Беседы с батюшкой. С протоиереем Димитрием Смирновым

9 февраля 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Димитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской (Москва).

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

– Сегодня начало подготовительного периода к Великому посту. И вот такой вопрос: «Почему именно с притчи о мытаре и фарисее начинается этот период?»

– Потому, что в этой замечательной притче Господь нам показывает, что Ему нужно, какова Его воля. На примере мытаря Он показывает его покаяние. А Великий пост – это время покаяния.

– То есть показывает, какое покаяние угодно Богу?

– Да.

– Потому что фарисей говорит вроде неплохие слова благодарности Богу.

– Да, но благодарность за то, что он и так должен был сделать. В Писании Нового Завета сказано, что если ты все исполнил, как этот фарисей, говори про себя, что ты раб негодный есть. Мытарь как раз, как негодный раб, не может поднять очи свои к небесам и только бьет себя в грудь и говорит: «Боже, милостив буди мне, грешному». Это сознание негодного раба, оно истинное.

– Он не описывает, почему  стал таким.

– Нет, только результат. Это притча, и в ней в лаконичной форме (можно сказать, телеграфным текстом) все рассказано, без объяснения. Притча не нуждается в объяснении, своей яркостью она нуждается в запоминании, чтобы из года в год, созерцая эту притчу, человек, который хочет стать христианином, проникся ею, запомнил ее и уже стремился к этому. Это есть  указание правильного пути покаяния, который приближает к нам Царство Небесное. А про фарисейство Господь говорил: «Горе вам, лицемеры». Это уподобление в своей речи, в поступках фарисею... Ведь очень многие говорят: «Вот он был неверующий, но очень хороший человек». И фонарный столб, хоть он и некрещеный, очень хороший: всем свет показывает, чтобы человек не упал, не поскользнулся. Очень хороший фонарный столб. Но не больше.

– Если посмотреть со стороны на фарисея, то действительно хороший человек.

– Чисто внешне.

– Да, много чего хорошего вроде бы делает, но мы не можем заглянуть внутрь его.

– Всякая хорошесть, сделанная вне Христа, есть зло. Святые отцы так учат. На своем опыте они в этом убедились, потому что растет тщеславие, гордыня, самовосхваление, самодовольство и многие-многие «само», что является мерзостью. Бог-то наш скромен.

– Но Господь говорит: «И сие творите, и того не забывайте», то есть и о милостыне, и о покаянии.

– Нет, и вера без дел мертва. И так далее. Но дело в том, что если человек делает дела без веры, они способствуют только его тщеславию, что есть смерть.

– То есть такое дело не украшает человека совсем?

– Духовно – нет, вредит.

– Вопрос телезрителя: «Мне 11 лет. У меня два вопроса. Подростку надо  вычитывать каноны или одно Последование перед Причастием? И еще: перед школой я не успеваю прочитать все утренние молитвы, поэтому приходится их сокращать. А из Евангелия сколько надо прочесть глав?»

– Вообще-то существует такое, нигде не написанное, правило: хотя бы одну главу. По поводу утренних молитв – нет ничего проще. Просыпаемся на десять минут раньше – и все будете успевать. Какие тут проблемы? Я их не вижу.

– А правило перед Причастием для подростков?

– Подростки бывают разные. Ко мне сегодня пришел подросток чуть меньше пятидесяти лет. Он не знает таких слов, как «правило», никогда в жизни не видел ни одной молитвы. Его беспокоят совершенно странные вопросы, которые как-то отдаленно напоминают нашу церковную жизнь. Что с него спросить-то? Так и подростки. Они все разные. Некоторые подростки с семи лет читали Апостола в храме; и без ошибок, и громко. А некоторые священники не могут по-славянски прочитать, у них язык заплетается (тоже подростки лет за сорок). Хотя упражнение-то простое. Возьми за полчаса до службы и прочти, а хочешь – вообще вслух прочти, а трудные слова подчеркни карандашиком, чтобы потом стереть, не портя бумаги. Дело ведь только в том, что ты хочешь и сколько в тебе лени.

– Обычно когда человек хочет какую-то границу найти в чем-то, это говорит как раз о том, что ему совсем не хочется трудиться.

– Да. Если человек хочет что-то купить, встает же в пять утра и занимает очередь, стоит на морозе.

– Никто не спрашивает: во сколько мне встать?

– Да, приходят, какие-то записи ведут. Как правило читать, так начинается: «а сколько можно?», «а где грань?», «а давайте исключим...» Да кто тебя заставляет молиться? Ну не молись совсем.

– Понимают, что не молиться совсем все-таки нехорошо.

– Что – все понимают? Не знаю.

– По крайней мере, из тех, кто приходит в церковь.

– Много в церковь приходит народу – и не знают, что к Причастию, что перед Причастием... У некоторых я даже спрашиваю: «А что ты на завтрак ел?» – «Да ничего не ел, только бутерброд и чай». Ничего не ел. Видишь? Приходится, чтобы не испугать насмерть, объяснять.

– Следующий вопрос: «Иисус сказал исцеленному больному: "Вот ты выздоровел. Иди и не греши больше, чтобы не случилось с тобой чего хуже". Значит ли это, что если человек повторяет грех, в котором каялся и был прощен, с ним может случиться что-то ужасное?»

– Конечно, то и значит. Сегодня я наблюдал в нашей трапезной совершенно кошмарную сцену. Маленький ребенок (где-то около двух лет) безобразно орал, так что ни повара, кто пищу раздавал, ни остальные, кто пришел обедать, не могли ничего слышать. Ясно, что он эту манеру приобрел дома. Сидит мама, с ложечки его кормит, сидит папа – как зайчик, и не знают, что с ним делать. Он полностью владеет ситуацией. Говорить он не умеет, но с помощью прибавления и убавления этих звуков, интонации  добивается чего хочет.

Я говорю: «Да вы кого растите? Это что – таким образом выращивают христиан?» Я не знаю, слышат они или нет. Она говорит: «Я не знаю, что с ним делать, он все время орет». Взрослые люди, Господь им послал ребеночка, на вид он очень симпатичный, прямо ангелочек с картины Рубенса: вьющиеся льняные волосы, мордашка очень симпатичная. А орет безобразно, гнусно, такая интонация: «я тут главный». И он на всех чихал уже. Я не знаю, есть ли ему два года, но в его крике слышно: «Я на вас на всех чихал, вы будете делать то, что я от вас требую. А вы еще угадайте из моего крика, что я хочу». Я, конечно, крик его прекратил. Но каждый раз я не могу появиться там, где это происходит. Родители должны решать такую проблему. Потому что, если это укрепится в нем, дитя погибнет в духовном плане.

– А им будет еще хуже – это точно.

– Конечно, он же будет расти, у него появится речь, которой он тоже будет манипулировать. Зачем это надо? А ведь для чего существует семья? Чтобы для Господа выращивать христиан, а не монстров.

– Когда люди спрашивают, что делать, они действительно в растерянности…

– Ну, есть книги, есть психологи, мы живем в Москве, которая есть центр православия Земли. Сколько здесь храмов, священников, есть священники-психиатры, есть священники-психологи – да кого хочешь можно найти себе в помощь. Надо же этим заниматься.

– Следующий вопрос: «Мой ребенок часто болеет, поэтому живет у бабушки с дедушкой, так как мы с мужем работаем. Скучает по родителям, даже обида чувствуется. Я в замешательстве. Уволиться? Муж переживает, что в связи с моим увольнением могут возникнуть финансовые трудности, да и родственники не одобряют домохозяйство в городской квартире. Подскажите, как правильно поступить».

– Я могу только сказать, как бы я поступил. Я бы, конечно, уволился. У меня был конь. И в определенный момент он стал набрасываться на тех людей, которые его кормили, выгуливали и пускали в работу, чтобы мышцы у него не застаивались. Он и кусал, и бил копытами. Я его отправил к специалистам, они посмотрели на него и говорят: «Вы знаете, что с ним происходит? Он по Вам скучает, Вы слишком редко к нему приезжаете, поэтому он в таком нервном состоянии». Это лошадь, а что говорить о ребенке? И мне пришлось его отдать в прерию, там просто лошади живут, бегают по полям, едят что хотят (им зерна немного подкладывают, а так они на вольных хлебах). Один какой-то гражданин там есть, и он любуется, как лошади скачут по его домашней прерии (в Московской области есть такое хозяйство). И он там уже, конечно, одичал, но зато не так ему скучно. А я чаще не мог приезжать, это далеко, 80 километров от Москвы, часто бывать нет никакой возможности.

Ребенку нужна мама, а с определенного возраста еще и папа, и лишать его этого в самый драгоценный период его жизни?..  К пяти годам человек уже формируется как личность. Мама на работе. Для чего? Чтоб больше вермишели купить или пару лишних колготок? Так лучше в лаптях ходить, зато у ребенка с душой все будет в порядке.

– Им действительно маму и папу дай – и они счастливы.

– Да. Так ему и надо дать счастье. Ребенок должен жить внутри счастья, а счастье – от мамы и папы и от их любви, чтобы он видел, что он нужен. А его сплавили, да еще спрашивают у какого-то там старика, что он скажет. На кой нужны эти деньги? Будут финансовые трудности. Да шут с ними, с трудностями. Купите мешок гречки и ешьте. Для ребенка нужно сбалансированное питание, а взрослый может на одной гречке жить. День на сливочном масле, день на подсолнечном. Прекрасно.

– Вопрос телезрительницы: «Я в среду и пятницу постоянно держу пост, это для меня святые дни. Надо ли в воскресенье, когда я иду на службу причащаться, еще попоститься и в субботу (третий день)?»

– Если будете причащаться, желательно, а то, наевшись сала, как-то не принято у нас причащаться.  

– Следующий вопрос: «Как мне понять, для чего я родился на свет? Имею в виду земную жизнь. То, что человек рождается, чтобы служить Богу, – это мне понятно, но как понять, чем заниматься в земной жизни? Я все время становлюсь жертвой обстоятельств, из-за которых остаюсь без работы. А мне бы хотелось найти себе земное пристанище, чтобы быть уверенным в завтрашнем дне и наконец-то больше не думать о том, где заработать денег на жизнь. Пытаюсь читать молитвы, прошу Бога указать мне путь, но Бог не отвечает, и я теряю веру в Него. Помогите советом».

– Самое лучшее дело – идти в монастырь. И что бы там человек ни делал, все будет во славу Божию: колет ли дрова, топит ли печь, печет просфоры или носит их в храм и так далее. Что скажут, то и делай. И не надо думать ни о пище, ни об одежде. И каждое движение (начиная от подъема, когда звонят в колокол к службе, и кончая отбоем) – все будет во славу Божию. Прямой путь в монастырь, раз такая задача стоит. И веру не потеряешь, она будет, наоборот, укрепляться.

Я помню, когда был еще молодой, был алтарником, у нас в алтаре прислуживал старенький монах, около восьмидесяти лет ему было. И он так говорил: «Как в монастыре премудро устроено: выглянул в окно – братия идет в храм на молитву, неудобно же в келье сидеть, встал и сам идешь. И так во всем». И все трудятся, и всё во славу Божию. Как апостол Павел говорит: «Едите ли, пьете ли – все делайте во славу Божию». Самые простые вещи. А тут еще посудку за всеми помыл, если твоя чреда, – замечательно.

– Но это если у человека лежит душа к монашеству.

– А зачем монашество? Иди трудником. Если уж тебя там уговорят за несколько лет... А так – простым трудником. Телогрейка да сапоги – и все. А то монашество ему, клобук – а архимандритом не хочешь быть? Это уже совсем из другой оперы.

– Следующий вопрос: «Вы не раз говорили, что на убийстве собственных детей счастья не построишь. Как так получается, что женщины, которые делали аборты, счастливы? На них женятся, у них рождаются здоровые дети...»

– Это где вы такое видели?

– Видно, наблюдает...

– Не знаю. Я, например, таких женщин видел куда больше, и все что-то плачут.

– Может, с Вами эти женщины более откровенны?

– Может быть, да. Что-то я счастливых не видел… Нет, насчет счастья – это ошибочное видение… И в основном человек тешит себя завистью других. «Мне завидуют, значит – со мной все в порядке». Но это совсем не так. С тем, что дает семья и дети, ничто не сравнится. Всегда хорошая мать питается тем духовным светом, который исходит от детей. Поэтому ставлю два балла: наблюдение неверное.

– Эта женщина плачется о своем одиночестве.

– Ей зависть застилает глаза. Зачем одиночество? Возьми трех девочек. Ко мне недавно пришел один знакомый священник, который усыновил троих детей. Сейчас у него горе: старшая вышла замуж. Он говорит: «Ну, что двое? Мало! Хочу еще двоих взять». Я ему говорю: «Ты не торопись. Родит старшая дочь – внуки появятся. Может быть, этого хватит. А если будет задержка с этим – тогда возьми».

Какое у нее одиночество? Столько детей есть в многодетных семьях! Пойди туда в няньки – и будет тебе прекрасная, веселая жизнь. Детей же (как говорят?) чужих не бывает. Ну вот и давай: ноги в руки – и бегом! Слава Богу, дети есть. Сейчас опека с удовольствием ищет семьи, кому бы отдать детей.

– Вопрос телезрителя: «Каков смысл притчи о мытаре и фарисее? Почему на этой неделе не всегда соблюдают пост?»

– Мы этим посрамляем всех фарисеев. Некоторые обожествляют пост (именно пищевой), а Неделя о мытаре и фарисее показывает, что не это главное. Главное – покаяние. Фарисейство – это лицемерие. Почему? Потому, что человек думает: если он не ест сардельки с горчицей, то уже праведник – исполнил что надо. А Богу не это надо. Ему надо наше воздержание от страстей: гнева, раздражительности, зависти, обжорства, злоречия, осуждения (могу до следующей пятницы рассказывать, от чего нужно воздержание).

– Фарисеи приходили в бешенство от того, что Господь, по их мнению, нарушал субботу.

– Он не нарушал.

– По их мнению, нарушал.

– По их лицемерному мнению. Господь так и говорил начальнику синагоги: «Лицемер! Неужели не стоило освобождать от недуга скрюченную пожилую женщину?» Он в субботу исцелил. А мнение начальника синагоги: «Пусть она приходит на следующий день». Тебе жалко, что она на день раньше выздоровеет? Каков же твой бог, если он заставляет человека лишний день страдать? Я имею в виду начальника синагоги. Выходит, что бог-то злой! А ты, фарисейская твоя физиономия, значит, добрый? Ты закон исполняешь! Это лицемерие и мерзость перед Богом. Вот что Господь хотел этим сказать.

– Забыли о милости.

– Конечно. Господь говорит: Милости хочу, а не жертвы.

– Жертву приносить легче, чем оказывать милость.

– Разумеется. Потому что милость требует работы сердца, а жертву может приносить любой негодяй. Любой!

– Если совесть чуть-чуть вдруг забеспокоила, можно прийти и что-то принести.

– Можно. Но это для того, чтобы совесть утихла, не беспокоила. А надо, чтобы она была живая и все время, как набат, звучала в сердце! А так можно и винца выпить литра четыре. И уже вообще ничего не будет беспокоить. Лежишь себе потеешь. Но это ли искомое? Этому ли Господь хочет нас научить?

– Когда у человека возникает покаянное чувство, дьявол тут же устраивает ситуацию, в которой этого человека несправедливо обидят, появятся какие-то трудности. И вот человек уже в обиде, покаяние исчезает.

– Разумеется.

– Потом человек спохватывается – и говорит: «Я хотел, но у меня не получилось».

– А когда убил кого-то, говорит: «Я не хотел». «А, не хотел! Ладно, иди. Арест снимается, живи дальше. Даже портрет с доски почета не будем снимать». Он же не хотел! А взял – и убил. Вопрос: Господь этого хочет? Чтобы нас окружали такие люди? Господь говорит: Се, стою у двери, и стучу. Что это за дверь? Это дверь в сердце человека. Вот что хочет Господь! А не человека, сидящего за ширмой с веселыми картинками, изображающего из себя дитя пророка или праведника и говорящего какие-то многочисленные и многозначительные слова.

– Господь сказал: Милости хочу... Блаженны милостивые

– И еще сказал: Блаженны алчущие и жаждущие правды. А правда заключается в том: «Человек, ты лицемер! И рожа твоя фарисейская!» Вот правда. Не нравится? Но это факт! Либо оставь свое фарисейство, как некий фарисей, который пригласил в свой дом Христа. Я думаю, не все фарисеи были этим довольны.

– Ему захотелось.

– Это же совсем неплохо: захотеть, чтобы к тебе пришел Христос. А Закхей (мытарь, а не фарисей) сделал гораздо лучше. Он хотел только поглядеть (говорит: мне довольно) – и залез на дерево. Рассчитал, где пройдет Христос.

– Но он даже представить себе не мог, что этот Человек, Который известен всему Израилю, может войти в его дом.

– А почему? Потому, что у него было смирение. Закхей прекрасно понимал, что он недостоин. А фарисей даже воды не подал, когда Христос пришел. Царь Вселенной, Создатель невидимого и видимого мира к нему пришел! А он воды не подал. Вот тебе почет и уважение. Что это значит? Он Его не почитал ни как учителя, ни как авторитета. Он любопытствовал. Любопытство пересилило общественное мнение. В душе шла сложная игра, основа которой – лицемерие. Поэтому морда как была фарисейской – такой, к сожалению, и осталась. И еще осуждал: почему эта женщина к Нему прикасается? Почему она Его ноги своими слезами умывает да власами отирает, а Он пятками по ее голове не стучит, не прогоняет? Она же грешница! Я-то знаю, что она грешница, а если бы Он был пророк, то тоже знал бы это. И так далее. Его фарисейство смежило ему очи. Господь однажды сказал: Фарисей слепой!

– Человек судит о том, что видит, но не знает.

– На самом деле не видит. Зрение-то нужно другое! Один приходит – и говорит: «Я вижу ангелов».  А старец ему отвечает: «Лучше бы ты видел свои грехи». Гораздо полезнее! Ангелов он видит! Подумаешь!

– Вопрос телезрительницы: «Батюшка, низкий поклон Вам за Ваше служение. Храни Вас Господь на всех Ваших путях! Моя жизнь – как маятник. Я домохозяйка, у меня четверо детей. Сижу дома, слушаю Вас, проповеди святых отцов. Я такая положительная, созидаю, стараюсь. Вышла в магазин, с кем-то встретилась, поговорила – потеряла все, упустила: осудила, полюбопытствовала, посмотрела не туда. Как мне удерживать ум? С чего начать? Вы говорите, что ум всегда должен “плавать” в Евангелии. Есть ли какие-то упражнения, советы, шаги?»

– Нет ничего проще! Взять зимнее пальто (это упражнение такое), отрезать большую пуговицу, положить ее в рот – и все! Она будет стучать по внутренней поверхности зубов, когда откроем рот, – напомнит нам, что надо помалкивать. Потому что пустая болтовня ни о чем (сплетни, осуждение) лишает человека благодати Божией и перечеркивает все наши подвиги. Вы уничтожаете время, которое могли бы потратить с пользой для своих детушек. Без цели стоять и болтать, я понимаю, – зуд огромный. Но пуговица может напомнить о важном. Бог в помощь!

– Вопрос: «Сыну моей знакомой полгода назад поставили страшный диагноз: опухоль головного мозга. Ему всего 24 года. Сейчас он почти не ходит и говорит с большим трудом. Как я могу им помочь? Как найти слова утешения?»

– В утешении главное не слова, а с каким чувством человек к этому подходит: можно просто с любовью обнять – и это будет лучше, чем всякие слова. Человек почувствует, что не брошен, его любят, о нем молятся.

– Быть рядом с ним.

– Если жизнь позволяет, можно и так.

– Вопрос: «Моей маме 88 лет. Начинается деменция: проблемы с памятью, отсутствие критического мышления… Как помочь ей подготовиться к исповеди? Все, что я с ней обсуждаю, забывается через три минуты. Если я напишу записку с ее прегрешениями, а она отдаст ее священнику на исповеди, будет ли это ее покаянием?»

– Я не знаю. Но лучше позвать священника – он сам разберется.

– Господь может подать человеку любые болезни.

– Да. Мы с тобой свидетели того, что бывает. Меня однажды (я это по радио даже рассказывал) позвали в два часа ночи к женщине. Она уже была в агонии. И мы с ней поговорили. Она в агонии хрипела. Я ее пособоровал и причастил. Просто сказал: «Лена, ты меня слышишь, понимаешь – подними правую руку». Она правую и подняла. «А теперь подними левую». Вижу – умирающий человек, а полностью и слышит, и в сознании. Что еще надо?

– Здесь проблема в том, что, видно, сын хочет вдумчивой исповеди от мамы.

– Это не его дело. Исповедь у нас (с тех пор как Господь основал Церковь) принимается священником. Сын-то тут при чем? Его дело – позвать, а священник сам справится. У него таких случаев, как у нас с тобой, тоже наверняка были десятки.

– Вопрос телезрительницы: «Я совершила очень большой грех. Хотела сделать подарок родителям. У них 21 февраля золотая свадьба. Я пригласила гостей на 22 февраля. Позже увидела в календаре, что это Вселенская родительская суббота. Нам теперь отменять праздник? Не знаю, что делать. Пусть этот грех на мне будет».

(Далее диалог с телезрительницей.)

– А родители-то живы у Вас?

– Живы пока, слава Богу!

– Слава Богу! Объедините два праздника. С утра сходите в храм, помяните всех усопших, потом вечерком придут гости – поздравят родителей с 50-летним юбилеем.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– Людей смущает вопрос: как можно в один день и совершать заупокойную молитву, и поздравлять, праздновать?

– Объясняю для тех, кто ничего не понимает. В храме отслужили литургию, потом служат молебен, а после – панихиду. И что? От этого кто-то когда-нибудь умер? И сказать нечего. Мой папа в таких случаях говорил: «Надо рогом шевелить немножко».

– Вопрос: «Чем отличается герой, который отдал свою жизнь за других, от святого мученика?»

– Мало чем.

– Первый, возможно, был человеком далеким от Церкви, но ради ближнего пожертвовал жизнью.

– Севастийский мученик, который разделся, побежал на лед, встал вместе с остальными (он даже не был крещен!), получил венец от Бога. Мы его прославляем так же, как всех остальных. Потому что нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя. Просто путь у всех разный. У разбойника на кресте – один путь, у Севастийского мученика, который встал на лед последним, – другой. У преподобного, который дожил до 120 лет, – один путь, а у того, кто прожил 80, но написал книгу, по которой мы до сих пор спасаемся, – другой.

– И эти пути, конечно, уникальны.

– А самое главное – они достигли того, чего Господь хочет от каждого Своего дитяти: любви к Богу. Тот Севастийский мученик видел спускающиеся венцы – и все понял. Из всех стражников он один их увидел, разделся – и побежал на лед. Разбойник на кресте один (народу там было много: сотни людей!) увидел во Христе Сына Божия и обратился к Нему: Помяни мя, Господи, когда приидеши во Царствии Твоем! А Господь говорит: Сегодня же будешь со Мной в раю! Первым из людей вошел в рай некрещеный разбойник.

– Это как раз к разговору о фарисеях, которым надо, чтобы все были крещены, венчаны…

– И так далее.

– А если нет, то уж извини…

– А грех – это празднование юбилея родителей в родительскую субботу. Вот, оказывается, что такое грех! Я такого греха за 50 лет, в течение которых хожу в церковь, даже и не слышал. Вот какой грех есть!

– Люди усматривают…

– Люди усматривают, но совсем не то, что есть на свете.

– Человек слышал слово «грех», но не знает, что это такое. Начинает придумывать.

– Да. Народ у нас очень творческий. Зная об этом, апостол Павел сказал: Нелепых же и бабьих басен отвращайся. Что значит «нелепых»? По-славянски это значит «некрасивых». Что такое по-сербски «лепотица»? Это значит «красавица». А «нелепо» значит «некрасиво».

– Зачастую вся жизнь такая: нелепая. Поэтому все эти изобретения и появляются.

– В человеческих проявлениях. А в Божественных все прекрасно: горы, леса, цветы, птицы, рыбы, насекомые... Пчелка – какая она красивая! А ящерка!

– Спасибо, батюшка, за передачу, за ответы.

– Дорогие братья и сестры, всего вам доброго! На этой неделе (седмице) поста нет. Но если кто-то вдруг хочет попоститься – на здоровье! В этом нет греха.

Ведущий Александр Березовский, протоиерей

Записали Елена Кузоро и Светлана Волкова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы