Родное слово. Русская классическая школа

22 июля 2020 г.

– В России в 2012 году в законе об образовании появилась новая форма обучения – семейная, и за последние годы количество детей, не севших за парты, возросло до 100 000. У нас сегодня гости, которых я с удовольствием представляю: Марина Валерьевна Ковалева, по образованию логопед-дефектолог, организатор классов семейного обучения, и Марина Александровна Романова – учитель английского языка и тоже организатор семейных классов. Тема беседы – «Русская классическая школа». Хотелось бы начать с истории вопроса: что это, как начиналось и как вы попали в эту систему?

Марина Валерьевна Ковалева:

– Эту историю начал наш современник – итальянец в своем родном городе. Он купил пакетик вишни и, когда в парке было множество людей, начал делать очень странную вещь: доставал из ягод косточки, бросал их в урну, выкапывал ямку и сажал туда сочную и вкусную мякоть – и это молча и много раз. Люди стали обращать на него внимание: что происходит, что человек делает? Кто-то ухмыляется, кто-то у виска покручивает, кто-то посмеивается, кто-то в недоумении на него смотрит... А он хотел показать наше теперешнее образование, которое страдает не только у нас в России, к сожалению, но и во всем мире. Получается, что зерна, что мы сейчас даем, очень мало дают плодов полезных и нужных.

И организаторы Русской классической школы обратили на это внимание и стали изучать литературу: они не стали разрабатывать новые методы и искать новые методики, чтобы обучать своих родных детей, а стали искать клад (можно так сказать).

Они спустились в пыльные недра библиотек и стали доставать труды К.Д. Ушинского, советских педагогов; например, учебники «Арифметика» А.С. Пчелко. Методики были замечательнейшие. Татьяна Анатольевна Алтушкина, одна из организаторов Русской классической школы, рассказывает, что брала методику Пчелко – и слезы наворачивались на глаза; она читала ее как художественную литературу. Они были удивлены, как, оказывается, можно обучать детей, как легко, просто, доступно и радостно детям было бы учиться, если бы мы занимались по таким методикам!.. Вот с чего это началось.

– Я Вас правильно поняла, даже чтение методической литературы доставляет удовольствие?

Марина Валерьевна Ковалева:

– Большое удовольствие. Эти люди достали не только клад, а «природные ископаемые», которыми они делятся со всеми.

– Марина Валерьевна, а когда начали этим заниматься основатели Русской классической школы? Это случилось с введением семейной формы образования?

Марина Валерьевна Ковалева:

– Нет, они это начали в 2000 году; уже были выпускники по этой школе в прошлом, позапрошлом годах, которые показали хорошие и серьезные результаты.

– Давайте поговорим о концепции Русской классической школы. Что она собой представляет?

Марина Александровна Романова:

 – Образовательная система РКШ базируется на трех законах педагогической деятельности; это природосообразность, культуросообразность и осознанность: от простого к сложному. Для ребенка понятно все – начиная даже с дошкольной подготовки, начиная с азов: никаких научных терминов. Перцепция, как говорится, узнаваемые тексты: сказки, русский фольклор, быт, окружающий ребенка (начиная с домашних вещей и заканчивая окружающим миром). Так он знакомится с окружающим миром, и все это системно и понятно. Образовательная система Русской классической школы дает нам возможность пронести традицию, культуру и быт нашей нации, страны в образовательной системе, то, чего практически нет уже ни в одной школьной программе.

Марина Валерьевна Ковалева:

– Учитывается психическое здоровье, возрастные особенности ребенка, потому те методы, которые используются в этой программе, доступны детям: дети могут понять, что происходит. И с какой любовью они это делают!

 Важный показатель: дети любят учиться, и желание учиться не пропадает. В этом году я первый год работала с детьми начальной школы и видела на протяжении всего времени, когда дети прибегали с удовольствием, с желанием учиться, они самостоятельно делают уроки; родители не сидят с ними, им не помогают.

– Скажите, пожалуйста, учебники РКШ кардинально отличаются от учебников, которыми пользуются обычные образовательные школы?

Марина Александровна Романова:

– Да. Даже визуально; посмотрев на эти тетради и учебники, можно выделить спокойную цветовую гамму. Они соразмерно дают материал. Посмотрите: рисунки все изображены только в цвете сепии, для спокойного восприятия ребенка, это тоже заставляет мозг работать. У нас нет здесь ни фей, ни гномиков – животные изображены только в своем естественном виде, в естественной среде.

Марина Валерьевна Ковалева:

– Здесь нет никаких отвлекающих моментов, нет ярких красок: это детей отвлекает. Когда они читают, сами должны все представить – это развитие воображения ребенка. Нет дополнительных ненужных иллюстраций: все направлено на то, что будет развивать ребенка и настраивать на нужный лад, на нужную работу: дети трудятся.

Хоть и говорят, что в дошкольном возрасте нужны игровые методы обучения, здесь программа построена так, что дети трудятся, то есть они уже с 4–5-летнего возраста понимают, что учеба – это особый труд. Но интересный. Опять же интерес постоянно поддерживается.

Марина Александровна Романова:

 – Им скучно не бывает – на занятия всегда идут с желанием.

– Раз заговорили о картинках… Есть мнение: интересно, когда зрелищно, красочно. А кто-то посмотрит и скажет: «Как ребенка может заинтересовать этот учебник? О каком интересе Вы говорите?» Мне кажется, я подозреваю, о каком интересе Вы говорите, но поясните, пожалуйста.

Марина Валерьевна Ковалева:

– С самых первых слов мы сразу учим их понимать прочитанное: за словом кроется что-то большое, значимое, знакомое ребенку (а если вдруг встречаются незнакомые слова, мы можем им показать фотографию), дети могут рисовать; педагог уже может какими-то своими способами помогать ребенку понять значение этого слова, развивать воображение.

Марина Александровна Романова:

– Прекрасно раскрывается этимология слов. Словесности нет практически ни в одной программе дошкольной подготовки – воспитательный аспект и осмысленное неторопливое чтение в соответствии с возрастом ребенка. И это им очень нравится.

– Сейчас и в школах появился предмет «Смысловое чтение». Педагоги сначала воспринимали это в штыки, говорили: «А разве мы до этого учили без всякого смысла?» Скажите, как коррелирует школьное обычное смысловое чтение с тем, о чем мы говорили? Может быть, не стоит городить огород, достаточно взять нашу обычную школу, просто вводить какие-то смыслообразующие вещи?

Марина Александровна Романова:

– Не зря образовательная система говорит, что все в комплекте идет. Когда разработчики пришли в Министерство образования и предложили весь учебно-методический комплект (УМК), им предложили его так же разграничить, какие-то части использовать в образовательном процессе, но Ушинского нельзя разрезать, дробить, Пчелко тоже. Там все взаимосвязано: если они про листики читают, на занятиях по русскому языку про листики пишут знакомые предложения, а по арифметике считают листики. Ребенку нравится эта простота.

– Это и есть смысловая картинка, которая должна сложиться: всё об одном, и тогда мы можем избежать спорадического, дискретного мышления – тут я с вами совершенно согласна. Скажите, вся образовательная система может применяться только в системе семейного обучения или в обычных общеобразовательных школах тоже?

Марина Валерьевна Ковалева:

– Конечно, она создана для общеобразовательных школ. И было бы очень здорово, если бы стоял государственный гриф.

– Эти замечательные книги не имеют грифа «Рекомендовано» Министерства образования?

Марина Валерьевна Ковалева:

– К сожалению, это так, поэтому сейчас люди стараются либо семейное образование брать, либо объединиться классами, малыми группами, чтобы работать по этой программе.

Марина Александровна Романова:

– Важно, каковы причина, результат. У нас недавно поступил звонок, звонила семья и спрашивала, где обучают этому в Новосибирске.

– Обучают в этой системе?

Марина Александровна Романова:

– Да, по системе РКШ: они обратились в самую сильную гимназию, и там сказали: «Мы принимаем детей с начальной базой Русской классической школы, так как результаты очень высокие». Сказали: «Из православной гимназии берем; очень подготовленные дети и по Русской классической школе». Это две категории детей с прекрасной подготовкой, с устным счетом, с осмысленным и быстрым чтением.

– У Вас есть информация, сколько школ в Новосибирске и вообще по стране работает по программе РКШ?

Марина Валерьевна Ковалева:

– Около ста школ по России – практически уже во всех городах есть либо школы, либо центры, либо семейные центры, которые переходят на работу по этой программе. Многие родители работают и учат своих детей по ней: проект помогает всем… Такие миссионеры в образовании несут грамотное и правильное обучение.

Организаторы разработали по каждому предмету методические пособия: для учителя все просто, понятно, каждое занятие расписано: вопросы, ответы, на что обратить внимание, здесь нет бумажной работы, бумажной волокиты, которая сейчас присутствует в школах у учителей (мы все это знаем). Здесь родители все свое внимание отдают детям, все свое сердце несут детям, не растрачивают себя на составление плана урока: методички настолько доступны и понятны, что по ним могут работать и родители, не имеющие педагогического образования.

– Предполагается ли изучение иностранного языка по программе Русской классической школы?

Марина Александровна Романова:

– В свое время передо мной встал вопрос: «Почему родители обращаются к репетиторам за помощью для своих детей, изучающих иностранный язык по общеобразовательной программе в школе?»

Когда я спрашивала у учащихся, какой их самый нелюбимый предмет, они отвечали: русский язык. Мы изучаем иностранный язык на основе русского. Если дети не любят родной язык, как быть с иностранным? Я начала искать программу с самым лучшим преподаванием русского языка – и нашла РКШ. Когда у ребенка сформирован навык правильного произношения звуков русской речи, когда он говорит красиво, грамотно, уже можно начинать изучение иностранного языка.

– И когда это происходит? В 35-м классе?

Марина Валерьевна Ковалева:

– Организаторы рекомендуют изучать английский язык с 4-го класса. У них частная школа в Екатеринбурге, которая так и называется: «Русская классическая школа». В этой школе английский язык вводится с 4-го класса.

– Замечательно!

Марина Александровна Романова:

– Я начала изучение английского языка в 5-м классе. У меня высшее образование по направлению «Английский язык».

– Я тоже начинала в 5-м классе. Думаю, что 4-й, 5-й класс для изучения иностранного языка – это нормально. Со 2-го класса, когда у детей в головах еще каша из звуков родного языка, иностранный изучать рано. Может быть, вы нам покажете, как все это действует, чтобы можно было предметно говорить? Подготовительные занятия, на которые я водила своего среднего сына, вела замечательный педагог, она говорила: «Родители, сидите здесь, чтобы вы видели, что я делаю с детьми». Она объясняла нам, как должна быть развита рука, говорила про прописи: «Рабочие тетради – это смерти подобно. Должна быть тетрадочка, как раньше за две копейки, и в ней пишем: “Ушки, ушки у зайки на макушке”». Это из серии прописей, которые я сейчас вижу. Расскажите, пожалуйста, насколько это важно?

Марина Александровна Романова:

– Письмо – это отдельная история. В РКШ есть несколько разделов: дошкольная подготовка, начальная школа, курсы каллиграфии, экскурсии, мероприятия, методические встречи.

Мы очень любим каллиграфию; все дети, занимаясь каллиграфией, начинают любить писать (сейчас большинство детей это не любят делать). В РКШ нет шариковых ручек: сначала – мягкий карандаш, потом – тонкий механический карандаш, после которого достойным даем перо.

Марина Валерьевна Ковалева:

– Не только это – у нас еще есть деревянные дощечки, на которых дети пишут мелом.

Марина Александровна Романова:

– И прекрасные прописи, которые помогают ребенку развить чувство эстетики, любовь к письму. Каллиграфия прекрасно влияет на развитие мозговой деятельности.

– Можно добавить к теме каллиграфии? Когда небезызвестный Стив Джобс проучился в университете полгода и понял, что все деньги, которые заработали его приемные родители, уходят на обучение, он не мог этого позволить – и отчислился. Но он говорил: «Когда я ходил по университету, видел, какими шрифтами написаны таблички. Я так увлекся этим, что пошел на курсы каллиграфии, не зная тогда зачем. Мне это просто нравилось. Но если бы я тогда этого не сделал, то мы бы сейчас не имели тех замечательных шрифтов, которые у нас есть». Поэтому хвала каллиграфии! Почему Министерство образования не дает гриф? Может быть, разработчики просто не обращались за этим?

Марина Александровна Романова:

– Конечно, они обращались: ни одна образовательная программа не имеет таких аспектов, как воспитание и духовно-нравственное развитие ребенка.

Марина Валерьевна Ковалева:

– Причем христианское развитие.

– Но во ФГОСах прописано…

Марина Александровна Романова:

– Прописано, но, например, таких страниц в учебниках нет: здесь изображен Иисус Христос и написано: «Господь Иисус Христос часто говорил ученикам Своим: “Мир вам!”» Дети воспринимают это естественно. Беседуя с ними, мы углубляемся в наши духовные традиции, в которых были воспитаны наши бабушки и дедушки.

– Подобные иллюстрации стали камнем преткновения?

Марина Александровна Романова:

– Да.

Марина Валерьевна Ковалева:

– И тексты: в «Детском мире» и «Родном слове» изучаются православные праздники.

– Вы сказали, что у нас в стране около ста школ перешли на эту систему. Мне кажется, вы упоминали Татарстан – республику в основном с мусульманским вероисповеданием. Только ли в православных гимназиях там можно свободно говорить о Христе?

Марина Александровна Романова:

– Не только. К общеобразовательным школам официально прикрепляются разные центры, которые используют данную систему. Дети разных вероисповеданий учатся по ней: она доступна и хороша.

Марина Валерьевна Ковалева:

– В Симферополе одна из школ полностью переведена на РКШ: директор специально подбирала педагогов, горящих сердцем, показывала им эту программу, искала учителей, которые захотели бы работать по ней. В Москве при Университете юстиции открыта большая школа, где дети учатся по этой программе бесплатно.

– Могут ли светские педагоги принять эту программу или подавляющее большинство работающих по программе РКШ – верующие люди?

Марина Валерьевна Ковалева:

– Мы такие статистические исследования не проводили. (Смеется.) Можем сказать только о себе.

Марина Александровна Романова:

– Люди, с которыми мы встречаемся уже два года, одухотворенно ищущие, а не просто приходящие отработать и получить какой-то результат, в первую очередь это творческие люди.

– То есть мы говорим о настоящей отечественной педагогике В.А. Сухомлинского, К.Д. Ушинского, а люди могут быть разного вероисповедания. Они говорят о духовных ценностях не ничтоже сумняшеся, а понимая, что за этим стоит. Если так прописано во ФГОСах, они будут делать это всей душой, всем сердцем. Их, к счастью, много и в общеобразовательных школах. Дайте хотя бы примерную статистику.

Марина Валерьевна Ковалева:

– В этом году мы набрали три класса – 2-й, 3-й и 4-й. Классы небольшие: по 4–5 детей; организаторы не рекомендуют набирать детей без подготовки в 3-й и 4-й классы, но мы взяли на себя смелость. Было желание родителей, мое желание (у меня ребенок переходил в 3-й класс, и мне хотелось создать класс для своего сына).

Сегодня у ребят выпускной. Они, несмотря на ситуацию, собрались вместе: пока я здесь, празднуют окончание учебного года. Они успешно прошли аттестацию, все довольные, счастливые, легко освоили программу (по арифметике пришлось их подтянуть). Дети выровнялись и хорошо работали весь год. Я довольна результатами и ребятами, которые к нам ходят, рада, что у сына появились друзья.

Марина Александровна Романова:

– Первый выпуск у нас был в прошлом году: 1-й класс и дошкольная подготовка. В этом году у нас второй выпуск.

– Мы говорим о выпуске в начальной школе?

Марина Александровна Романова:

– Да. Начальная школа и дошкольная подготовка. У нас проходят курсы 4–6-летки.

– А после 4-го класса? Может быть, об этом будет наша следующая беседа?

Марина Александровна Романова:

– Да. Очень надеемся. Наша просьба – помочь в поиске здания.

Марина Валерьевна Ковалева:

– Лучше в центре города, чтобы мы могли объединить классы начального звена, которые выпускаются сейчас в разных районах, для дальнейшего обучения в среднем звене.

Марина Александровна Романова:

– Хотя результат обучения показывает, что фундамент, заложенный в нашей начальной школе, позволяет продолжить учиться в любой другой школе по любой программе.

– Хорошо! Значит, окончив вашу школу, можно перейти в обычную или продолжить обучение по этой же системе. Если мы говорим, что программа рассчитана на начальную школу, а в системе семейного обучения две аттестации – ОГЭ и ЕГЭ, как проходят аттестацию ваши дети? Вы прикреплены к какой-то школе, пишете годовые контрольные работы?.. Как все это проходит?

Марина Валерьевна Ковалева:

– Я могу ссылаться только на наш опыт. У нас есть дети, которые прикреплены к школе №83. Она называется «Умка». Там дети на заочной форме обучения раз в год дистанционно проходят аттестацию, к которой готовятся по демоверсиям.

– Ваши четвероклассники?

Марина Валерьевна Ковалева:

– И четвероклассники, и третьеклассники. Это по желанию родителей: они сами выбирают. Другая форма – аттестационные платформы. Они сейчас распространены: есть и в Питере, и в Москве, и в Кемерово, и в Красноярске. Они прикрепляют к школам детей, находящихся на семейной форме обучения. Учащиеся проходят аттестацию дистанционно по тестам, которые приходят им в заданное время. Сложностей нет.

Марина Александровна Романова:

– Аттестация для ленивых: выдается список вопросов, ребенку даже дается время отдохнуть.

Марина Валерьевна Ковалева:

– Дети подготавливаются к этому в свободной форме. Это выбор родителей, формальность.

Конечно, мы их тоже проверяем: они пишут контрольные, диктанты, сочинения. Мы работаем так, как рекомендует наша программа.

Марина Александровна Романова:

– На семейном обучении расслабляться нельзя; этот процесс нужно время от времени проверять, контролировать.

– Образование – это восхождение к образу… На этой радужной ноте мы заканчиваем нашу сегодняшнюю встречу.

Записали Елена Казакова и Светлана Волкова

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 30 сентября: 05:30
  • Суббота, 03 октября: 09:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​