Беседа с митрополитом Симбирским и Новоспасским Анастасием. Часть 2

14 сентября 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
 

– Владыка, хотелось бы спросить о том, как Вы пришли к священству, о Вашем детстве и Ваших родителях.

– Вы знаете, я сам даже не знаю. Я вырос в Церкви. Маму напугал: она собралась на Успение в храм Божий на всенощную (она была певчей), а тут ни с того ни с сего вдруг пришлось меня рожать. Так что вся моя жизнь была связана с нашим приходским храмом. Отец хотя и не был воцерковленным человеком, но он был всегда ближе к Богу, чем мама, которая, возможно, преследовала какие-то практические интересы. Отец же, прошедший через войну, потерявший пятерых своих братьев, был более одухотворен. Он всегда любил русскую Церковь, иконы – у нас в доме было много икон. Отец приносил цветы. Представляете, человек, прошедший войну, летом приносил цветы и ставил их у икон. Вот так мы жили, церковь была для меня родным домом, я воспитывался при храме. Но наступили «хрущевские» годы, которые вам сейчас трудно представить. Это было страшнейшее время, тем более что оно совпало с окончанием средней школы. Нужно было поступать в медицинский вуз, точнее – было желание идти в семинарию, но туда невозможно было поступить, потому что я в районе был практически как бельмо в глазу у нашего руководства. От меня требовали, чтобы я поступал в медицинский институт, в который меня были согласны принять даже без экзаменов. Куда угодно, но только не в семинарию. Просили написать отречение от Бога, Церкви, своих «заблуждений». Тогда это практиковалось, и многие даже из моих знакомых писали отречения, это было такое пятно на всю жизнь… Потом уже в конце концов ты понимал, что попал в такую ситуацию, когда звонят твоим родителям, угрожают им и хотят лишить их родительских прав, потому что я был ревностным христианином: я и пел, и читал на клиросе, был церковным активистом. Но, в общем, я этого не сделал. Меня направили потом в село в строительное училище. Отец добился, чтобы я сбежал оттуда, не окончив его. Благодаря духовному отцу меня приютил владыка Михаил Воскресенский в Казани. Отсюда у меня началась жизнь церковная: псаломщика, а затем дьякона. Я закончил семинарию, затем академию. Благодаря владыке Михаилу Воскресенскому Казань для меня стала родным городом. Естественно, вот так я стал церковным человеком.

Да, это были тяжелые годы – годы «хрущевских» гонений, когда храмы закрывались. Но самое главное, несмотря на то что нам говорили: «Вот последний священник идет у нас в Кимрах по городу. Он умрет – и храм закроется, и больше их не будет!» – я был внутренне убежден, что даже если закроют храм, то я иконы какие-нибудь увезу, спрячу и буду хранить их у себя дома. У нас действительно дома был настоящий храм, после того как закрыли церковь. Но наступил момент, когда началась перестройка, и все эти иконы возвратились в храмы Божии, но уже в Казани. Нам было радостно от того, что Церковь оживает, что все становится на круги своя. Для меня было важным то, что мечта моей жизни сбылась все-таки: Московская духовная семинария и академия стали для меня родным домом, поскольку я чуть ли не каждое воскресенье ездил на службу – мы жили недалеко от Загорска. А владыка Серафим Пензенский когда-то мне сказал: «Слушай, Анастасий, тебя твоя семинария в могилу загонит!» В могилу не загнала, но благодаря тем сербским событиям я все-таки оказался в Симбирске, и слава Богу, что Он дает мне физические и духовные силы для того, чтобы нести пастырское послушание именно здесь, в этом городе. И я благодарю Господа за то, что вновь стою у престола и могу помолиться за всех, кого знал и кто живет в нашей Симбирской епархии.

– Прошел месяц уже, как Вы на Симбирской кафедре, на нашей земле. Мы давно Вас знаем. Я знаю Вас с 2005 года, тогда владыка Прокл брал меня на празднование 1000-летия Казани и 450-летия Казанской епархии. Тогда я с Вами и познакомился. Была такая ситуация: у меня не было жетона аккредитации как у журналиста, когда я туда приехал, и Вы лично мне помогли все уладить. Я очень удивился тому, какой доступный Вы были в то время: сами во все вникли и распорядились, так что я благополучно все там запечатлел. Как прошел месяц Вашего служения здесь? Ведь разное случилось на нашей симбирской земле. Каково ваше мнение о той конфликтной ситуации, которая здесь сложилась? Расскажите и о тех положительных моментах, которых, наверное, тоже было много у Вас.

– Как мне сказал один из наших архиереев в Дивеево после этой конфликтной ситуации: «Владыка, это твоя Голгофа, через которую ты должен пройти, но мы все, архипастыри, архиереи, всегда с Вами!» Это самое главное, что было сказано мне, и я рад, что Церковь со мной, за меня. А то, что происходит с некоторыми людьми, которые негативно восприняли назначение сюда, то в конце концов Бог им Судья. Я всегда говорю, что Бог есть Любовь, и если у людей проявляется злоба, значит к ним можно отнести слова Христа: «Вы отца вашего дьявола есте и похоти его хочете творити. Он человекоубийца искони и во истине не стоит, яко неистинен есть, потому что ложь». Потому люди, творящие похоти дьявольские, никогда не находятся в общении с Господом, поэтому мне хотелось бы, чтобы они осознали, что Бог есть Любовь и пребывающий в Любви в Боге пребывает. Я с горечью вспоминаю то, когда люди, трясущиеся от злости, что-то кричали. Знаете, это все не Божье и Бог попираем не бывает, поэтому не нам кого-то судить: у нас есть один Судия и Законоположник, Который каждому воздаст по делам его. Потому все вручаем в водительство Божье и Божьему суду, и если Господу будет неугодно, то Он Сам решит тот или иной вопрос, смущающий наших собратьев и братьев, которые впали в такое заблуждение.

– А о положительных моментах можете рассказать?

– Это прекрасно, я просто рад. Я не ожидал этой встречи с губернатором и такого приема от мэра города и руководства области. В течение месяца я уже узнал все государственные и общественные структуры. Люди сами входят в общение, и я даже не привык к тому, что они сами приходят и говорят: «Когда можно прийти и решить этот вопрос?» Господи, как здорово, что они идут навстречу и решают эти проблемы, а уж о народе и говорить нечего: он добрый и улыбающийся. Дай Бог, чтобы все темное ушло из нашей жизни и Господь царствовал в жизни епархии, области и во всех наших добрых начинаниях. Церковь будет жива, несмотря на все темные и негативные явления, которые случаются в нашей жизни. Было что-то негативное, но это все опять же не от Бога, а от дьявола, и над этим надо многим, наверное, задуматься, потому что где зло, там стоят темные силы.

– А много ли Вы общались с митрополитом Проклом? У нас люди любили его.

– Владыку Прокла я знал еще тогда, когда он был священником. Когда-то нам с друзьями захотелось поехать в Санкт-Петербург (Ленинград), где жил и служил наш казанский священник. Но, приехав туда, мы не смогли устроиться. И тогда через нашего священника мы познакомились с отцом Проклом, который нам сказал: «Давайте я вас сейчас познакомлю с одним замечательным и удивительным человеком – Марией Васильевной Дюбельской – регентом Никольского собора. Это просто ангел!» И она нам предоставила свою квартиру в центре города на Дворцовой площади в старинном доме. Там были старинные картины, мебель. Мы жили там, как будто бы окунувшись в дореволюционное время. Отец Прокл с нами тогда общался, мы ездили с ним по городу, он знакомил нас со всеми достопримечательностями, храмами. После этого у нас с ним продолжились отношения. Его хиротония во епископы была только на год раньше моей, и мы с ним – как старые знакомые – общались на Соборах. Я действительно бывал у него в гостях. Очень жаль, что мне не довелось присутствовать на его погребении, но это было связано с тем, что в этот же день в Казани решался вопрос о семинарии, который был весьма болезненный. Поэтому мои жизненные перипетии не дали мне возможности приехать сюда на погребение. Теперь, слава Богу, я буду рядом с ним. Я иногда разговариваю с ним, ворчу на него. Сейчас должны привезти в крипту портрет владыки Прокла, чтобы люди, приходя туда, могли посмотреть на него, и мне хочется им сказать: «Вот он на вас смотрит. Обращайтесь к нему за его молитвенной помощью, поддержкой, потому что у Бога нет мертвых, у Бога все живые, и поэтому его молитвы через ваши достигают Престола Божия!»

– Вопрос относительно воспитания детей. Владыка, с какого возраста, на Ваш взгляд, нужно начинать знакомить детей с библейской историей? Как приобщать их к Церкви?

– Всегда считал, что никогда не нужно заставлять детей силовыми методами: «Выучи это и это!» В первую очередь за воспитание детей отвечают родители. Я сам по себе знаю: когда воскресных школ еще и в помине не было, помню, вечером перед сном мама всегда говорила мне: «Давай прочитай «Отче наш», а теперь «Верую». Вот так с малого и начинается воспитание детей, с младенческого возраста. Или, к примеру, идем мы с отцом вечером от бабушки к себе домой, у которой проводили вечера, он мне по дороге говорит: «Смотри, на небе зажигаются звезды. Это ангелы в своих домиках зажигают лампады. Вот мы сейчас придем домой, тоже зажжем свою лампадку, и у нас будет так же, как на небе». Надо самим родителям заботиться о том, чтобы ребенок уже с кровью матери, с таким добрым отношением отца уже в доме, в семье получал такую направленность. А Библию, может, пока кратко надо в детском саду изучать, хотя я не представляю, как это возможно, если там нет нормальных воспитателей. Так что родителям все же нужно самим, зная своего ребенка, потихоньку знакомить его и с ветхозаветной, и новозаветной историей. Как меня обучали, к примеру, родители? Идем с мамой, и она мне рассказывает: «Вот смотри, на небе луна. Каин убил Авеля. Теперь он кается и собирает Авеля по кусочкам. Как только он соберет его, будет полнолуние, но фигура Авеля вновь рассыпется. Каин будет вечно собирать его. Так Бог наказал Каина за убийство своего брата». Вот такие у меня воспоминания. Родители знают своего ребенка и могут потихоньку вводить в его жизнь церковную историю, связывать ее с примерами из личной жизни: «Помнишь, как у нас папа сильно болел? А мы помолились Божией Матери, и Она нам помогла – папа выздоровел». – «А Кто такой Господь?» Вот так потихоньку и надо закладывать основы в семье как в малой церкви. Семья очень многое может дать, а уже потом будет воскресная школа, которая целенаправленно даст полное представление ребенку о том, кто есть мы, откуда пришли, к чему должны стремиться в этой жизни. Поэтому семья – это самое главное.

– Владыка, мы хотим Вас поздравить с днем рождения и пожелать Вам здравия душевного и телесного, многая и благая лета! В связи с этим просим Вас сказать несколько слов.

– Я человек старой эпохи, и тогда у нас не было принято праздновать дни рождения. День ангела – это день моего рождения. В день рождения я стараюсь просто уединиться и помолиться. Мне всегда вспоминается покойный патриарх Алексий. И смотря в те годы, я вспоминаю, как он служил в домовом храме в день своего рождения, а мы, наглые молодые архиереи, пробирались тихонечко через Чистый переулок в храм и там поздравляли его. Он нам говорил: «Я же не хотел, чтобы вы сегодня были со мной вместе. Ужас какой! Ну уж ладно, пойдемте за трапезу». Я благодарю за поздравление с днем рождения. Думаю, что в день преподобномученика Анастасия Печерского мы со всем клиром отпразднуем мое духовное рождение и вхождение в жизнь Симбирской епархии.

 

Расшифровка: Евгения Осипцова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​