Преображение (Одесса). Паломничество

22 июля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Димитрием Предеиным.

– Лето – пора отпусков. Куда поехать в паломничество? Об этом и многом другом пойдет речь в сегодняшней программе.

Что значит слово «паломник»?

– Слово «паломник» происходит, как считают, от слова «пальма». Пальмовые ветви, которые жители Иерусалима складывали на дорогу перед Спасителем, совершавшим вход, якобы дали название тем людям, которые идут в специальное путешествие поклониться Господу. Сейчас  происхождение, этимологию этого слова уже мало кто вспоминает. Паломник воспринимается просто как религиозный путешественник – человек, который путешествует с религиозной целью. На Западе есть аналог этого слова – пилигрим. Пилигрим – это как раз религиозный по преимуществу паломник. Это слово происходит от латинского корня «пилигримус», то есть «чужестранец», «странник». В этом отношении этимология не вполне отражает текущее положение вещей. Можно было бы какое-то другое слово подобрать…

– Не актуальнее, например, слово «поклонник»?

– Но слово «поклонник» в современном языке означает совсем другое. Возможно, по этой причине его и не пытаются использовать для религиозных целей.

– Как Церковь относится к паломничествам?

– Весьма положительно. На протяжении всей истории Церкви паломничества имели место. У нас есть даже древние памятники христианской письменности, например «Паломничество Эгерии» от IV века. Благодаря ее воспоминаниям, путевым заметкам мы можем судить о том, какое место имела литургическая жизнь в Иерусалимском Патриархате.

У нас тоже были путешественники. Тот же игумен Даниил и многие другие. Это все оказывалось полезно не только для них самих, но и для тех людей, которым они все это рассказывали и о чем впоследствии писали.

– Видимо, возбуждали интерес.

– Несомненно, это интерес к странам, где они были. То есть это был своего рода двигатель межнационального общения для своих эпох. Поэтому, думается, к паломничеству у нас всегда будет положительное отношение. Сейчас, я смотрю, во многих епархиях есть епархиальные паломнические центры, которые имеют эксклюзивное право и благословение заниматься организацией паломнических поездок. Я понимаю, что это своего рода бизнес, но не вижу в этом ничего плохого. Если отдел работает профессионально и организует паломничества на высоком уровне, если это конкурентный, честный, нормальный бизнес, то пусть так и будет.

– Есть ли в паломничестве элементы подвига странничества?

– Какой-то элемент есть, но чем дальше, тем он становится менее заметным.

– Комфорт больше присутствует.

– Да, комфорт путешествий постоянно растет. Если древние паломники совершали свое путешествие по преимуществу пешком, кто-то на корабле, то уже в конце XIX – начале ХХ века, по крайней мере, люди уже ехали. Кто-то шел пешком, но таких было уже меньшинство. А сейчас есть комфортабельные автобусы с кондиционерами, и сами корабли уже другие, там максимальный комфорт для путешествий. Так и в поездах. Поэтому сейчас элемент подвига, свойственный странничеству, в паломничестве мало выявлен.

Конечно, есть труднодоступные местности, куда невозможно проехать; и нужно время подниматься в гору пешком; на Синае, например, или в Черногории.

– Это и Метеоры.

– Да, там в какой-то степени люди могут это ощутить. В том числе и в Метеорах тоже нужно преодолеть подъем в любой из монастырей. Поэтому какой-то элемент подвига присутствует, и слава Богу, что он есть, что мы можем это прочувствовать, ощутить. Иногда это даже бывает неожиданно. Помню, мы как-то путешествовали на остров Залит к могиле старца Николая Гурьянова. Казалось бы, ну что там – проплыть на катере через озеро... Но на озере был шторм. И волны были очень даже угрожающие, так что катер заливало водой, а лодка, которая была на буксире катера, вообще полностью накрывалась волной. Я думаю, все наши паломники могли ощутить, что значит этот подвиг, что эта поездка не ради удовольствия или развлечений, а сопряжена с некоторыми скорбями.

– Как относиться к паломникам? Помню одну дореволюционную проповедь профессора Киевской духовной академии Лесницкого, который рассказывал, что киевляне закрывали ставнями окна и заколачивали двери, чтобы никак не соприкасаться с этой средой. Как быть?

– Слава Богу, сейчас это уже, мне кажется, неактуальная проблема. В таком масштабе паломничества, скажем, в Киев, уже не осуществляются. Люди, которые приезжают в лавру, заранее себе бронируют места в какой-то конкретной гостинице. То есть элемент случайности сведен к минимуму. Либо это организованная поездка; даже если люди едут частным образом, все равно они думают, где будут останавливаться. Если у них есть средства приехать сюда, поклониться святым в Киево-Печерской лавре, то есть средства и где-то оплатить ночлег. Так и в большинстве других мест. Если осуществляется крестный ход по заданному маршруту – как, например, у нас из Каменец-Подольска в Почаев перед Успением Божией Матери – многодневный, многотысячный крестный ход, то люди рады оказать какую-то помощь паломникам, которые участвуют в крестном ходе. Они понимают, что это тоже добродетель.

Мы читаем у святых отцов, что гостеприимство – это добродетель Авраамова. Он отличался гостеприимством, как мы это видим в Книге Бытия, и Господь его за это благословил. Поэтому в тех селениях, через которые проходит крестный ход, жителей встречают хлебом-солью, с какими-то продуктами, помогают чем-то. Это бывает относительно редко, поэтому раз в год уж можно что-то сделать для паломников. Видно, в то время в Киеве это был бич, особенно для некоторых районов, где проходили паломнические пути. Тысячи людей проходили, все они стучались, просили попить, поесть, приютить на ночлег. Местные уже от этого уставали.

– Принимать паломников – это добродетель?

– Разумеется, добродетель. Любая помощь ближнему – это большое доброе дело, тем более если это не просто ближний, а человек, который находится в религиозном подвиге. Господь говорит, что даже чаша холодной воды, которая подана человеку, получит награду свою в Царствии Божием. Так и здесь. Паломник идет помолиться какой-то святыне и просит у кого-то помощи, и если человек, который помогает ему (продуктами или ночлегом), просит за него помолиться, велика вероятность, что тот за него помолится. Он ведь и идет для того, чтобы молиться – за себя, родных, близких, благодетелей, среди которых будет и этот человек.

– Лето – время отпусков. Насколько правильно отпуск использовать на паломническую поездку?

– Для человека Церкви, мне кажется, нет сомнений в том, что это правильно. Это самый правильный способ провести отпуск. Если позволяет здоровье и средства, надо организовать поездку, посетить святые места. Это обязательно вознаградится. Когда человек выбирает провести отпуск в паломничестве, поклониться какой-то святыне, вместо того чтобы поехать на острова, пляжи, это уже говорит о том, чем он живет, где его душа и тело находят подлинное отдохновение.

Здесь нужно добавить один важный момент. Как священник я с этим уже много раз сталкивался, когда люди об этом потом говорят. Если люди едут отдыхать куда-нибудь на острова (на Канары, Мальдивы, в Турцию, Египет, кому как позволяют материальные возможности), зачастую это чревато грехом. Они едут отдохнуть, расслабиться. Это сопряжено с грехами лени, чревоугодия, блуда, прелюбодейства. Серьезная проблема может возникнуть после такого…

– Причем на всю жизнь.

– Да, у человека пятно на биографии… Если же он вместо этого отправляется в паломничество, пусть даже в какие-то южные страны, где тоже будет интересно  посмотреть что-то (ясно, что этот элемент никто не может убрать из паломничества), то он получит и духовную пользу, и интеллектуальную. Вместе с тем он саму свою жизнь может изменить к лучшему. Именно в паломничестве зачастую бывают случаи особой благодатной помощи человеку от разных святынь; вплоть до того, что происходят реальные чудеса.

– Куда отправиться, допустим, если это заграница?

– Сейчас настолько увеличились возможности! Со многими странами безвизовый режим. Все представлено в очень широком спектре. Прежде всего это, конечно, Святая Земля – Израиль. Там Иерусалим, где пострадал и воскрес наш Господь, Вифлеем, Назарет, Кана Галилейская. Много таких мест, практически вся страна состоит из таких святых мест. Они содержат в себе либо ветхозаветные воспоминания, либо новозаветные. Поэтому на первом месте все равно остается Святая Земля.

Далее можно вспомнить Грецию, которая очень богата святынями, там очень много святых мощей. И сама континентальная Греция, и острова. Отдельная страница – конечно, полуостров Афон, в особенности Пантелеимоновский монастырь, где хранится глава целителя Пантелеимона – великая святыня. Греция – явно на втором месте.

Кроме того, есть много других прекрасных православных стран – Болгария, Румыния, Сербия, Черногория. Туда тоже можно поехать. Это совершенно особый культурный мир, там свои святые. Для меня Болгария вообще стала откровением. Я когда побывал в монастыре Иоанна Рыльского и прочитал акафист в пещерке, где он подвизался,  ощутил, что это на самом деле великий святой. Как Сергий Радонежский для России, как Антоний и Феодосий для Украины, так Иоанн Рыльский для Болгарии. Такое соприкосновение со святынями чужого народа очень раздвигает горизонты.

– В Украине, России, Белоруссии очень много святынь. Может быть, стоит обратить особое внимание и на святыни своей страны?

– Несомненно. Я даже думаю, что в первую очередь надо начинать паломничество со святынь своей страны, своего народа, своей земли, потому что это наше, родное. Эти святые нам немножко ближе. Ясно, что у всех святых общее отечество – небесное. Но поскольку они жили здесь, среди наших предков (а бывало, что и среди почти наших соотечественников, есть же святые недавнего времени), то они в чем-то ближе к нам по ментальности, мировоззрению. Наверное, и молитвы наши они скорее услышат, чем древнеегипетские, сирийские или палестинские подвижники.

Надо прежде всего знать свои святыни. Тем более что, слава Богу, у нас тысячелетняя история святости. В Украине три лавры, в России две. Кроме того, есть такие замечательные святые места, как Валаам, Оптина, Дивеево. Оптина пустынь – это вообще отдельная статья. Но и Дивеево тоже. Я считаю, что паломников в Дивееве сейчас не меньше, чем в Троице-Сергиевой лавре. В будние дни, когда я там был, там было столько причастников, что причащали от огромных чаш; так мы служим только по великим праздникам. Задонский монастырь можно вспомнить, Соловки, Кирилло-Белозерский монастырь. Множество по-настоящему великих святынь, которые надо знать, посещать. Это позволяет лучше изучить и собственную историю, и историю собственной Церкви прежде всего; кроме того, помолиться тем святым, которые с нами связаны более тесно, чем просто святые Вселенской Церкви.

– Если совершать дальние поездки не позволяет здоровье или финансовое положение, но хочется паломничать, может, следует ограничиться своим ареалом?

– Безусловно.

– Ведь много святынь есть даже в городе, районе.

– Да, тем более если мы говорим о больших городах. Бывает, что люди живут в одном районе, а в других редко бывают. А в других районах могут быть и монастыри; в пригородах есть святые мощи. Например, у нас недалеко от Одессы есть город Теплодар (30 километров), и там есть крупная частица мощей Киприана и Иустины в отдельном ларце, отдельно переданная с Кипра специально для этого монастыря. Это редкий случай.

– Очень редкий. И сам монастырь очень красивый.

– Да, это уже заслуживает того, чтобы совершить туда паломничество. Если говорим о нашей епархии, это и белгород-днестровские святыни, связанные с жизнью и смертью Иоанна Сочавского, великомученика. Можно вспомнить и Кулевчу, где столько всяких необыкновенных, чудотворных святынь.

– Даже далекие сельские храмы бывают благодатные, намоленные.

– Да, бывает, что чудотворная икона находится в сельском храме. Надо это знать, нужно их посещать, нужно молиться своим святыням. Я думаю, это совершенно нормальная практика. Если должным образом подготовиться и совершить такое паломничество, это может быть не менее важной вехой, духовным этапом в жизни человека, чем паломничество в далекую страну.

– Как вести себя в паломничестве? Это очень существенный вопрос.

– Очень существенный вопрос, потому что чем дальше, тем больше замечаю тенденцию…

– …паломничество становится туризмом.

– Да, становится похожим на религиозный туризм. А ведь на самом деле паломничество должно быть прежде всего духовным свершением, это работа над собой, это подвиг преодоления себя ради Христа. Нужно в чем-то себе отказать, себя ограничить, чтобы совершить это действие, которое тебя в какой-то степени к Богу приблизит. Думаю, что самое главное – сохранять молитвенный настрой и участвовать в таких поездках, где обязательно организованы богослужения – чем больше, тем лучше. Чтобы было несколько литургий на протяжении поездки, чтобы всякий раз люди могли исповедоваться, причаститься, почитать все каноны, правила к Причастию. Все это очень влияет на людей, создает молитвенный настрой. Сколько раз я участвовал в таких паломничествах: буквально в автобусе в микрофон читаются молитвы – и утренние, и вечерние, и каноны, и правило ко Причащению, благодарственные молитвы.

– Исповедь проходит.

– Это, я считаю, очень правильно.

– Чем паломничество может стать опасным для духовной жизни?

– Есть такой момент. Казалось бы, паломничество – прекрасное, благодатное, богоугодное дело, потому какая может быть опасность? Опасность возникает потому, что есть люди, у которых стабильный серьезный доход – и они определенную часть этого дохода выделяют регулярно на паломнические поездки. Для них это входит в обычный ритм жизни. Они уже знают, что столько-то раз в год будут ездить туда или сюда. Для них это уже как хобби, это превращается в худшем варианте даже в какую-то страсть. Они без этого уже не могут жить, подпитываются этим, постоянно куда-то ездят. Это именно развлечение получается, не сосредоточение духовных сил, а, наоборот, их рассеяние. Они за новыми впечатлениями едут в эту поездку, потому что им скучно сидеть дома. Это неправильная посылка. Дома не должно быть скучно. Если ты находишься в общении с Господом, если думаешь, какую пользу принести ближнему, Церкви, то тебе никогда не будет скучно, где бы ты ни жил.

Паломничество – это какая-то исключительная сторона жизни, и не стоит вводить его в общий распорядок календарного года, тем более если паломничество в одни и те же места… Бывало такое не раз, что поездка заканчивается, и я весь на этой волне, думаю: вот надо же, как сподобил Господь поехать в Иерусалим... А женщина, которая рядом сидит, говорит: «А я в следующий раз поеду в сентябре, через два-три месяца». Думается: ну зачем, если ты только что к этим святыням прикладывалась? Вот у некоторых это так.

– Как не растерять благодать в мелких ссорах, обидах, ропоте? Ведь это тоже очень часто присутствует, особенно когда едет группа людей.

– Это, наверное, главное искушение в любой паломнической поездке – отношения людей между собой. Бывают, конечно, особые искушения – бесовские наваждения, какие-то исключительные обстоятельства. Помню, мы один раз были в Иерусалиме. Там в это время как раз арабы совершили теракт, была полиция, служба безопасности, мы буквально прижались к стене в Старом городе и ждали, пока они закончат свои расследования, чтобы спокойно двинуться обратно. Но это бывает крайне редко. А именно какие-то межличностные отношения, интриги, недопонимание, взаимные обиды, упреки, раздражительность – это бывает настоящее испытание для человека.

– Какой рецепт?

– Самое главное – запастись терпением. Нужно быть готовым к тому, что что-то будет происходить, сатана будет что-то накручивать, чтобы все омрачить…

– Особенно если ты стараешься настроиться.

– Конечно, особенно если ты с искренней верой к этому подходишь, ему важно любым путем осквернить молитву, лишить человека благодатного настроя. Самое ненавистное дело для него – это чистая молитва, и он старается в этом отношении работать. Поэтому надо быть готовым где-то смолчать, где-то стерпеть, где-то уступить ближнему.

– Не роптать на сервис.

– Бывают искушения другого рода. Помню, однажды у нас вся группа получила пищевое отравление: в гостинице нам подали что-то несвежее. И вместо того чтобы идти на ночную службу, пришлось остаться в гостинице. А те, что пошли, столкнулись с еще более серьезными проблемами прямо во время богослужения. Надо быть готовым к тому, что могут быть разного рода неожиданности. Вообще, как говорил Бердяев, путешествие «обостряет… чувство жизни». Это уже пограничная ситуация, тем более если это путешествие с душеспасительной целью – помолиться Господу, поклониться святыне.

– Летом совершается множество крестных ходов. Это тоже вид паломничества?

– Это можно считать в каком-то смысле и паломничеством. Если это длительный, многодневный крестный ход, зачастую далеко от твоего дома, тебе надо еще доехать до того места, а потом уже идти крестным ходом, – это тоже паломничество. Может быть, это даже больше похоже на изначальное христианское паломничество, как оно было в древности.

Но отличия все-таки есть, потому что крестный ход – это, я бы сказал, выделенный духовный подвиг. Крестный ход – это именно совместная молитва в течение длительной пешей ходьбы по направлению к какой-то святыне. Есть определенная цель, четкий маршрут, и люди знают, ради чего они тут находятся. В каком-то смысле это тяжелее, потому что надо идти пешком, постоянно петь или читать молитву, испытывать бытовые неудобства. С другой стороны, мы видим, что, наверное, меньше духовных искушений, потому что все люди объединены общей целью. Раз уж они пришли, они будут вместе молиться, и здесь подъем религиозного чувства ощущается максимально.

– Почему крестный ход – это великая Божия сила?

– Крестный ход осуществлялся в Церкви уже с древности. И в Византийской империи были регулярные крестные ходы, и у нас на Руси. Это особенно угодный Господу подвиг, потому что когда человек предпринимает это усилие, он в каком-то смысле идет за Христом. Как Господь прошел крестный путь, так и мы идем со святынями, хоругвями, иконами, чтобы воспринять на себя какое-то особое Божественное благословение. Я ощущал это во время некоторых крестных ходов. Особенно на Корфу, когда в память святого Спиридона совершается крестный ход вокруг города Керкира. Там это происходит очень торжественно, с военными оркестрами, государственными чиновниками – местными и греческими, с паломниками, которые приезжают именно к этому дню из разных стран мира. Это ощущается как всенародный праздник. Нет равнодушных людей. Видно, насколько все ощущают личное присутствие святого Спиридона. Дай Бог, чтобы каждый крестный ход сообщал нам это ощущение живой причастности к святыне.

– Насколько уместно будет для человека, который совершает туристическую поездку, посетить близлежащие святые места?

– А вот это очень интересный вопрос. Я не раз уже с этим сталкивался. Люди рассказывали, что они ездили отдохнуть в Турцию, например в Анталию, а им предложили: есть возможность посмотреть пещерные храмы древней Каппадокии или поехать в Миры Ликийские, где находится гробница святого Николая. И они с восторгом об этом рассказывали, им это очень понравилось, они покупали там иконки святого Николая. Я понял, что это тот случай, когда можно совместить приятное с полезным. Слава Богу, что есть такая возможность. Оказывается, она есть во многих странах мира. И в Египте можно такую возможность найти, потому что множество святых мощей и в самом Каире, в Александрии, где-то в этих пустынных монастырях. Да, зачастую это монастыри не православные. Там могут быть копты, монофизиты.

– Но святые…

– Да, святыни остаются святынями. Это святые мощи, это древние святые. Тот же Антоний Великий, Афанасий Александрийский.

– Единой Церкви.

– Да, это еще древние святыни неразделенной Церкви, поэтому к ним вполне можно приложиться.

– Точно так в Италии, Германии.

– И во Франции. То есть это вся Европа. Даже если это католические страны, там обязательно можно найти древние святыни и святые мощи, к которым можно приложиться. Во многих странах, даже в Америке! Казалось бы, полностью секулярная страна, которая вообще недавно организована как государство, но там тоже есть свои святые места. В Сан-Франциско – мощи святого Иоанна Шанхайского, в Калифорнии – монастырь в Платине, где подвизался Серафим Роуз. Это очень интересные, очень благодатные святые места. Поэтому если у человека есть возможность выделить какое-то время, какой-то день среди деловой поездки или туристической и посетить святые места, думаю, ему это воздастся сторицей.

– Как вести себя паломникам в это лето? Что бы Вы посоветовали?

– Нужно как следует подумать, как организовать свое время, потому что время нашей жизни коротко. Нам кажется иногда, что впереди еще десятилетия жизни, что мы еще все успеем. Но бывает так, что упущенная возможность больше никогда не возвращается. Поэтому если этим летом есть возможность в отпуск куда-то поехать и поклониться святыне (возможно, святыне, которой раньше никогда не поклонялся, о которой только слышал, но никогда лично не видел), лучше такую возможность не упустить, потому что мы не знаем, где можем найти особое Божественное дарование, где Господь нам может послать особую благодать. Упускать такие возможности, мне кажется, абсолютно неправильно.

Ведущий протоиерей Андрей Гавриленко

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 22 сентября: 00:30
  • Понедельник, 23 сентября: 09:05
  • Воскресенье, 29 сентября: 00:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы