за весь этот год. Именно так об этом говорят святые отцы. Это та десятина, священное время года, что мы должны посвятить Богу, отдать Ему, чтобы получить Божие благословение на все оставшееся время этого года для своей жизни.

Но мы видим: когда наступает Великий пост, то буквально сразу начинаются физические и духовные нагрузки – и суровое воздержание, и коленопреклоненные молитвы, и земные поклоны, которые требуют от человека немалой собранности и усилий. Чтобы сразу втянуться в этот процесс, чтобы не нужно было времени на раскачку, Церковь заблаговременно нас к этому готовит. Вот эти воскресные дни, которые нам напоминают о том, какие есть поводы для покаяния, примеры покаяния из Священной истории, буквально на подсознательном уровне настраивают нас на то, что приближается очень важный период в нашей жизни – и мы должны пройти его как можно лучше.

– Почему неделя называется Неделей о Страшном суде? Почему Церковь не выбрала, например, Неделю о рае или вечном блаженстве? Это тоже мотивировало бы к посту.

– Святые отцы говорят, что самая достойная мотивация – угождать Богу из любви к Нему как к нашему Небесному Отцу. Но это путь избранных и немногих. Большинство людей более подвержены влиянию других мотиваций. Это кнут и пряник: страх и надежда. С одной стороны – страх вечных мук, а с другой – надежда на вечные блага. Надежда у нас есть впереди, так как это праздник Пасхи, Светлое Христово Воскресение. Весь пост нас готовит к встрече именно этого праздника. Это та цель, которая впереди, светлая, радостная, она сама по себе олицетворяет наше блаженство будущего века с Богом. Поэтому не нужно говорить о блаженстве заранее, в какую-то из подготовительных седмиц.

С другой стороны, накануне Великого поста рай мы вспоминаем. Только эти воспоминания довольно грустные, потому что в раю мы уже были. Человеческая природа была во всей полноте в двух людях, в одной супружеской чете – Адаме и Еве, они как раз находились в раю. Но они не смогли там остаться из-за того, что не сохранили верность Богу. Поэтому мы вспоминаем о рае именно в том ключе, что рай стал для нас закрыт нашим грехом, именно из-за несоблюдения поста. Ведь заповедь, которую нарушил Адам, была заповедью о посте: нельзя было вкушать плодов древа познания и зла. Поэтому единственной заповедью,  имевшей место в раю, была заповедь о посте, в которой, конечно, проявлялось и послушание Божественному авторитету. К сожалению, наши прародители с этим не справились, и их горькая участь, их печальный пример Церковь нам тоже представляет для внимания, чтобы мы в отличие от них сразу шли правильным путем. Пока у нас есть возможность, нужно исполнять заповедь о посте, чтобы приблизиться к Господу.

– Есть ли какие-то особенности богослужения на Неделе о Страшном суде?

– Разумеется, они есть, потому что эта неделя является подготовительной, и то, что свойственно всем этим неделям, свойственно и ей. Начать нужно с того, что на полиелее исполняется псалом 136 «На реках Вавилонских…». Кроме того, исполняется песнопение «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче…», которое нас сразу вводит в преддверие Великого поста и напоминает о том, что главное действие, которое от нас ожидается в пост, – это именно покаяние.

Еще обращает на себя внимание такая деталь, что накануне утрени поется катавасия «Помощник и Покровитель», что сразу обращает памятью нас к этому великому канону, ко времени первых дней Великого поста. Помимо того, чтение на литургии посвященного посту «Апостола» из Первого послания к Коринфянам и Евангелия о Страшном суде – это те литургические особенности, которые опять же каждому присутствующему на службе человеку напоминают о том, что приближается святая Четыредесятница и надо больше думать об этом, чтобы серьезнее к этому отнестись.

– Для современного человека Страшный суд – в лучшем случае абстракция. Какие аргументы можно привести, чтобы окончательно убедиться, что Страшный суд точно будет?

– «Окончательно убедиться» звучит, может быть, не совсем естественно по отношению к догмату Православной Церкви, который в любом случае остается предметом веры. Любой из наших догматов нами принимается на веру, и для нас это несомненная истина. Но говорить о том, чтобы его можно было окончательно доказать каким-то логическим или научным путем, невозможно, потому что то, что в нем есть нечто иррациональное, нечто недоказуемое, нечто не от мира, сверхприродное, и является доказательством истинности догмата. Если догмат в себе заключает нечто подобное, значит, он получен людьми от Бога и не есть чисто человеческое, умственное изобретение.

Так и здесь. Финализм истории впервые принесен в мир христианством. Древняя Греция не знала учения, что история будет иметь конец. Считали, что история бесконечно повторяется, что круговращение исторических циклов происходит как времена года, которые сменяют друг друга: после зимы наступает весна, после весны – лето, а потом опять осень; и это все движется бесконечно.

Но христианство учит, что вся история человечества – это путь испытаний, который будет иметь свой результат, свой финиш, свой финал, и этим финалом естественным образом будет Страшный суд. Это итог, на котором Господь подведет резюме и под жизнью каждого отдельного человека, и под жизнью человечества в целом. Чувство справедливости подсказывает нам, что так  и должно быть. Оно так подсказывает не только православным христианам, но все христиане верят, что будет Страшный суд; и не только христиане. Мусульмане тоже верят, что будет Страшный суд, и тоже признают, что именно Христос будет там главным действующим лицом. Это учение настолько убедительно для религиозного сознания, что не нуждается в особых доказательствах. Тем более что в Священном Писании достаточно подробно и отчетливо говорится о Страшном суде, а мы не имеем оснований не доверять слову Божиему.

– Могли бы Вы истолковать Евангелие в Неделю о Страшном суде: за что благословляются праведники?

– Уже давно замечено, что критерии, по которым Господь осуществляет отбор тех, кто будет стоять по правую руку от Него, кто – по левую, кто – овцы Его истинного стада, а кто – строптивые, злобные и мстительные козлища, не относятся к критериям религиозности или духовности. Они являются критериями обычной человеческой нравственности.

– Человечности.

– Да, как человек относился к своему ближнему, к другому человеку, был ли он отзывчив, помогал ли в беде, в жизненных трудностях, в решении каких-то проблем… Или он этого не делал. Это и является итогом того, за что человек будет или вечно блаженствовать, или вечно страдать.

Разумеется, по умолчанию мы должны предположить: чтобы человек был по-настоящему отзывчив, человечен, чтобы он любил своего ближнего, он должен быть и религиозен. Как правило, религиозная мотивация в творении добрых дел – самая важная и самая устойчивая. Но тем не менее конечным результатом все равно должны быть реальные добрые дела. Господь указывает, что благословляются именно те, кто накормил алчущих, напоил жаждущих, посетил больных или заключенных в темнице, приютил бездомных людей или странников. Отсюда мы делаем вывод: чтобы наследовать вечное блаженство, надо потрудиться в творении добрых дел, надо обязательно что-то делать, чтобы добрая настроенность, христианское расположение души не осталось внутренним сокровищем, а проявилось вовне. Только это будет доказательством истинности моей веры и моего чистого сердца.

А с другой стороны, мы видим, что те, кто не попадает в это число избранников, ничего особо плохого не сделали. Не называется ни одного злого дела, за которое они наказаны огненной геенной. Они просто не сделали добра. Когда мы читаем эту притчу, это самый главный вывод, на который мы должны обратить внимание. Господь акцентирует наше внимание:  чтобы лишиться вечных благ, вовсе необязательно быть каким-то закоренелым злодеем, преступником, человеконенавистником, сатанистом... Нет! Достаточно просто жить для себя, жить в свое удовольствие. Можно быть вполне, казалось бы, добропорядочным гражданином, платить налоги, не делать ничего криминального, но жить исключительно в своих интересах и интересах своих самых близких людей; например, родственников. И то, может, не всех, а только тех, которых ты любишь. Если жить так, это как раз путь туда, куда нам совсем не хотелось бы попасть.

Я бы даже хотел эту мысль еще усилить и развить, потому что она содержится не только в притче о Страшном суде. Это даже, строго говоря, и не притча, а пророчество Господа Иисуса Христа о событии, которое точно произойдет. А вот если мы говорим о притчах Христа, можно вспомнить, например, притчу о богаче и Лазаре. Лазарь был  добродетельным человеком. Он проявил терпение, смирение и покорность воле Божией. А что касается богача, не называется ни одного его злого дела. Не то чтобы он был обидчиком, грабителем, прелюбодеем. Ничего такого не говорится. Он просто жил в свое удовольствие, пренебрегал теми, кто был рядом с ним. Он не сделал ничего плохого, но он просто не сделал и ничего хорошего. То, что он не сделал ничего хорошего, не поделился своими благами, которых у него было более чем достаточно, и стало причиной его осуждения.

Возьмем еще притчу о безумном богаче. Он получил огромнейший урожай. В этом нет абсолютно ничего плохого. Он собирает его в свои закрома, в житницы, и это тоже нормальное явление, в этом тоже нет ничего плохого. Но он говорит в своем сердце: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись. Опять же он никого не собирается обижать, никому не собирается мстить, он ни с кем не собирается бороться нечистыми способами. Он просто хочет жить в свое удовольствие. Как только он это решает, Господь называет его безумным и говорит, что его душу истяжут  в ближайшую ночь.

Таким образом, мы видим опасность такого образа поведения, которым сейчас живет, как мне кажется, большинство человечества, когда человек стремится к материальному преуспеянию для самого себя, не думая о своем ближнем, даже не то чтобы вредя ему, а просто полностью от него дистанцируясь. Это уже очень опасная позиция. Потому что в нашем обществе масса людей нуждается в помощи.

И зачастую эти люди, в отличие от профессиональных нищих, которые бросаются к вам на улице, хватают за руки, тянутся к вашему карману, – не будут так явно говорить о своих проблемах. Надо самим заметить проблемы: нужно быть более внимательным к человеку, заметить, что у него плохое настроение, что что-то с ним не так. И даже слово поддержки, внимания, ободрения может спасти жизнь человеку. Если вовремя его поддержать, он не сделает тех страшных ошибок, которые впоследствии для нас самих будут укором совести.

– Чем отличается Первое Пришествие Христово от Второго? Есть ли между ними какая-то взаимосвязь?

 – Вне всякого сомнения, связь присутствует. Первый раз Господь пришел как Милостивый Спаситель, Пастырь, Который провозгласил Свое учение, призвал в ряды Своей Церкви все человечество. Но при этом Он очень кротко, милостиво поступал со всеми людьми. Без крайней необходимости Он не проявлял какой-либо строгости, суровости.  Но тем не менее мы видим, что следующее Его Пришествие будет совершенно иным. Это будет Пришествие уже настоящего Судии. По всей строгости Закона Божия будет судимо все человечество.

Это закономерно. Так и должно  быть, потому что есть время всякой вещи под солнцем. Было время для Божественной любви и милости, и оно продолжается до сих пор, что нужно подчеркнуть. Хотя сейчас среди нас Господа нет во плоти, но по-прежнему существует основанная им Церковь, мы можем приобщиться Тела и Крови Христовых в таинстве Евхаристии, мы можем общаться с Богом через Священное Писание, брать с Него пример, с Его доброй, благочестивой, светлой, святой жизни – это все продолжение плодов Его Первого Пришествия.

А Второе – это то, что ждет нас впереди. То, о чем мы говорили в самом начале. Наше спасение совершается между надеждой и страхом. Надежда действует уже сейчас, а страх впереди; этот страх заставляет бояться.

– Страшный суд – это финал мировой истории. Есть ли предвестники кончины мира?

– Да, это описано в Евангелии. Господь оставил подробный перечень  признаков Своего Второго Пришествия. В особенности в 24-й главе Евангелия от Матфея, а также и в других текстах можно найти Его указания.

Православное догматическое богословие в занимается изучением всех признаков. Мы можем вспомнить и обращение Израиля ко Христу. Почти всеобщее, которое будет самом конце истории человечества. И природные катаклизмы, землетрясения, наводнения, пожары. Это будут и социальные катаклизмы: войны, военные слухи, конфликты, восстанет народ на народ и царство на царство. Это будет и умножение зла, нечестия в человеческом роде, буквально вопиющая безнравственность и, казалось бы, торжество зла.

Но на фоне этого будет и проповедь Евангелия. Господь  прямо сказал: когда Евангелие будет проповедано всем народам по всему миру, то знайте, что скоро кончина.

Самый верный признак Второго Пришествия Христова – это пришествие антихриста. Мы знаем точное время, сколько антихрист будет править на земле – сорок два месяца, три с половиной года. Когда антихрист воцарится, то, с одной стороны, это будет самое тяжелое время для христианской Церкви, но, с другой  стороны, мы будем точно знать, когда оно закончится.

– Что говорят святые отцы о страшном дне воздаяния?

– Об этом есть много святоотеческих поучений. И в особенности в связи с тем, что это вошло в наш церковный календарь. Поскольку это событие ежегодно повторяется – воспоминание Страшного суда, то многие выдающиеся проповедники оставили свои гомилии, слова, беседы, поучения на эту тему. Это бездонная тема для рассуждения.

Но одну мысль сразу хочется выделить более рельефно. Мы называем этот суд Страшным потому, что он последний. Решение, которое там будет вынесено, уже не подлежит апелляции, невозможно будет ничего изменить. Сейчас участь человека в загробном мире еще подвергается корректировке. Мы можем за него молиться, и Господь может простить ему нераскаянные грехи. Церковь и святые молятся, Божия Матерь ходатайствует – это все может повлиять таким образом, что человек может быть исхищен даже из ада, душа его может быть избавлена от этих страданий. Относительно Страшного суда – это уже будет последнее решение. Поэтому страшно думать о том, что уже ничего нельзя будет исправить.

С другой стороны,  Страшный суд  будет Судом и верховным, и уже апелляционным, потому что из тех людей, которые наследовали райские обители, все будут продолжать блаженствовать, только блаженств будет еще больше. А вот те, кто на протяжении истории человечества прожил свою жизнь не вполне достойно, имел нераскаянные грехи, мог даже находиться в аду до этого момента или какое-то время (на протяжении человеческой истории), могут быть полностью избавлены от адских страданий по молитвам Церкви, родных, святых Божиих угодников. Это все вполне может иметь место, и об этом говорят святые отцы.

Милость Божия очень велика. И она простирается не только на все человечество в целом. Каждому из нас постоянно идет ток Божией благодати и действие Промысла, направленного на то, чтобы нас уже в этой жизни наставить на истину, чтобы мы не сбивались с правильного пути. Но если кому-то все-таки не удается пройти по верному пути до конца, у нас есть учение Церкви о молитве за усопших. И Евхаристическая Жертва, которая приносится за всех и  вся.

– Как Вы уже заметили, Евангелие связывает Страшный суд и милосердие. Почему?

– Сам Господь Бог являет абсолютное милосердие. У Бога очень много свойств. Мы, разумеется, можем брать эти схоластические схемы, чтобы посмотреть, как именно они  разделяются на свойства катафатически, апофатически. Но сейчас дело не в этом, а в том, что милосердие будет в любом случае одним из основных Божественных свойств. Если человек совершает дела милосердия, он уподобляется этим Самому Богу.

Например, если мы постимся, то делаем очень доброе дело прежде всего для себя. Если мы молимся, о чем-то просим, кладем перед Богом десятки поклонов, это тоже правильно. Но опять же мы делаем это для себя, если молимся о чем-то своем. А вот если мы защищаем интересы другого человека (необязательно в суде, это можно делать даже стоя на молитве), если понимаем, что у человека возникли проблемы, и  берем на себя духовный подвиг, чтобы привлечь милость Божию к этому человеку, читаем за него каноны, акафисты, кладем за него поклоны, то это уже дело христианского милосердия. Потому что мы делаем это добровольно, во благо этому человеку.

– Что может стать мотивацией добрых дел? К примеру, святые говорят о памяти смертной.

– Мотивация для добрых дел может иметь очень широкий спектр. Кому-то мы хотим помочь просто потому, что нам нравится этот человек, мы ощущаем с ним духовную близость. И мы понимаем, что не можем так просто проигнорировать его проблему.

В другом случае сделать что-то подобное нас побуждает совесть. Даже если человек нам не особо нравится, но мы понимаем: если бы мы оказались в такой ситуации, не дай Бог, то он бы нас не оставил в беде. Значит, мы тоже должны поступить соответственно. Кроме того, само слово Божие нас учит делать добрые дела; значит, мы должны их делать. Если бы это было необязательно, если бы в этом не было необходимости, Господь бы нам это не заповедал.

Так что когда перед нами стоит перспектива – сделать или не сделать доброе дело, тут нужно проявить гибкость.  Если мы ощущаем, что нам не хватает мотивации для творения добрых дел, что-то отвлекает, нет сил или ревности,  нужно любую мотивацию приводить на память. Главное, чтобы это дело было совершено.

– Хотелось бы обратить внимание на иконографию праздника. Как выражается богословие иконы Страшного суда?

– Это любопытный вопрос, который имел в истории различные разрешения. Помню,  мы своим курсом в духовной академии буквально перед выпуском совершали паломничество по Золотому кольцу России. В Ростове в одном из храмов мы видели огромную, во всю стену, икону Страшного суда, и она производила очень сильное впечатление. Есть другие подобные изображения.

– У нас в Успенском монастыре.

– Да, это традиция. Уже преподобный Авраамий Смоленский, который помимо того, что был святым человеком, был еще и очень талантливый иконописец, тоже в своем храме сам написал  на стене большую икону Страшного суда. И он пишет, что ему было видение, как потечет огненная река. Такое было видение, откровение от Господа, которое он запечатлел и в слове, и в красках.

Это говорит о том, что Страшный суд, с одной стороны,  реальность метафизическая, не просто какой-то естественный процесс. С другой стороны, это событие будет происходить совершенно реально, и его участниками будут все люди. Насколько я мог заметить, иконы Страшного суда масштабные, большие, красочные, и в них есть что-то устрашающее, преобладают черные и красные тона. Но вместе с тем наверху Святая Троица, Господь, к Которому должны быть устремлены все наши чаяния.

– Апостол Павел в Послании к Коринфянам говорит: разве вы не знаете, что святые будут судить мир? Почему Бог дал такую власть святым?

– Это заслуживает внимания. Если бы Сам Господь Бог судил все человечество, один восседая на Престоле, с высоты Божественного величия, то некоторые из тех, что будут осуждены, могли бы сказать: конечно,  Иисус Христос, воплотившийся Бог, был идеальным Человеком, поэтому Его мерки, которым Он Сам соответствовал, к обычному человеку неприложимы. А святые были такие же люди изначально, как и мы, но они достигли победы над страстями, обожения, особого дерзновения в молитве к Богу. И за это им дается власть. Таким образом, нераскаянные грешники будут безответны. Потому что зачастую судьи, которые будут выносить приговор, могли быть даже их современниками, жили с ними бок о бок, но они выбрали святость и угождение Господу, а те выбрали потворство своим страстям.

Записали Таисия Зыкова и Екатерина Береснёва

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​