Преображение (Одесса). Поминовение усопших

6 мая 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Димитрием Предеиным.

– Христос воскресе, братья и сестры! Дни седмицы после антипасхи отмечены особым поминовением усопших. О том, насколько молитва за усопших полезна прохождению мытарств, пойдет речь в сегодняшней программе.

Что такое Радоница?

– Радоница – это необычный день поминовения усопших, который всякий раз, каждый год отмечается по нашему календарю во вторник после Недели антипасхи, когда завершается Светлая седмица. Верующие знают, что во вторник будет особый день поминовения усопших. В Уставе этот день никак не отмечен, поэтому, по всей вероятности, мы должны предположить, что это поминовение сложилось уже в тот период, когда христианство было принято на Руси. Оно столкнулось с тем, что у местных жителей, славян, русичей, была традиция весной поминать усопших. Соответственно, решили, что будет очень логичным, если после праздника Воскресения Христова, которое всегда празднуется весной (как правило, это апрель – самое начало мая), мы будем поминать и усопших предков. Поэтому в Уставе этого поминовения нет, и специальной заупокойной службы (такой, например, как на Троицкую родительскую субботу) мы не имеем. Но, с другой стороны, это устойчивая традиция поминовения усопших.

То, что этот день отмечается не сразу, не в понедельник, а во вторник, тоже имеет свое объяснение. По Уставу в Неделю антипасхи (Фомину неделю) любые заупокойные богослужения еще запрещены. А ведь если мы служим поминовение усопших, обязательно уже с вечера, на вечернем богослужении, мы должны читать определенные заупокойные тексты. Это попадало бы именно на вечер Фоминой недели. Поэтому приходится все это начинать уже с вечера понедельника, а вторник является Радоницей.

– Почему логично вообще поминать усопших после Пасхи?

– Есть в этом глубокое догматическое осмысление. Когда мы празднуем Пасху Христову, мы верим, что будем причастны ко всеобщему воскресению мертвых, которое доказывается воскресением Самого Господа Иисуса Христа. Мы поздравляем друг друга возгласом «Христос воскресе!» – «Воистину воскресе!» Мы, живущие на земле люди, делимся радостью друг с другом. Но при этом понимаем, что христиане, которые уже покинули пределы этой жизни, для Бога-то все равно живы. Более того, мы можем с ними общаться путем молитвы. Вполне естественно, что мы хотим этой радостью Воскресения Христова поделиться и с ними. Тем более что они к этому имеют теперь даже более близкое отношение. Мы-то пока еще живем  на земле, у нас полноценная человеческая жизнь. А они уже расстались с телом. Теперь для них только воскресение способно вернуть эту полноту человеческой природы, воссоединить их душу с телом. Мне так кажется, что для них праздник Воскресения Христова даже более радостен, более значим, чем для нас. Они его, наверное, переживают даже более остро.

– Отчего Радоница в разных местах затягивается на разное количество дней? С чем это связано?

– Есть разные причины. Да, по календарю это вторник седмицы, следующей после антипасхи. Но во многих местностях уже в понедельник люди идут поминать усопших, а в некоторых местностях даже и в воскресенье, в саму Неделю антипасхи, люди после службы идут на кладбище. Это связано, наверное, с практическими соображениями. Допустим, человек работает с понедельника по пятницу и работа занимает у него столько времени, что он только вечером приходит домой. И если он в Неделю антипасхи на кладбище не сходит, не приведет в порядок могилку, не обновит цветочки, не вырвет траву, то он это сможет сделать только через шесть дней, уже в конце следующей недели. Потому ему приходится (по необходимости) делать это на Фоминой неделе. С одной стороны, это вроде бы вступает в противоречие с церковным календарем. С другой стороны, мы на это смотрим порой сквозь пальцы, потому что понимаем: то, что человек сделает на кладбище, нельзя считать работой ради собственной корысти (которая, безусловно, запрещается в воскресные и праздничные дни).

– Тем более считать грехом.

– Да. Безусловно, для нас воскресенье – это заповедь о субботе, которая с Ветхого Завета переходит на нас. Мы должны седьмой день недели сохранять покой ради Господа, заниматься только делами христианского благочестия. Но это и есть дело христианского благочестия – пойти на кладбище, уделить внимание своим усопшим сродникам. Так что в этом плане буквально начиная с Фоминой недели люди стараются выкроить время и поехать на кладбище.

– Кроме этого, еще пережитки советского прошлого, может быть, как-то повлияли.

– Да, это тоже надо учитывать, потому что в советское время многие люди, особенно занятые на ответственной работе или члены партии (но при этом тайные христиане), понимали, что им нельзя пойти на Пасху в храм. Это могло быть чревато серьезными последствиями, выговорами, даже увольнением, поэтому они старались пойти (может, даже в тот же день, когда праздновалась Пасха), на кладбище и там отметить со своими знакомыми этот праздник и помянуть усопших. Получилось какое-то странное слияние в один день и Радоницы, и Пасхи. Это касается не только самого первого дня Пасхи, но и всей Светлой седмицы. Я замечал, что дорога, которая ведет на кладбище при выезде из города, всю Светлую седмицу загружена, там пробки, потому что люди сразу после Пасхи начинают выезжать на кладбище, заниматься приведением могил в порядок. Так что фактически весь этот процесс занимает почти две недели.

– Какую пользу могут получить усопшие от молитвы живых в дни поминовений?

– Эта польза в любом случае велика, она всегда велика. Когда живые молятся за усопших, по учению Православной Церкви, это может облегчить страдания тех, кто своими душами находится не в самых лучших местах загробного мира. И если эта молитва усердна, постоянна, сопряжена с молитвой церковной, мы даже верим в то, что человек вообще может быть избавлен от адских мук в результате молитвы за него живых людей.

Этим православное учение отличается от католического, например. Католики считают, что душа только из чистилища может перейти в рай, а если кто попал в ад, то это уже навсегда.

– Забудь надежду…

– Да. Но это не совпадает с нашей догматикой. Мы не ставим знака тождества между адом, который существует на сегодняшний день в преисподней земли, где-то внизу, и геенной огненной, которая откроется после Страшного Суда. Это две разные реальности. В Апокалипсисе Иоанна Богослова прямо говорится, что смерть и ад будут ввержены в озеро, горящее огнем и серой. После Страшного Суда уже не будет ада, он  будет истреблен, будет гореть в геенне вместе с демонами, диаволом, нераскаянными грешниками.

А на сегодняшний день ад – это место, куда попадают души людей, которые вели нечестивый образ жизни, небрегли о спасении своей души. Они справедливо там получают возмездие, страдают, но Господь по Своему милосердию может их оттуда спасти. Пока еще есть время до Страшного Суда, это возможно, на этом основана вся наша практика поминовения усопших. Если бы эти молитвы не имели силы избавления людей от адских страданий, то зачем тогда мы бы их возносили на протяжении всех веков существования Церкви? Значит, это возможно, это реально. Хотя это сопряжено со многими трудами. Никто не говорит, что это сделать легко.

– Что еще, кроме молитвы, необходимо совершать для помощи усопшим?

– Милостыня – первое, что приходит на ум, чем можно усилить действие молитвы за усопших людей. Милостыня может быть различной. Она может раздаваться нищим, может быть рассмотрена как приношение за усопшего в храм, на панихиду, как жертва Богу, Церкви, священнослужителям, которые служат эту панихиду. Когда человек приносит что-то в память за усопшего, Господь это все принимает как жертву. Суть всякой жертвы состоит в том, что человек часть своих средств, своего времени, своих трудов (а значит, своей жизни) отдает Богу, Церкви в жертву за того человека, о котором он хочет помолиться и молитва за которого возносится священником. Это все, несомненно, оказывает свой результат.

Если человек хочет, чтобы его молитва была более действенна, надо иметь в виду три фактора. Первое – нужно заказать эту молитву (скажем, панихиду). Второе – желательно самому на ней присутствовать (не так, что один священник молится, а человек пошел заниматься своими делами). И третье – принести приношение, именно как жертву, которая, несомненно, повлияет на результат этой молитвы. Господь принимает во внимание все – и расположение сердца, и труды, понесенные во благо того человека, о котором молятся.

– Мы говорим о том, какую пользу молитвы могут принести в прохождении мытарств. Что такое мытарства?

– Мытарства – это испытания, которые приходится пройти душе каждого христианина, покидающего пределы земной жизни. Как только душа разлучается с телом, по учению Церкви, первые дни она еще находится здесь, на земле. А затем начинает путь восхождения к Богу. Когда она поднимается туда, в эту небесную высь, по направлению к раю, ее  встречают целые кордоны – так называемые мытарства, таможня, если выразиться на современном языке, где демоны начинают обличать душу в совершенных ею на протяжении жизни грехах. Не случайно на исповеди люди часто говорят: «Каюсь во всех грехах, записанных в хартии дьявола». Дьявол внимательно контролирует ход нашей жизни. Все, что мы делаем плохого, он старается не упустить, не забыть, чтобы нам это все инкриминировать в тот самый момент, когда будет решаться наша загробная участь. Поэтому даже если мы сами что-то и забыли, нам это обязательно припомнится на мытарствах после нашей смерти.

Это реальность, описанная во многих житиях святых, в очень многих молитвах, входящих в наш православный обиход, в творениях святых отцов. Соответственно, это нельзя считать каким-то теологуменом. Это общецерковное учение. Когда я слышу, как некоторые современные богословы пытаются это учение оспаривать, иронизировать по этому поводу, мне всякий раз вспоминаются замечательные слова святителя Феофана Затворника: «Какой бы дикой ни казалась умникам мысль о мытарствах, но прохождения их не миновать».

– Правда ли, что бесы истязают всех проходящих через их кордоны?

– Может быть, мой ответ прозвучит на первый взгляд неожиданно: нет. Не все души истязуются бесами на мытарствах. Почему этот ответ неожиданный? Мы обычно воспринимаем мытарства как место испытания, даже в каком-то смысле мучения, потому что бесы буквально бросаются на души. Если смотреть по мытарствам блаженной Феодоры, так эти страшные бесы всячески пытались ее схватить, утащить в преисподнюю, всячески ей навредить, даже клеветали на нее, сочиняли то, чего и не было. Но так бывает с душой человека, который старался на протяжении жизни исполнять заповеди, который стремился к христианскому благочестию. Именно такой была блаженная Феодора, такими были Божии угодники, которые проходили мытарства и противостояли бесовским нападкам.

Если же речь идет о человеке грехолюбивом, который жил по страстям, который, хотя и был крещеным, но фактически оставался вне Церкви, то такого человека истязать и мучить на мытарствах, может быть, и не нужно. Для такого человека более эффективным искушением будет противоположная тактика. Об этом пишет Феофан Затворник, о котором мы уже сегодня упоминали. Он говорит, что некоторые грехолюбивые души на мытарствах увидят предмет своей страсти, то, что они любили здесь, на земле, к чему прилеплялась их душа, будь то грех чревоугодия, пьянства или блуда. Они увидят предмет своей страсти в очень привлекательном виде, в максимально натуральном, правдоподобном, который не отличить от реальности. Поскольку страсть находится в душе и только через тело реализуется, то, движимые этой страстью, которая никуда не делась после смерти, они с неудержимой силой повлекутся к предмету этой страсти. Раз они с ней не боролись при жизни,  ясно, что она над ними имеет огромную власть. Как только они приближаются туда, куда бесы пытаются их заманить, те тут же подхватывают эту душу и влекут ее в преисподнюю. Тут даже насилия особого не надо, человек сам к ним пришел.

– Как поминание усопших может помочь в прохождении духовных преград?

– Это очень существенная помощь. Не случайно у нас в Церкви принято усердно, особо сугубо молиться за человека первые сорок дней, пока он является новопреставленным. До сорокового дня его состояние в загробном мире еще нестабильно, неизвестно, чем закончится для него этот период испытаний. Поэтому мы за него молимся усердно, просим Господа, чтобы грехи, которые были у него, как у всякого человека, который прошел свой жизненный путь, Господь ему простил, помог ему миновать мытарства, пройти их достойным образом, с наименьшими страданиями и как можно легче переступить порог рая. Так что молитва за усопшего полезна всегда. Но особенно первые сорок дней, по учению Церкви, эта молитва должна быть особенно усердной, постоянной, по возможности ежедневной.

Наверное, не случайно у нас даже есть такое поминовение – сорокоуст, когда поминовение заказывается на сорок дней. Его можно заказать за любого человека в любое время – и за живых о здравии, и за упокой. Но если человек скончался, думаю, самый правильный способ – сразу в день его смерти заказать сорокоуст, и Церковь каждый день за него будет возносить молитвы.

– Когда начинаются адские муки – с момента непрохождения того или иного мытарства?

– На этот счет есть разные мнения. Дело в том, что непрохождение мытарства можно расценивать двояко. Можно себе представить такую ситуацию. Если человек уловлен на каком-то нераскаянном серьезном грехе на каком-то мытарстве, бесы начинают его в этом упрекать, и ангелам нечего на это возразить (они понимают, что этот грех был и человек его никак не очистил, в нем не каялся), то тут может быть два исхода. Первый – бесы, пользуясь тем, что у них преимущество, что ангелам нечем крыть, что называется, хватают душу и тащат ее сразу в ад.

Но есть другой выход из ситуации. Возможно, человек будет просто удержан на этом мытарстве как бы в патовой ситуации. Это еще не поражение, но и не победа. Это как бы ничья. Да, ангелы могут сказать: этот грех у него был. Там же есть разные грехи, не только смертные. Есть такие грехи, как празднословие, смехотворство и прочие. Да, человек, к сожалению, этим грешил и в этом не покаялся, это на нем лежит, оскверняет его душу. Но зато у него были достоинства – серьезные, большие добродетели, которые он совершал ради людей. Уже возникает открытый вопрос – что важнее, что перевешивает: этот конкретный грех, страсть, которая была у него не преодолена, или добродетель, которая тоже реально имела место? Вот тут, возможно, пока этот вопрос еще не выяснен, пока идет противостояние светлых и темных сил за эту душу, душа просто находится на одном месте, стоит на этом мытарстве. Это как раз то, о чем мы говорим. Если возникает такая ситуация равновесия, молитвы Церкви могут сыграть решающую роль.

По учению преподобного Иоанна Дамаскина, Господь любит человека, Он хотел бы спасти каждого из нас. Если у человека добрых дел больше, чем злых, то Господь его спасает по заслугам. Если у него приблизительно равенство добрых и злых дел, Господь его все равно спасает, потому что восполняет Своей благодатью этот маленький зазор между добрыми и злыми делами. Даже если злых дел больше, но ненамного, Господь это покрывает Своим милосердием и спасает эту душу все равно. Но если человек погряз во грехе всецело, если он посвятил себя, свою жизнь греховным наслаждениям, удовольствиям, удовлетворению своих собственных греховных начинаний и использовал других людей ради собственной корысти, вредил другим людям, в таком случае это полный набор всего плохого, что может быть в человеке. Только в таком случае Господь отступается от этой души. Тогда сатана может ее захватить.

– Почему лучше всего церковное поминовение усопших?

– Мы для того и являемся членами Церкви, чтобы легче достичь спасения. Если бы можно было нам спасаться индивидуально, без Церкви, наверное, Господь и не стал бы Церковь основывать. Церковь является продолжением дела Христова на земле. Если мы хотим достичь спасения, мы его достигаем только в Церкви, только через Церковь, через эту общность Тела Христова. Потому что Церковь – это не только столп и утверждение истины, это именно богочеловеческий благодатный организм. Если мы живем жизнью Церкви, то мы буквально как живая клеточка в организме, мы питаемся соками всего этого организма, находимся в общении с этим организмом. Если у нас есть какие-то проблемы, то нас вытягивает эта энергия, сила всего организма. Мы не можем быть просто выброшены из него.

Поэтому нам очень важно не терять связи с Церковью. Даже если случаются какие-то периоды охлаждения в духовной жизни, когда мы ощущаем какую-то внутреннюю пустоту, случается какой-то внутренний надрыв – разные бывают ситуации в жизни людей, – тем не менее мы должны помнить, что Господь хочет нас спасти, но спасти именно посредством Церкви. Не нужно пытаться замыкаться в себе и говорить: у меня личные отношения с Богом, у меня Бог в душе и мне больше ничего не надо. Это ложный путь. Если бы Господь именно таким путем спасал каждого, то это было бы основанием для разъединения людей, для разделения. Но Бог есть Бог любви, а любовь людей связывает воедино.

– Отчего молитва Церкви так сильна? Можно ли сказать, что самая сильная молитва – это молитва всей Церкви?

– Можно, наверное, сказать, что Церковь имеет настолько великую власть, что человека своей соборной молитвой может избавить даже от вечных мук, вечных страданий. На этом основывается вся наша практика поминовения усопших. Ведь мы совершаем именно церковное общественное богослужение, когда поминаем усопших людей. Безусловно, у нас есть и частные требы, мы можем служить панихиду, литию по частному заказу и постоянно их служим. Но тем не менее есть у нас и так называемые вселенские родительские субботы – Троицкая, Димитриевская, есть та же Радоница, когда мы собираемся всей Церковью, чтобы помолиться за усопших. Значит, в этом есть какой-то особый смысл. Несколько таких дней в году Церковь всех нас собирает, для того чтобы мы помнили о своем долге молиться за усопших.

Это именно долг христианской совести. Это не просто добровольное дело христианского милосердия. Мы обязаны это делать по одной простой причине – мы тоже когда-то окажемся на том свете. Когда мы будем пользоваться этим великим благом, когда Церковь будет молиться за нас, в свою очередь, чтобы нам не было стыдно: люди за нас усердно молятся, а мы, когда жили на земле, пренебрегали этой обязанностью. Но я думаю, что Господь это Своим Промыслом регулирует Сам. Поэтому святые отцы и говорят, что те, кто исполняет добродетель поминовения усопших, обязательно после своей смерти найдут молитвенников за свою собственную душу.

– Как еще нам, живым, относиться к усопшим, кроме того, что мы молимся?

– Молитва, думаю, главная принадлежность нашего общения с загробным миром. Ясно, бывает, мы вспоминаем о каком-то человеке, особенно родственнике, вне молитвенной среды, просто как-то мимоходом, с кем-то разговаривая. Тут есть тоже один интересный момент. Есть даже древняя латинская пословица: о мертвых или хорошо, или ничего. Если мы затрагиваем в своей мирской бытовой повседневной речи умершего человека и начинаем его как-то осуждать, злословить, говорить о нем что-то плохое, вспоминать его какие-то некрасивые черты характера, то совершаем действие, не угодное Господу. Если бы этот человек присутствовал сейчас среди нас, наверное, мы бы не стали такого говорить. Мы вообще стараемся в присутствии человека о нем не говорить: понимаем, что это сразу испортит отношения. Поэтому если мы о ком-то говорим заочно что-то плохое, это не совсем нормальное явление. Но, по крайней мере, тот человек, о котором мы говорим заочно, потом об этом может узнать и попытаться как-то оправдаться. А человек на том свете оправдаться уже не может, он беззащитен против злословия, осуждения, а то и клеветы, что на него здесь возносятся. Тут уже Сам Господь берет на Себя отмщение за того человека, который злословится несправедливо. И мы никогда не можем гарантировать, что, говоря что-то плохое о человеке, мы соблюдем меру точности и справедливости. Зачастую у нас есть такая человеческая черта – мы пытаемся что-то усугубить, сгустить краски. Чтобы это нам не было в осуждение, лучше держаться правила: о покойных людях говорить хорошо. А если это трудно сделать, лучше тогда промолчать.

– Как жить, чтобы твоя душа прошла мытарства безболезненно?

– Надо стараться исполнять заповеди Божии. Это универсальное правило, но полностью его исполнить нам не удается. Мы все равно так или иначе нарушаем заповеди и оскверняем свою совесть. Значит, нужно следовать совету святителя Иоанна Златоуста. Как только ты чувствуешь, что в чем-то согрешил перед Богом, в этот же день, тут же становись на молитву и проси у Господа прощения. Пока не почувствуешь, что ты прощен, что благодать Божия коснулась твоего сердца, с молитвы не вставай. Пока ты находишься в греховном осквернении, находишься во вражде с Богом.

Ведущий протоиерей Андрей Гавриленко

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 22 сентября: 00:30
  • Понедельник, 23 сентября: 09:05
  • Воскресенье, 29 сентября: 00:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы