Родное слово. Священник Александр Сахненко отвечает на вопросы

27 сентября 2023 г.

– Мы продолжаем разговор о наших главных христианских ценностях, и незадолго до праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста предлагаю поговорить о нашей главной святыне. Почему крест стал символом нашей любви и нашего спасения?

– Да, замечательный разговор нам предстоит. Многих людей смущает само наличие креста, его суть. Некоторые даже спрашивают: «Если бы Иисуса Христа не распяли на кресте, а, допустим, повесили, вы бы на шее носили удавку?» Возможно, кого-то этот вопрос смущает, но я, наверное, сказал бы, что носили бы удавку. Безусловно, взирая на распятого Христа на кресте, невозможно не ощущать логичного для человека некоторого смущения. Это боль; как бы ты ни относился к религии, вере, Церкви или Богу, ты в любом случае не можешь не сострадать распятому человеку. Для людей, кто хорошо знаком с историей Древнего мира, не новость, что распятие – одна из самых мучительных казней Римской империи. Там было много различных истязательств, мы знаем это по истории христианской Церкви, когда вспоминаем о гонениях. Что только не делали с мучениками…

– Совершенно чудовищно.

– Это невозможно даже описать, но именно распятие было длительным, унизительным. Человек, практически голый, водружался на видное место, прибивался к кресту. Боль от рук – только начало, ведь дальше прибивались ноги, но таким образом, чтобы ноги, в отличие от рук, могли двигаться. Вес человека полностью оказывался на его легких, и человек не мог дышать. Проблема была не только в неудобном положении, в ранах, которые кровоточили, но еще и в полной невозможности дышать. И чтобы дышать, распятый человек должен был на эту приступочку ногами взгромождаться, каждый раз поднимая вес своего тела, освобождая легкие на недолгие мгновения. При этом он бередил все раны, которые были ему нанесены. Это изощренное, страшное мучение было придумано для самых страшных преступников (государственных изменников, тех, кто был «достоин» заслужить такое страшное наказание).

Именно поэтому для нас важно, что Христос был распят безвинно. Не просто Человека убрали, под угрозой того, что он наведет религиозную смуту. Могли бы просто спокойно где-то убить и ничего никому не сказать. Нет, людям была важна внешняя политическая общественная составляющая. И Христос, конечно, этого не заслужил. Поэтому любая Его боль будет отзываться в нашем сердце. Тем более не может не отзываться пламенной раной мучение Того, Кто невиновен, Кто оказался на этом кресте просто из-за людской злобы, ненависти, зависти, обиды. Распятие становится абсолютно нелогичным завершением пути Иисуса Христа, потому что все Его ученики слышали, что Он придет во славе, они понимали это так, что Он – Царь и Спаситель. И, конечно, тот же Иуда, которого мы всегда недобрым словом вспоминаем в церковных песнопениях, как и остальные, был шокирован. Есть самые разные точки зрения. Одна из богословских: возможно, Иуда так пытался помочь Спасителю быстрее разобраться – сейчас Его схватят, отведут на суд, и Он всех врагов раскидает, достанет и обнажит меч, и все будет хорошо.

Но мы видим, что даже самые близкие ученики недопонимали, что происходит. Христос полностью, наверное, открыл им это только ближе к самому моменту начала Своих смертных страданий. И ученики оставили Его… Им тоже было страшно, они не понимали, что происходит, они видели бесславный конец своего Учителя: Того, Кто обещал им райские блаженства; Того, Кто успокаивал их и призывал не бояться ничего; Того, ради Которого они оставили свои дома и пошли за Ним, поверив Ему. На их глазах ломалась вся их жизнь, и будущая тоже, которую им обещал их Учитель и Спаситель. Это важно понимать и современному человеку. Этот личный пример Иисуса Христа и Его Божественные словеса, которые Он произнес на земле, при этом не записав ни одного слова в книгу. Это тоже неотъемлемая и драгоценная часть для верующего человека. Но главное Его делание – тот шаг, который кажется абсолютно несправедливым, которого можно было бы не делать. Зачем заканчивать все смертью?

Здесь вспоминаются наши с Вами прошлые разговоры о том, что изначально человек был создан полностью гармоничным, счастливым, но по своей человеческой слабости, немощи, по медвежьей услуге, специально подставленной врагом рода человеческого, сатаной, человек захотел все поменять. И, поменяв все, разорвал свою связь с Богом, нарушил правила вечной жизни и обрек себя на смерть, в эту смерть стал быстро-быстро погружаться. Бог видел, что человек не сможет себя спасти. А по закону греха за любой грех – смерть, и искупить этот грех можно только смертью. Поэтому здесь есть высшее правило справедливости, что спасти человека должен был только сам человек, а это самое тяжелое, потому что ни один человек не был в состоянии это сделать. Бог не мог исправить всю ситуацию за человека, потому что не всегда и родитель на нашей грешной земле делает что-то за своего ребенка. Мол, что бы я ни натворил, все равно придет мой папа, богатый, авторитет, у которого много связей, и он все за меня решит, а я буду дальше раздолбаем. Бог действует так тонко, что ум человеческий не может этого постичь.

Ни в одном мифе (греческом, римском или египетском) нет упоминания о том, чтобы Бог стал Человеком. Во множественных мифах мы встречаем истории, как боги сходили на землю, притворялись людьми, вселялись в людей. Но чтобы Бог Всемогущий стал Сам Человеком, умалил Себя, зрак раба приим, то есть приняв на Себя образ раба!.. Господин, Владыка принимает образ раба. И это не та история, где мы видим, как цари или султаны переодевались в простого человека и шли на рынок послушать, что о них говорят, а потом возвращались в свой дворец. Это история про то, как Бог полностью обрекает Себя на эту жизнь, хотя вовсе не обязан. И Тот, Который придумал все законы Вселенной, независимый и не ограниченный ничем, теперь Сам находится на руках у Своей Пречистой Матери, зависимый от Ее тепла, внимания, молока, Ее песен. И это неповторимое чудо, которое мы каждый раз искренне переживаем, когда празднуем Рождение Христа. Потому что факт Боговоплощения для нас важен, такого в жизни не было никогда, мир такого не видел. И Тот, Который должен был родиться в царских палатах, рождается в пещере, одевается в самую редкую ветошь, которая была рядом. Чувствует вместо большого окружения только лишь сердце Матери, пронизывающий холод и тревогу названного отца Иосифа. Вот что мы празднуем.

Но если мы говорим о Рождестве Христа, то важно вспомнить и о празднике, который мы совсем недавно встречали, первом празднике в церковном календарном году – Рождестве Пресвятой Богородицы. На самом деле Новый Завет начинается с Рождества Пресвятой Богородицы. Рождается в мир Та, через Которую придет в мир Спаситель. И это задача не из простых. Если бы просто Спаситель упал с неба на красивый цветочек, это был бы один разговор. Ему нужно было родиться Человеком. Но как чистейшее Божественное тело может быть рождено от человека? И надо было дождаться, пока родится у праведных родителей праведная Отроковица, Которая не захочет замужества тогда, когда все вокруг мечтали о замужестве. Это не просто социальный статус женщины Древнего Востока, это еще и горячая мечта иудеев о том, чтобы именно в их семье родился Спаситель мира. И семья считалась счастливой, считалась самой правильной только тогда, когда в ней было много детей. Потому что люди ждали своего Спасителя… Но все пошло не по плану.

Удивительно смирение Чистой Девы, Которая говорит: призрел Бог на смирение Мое. Она не хвалит Себя: «Я такая смиренная, Дева Богородица…» Здесь в церковнославянском имеется в виду значение нищеты, бедности. Это с одной стороны, человеческой. А вообще Дева Мария была самая подходящая, конечно, для этой высокой и великой роли. Она была царского рода. Она была ожидаема родителями и долгожданна, но при этом Ее родители вперед ставили Бога и только потом свои интересы. Однажды пообещав отдать свою дочь в храм, они исполняют это. Она с самого детства растет при храме, возрастая в вере, укрепляясь в ней, изучая священные, Божественные словеса. Она молится во Святая святых, там, куда ветхозаветный первосвященник мог заходить всего один раз. Она с самого детства показывает высокие результаты в учебе и мастерстве, которому Ее обучали. И у такой необыкновенной Девушки рождается волею Бога Спаситель, при учете воли Пресвятой Девы. Она приняла на Себя не только эту великую почесть и райскую ношу, но то страшное бремя, о котором Ей говорил и старец Симеон: что Ей Самой душу пройдет оружие. И мы понимаем, о чем говорил старец, когда взираем на любое распятие.

Приходит пора Крестовоздвижения. И это совершенно другой праздник, который, скорее всего, заканчивает историю евангельского сюжета. Потому что уже спустя много-много лет после того, как по земле ходил Спаситель, благочестивая императрица пытается  докопаться до истины, а это уже очень тяжело сделать. Того места, где стоял Крест, уже не существует, и найти его очень сложно. Но она весь свой административный, религиозный ресурс напрягает и делает все возможное.

Сносят языческое капище, поставленное на этом месте, и находят в раскопках, требовавших немало времени, сил, средств, те самые три креста, о которых идет речь. И тогда мы видим первое чудо. Потому что таблички отпали, и надо было понять, какой же из крестов все-таки Крест Спасителя.  

Житийная литература рассказывает нам о двух похожих случаях. Точно неизвестно, то ли проносили мимо больного человека (к врачу шли), то ли мертвого человека несли погребать, что, наверное, логичнее. Зачем бы здорового несли из города в город? Если только к самому лучшему врачу, но сомневаюсь, что в то время так рассуждали. По одной версии, этот человек, после того как его приложили именно к Кресту Спасителя, либо выздоровел полностью, либо воскрес (восстал из мертвых); так и определили, что это есть Крест Спасителя.

Что значит Воздвижение? Когда определили Крест Спасителя, с великим торжеством его приподняли, чтобы окружающие могли его увидеть. И множество людей стекалось к этому месту, возносили молитвы Господу. Это в том числе о том, почему мы говорим, что Крест Животворящий.

Здесь начинается самое интересное. Мы слышим на праздник Крестовоздвижения, как священники вместе с хором и народом, вынося крест на середину храма, поют: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыка». И здесь у человека современного возникает вопрос: как это – поклоняемся кресту? Мы же даже иконам особо не кланяемся, мы воздаем честь образу.

Хотел бы я посмотреть на удивление этих людей, когда они внимательно послушают службу и услышат, что к кресту относятся как к живому существу. Мы в молитвах вечерних читаем: «Огради мя, Господи, силою Честнаго и Животворящаго Твоего Креста». Но там есть и прямое обращение: о Честный Кресте Христов. Конечно, это может смутить человека, он может сказать: «Почему мы оружию такому страшному поклоняемся? Вынесли на середину храма распятого, убитого, мертвого человека и с радостью целуют...  Ладно я взрослый, а ребенку как это объясню?»

Но здесь надо смотреть глубже: почему мы крест на себе носим. Если присмотреться и не заострять внимание на страшных кровавых ранах, то поза Христа при распятии очень напоминает объятия. Он нас к Себе зовет. Мы видим икону, где он держит Евангелие, и там написано: Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные.  И поза как нельзя кстати подтверждает эти Его слова. Он говорит: «Пойдем со Мной. Будет хорошо, со Мной будет тепло, радостно, светло». И только человек говорит: «Подожди. У меня дела, заботы, работа, квартира, машина. Я все доделаю и обязательно, Господи, к Тебе приду». И Он ждет. Это знак высшей любви.

Вот почему Крест – хвала Церкви, красота Вселенной. Почему это торжество нашей веры?  Потому, что это символ высочайшей любви. Бог настолько полюбил человеческий род, что не пожалел ради человека Своего Единородного Сына, Самого Себя фактически.

И эта жертвенная любовь нам очень знакома, когда мы говорим о солдате, который бросается на мину, чтобы не погибли люди вокруг него. О матери или отце, которые в случае катастрофы спасают первым делом своих детей, а потом уже, если успевают, спасаются сами. В каких-то общечеловеческих вещах нам это становится понятно, это же естественно.

Так и мы должны задумываться над жертвенной любовью Спасителя.  Крест – страшные, суровые страдания. Нам порой даже страдать не приходится… А уж если к нам подойдут и толкнут нас, пнут, плюнут в лицо – ух, мы не оставим этого обидчику.

Казалось бы, у креста тоже должна была быть ругань. Кто в силах стерпеть то, что творят с ним? Как разбойники жестоко злословили тех, кто их мучает, так логично было бы услышать эти слова от распятого Спасителя, Который мог призвать проклятие небес на этих людей. Но мы слышим странные слова с креста, которые совершенно противоречат любому нашему человеческому здравому размышлению. Это последние слова Спасителя на земле.

Когда мы представляем себе наши последние слова, кого мы хотим видеть? Мы хотим лежать на одре и видеть рядом наших детей, внуков и, дай Бог, правнуков, самых близких. Мы не думаем ни о начальнике на работе, ни о двоюродной тетке или внучке, ни о соседе. Мы понимаем, что последние слова должны сказать самым важным людям. Логично последние слова говорит Иисус. Ну да, ученики убежали. Но остался Иоанн, и осталась Его Мать, Которая стоит и видит все это, и Он должен Ее утешить. Да, Он обратился к Ней, усыновил Ее Иоанну Богослову и фактически вменил ему заботу о Своей Матери. Но после этого Он обращается к людям, которые распинают Его, переживает за них.

И гораздо логичнее, когда ты умираешь, начать завещать самое ценное дорогим людям: квартира отходит этому, машина этому. А что по мелочи не успел, сами разберутся. И Христос спешит, но спешит говорить другое: Отче! прости им, ибо не ведают, что творят.

На кресте, мучаясь от физической боли и претерпевая невероятные моральные муки, избитый, оплеванный, потерянный (потому что брошен самыми близкими учениками), Он заботится о тех, кто распинает Его. Он так сильно их любит, что не хочет, чтобы Бог наказал их за то страшное, кощунственное деяние. Трудно представить, как они своими нечистыми руками смели даже прикасаться к чистейшему лику Спасителя, не то что представить, как к древу, который когда-то создал Бог, этого Создателя и прибить.

Есть замечательное песнопение, которое исполняется на пассиях, или на службах Страстной седмицы. Там есть слова: висит на дереве Тот, Кто землю повесил на водах.  То есть сейчас висит на дереве позорном Тот, Кто вообще все это придумал и создал. Все это окутал Своей Божественной любовью и вдунул в это живую душу. И теперь вместо благодарности тварь издевается над Ним и мучает Его, а Он любит и этой любовью попаляет все, что только можно представить негативного, страшного и злобного по отношению к Нему.

И мы вдохновляемся этим примером, но, наверное, очень мало претворяем его в жизни. Потому что готовы наших обидчиков буквально растерзать, задавить, проклясть. Хотя они расстраивают нас в очень малом: где-то не послушали, не услышали, где-то посмеялись над нами, подставили, не вернули долг, не заметили наших проблем. Но явно нас не убивали, не мучили, не калечили. А здесь, несмотря на всю несправедливость ситуации, Христос подает нам пример, пример любви.

И когда мы надеваем честной крест на себя и целуем его, когда утром и вечером осеняем себя крестным знамением (или других людей, или еду, которая у нас есть), мы каждый раз не какое-то волшебное действие делаем (что вот помахали руками – и чудо; перекрестил – и всё), нет, мы вспоминаем и призываем Божественную любовь.

А там, где есть эта Божественная любовь, нет места житейской злобе, нет места нашей человеческой немощи и слабости. Там нет места адскому правилу справедливости, эгоизму. Там начинаются другие правила и законы. И мы не стыдимся своей веры…

У многих людей возникают вопросы: «А у меня на штанах шов крест-накрест, мне нельзя садиться?»

Мы считаем крестом только то, что считаем крестом. И если положатся два карандаша крест-накрест, а я их смету со стола, это не значит, что я попрал крест. Но если я буду в пустыне и у меня не будет рядом ни одного священного изображения, то тогда из двух палочек дерева я могу сделать себе крест и почитать его. Не так важно, какой он формы или какого размера. Важно, что крест мы носим на себе как символ нашей веры.

Да, мы не выпячиваем его, если речь не идет о священниках или архиереях. Мы его прячем. Он наш нательный. Но при этом, мы знаем, даже в советское время просто за наличие этого крестика, вшитого в маечку, можно было очень серьезно пострадать. Вот что такое символ нашей веры. Именно поэтому он стоит на куполах храмов, возвышаясь и торжествуя… Именно поэтому он в храме находится и есть в доме у каждого человека. Когда освящают дом, освящают машину, делают наклеечки с крестиками. Лишний раз для нас как напоминание, что мы свой жизненный крест должны нести без ропота и очень сосредоточенно. Наш мудрый русский народ говорил: Бог терпел и нам велел. И прежде чем роптать и жаловаться на слабое здоровье, тяжесть на работе, давайте задумаемся о смертной казни Христа.  

Можем ли мы после этого хоть как-то жаловаться Богу на какие-то наши несовершенства? Что у нас не той марки телефон или что-то еще… Господи, прости нас, немощных! Будем и дальше нести свои кресты, осеняя себя крестным знамением Христовым и на службах, и дома. Просить у Господа при этом благословения, милости и стараться подражать Ему, уподобляясь Его Божественной любви, чтобы в конце концов и достичь цели жизни: обожения, полного подобия своему Творцу.

Ведущая Инесса Титова

Записали Ольга Грабельникова и Татьяна Соколова

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 06 марта: 05:30
  • Суббота, 09 марта: 09:05
  • Среда, 13 марта: 05:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать