Родное слово. День всех святых, в земле Русской просиявших

21 июня 2023 г.

Так часто совпадает в июне по календарю, что день всех святых, в земле Русской просиявших, отмечается совсем рядом с Днем России. О них, дорогих нашему сердцу святых, будем говорить с нашими гостями, которых я с удовольствием представляю.  Доктор филологических наук протоиерей Димитрий Долгушин и кандидат исторических наук, доцент, заведующий сектором Института истории Сибирского отделения Российской академии наук Станислав Геннадьевич Петров.

Отец Димитрий, пожалуйста, напомните историю праздника.

Протоиерей Димитрий:

Праздник всех святых, в земле Русской просиявших, имеет довольно давнюю историю, потому что появился еще в XVI веке. Тогда московский митрополит Макарий стал инициатором двух знаменитых Соборов – 1547 года и 1549-го. На этих Соборах было прославлено много русских святых. Их тогда называли новыми чудотворцами. Для того чтобы включить их в церковный календарь, нужно было составлять им службы.

Была составлена не только служба каждому из новых чудотворцев, но также служба им всем вместе. Инок Григорий из Спасо-Ефимовского монастыря в Суздале составил соответствующий богослужебный чин, который стал совершаться 17 июля, на третий день после памяти князя Владимира (15 июля).

Но к концу XVI века этот праздник стал уходить из обихода. Наступило время испытаний, Смутное время, праздник стал утрачивать общероссийское распространение. В некоторых местностях он совершался, в других – нет. И постепенно пришел в забвение.

К XVIIIXIX векам праздник совсем вышел из церковного обихода; правда, у старообрядцев продолжал сохраняться. Эту службу служили в первое воскресенье после праздника в честь пророка Илии. Но XIX век – время расцвета церковной науки. Многие церковные ученые, духовные лица стали интересоваться историей святости.

В начале XX века стали появляться фундаментальные издания, в которых собирались жития русских святых. Может быть, самое знаменитое издание такого рода, появившееся в конце XIX века, – «Святая Русь» архимандрита Леонида (Кавелина). Были и другие.

Все чаще стал подниматься вопрос о необходимости восстановления праздника всех святых земли Русской.  Это произошло только в 1917 году, когда прямо посреди революционных событий собрался Поместный церковный собор. На нем были образованы комиссии, которые должны были рассматривать различные церковные вопросы и предлагать их решения.

Одна из таких комиссий была богослужебная. В ней участвовали: знаток устава, один из основателей отечественного востоковедения Борис Александрович Тураев и тогда еще совсем молодой иеромонах Афанасий (Сахаров). Они стали инициаторами возрождения праздника.

Был сделан доклад с предложением Собору восстановить память всех святых, в земле Русской просиявших. Эта идея была одобрена, и было решено составить им новую службу. В 1920 году Борис Александрович скончался. Иеромонах Афанасий (Сахаров), который в будущем стал святителем, прошел крестный путь, через многие годы каторги, ссылки, тюремных заключений нес свою миссию – составление службы всем святым, в земле Русской просиявшим.

В непростых условиях крестного пути, которые проходила Церковь в XX веке, рождалась эта служба. Она была издана в 1946 году, потом переиздана в составе всем нам знакомых богослужебных Миней. Сейчас совершается в храмах. Только временем совершения праздника теперь стало уже не 17 июля, а первое воскресенье Петровского поста – второе воскресенье после праздника Пятидесятницы. Вот такая история праздника.

Думаю, можно поговорить и об истории Поместного собора, когда происходило возрождение этого праздника. Станислав Геннадьевич один из лучших специалистов в этой сфере. Было бы интересно от него услышать, в какой обстановке готовился и работал Собор.

Станислав Геннадьевич:

– Скажу сразу, что Собор – это грандиозное событие, потому что ничего подобного не было на протяжении практически двух веков. Поэтому к Собору готовились достаточно долго. Его созыв находил поддержку у императорской семьи и лично императора Николая II. К сожалению, сам Собор удалось собрать только после того, как Николай II был отстранен от занимаемых постов, в условиях, когда у власти находилось Временное правительство.

Предсоборная работа началась существенно раньше, в царствование Николая II, в начале XX века. Предсоборное присутствие, работавшее с 1905 по 1907 год, подготовило и  рассмотрело многие вопросы, которые затем были уже более детально рассмотрены на Соборе 1917–1918 годов. Было также Предсоборное присутствие и перед проведением самого Собора, который открылся, как известно, 15 августа (по старому стилю) 1917 года.

Перед Собором были поставлены существенные, грандиозные задачи, накопившиеся за 200-летний Синодальный период истории Русской Православной Церкви. По мере  возможности во время подготовки эти вопросы решались.

Не все удалось решить, ведь значительная часть времени работы Собора пришлась уже даже не на период правления Временного правительства, а на большевистский режим. Поэтому, к сожалению, получилось провести только четыре сессии. Какие-то существенные вопросы были рассмотрены, в том числе восстановление патриаршества, как мы все хорошо знаем.

Первым предстоятелем Русской Православной Церкви после патриарха Адриана и после длительного Синодального периода стал патриарх Тихон (в миру Василий Иванович Беллавин). Он родом из псковских священников, был избран по жребию, который вытащил старец Зосимовской пустыни Алексий. Таким образом, Церковь и верующий народ обрели своего патриарха.

То, о чем сказал отец Димитрий, относится к соборному отделу о богослужении, проповедничестве и храме. Он действительно заработал практически с момента начала самого Поместного собора.

Вопрос об учреждении или возобновлении праздника всех святых, в земле Российской просиявших, был поставлен в марте 1918 года, то есть достаточно поздно, уже в третью сессию, когда Собор вел свою работу по нисходящей. Окончательного решения так и не было принято.

На четвертой сессии Собора составление службы всем святым, в земле Российской просиявшим, было поручено и академику Тураеву, знаменитому нашему египтологу, и будущему святителю Афанасию (Сахарову). Ведь вариант, подготовленный в середине XVI века, уже не мог быть использован – требовалась серьезная доработка.

Как абсолютно верно сказал отец Димитрий, владыка Афанасий всю жизнь, находясь в тюрьмах и лагерях, занимался проработкой, составлением службы, всех литургических текстов, которые должны были быть. Он, кстати, предлагал сохранить дату, она не была отменена.

Владыка Афанасий предлагал проводить два праздника. Один – тот, который проводится сейчас (у нас 11 июня он был). Второй связан с датой 15 июля, с памятью князя Владимира, святого крестителя Руси. Причем владыка предлагал проводить праздник в течение трех дней, то есть 14, 15 и 16 июля; соответственно, тоже готовил под эту грандиозную задачу разработку литургических текстов и так далее.

Протоиерей Димитрий:

Потому что соединение службы всех святых, в земле Русской просиявших, с воскресной службой накладывает некоторые ограничения.

Станислав Геннадьевич:

Совершенно верно.

Протоиерей Димитрий:

– У него была идея, что можно было полную службу совершать не 17, а 16 июля.

Станислав Геннадьевич:

Да, но он предлагал даже три дня – одного дня недостаточно, чтобы весь сонм русских святых краткими характеристиками перечислить.

Протоиерей Димитрий:

Это совершенно уникальный канон – сакральная география Русской земли, перечисление всех мест, территорий Руси и тех святых, которые в ней подвизались. Самая уникальная особенность: святитель Афанасий предлагал перечислять в молитве, которая читается на литии, имена всех святых, в земле Русской просиявших.

Станислав Геннадьевич:

Грандиозный проект был.

 Протоиерей Димитрий:                  

Когда-то настоятель нашего храма отец Борис так служил – у нас же храм во имя всех святых, в земле Русской просиявших. Эта молитва занимала около часа. Но это было до 2000 года, когда были прославлены сонмы новомучеников. Сейчас, конечно, это уложилось бы не в один час.

Станислав Геннадьевич:

Вполне может быть, что владыка предугадывал возможность ситуации, когда перечень святых так разрастется, что его надо будет в течение трех дней читать.

Сколько сегодня имен в Соборе русских святых?                                                             

Станислав Геннадьевич:

Это очень трудно сказать. Думаю, к сожалению, на этот вопрос ответ не даст ни один человек. Мы смеем предположить. Не знаю, как отец Димитрий думает.

Протоиерей Димитрий:

Есть же святые, которые не поименно перечислены.

Станислав Геннадьевич:

А есть просто формулировка: иже с ними.

Протоиерей Димитрий:

Есть святые, которые являются местночтимыми, они не включены в святцы.

Станислав Геннадьевич:

Высоко почитаемые в отдельных местностях.

Протоиерей Димитрий:

Мне кажется, знаковая, в некотором смысле символическая фигура для того времени – святитель Тихон, человек, который принимал на себя тяжесть креста всей Церкви. Его судьба была очень непростой.

Станислав Геннадьевич:

Да, она была трагичной – это надо говорить честно и откровенно. Не случайно именно его первым официально канонизировала в лике святых Русская Православная Церковь. По сути, он открывает Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Русская Зарубежная Церковь причислила его к Собору новомучеников и исповедников в чине священноисповедника в 1981 году. А в 1989 году, еще при советской власти, патриарх Тихон был канонизирован на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Сочли возможным канонизировать только в чине святителя, не в чине исповедника, потому что боялись ответной реакции советской власти даже тогда.

Но он для всех нас священноисповедник – это неоспоримо, никак не может быть опровергнуто. И вот этой канонизацией 1989 года он открывает этот список и, по сути, стоит во главе его. И это не случайно, потому что он – ключевая фигура, в нем, как в капле росы, отразилась вся история Русской Православной Церкви ХХ века. Он фокусирует на себе всю историю ХХ века и не разъединяет, а объединяет всех нас. Это очень важно для истории Русской Православной Церкви.

Протоиерей Димитрий:

– Мне вспоминается эпизод из жизни художника Павла Корина. У него есть знаменитая картина «Реквием».

Станислав Геннадьевич:

– «Русь уходящая», которая, к сожалению, так и осталась незавершенной.

Протоиерей Димитрий:

– Название «Русь уходящая» дал этой картине Максим Горький, а авторское ее название – «Реквием». Это грандиозное полотно, для написания которого нужна была мастерская с высоченными потолками. По размаху это полотно должно было быть таким же, как «Явление Христа Спасителя» Александра Иванова.

На этом полотне Павел Корин запечатлел группу молящихся в Успенском соборе. Написал он ее под впечатлением похорон святителя Тихона, которые были чрезвычайно многолюдными, там было просто огромное количество людей.

Станислав Геннадьевич:

– Настоящее людское море.

Протоиерей Димитрий:

– Да. Сотни тысяч человек пришли проститься с ним.

Станислав Геннадьевич:

– Пришли проститься с Предстоятелем.

Протоиерей Димитрий:

– До революции Павел Корин был иконописцем, учеником Михаила Нестерова. Вместе с Нестеровым он расписывал Марфо-Мариинскую обитель, основанную великой княгиней Елизаветой Федоровной.

Когда Павел Корин увидел лица людей, которые пришли на погребение патриарха Тихона, они показались ему чуть ли не иконописными ликами и настолько его потрясли, что он задумал написать эту картину – «Русь уходящая», или «Реквием». Уже тогда народ чувствовал в святителе Тихоне необыкновенную благодать, которая собрала целое людское море.

– И это ведь тоже были времена гонений. За это можно было пострадать.

Станислав Геннадьевич:

– Да. Первый удар, первый вал гонений пришелся на период предстоятельства патриарха Тихона. По сути, он выработал алгоритм дальнейших отношений государства и Церкви. Насколько это ему удалось, судить, конечно, не нам.

Протоиерей Димитрий:

– Да, он выступал за отказ от политического противостояния, политической борьбы, но в то же время призывал к крепости в вере.

Станислав Геннадьевич:

– Это было в 1919 году. Мы не случайно заговорили о прощании с патриархом Тихоном. Тогда даже сложилась мифология, что он был отравлен. Такое бывает, когда происходит какое-то очень впечатляющее событие, например, когда люди не согласны с уходом какого-то человека, прекращением его земного пути.

Протоиерей Димитрий:

– Но источники это не подтверждают.

Станислав Геннадьевич:

– Да, я как раз хочу об этом сказать. В начале нашего века я принимал участие в работе одной из конференций по воссоединению Русской Православной Зарубежной Церкви с Русской Православной Церковью, конференция проходила под Будапештом. Тогда наших владык и историков пригласила Русская Зарубежная Церковь. Меня тогда тоже спрашивали о смерти патриарха Тихона. Говорили, что…

Протоиерей Димитрий:

– …что зубной врач подложил ему яд.

Станислав Геннадьевич:

– Да. Это был замысел силовых структур, которые тогда плотно курировали Русскую Православную Церковь. Главным гонителем Русской Православной Церкви был Евгений Александрович Тучков, это были его злодеяния. Но там был применен совсем другой изощренный метод, и травить патриарха не было нужды.

Его убивали медленно, постепенно – нагнеталась такая обстановка, создавалась такая ситуация, что человеческая нервная система зачастую не могла с этим справиться. Я видел почерк патриарха Тихона. Если в начале его патриаршества это был твердый, уверенный, достаточно разборчивый почерк, то ближе к 1925 году это уже был почерк старого и разбитого человека, писавшего слабой рукой.

То есть каток таких условий, которые просто умерщвляли человека на его посту, каток нагнетания, давления, угроз репрессий, и не собственных репрессий, а репрессий духовенства, верующих, – все эти затеянные игры с патриархом, направленные на уничтожение Церкви, конечно, давались ему нелегко.

Видимо, организм его уже был настолько изношен недолгим (менее восьми лет) предстоятельством, что к его 60-летию (а умер он в 60 лет), по нынешним временам, в общем-то, ничтожному возрасту, травить его не было необходимости.

Протоиерей Димитрий:

– Но покушение все-таки на него было, в него же стреляли.

Станислав Геннадьевич:

– Покушение было, и тогда был убит его любимый келейник Яков Полозов. Это произошло в 1924 году, и тогда были немалые хлопоты, потому что патриарх хотел похоронить его в Донском монастыре, где была его резиденция. Ему в этом отказывали, и это произвело на него сильное впечатление. Покушение, по сути, было на него, и получается, что келейник заслонил его собой.

Поэтому здесь сложно о чем-то говорить. Я бы сказал, что это действительно была квинтэссенция всей истории Русской Православной Церкви ХХ века.

– Отец Димитрий, а какие времена дали наибольшее количество русских святых?

Протоиерей Димитрий:

– На самом деле мы не знаем, сколько святых дала какая-либо эпоха, потому что не все святые прославлены. Все прославлены у Бога, но нам явлены не все их имена.

– А из известных святых?

Протоиерей Димитрий:

– Наверное, самое большое число известных прославленных святых – это святые новомученики и исповедники ХХ века. Когда в 2000 году состоялось массовое их прославление, словно сонм звезд загорелся на церковном небосклоне. В этом смысле, наверное, именно эта эпоха дала больше всего святых. Станислав Геннадьевич занимался изучением новосибирского эпизода из жизни святителя Луки (Войно-Ясенецкого).

– Действительно, святитель Лука, память которого мы только что отмечали, приезжал к нам.

Станислав Геннадьевич:

– Да, святитель Лука был у нас в Новосибирске. Несмотря на то, что, если я не ошибаюсь, он находился уже в третьей своей ссылке в Красноярске, он был приглашен на конференцию хирургов полевых госпиталей Сибирского военного округа, и ему разрешили приехать на несколько дней сюда, в Новосибирск. Это было большое собрание лучших хирургов, медицинских кадров Западной Сибири. Конференция проходила в течение нескольких дней в здании Дома офицеров на Красном проспекте.

Владыку, приехавшего поездом, встречали на вокзале. Есть воспоминания очевидца, как он прибыл, во что был одет, как он шел, опираясь на трость, как отвечал на приветствия. Для проживания ему была определена комната в здании Новосибирской высшей партийной школы (сейчас это здание Университета архитектуры, дизайна и искусств).

– На Красном проспекте?

Станислав Геннадьевич:

– Да, на углу Красного проспекта, напротив Оперного театра. И он не просто присутствовал и выступал с докладом на этой конференции, но и провел одну операцию. Госпиталь находился в этом же здании, и он прооперировал тяжелораненого 20-летнего лейтенанта, которого все отказывались оперировать, настолько тяжелым было его состояние. Он прошел через семь госпиталей, и нигде ему не могли ничем помочь, в основном делали перевязки, а у него было тяжелейшее ранение с нагноением.

По просьбе руководства госпиталя владыка дал согласие прооперировать этого молодого лейтенанта, и он сделал операцию. Есть свидетельства, как он ее проводил. Некоторые врачи, ассистировавшие ему, впоследствии стали большими медицинскими руководителями. Например, один доктор стал директором Новосибирского научно-исследовательского института травматологии и ортопедии, другой – главным урологом Новосибирской области. Их воспоминания о том, как он делал операцию, также сохранились.

Святитель Лука долго молился перед началом операции, и операция была проведена блестяще. Техника ее чем-то напоминала технику проведения подобных операций знаменитого хирурга Юдина, чей бюст установлен на Красном проспекте рядом с храмом Александра Невского. К сожалению, этот лейтенант скончался в послеоперационный период из-за острой сердечной недостаточности. Я знаю, что решался вопрос установки мемориальной доски архиепископу Луке на этом здании.

Протоиерей Димитрий:

– В котором он останавливался?

Станислав Геннадьевич:

– Да, где он и останавливался, и оперировал. Но, к сожалению, эта идея не воплотилась в жизнь.

– Еще воплотится, если учитывать тот факт, что в нашем городе был святой и  останавливался в этом здании.

Протоиерей Димитрий:

– Его пригласили на конференцию?

Станислав Геннадьевич:

– Да, и пригласили исключительно ради его доклада. Он сделал 40-минутный доклад на тему «Остеомиелиты». Тогда никому столько времени не отводилось. Сделал он его блестяще, и доклад был восторженно воспринят аудиторией.

В письме к сыну, в котором он описывал свои впечатления от поездки на эту конференцию, он писал, что участниками конференции ему задавалось огромное количество вопросов. Все желали познакомиться с ним, в том числе и высшие партийные руководители, все подходили, приветствовали его.

То есть после его доклада случилось нечто невообразимое. Конечно, он не ожидал такого приема. Кстати, он хотел договориться об издании своей книги о гнойной хирургии, но ему было отказано якобы из-за отсутствия бумаги у Западно-Сибирского книжного издательства.

Кстати, сборник с материалами этой конференции, в том числе и с докладом владыки Луки, был издан в 1944 году. Он находится в Государственной публичной научно-технической библиотеке Сибирского отделения Академии наук России, и каждый желающий может с ним ознакомиться.

– На территории Областной клинической больницы есть памятник святителю Луке. Я помню, как на его открытии главный врач больницы сказал, что многие учились по учебникам по гнойной хирургии святителя Луки.

Протоиерей Димитрий:

– Насколько я понимаю, основная часть этой истории известна из мемуаров именно врача, причем обычного советского врача, а не какого-то церковного человека. Просто этот доктор посчитал нужным записать эту историю.

Станислав Геннадьевич:  

– Да. Он потом был специалистом по гигиене горнорабочих, работал в Институте горного дела Сибирского отделения Академии наук на Красном проспекте. Его дочь тоже работала в этом институте, но нам не удалось с ней встретиться.

Я встретился с женщиной, родители которой участвовали в операции, проводимой владыкой Лукой. Она рассказывала мне о своих родителях, о том, какими замечательными врачами они были, показывали их фотографии.

Я спросил: «А как же эта столь знаменательная операция, знаменательное событие? Рассказывали ли они Вам о ней что-нибудь? Или, может быть, Вы слышали, как они кому-то о ней рассказывали?» На это она мне ответила: «Я тогда не была любопытной девочкой, не слушала, что мама рассказывала своим коллегам, а в семье этот факт, к сожалению, не зафиксировался».

– Спасибо большое за участие в программе. Нам очень хочется продолжить этот разговор и еще пригласить вас в нашу студию.

Ведущая Инесса Титова

Записали Людмила Кедысь и Людмила Белицкая

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 06 марта: 05:30
  • Суббота, 09 марта: 09:05
  • Среда, 13 марта: 05:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать