Родное слово. Священник Александр Сахненко отвечает на вопросы

5 июля 2023 г.

– Мы часто говорим о необходимости посещать храм, богослужения. Почему это важно? И что это за особенное место – храм? Поговорим об этом сегодня. Начнем с истории появления храма.

– Первое, что слышит человек, который приступает к церковной жизни или хочет определенным образом соприкоснуться с Церковью, – слово «храм». «А был ли ты в храме? Сходил ли ты в храм? Крестился ли ты в храме? Разговаривал ли с батюшкой?» И так далее.

Надо понимать, что после своего сотворения человек имел уникальнейшую возможность общения с Богом, условно говоря, лицом к лицу. Первое богослужение происходило уже в раю, где Адам и Ева имели возможность напрямую общаться со своим Создателем, задавать интересующие вопросы, получать от Него информацию, благословение и питаться особой Божественной любовью и покровительством. Мы знаем, что время, уделяемое на это общение, было крайне небольшим. Хочется думать, что первые люди – более святые, что, имея возможность общаться с Богом, они больше думали о Нем. Но Бог приходил раз в день и пребывал с ними не такое уж долгое время после полуденного зноя. Это лишний раз подчеркивает, что даже Адам, первозданный человек, не мог в своей голове держать память о Боге круглые сутки. Он отвлекался на свои земные дела и заботы, следил за Эдемским садом, имел послушания от Бога (такие, как наречение животных) или необходимость общения со своей женой, помощницей. И Богу было достаточно такого внимания человека.

Когда человек совершил страшный грех, предав доверие Бога, оскорбив и расстроив Его тем, что самостоятельно влез в Божественные планы о своей дальнейшей жизни, обрекая весь мир на мучение и смерть (я говорю о вкушении плода с древа познания добра и зла), люди потеряли возможность тесного общения с Богом. Не потому, что Бог их выгнал. Это был логичный исход людей, которые уже не могли находиться вместе с Богом после предательства.

Мы тоже в быту говорим: «Меня муж выгнал»; или: «Родители меня выгнали». На самом деле, когда люди не могут жить вместе, они расходятся. Когда ребенок вырастает, он покидает отчий дом. Это может быть хорошо или плохо, но это данность; люди не могут больше находиться вместе.

Так и Адам с Евой больше не могли находиться под особой любовью Господа, потому что предали эту любовь и сами уже испытывали мучения от обилия этой любви. На земле они занялись своими земными житейскими делами, сократив, естественно, свое памятование о Боге. Но они помнили о Нем и любили Его. Как мы знаем из истории, они рассказывали своим детям о Боге со вниманием и усердием и учили их приносить жертвы Богу.

Таким образом, Сам Бог повелел людям совершать Ему поклонения. Есть одна литургическая версия, которая поясняет отрывок из Библии, где говорится о том, что Бог дал людям кожаные ризы. Кто-то говорит, что это наша кожа, а раньше люди выглядели немножко по-другому. Кто-то утверждает, что это наша физическая плоть, то есть человек был более-менее бестелесным, потом стал телесным. Литургисты утверждают, что речь идет о шкурах животных. Люди паниковали, что оказались голыми, то есть их уровень рассудка снизился до минимального и им не хватало интеллекта для общения с Богом.

Бог дал людям одежду, научил их правильно приносить Ему жертвы и показал им образ богослужения. Плюс ко всему совершил великую милость, умертвив первое животное, дал возможность совершиться первой смерти на земле. Я говорю не о смерти людей, а вообще о смерти. Потому что не только Адам и Ева стали духовно мертвыми и обреченными на физическую смерть, но и весь мир, который не был призван к смерти. Все замерло в ожидании этой первой смерти, потому что никто не знал, как это больно, страшно. Бог даже это страшное событие покрыл Своей милостью.

С тех пор люди запомнили это и приносили жертвы Богу. Казалось бы, при чем здесь безвинные животные? Логика очень простая: за любой проступок мы всегда несем определенную ответственность. Хорошие поступки у нас награждаются, поощряются; плохие – караются. Грех – это не просто плохой проступок; это серьезный проступок, который удаляет человека от Бога, следовательно, не приближает его к жизни, к Источнику благ – Богу, а приближает к смерти, к дьяволу, противнику Божьему. Это четко выражается в том, что за любой грех нужно понести вину – смерть. Но Бог видел людей и понимал, что если Он устроит так, то все люди просто вымрут, потому что не грешить они не могут, так как добровольно отдали себя в руки дьявольской лести.

Бог напоминает человеку о том, что грех стоит крови, как бы поощряя, благословляя убийство безвинных животных. То есть Господь как бы говорит: «Помни, что цена за грех – всегда смерть. Я тебя могу пощадить, но ты должен грех переложить на безвинное животное, умертвив его, тогда Я прощу тебе твой грех». То есть у человека возникал тяжелый внутренний выбор: он должен был сам зарезать бедное животное.

Сейчас в быту мы часто говорим и слышим фразу «козел отпущения», когда человека во всем делают виноватым. Это обряд из еврейского литургического богослужебного свода, который призывал в особый день праздника возлагать грехи всего еврейского народа на животное: на козла возлагали руки, и на него переходили все грехи. Он не убивался, его отправляли далеко за стан, и символически грехи покидали людей и весь народ. Вот что означало быть козлом отпущения – понести на себе ответственность за грехи всех.

У первых людей не было храмов, все совершалось по наитию. Люди воздвигали Богу жертвенники из камней, на которые возливали масло в знак почтения и, конечно, сжигали жертвы. Это необязательно были животные, были и такие жертвы, как принесение муки, пшеницы, масла. Все это сжигалось, посвящалось Богу. Дым, который шел от костра, возносился наверх, к Богу, что демонстрировало людям, что Бог принимает жертву.

Вспомним предание о Каине и Авеле: у Авеля дым столбом пошел к небу, а у Каина дым распластался по земле, что показывало, что Бог не принимает жертву Каина, потому что она была сделана без сердечного внимания и заботы. Он собрал первое, что попалось под руку. Авель выбирал самого лучшего, самого чистого, самого драгоценного ягненка, чтобы посвятить Богу только самое лучшее.

Так люди жили достаточно долго, пока Господь не избрал себе еврейский народ (мы его называем богоизбранным народом), которому даровал определенный свод правил и законов жизни, в том числе и религиозных. И впервые на земле появилось особое пространство, особое место, где сознательно хочет пребывать Бог. Так как евреи были кочевниками, Бог, согласившись пребывать именно с ними, создал Себе кочевный вариант места пребывания: это была большая палатка. Так как евреи после бегства из Египта жили в палатках, то и Сам Бог повелел создать скинию – первый храм на земле.

В Библии (в Книге Исход, в Книге Левит) очень подробно описывается, как именно строилась скиния. Фактически Бог дал людям подробную инструкцию: сколько (в локтях) должна быть ширина, длина скинии, из чего должен быть материал, покрывающий ее, как она должна собираться и разбираться. Когда народу надо было переходить на новое место, эта палатка очень быстро собиралась и переносилась. Господь повелел создать на земле место для Себя, куда еврейский народ поместил самое сокровенное и святое, что у него было на тот момент.

Со временем, когда скиния станет полноценным храмом, у еврейского народа будет целый ряд важных святынь. Это Ковчег Завета, который путешествовал с евреями, – большой ящик, красиво обитый золотом, украшенный херувимами на крышках, которые как бы охраняли то, что лежало внутри. В нем лежал расцветший жезл Аарона. Когда возник спор, почему же именно Аарон, брат Моисея, стал первосвященником (старейшины видели в этом оккупацию власти, какое-то сводничество и родство, им казалось нечестным, что политическая власть была у Моисея, а духовную власть забрал себе его брат), доверили это дело Богу. И Бог зримо показал, что именно посох Аарона достоин того, чтобы его носил первосвященник: его посох расцвел, как дерево.

В Ковчеге хранилась стамна – чаша с манной. Евреи в пустыне, где нет еды, имели возможность питаться манной – небесной пищей, которая спускалась на землю как роса. Люди набирали ее с утра на целый день, с помощью нее выживали. Манну нельзя было собирать больше положенного, впрок, она исчезала, гнила и портилась. Только в один день, в пятницу, можно было собрать двойную порцию, потому что в субботу, в день покоя, люди не работали. Эта чаша с манной хранилась в Ковчеге, потому что это было явное свидетельство о чуде Божием; непортящаяся манна оставалась в утверждение веры потомкам, детям путешествующих евреев.

Там же было Священное Писание – книги, которые написал Моисей под диктовку Бога (как мы условно говорим). Бог даровал Моисею знания о том, как начался этот мир. Первые книги Библии были написаны, по нашей вере, самим Моисеем, который поэтому и зовется бытописателем. Книги хранились во Святая святых (первой и главной части скинии), куда первосвященник заходил только один раз в году, чтобы окропить Ковчег жертвенной кровью животных.

Средняя часть скинии, которая называлась святилище, использовалась священниками для совершения богослужения. Сейчас мы привыкли заходить в храм, а в то время люди не могли заходить в святилище, туда заходили исключительно священники для совершения каждения, для замены хлебов предложения. От каждого колена символически приносился дар Богу: на стол клали специально выпеченные хлебы предложения, которые предлагались, посвящались Богу. На столе лежали двенадцать хлебов. И возжигали специальный светильник – семилампадник, семисвечник. Вот, собственно, все, что находилось во святилище.

Народ стоял во дворе. Дополнительная ограда создавала большое пространство двора, где священники приносили жертвы. Там же стоял переносной жертвенник, на котором сжигались жертвенные животные. Там стоял большой медный умывальник, чтобы священники могли омывать руки и ноги от крови после жертвоприношения животных. Там же стоял и молился народ. Люди приходили туда не только на общественное служение, которое уже тогда было, но и для индивидуального моления, для совершения индивидуального жертвоприношения.

Палаткой храм Божий оставался до той поры, пока царь и пророк Давид, перенеся столицу в Иерусалим, отстроив себе шикарный дворец, не задумался о том, что он живет во дворце, а Бог живет в палатке. Он мечтал (это была его цель) построить Богу красивейший дворец. Как дети, которые говорят: «Мама, я вырасту и куплю тебе миллион шоколадок». Маме не нужны шоколадки, но ребенку кажется, что мама этому обрадуется. Так и Давид, не понимая, что Богу не нужны земные здания, хотел построить Ему питалище, достойное по формату, по размеру. Бог не дал ему это сделать, потому что руки Давида были залиты кровью.

Это благое дело было передано Богом его сыну Соломону. При Соломоне был воздвигнут первый Иерусалимский храм, который был построен по типу скинии: Святая святых, святилище. Все это находилось на возвышении. К святилищу вели многочисленные огромные ступени, и большой каменный забор ограждал территорию внутреннего двора.

Многие люди знают, что в Израиле есть Стена плача. Но мало кто понимает, что это за стена и почему она так дорога евреям. Эта стена – небольшой остаток от части забора того самого Иерусалимского храма. Это большая святыня для евреев, потому что это их храм. Я напомню телезрителям, что раньше храм был один. Если сейчас мы имеем возможность иметь множество храмов, тогда на всей земле был только один храм. И если люди не были евреями, но хотели верить в Единого Бога (а такие люди были, они назывались прозелитами), они должны были приехать в особые праздничные дни из своих городов и стран, поселиться в Иерусалиме и поучаствовать в богослужении, принести жертву. Вот так все было нелегко. Поэтому сейчас, когда люди говорят, что им далековато идти до храма, надо вспоминать иудеев, которые не были евреями: они раз в году предпринимали поход в Иерусалимский храм, чтобы исполнить завет, который дал Сам Господь через пророка Моисея.

– Не так далеко те времена, когда и в Новосибирске был один храм, единственный на город.

– Совершенно верно. Жителям нашего города, которые застали богоборческое советское время, хорошо знакома эта история. В нашем городе был один храм – Вознесенский. В Новосибирском районе тоже был один храм – в честь святителя Николая Чудотворца в селе Новолуговое. Вот эти два храма и составляли оплот православия в те непростые годы.

Конечно, сейчас люди привыкли к совершенно иному. Стоит сказать, почему от одного храма пошла традиция к строительству множества других храмов. Христиане, первые ученики Иисуса, апостолы, апостольские мужи, епископы, которых они ставили, не отрицали необходимость хождения в Иерусалимский храм. По примеру своего Божественного Учителя они регулярно посещали богослужения, совершали жертвоприношения. Однако они стали ощущать на себе косые взгляды от единоверцев. Почему косые? Христиане особым образом между собой взаимодействовали, и даже внешне было заметно, что они объединены одной целью и задачей. Поэтому у евреев сразу возникло впечатление, что это очередная секта.

Сразу хочу сказать, что современное понятие секты немножечко иначе воспринимается. Так же, как и слово «ересь». В древние времена это было какое-то собрание людей-единоверцев, которые избирали вот такой образ жизни. У нас до сих пор в православии есть люди, тяготеющие к монашеству, например, или те, которые считают, что нужно безмолвствовать, сидеть на территории храма и не выходить. Другие считают, что нужно идти в народ и проповедовать, миссионерствовать. Вот такие разные направления назывались в то время так. И для людей это не было удивительным. Одни не верили в вечную жизнь, другие с самого детства заставляли детей зубрить Священное Писание. А учеников Иисуса считали странными, но миролюбивыми.

Люди, посещающие Иерусалимский храм, давали возможность первым христианам участвовать в ветхозаветном богослужении. Но христианам этого было мало, потому что у них была заповедь, данная Богом: сие творите в Мое воспоминание. Речь о таинстве Евхаристии, о Причащении Тела и Крови Христовых. Поначалу христианам не нужно было какого-то специального здания, чтобы иметь возможность причаститься. Они ходили в ветхозаветный храм, а потом практически каждый день собирались по домам, где происходили агапы – вечери любви.

«Вечеря» в переводе с церковнославянского языка означает «ужин». Как мудро Церковь заботилась о своих людях! Ведь они же все работали. Уставшие после работы, они собирались вместе и приносили кто что может. Бедняк приносил корочку хлеба или сосуд воды, за богачом слуги несли огромного тельца и большие водоносы вина. Есть такое церковное выражение: «раннехристианский коммунизм». Эту идею наше социалистическое богоборческое государство взяло у первых христиан. Это был девиз первых христиан: «От каждого по способностям, каждому по потребностям». Именно первые христиане жили в коммуне, говоря доступным языком, и старались всем делиться, чтобы у всех были равные возможности.

Наевшись, отдохнув, люди приносили после этого благодарность Богу, преломляя хлеб, причащаясь Тела и Крови Христовых. И расходились довольные, сытые и напитавшиеся любовью и общением.

Надо отметить, что скоро появились проблемы как внутренние, так и внешние. Внутренняя проблема заключалась в том, что люди слабы: наше земное всегда превышает духовное. Очень быстро люди стали объедаться, упиваться, отмечать дни рождения, вместо того чтобы вспоминать о Боге. И уже при апостолах эта система молитвы была признана неправильной. К сожалению, люди, собираясь ради Бога, и себя, и других уводили дальше от Него. Поэтому уже апостолы сказали, что нужно причащаться натощак, с утра. С тех пор таинство Причащения совершается по утрам, мы приходим в храм действительно натощак, соблюдая так называемый евхаристический пост. Это не прихоть батюшек, даже не решение церковных органов, это повеление святых апостолов, возникшее по нашей земной человеческой немощи.

Внешняя проблема заключалась в том, что христиане были очень закрытой группой и особо никому не рассказывали, чем они занимаются. Поэтому очень скоро на базарах стали шептаться между собой, что эти странные христиане помимо храма посещают дома друг друга. Так как никто толком ничего не знал, слышали только обрывки слов: любовь, ночь, младенец, кровь. И стали рассказывать, что христиане – страшные люди, которые пьют кровь младенцев и предаются плотским утехам, потому что всю ночь у них идет вечеря любви.

Естественно, люди стали сторониться христиан, побаиваться их, вешать на них какие-то проблемы. Вскоре христиан ждали гонения. С точки зрения формирования какой-то храмовой культуры христианам практически невозможно было где-то пребывать: специальные отряды воинов находили христиан и разгоняли их.

Поэтому христиане пользовались символьными изображениями. Была своя система паролей, отзывов. Христиане старались мелом рисовать на домах, где они собираются, знаки. Крест как знак христианства в то время был, но он был самым очевидным знаком для гонителей, поэтому крест никто не рисовал, тем более что над крестом язычники смеялись. Христиане старались выдумать какие-нибудь символы, которые намекали на то, что здесь проходит собрание христиан. Случайно нарисованная веточка с гроздью винограда может показаться милым детским рисунком, но христианин знал, что это намек, что здесь совершается таинство Евхаристии.

Таких символов было много. Христиане заимствовали языческие символы, самые простые бытовые символы, давая им новое значение. Например, петух означал духовное бодрствование, павлин – символ бессмертия, феникс – символ возрождения, воскресения, агнец – символ жертвенности. Самым популярным и самым известным символом, связанным с христианством, является рыба (очень простой в написании символ). Во-первых, это намек на то, что апостолы были рыбаками. Первые христиане – это рыбаки. И Христос не гнушался с учениками отправляться на рыбалку. Это и отсылка к ловцам человеков, как назвал Своих учеников Спаситель. Еще это была аббревиатура: греческое слово ΙΧΘΥΣ («ихтис» означает «рыба») расшифровывалось как «Иисус Христос Божий Сын Спаситель». То есть в этой аббревиатуре было зашифровано имя Бога.

До сих пор можно увидеть, например, на автомобилях, на книгах, на пиджаках у людей значок рыбки. Это значит, что перед вами христиане; правда, скорее всего протестанты. Они очень любят использовать этот значок. Православные порой даже и не знают, что рыбка имеет прямое отношение к их святой вере. Будем знать и с уважением почитать этот знак, не поклоняясь рыбе, но памятуя о том, что был такой символьный язык для первых христиан.

– Вы сейчас сделали экскурс в историю. А зачем нужна Церковь современным людям?

– Мой рассказ может показаться очень отстраненным, но на самом деле он напрямую отвечает на вопрос, как происходило формирование храмовой общины и здания храма. О том, как именно появились наши храмы и зачем они нужны, я расскажу в следующей передаче. Сейчас могу обратить внимание на то, что первые христиане не мыслили жизни друг без друга. Они не представляли, как можно провести день и не встретиться со своими единоверцами и единомышленниками, вместе не принять Тело и Кровь Христа, потому что Он им это заповедовал.

Поэтому ответ очень простой: повторяя путь первых христиан, мы стремимся каждый день быть с Богом и ближе друг к другу. Мы приходим в храм не только для реализации личной религиозной потребности, ставя на подсвечник самую большую свечу и прося у Бога помощи в конкретных житейских делах. Общаясь с единомышленниками и единоверцами, помогая им, стремясь посвятить себя служению другим, мы приближаем себя к Богу, посвящая Ему стояние на ногах, пение, чтение, и, принося вместе с другими христианами уже бескровную жертву, которую когда-то принес за нас Спаситель, принимаем внутрь себя, по Его священному завету, Его Тело и Кровь.

– Продолжим этот разговор в следующей программе.

Ведущая Инесса Титова

Записали Людмила Кедысь и Нина Кирсанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 06 марта: 05:30
  • Суббота, 09 марта: 09:05
  • Среда, 13 марта: 05:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать