Родное слово. На вопросы отвечает священник Александр Сахненко

7 июля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
– В первые две недели после праздника Святой Троицы Церковь чтит память всех святых: в земле Российской просиявших, сибирских святых, даже наших новосибирских святых угодников Божиих. К лику святых этих людей, живших в разные времена, тоже причисляли люди из числа священнослужителей. Как происходит прославление и подтверждает ли это звание Господь?

–  Да, сразу после праздника Святой Троицы, дня сошествия Святого Духа на апостолов, Церковь уделяет особое внимание результату этого события и восхваляет память всех тех, на ком Дух Святой действительно почил. Каждый из них раскрыл в себе этот потенциал и явил себя светильником истинной веры для всего мира.

В прошлой передаче мы говорили обо всех святых, о святости в принципе. Очень важно пояснить, что мы говорим сегодня о канонизированных святых – тех людях, которые были прославлены в лике святых Церковью не каким-то единоличным решением, а соборным разумом. Такое решение принимает исключительно Поместный или Архиерейский Собор. Этот процесс занимает длительное время в нашей Церкви (как и в других Поместных Православных Церквах).

Существуют специальные комиссии по канонизации святых, в которые входят архиереи, опытные в этом деле священнослужители. У этой комиссии много работы, потому что мало одного прошения или ходатайства прославить в лике святых человека, который как-то себя зарекомендовал. Ведь в любом случае, рассуждая об этом, мы говорим о внешнем – о том, как человек себя позиционировал, что произносил. Это вовсе не значит, что таким же он был и внутри. Комиссия собирает немало свидетельств, которые подразумевают даже определенное расследование и долголетнюю подготовку. Комиссия внимательно подходит к многочисленным вопросам и обязательно анализирует все документы, связанные с жизнью человека, собирает свидетельства от людей, которые жили в его время, от тех, кто говорит, что по молитвам к нему происходят какие-то чудеса.

Многие люди, которые, возможно, достойны этого, на данный момент не прославлены. Церковь канонизирует людей только тогда, когда на сто процентов уверена в том, что это не случайность, не совпадение. Мы верим, что при утверждении решения соборным разумом Церкви, конечно, в этом участвует Дух Святой. Господь не допустит ошибаться всем вместе. Каждый из нас по своим человеческим немощам может быть в чем-то заинтересован, где-то ошибаться. Но если у нас есть общее решение, наверняка этому содействовала благодать Божия. Ибо обязательно нашелся бы человек, который обнаружил бы ошибку, недочет, некоторый недостаток.

Говоря о прославлении святых, мы видим, что их жизнь определяет их лик святости. Мы часто встречаемся с ликами святости в надписаниях икон, в восхвалении святых, когда  молимся им, участвуем в общественном богослужении. Кто первые из святых? Апостолы – ученики Христа, которые сопровождали Его в течение жизни и остались верны Ему после Его смерти и воскресения. Всем известны двенадцать апостолов (хотя вряд ли кто с ходу назовет все эти двенадцать имен), семьдесят апостолов. Некоторые из них названы первоверховными (Петр и Павел), потому что они больше всех потрудились в деле проповеди истинной веры. Некоторые названы евангелистами, потому что зафиксировали в письменном виде жизнеописание Спасителя, Священное Писание Церкви, оставленное нам Самим Господом. Это апостолы Матфей, Лука, Марк и Иоанн.

Когда мы говорим о равноапостольных святых, подразумеваем, что они оказались очень значимы для Церкви, их подвиг настолько велик, что мы его приравниваем к апостольским деяниям. Святые равноапостольные Константин и Елена, святой равноапостольный князь Владимир, святые равноапостольные Кирилл и Мефодий, учители словенские, которых мы вспоминали в мае, – представители этого лика святости.

Наверное, самый многочисленный и популярный лик святости – это мученики. Потому что огромное количество времени, практически с самых первых лет существования Церкви Христовой на земле, христиане находились в очень стесненных условиях, в гонениях, преследованиях. И задача мучителей была очень проста: пусть люди отрекутся от имени Иисуса Христа, скажут, что они Ему не верят, не доверяют, что они ошибались, сглупили и признают императора божеством, признают других богов, которые были популярны в тот момент в истории. Или же просто пусть отрекутся от веры (как это было в наше советское время).

Почему мученики? Потому, что редко кого просто так убивали, обычно старались из человека вытрясти некое признание, пусть и не совсем правдивое. Поэтому жития святых, мартирологи и многие другие документы из жизни Церкви рассказывают нам ужасы, которые мучители с таким изуверством готовили. Это были и котлы, и горячая смола, людей колесовали, раздирали по частям, заливали олово в желудок, терзали различными инструментами. Причем мы знаем, что среди мучеников есть еще и великомученики (Георгий Победоносец, святая Екатерина) – те святые, которые претерпели особенно длительные мучения, особенно зверские пытки, и остались стойкими, по милости Бога не закончили сразу свою жизнь смертью, а стояли как столпы истинной веры, являя несгибаемость христианской веры.

Тех мучеников, которых отпускали – и они умирали потом своей смертью, мы называем исповедниками. Тех, кто умер во время мучений, пролил кровь за имя Христово, мы называем мучениками. Часто к этому слову присоединяется церковный сан – священномученик, преподобномученик. Здесь имеется в виду, кем мученик был в Церкви, и в зависимости от этого меняется статус и лик святости.

«Святитель» – так мы называем святых епископов, архиереев Православной Церкви, которые особо потрудились в деле благовествования о Христе, продолжая апостольский подвиг и заботу о своих Поместных Церквах. Есть еще праведные – те люди, которые были священниками (или не имели священного сана), жили в миру, были женаты, имели детей. Конечно, есть и преподобные – те святые, которые удалились от мира, подальше от суеты, приняли монашеский обет. Преподобными мы называем тех людей, которые своей жизнью пытались быть подобными Богу и Его святым ангелам.

А кто такие блаженные, юродивые? Это святые, которые ради глубокого смирения, высокой задачи, что стояла в данный исторический момент перед ними, принимали вид сумасшедших, вели себя очень странно, вне норм общества. Как мы знаем, Ксения Петербургская после смерти мужа стала носить его костюм и откликалась только на мужской род. Дурочка с переулочка, казалось бы. Но мы видим, какие великие чудеса происходили по вере и горячим молитвам людей, обращающихся к этой святой. Мы не забываем про блаженного Василия Московского. Такие святые, конечно, редкость, но они оставляют неизгладимый след в истории. Опять же сам человек не может решить, что он будет юродивым; это может закончиться плачевно, вмешательством психиатрии. Лучше нести свой крест так, как мы можем, в меру своих скромных сил и возможностей.

– Завтра Церковь будет вспоминать всех святых, в земле Российской просиявших. Наверное, потому Русь и называют иногда святой, что она дала очень много праведников.

– Русь действительно называют святой. Мы видим от самого начала становления на Руси нашей веры многочисленных святых. Как дерево украшается многочисленной листвой, плодами и цветами, так и древо Церкви Русской с самого начала, от самых корней украшено великой красотой святости. Начиная с первых страстотерпцев, князей Бориса и Глеба, которые были убиты окаянным их братом Ярополком (крещеным, но не просвещенным в христианской вере, не принявшим ее до глубины сердца), и заканчивая теми святыми, которых мы еще не знаем, которые, возможно, живут сейчас среди нас.

Православная Церковь и сейчас в России украшается и славится. Мы видим множество дивных святых, иконами которых украшаются наши храмы, названные в их честь. Конечно, значимы для русского человека и Николай Чудотворец, и Георгий Победоносец, мы чтим Божью Матерь. Но отдельной любовью русские люди любят своих родных соплеменников, соотечественников, которые говорили на этом же языке, жили в этой же географической плоскости, понимали нужды и беды именно русского народа. Их множество, и все они прославлены в разных ликах святых (начиная с равноапостольных Кирилла и Мефодия). Казалось бы, братья не были русскими, но по духу они были славянами, их мы тоже вспоминаем в этот день.

Благоверные – тоже особый лик святости. Такого человека мы прославляем не за его положение в обществе как начальника, но за его действительно настоящий подход к сохранению веры, предания и истории того общества, которым он руководил. Я намекаю на благоверного князя Александра Невского; его 800-летие мы сейчас обсуждаем и радостно славим в этом году. У нас есть возможность приложиться к мощам дивного угодника Божьего со 2 по 6 июля в Вознесенском кафедральном соборе. Они прибыли к нам при соблюдении санитарных мер и требований властей в этот непростой период продолжения истории с новой коронавирусной инфекцией.

Мы видим и людей, которые прославили Русскую Церковь, казалось бы, через вещи, не связанные с нею. Например, известный любому русскому человеку из истории со школьных времен Федор Ушаков в нашей Церкви тоже чтится как святой праведный. Император Николай  II, последний император Российской империи, – это святой страстотерпец, который причислен к лику святых вместе со всей своей семьей: супругой и детьми. Мы вспоминаем о многочисленных святителях. Святой архиепископ Лука Крымский – человек, который был лауреатом Сталинской премии, но при этом, оставаясь светилом науки и действующим врачом по гнойной хирургии, продолжал служение архиепископа Русской Православной Церкви. Он был в Новосибирске, для нас тоже важна его память, мы его очень чтим.  

Есть множество праведных священников: Алексей Московский, Иоанн Кронштадтский. Нельзя не вспомнить о блаженных Ксении Петербургской и Матроне Московской. Множество святых, помимо тех, что у всех на устах, есть у каждого региона. В Сибири мы вспоминаем о сибирских святых – тех людях, которые потрудились на ниве церковной: епископах, праведниках, преподобных и блаженных. Если попутешествовать по нашей великой и могучей стране, мы в каждом регионе услышим разные имена, потому что там чтят память именно тех святых, которые близки людям этого региона.

Конечно, память своих святых (в нашем случае новосибирских) тоже чрезвычайно важна. Не так давно Святейший Патриарх подписал постановление о признании действующим Собора святых, в земле Новосибирской просиявших. Возглавляется он великим святым, которого Москва считает своим, а мы считаем своим. Я говорю про Макария, он был сначала епископом Алтайским, а затем стал митрополитом Московским. Конечно, это и священномученик Николай, и священномученик Иннокентий (новосибирские), и многие другие, кто территориально, географически был с нами связан.

Да, мы понимаем, что, может быть, у нас нет тесной духовной связи с этими святыми людьми. Наверное, мы не настолько глубоко любим Христа и не готовы пострадать за Него во многом. Но сам факт того, что мы ходим по одной земле с этими святыми и называемся сибиряками, вселяет в нас уверенность, что им особо дорога и ценна наша земля и что они продолжают молить Всемилосердного Господа перед Престолом Владычным за всю Русь и за нашу землю Новосибирскую.

– Как осуществляется связь между людьми и угодниками Божиими?

– Любой способ взаимодействия с миром духовным может показаться странным для человека со стороны. В принципе, человеку всегда нужно какое-то физическое подтверждение чего-то. Когда мы просим человека доказать, что он нас любит, мы ожидаем, что он нас будет обнимать, целовать, гладить по голове. Очень странно, когда человек говорит «люблю», но никак это не проявляет. То же самое по отношению к Богу. Когда мы говорим, что любим Бога, то стараемся это деятельно, визуально, фактически проявить: мы ходим в храм, встаем там на колени, стоим на ногах долгие службы, совершаем крестное знамение, целуем священные иконы, видя изображенных на них святых угодников Божиих.

Когда мы говорим о прямом общении со святыми, для нас это молитва. Молитва – форма такого разговора, когда ты не видишь человека, не можешь вступить с ним в полноценный диалог, потому что не получишь вербального ответа. Но при правильном молитвенном настрое мы сможем ощутить, что нас слышат. Когда звонишь по телефону и человек не имеет возможности тебе ответить (допустим, он на совещании), но трубку взял, ты чувствуешь, что тебя слышат, раз трубку не бросили…

Такое же ощущение должно возникать от молитвы. Мы должны чувствовать, что это не разговор с самим собой, не жалобы на что-то, не бесплатная психотерапия, когда ты пожаловался, поплакал... У тебя действительно тесная и прямая связь с тем святым человеком, который жил, может быть, совершенно недавно, как наши многочисленные новомученики и исповедники Церкви Русской.

А с теми святыми, которые жили века назад, мы и не смогли бы поговорить на одном языке, они не поняли бы наших проблем с машинами, телефонами, квартирами. Но это все стирается, потому что там, где есть Бог, все земные тонкости и мелочи отходят на задний план. И мы в искренней молитве чувствуем эту тесную связь, понимаем, что святые угодники Божии принимают наши молитвы. По возможности они стараются нам помогать и, конечно, усердно молят Всемилостивого Спаса – Господа Вседержителя, Его Пречистую Матерь Деву Марию о том, чтобы наши скромные желания, просьбы исполнились, если на то есть воля Божия, если эти желания будут нам полезны.

Мы часто ведем себя как маленькие дети. Нам хочется чего-то, и нужно, чтобы нам обязательно это дали. И когда нам Бог этого не дает, мы надуваем нижнюю губу, говорим: «Он плохой, Его нет, Он меня не слышит». На самом деле маленькому ребенку много чего хочется: выбежать на дорогу, вылезти из окна, посмотреть, кто живет в розетке, съесть много сладкого. И родитель, ограждая ребенка от опасности, предстает очень жестким и неправильным, несправедливым, нехорошим. Часто в наших отношениях с Богом бывает так же, и мы воспринимаем святых как экстренных помощников. «Мне нужна помощь в торговле – поставлю свечку Николаю Чудотворцу».

– А есть такое разделение?

– Такого разделения нет, оно условное. Мы понимаем, что если человек совершил какие-то чудеса в своей жизни, связанные с этим, наверняка он быстрее откликнется на нашу просьбу.

Кстати, есть еще один лик святости – святые бессребреники. Косма и Дамиан, целитель Пантелеимон – это те святые, которые обладали даром врачевания, но не брали за это денег, не зарабатывали на этом, а даром служили. Как говорил Христос: Туне приясте, туне дадите. Бесплатно получили – бесплатно отдавайте. Поэтому все эти разделения святых придуманы людьми для успокоения. Естественно, деление на ответственных по категориям в духовном мире отсутствует. О наших нуждах мы можем молиться кому угодно, если чувствуем с ними тесную связь.

Многие из нас в этот день будут отмечать свои именины, потому что названы в честь русских святых, которые просияли в наших географических широтах. Это тоже лишний повод вспомнить о них, сходить на богослужение, исповедоваться и причаститься, может быть, отдельно помолиться: заказать молебен или спеть акафист своему святому. Немаловажно для духовной жизни каким-то образом это радостно отметить и задуматься прежде всего о том, насколько мы похожи на них.

 Церковь никогда ничего не делает просто так, не ставит декорации. Любое празднование в Церкви дано для того, чтобы человек мог сравнить свою жизнь с предлагаемыми Церковью обстоятельствами. Мы, наверное, должны сейчас взять пару-тройку житий русских святых, прочитать и приложить это к своей жизни. Все ли у нас правильно? Этот человек жил в такой непростой обстановке – и так себя вел, а этот человек из лагерей не выходил – и не предавал Христа. А я не предаю ли Христа? Действительно ли являюсь христианином? Не просто ли так ношу это звание, не обманываю ли сам себя, что я верующий? Действительно ли я верую? Вера моя – это образ дела или только образ мыслей? Доказываю ли я сам себе, Богу и всем остальным, что это для меня не пустой звук; или я говорю, как многие, что Бог у меня в душе? Он там где-то лежит, я Его иногда достаю, поглажу, поговорю с Ним и обратно положу. Русские святые во многом показывают нам, что невозможно просто носить звание христианина, а поступать совершенно иначе. Если уж назвался груздем, говорит наш мудрый русский народ, полезай в кузов.

– Нередко ребенку дают имя того святого, чья память отмечается ближе всего к дате его рождения. Можно ли в таком случае рассчитывать на небесное покровительство этого святого?

– Безусловно, есть специальный праздник. Сам день крещения называется днем ангела, потому что в день крещения человек получает от Господа ангела-хранителя, который точно сопровождает его до окончания земной жизни, а вот дальше – большой вопрос. И если мы говорим о дне именин, то подразумеваем, что это тот день, когда празднуется память святого, имя которого мы носим («тезоименитый» – красивое греческое слово, у нас это сокращенно звучит как «тезка»). Мы воспринимаем этот день как свой праздник.

День памяти – это обычно день смерти. Мы, христиане, не празднуем день рождения святого. Для нас значимо не то, как он пришел в этот мир, а как  ушел из этого мира и как вошел в жизнь вечную. Поэтому в день, казалось бы, скорбный и грустный христиане радуются, поют величание, служат полиелей, помазываются освященным маслом.

Этот день очень важно отметить не только для себя, но обязательно прийти в храм, исповедоваться, причаститься, провести день свято. Фактически у глубоко воцерковленных людей этот день стоит на первом месте, многие даже не празднуют день своего рождения (или празднуют его гораздо скромнее). Но для христианина, конечно, важнее день его тезоименитства, день того святого, чье имя он имеет. Не только потому, что он в честь его назван, но и потому, что по его вере он теперь является его небесным покровителем, ходатаем, молитвенником и заступником перед Господом Богом. А мы должны по своим скромным усилиям стараться походить хотя бы немножко на тех святых людей, дивных угодников Божиих, имена которых носим. Дай Бог, чтобы мы носили их достойно.

– Завершается Петровский пост. В этом году он был краткосрочным, всего двухнедельным. Что нужно еще успеть сделать полезного для души?

– Любой пост – время усиленной работы над собой. Святая Церковь учит нас, что даже если мы проспали начало или середину поста, никогда не поздно приступить к делу самосовершенствования. Если наши зрители поняли, что весь пост прошел буквально мимо, это вовсе не значит, что теперь нет никакой возможности исправить свою жизнь. Дело в том, что многодневными постами Церковь устраивает как бы особые дни сосредоточения на нашем духовном развитии. Вот у военных есть военные сборы, у спортсменов олимпиады, они к ним готовятся. Но при этом мы знаем, что любой спортсмен, военный не может расслабиться после сборов, он очень быстро потеряет форму.

Пост помогает нам правильно подготовить себя к тому, чтобы достойным образом встретить великий праздник первоверховных апостолов Петра и Павла (12 июля). Оставшиеся дни могут быть действительно трамплином, пусть без предварительной дорожки, которые есть на трассах (когда человек сворачивает, он сначала по специальной дополнительной полосе едет). Мы можем и так броситься с места в карьер, но при этом не надо свою жизнь ограничивать только многодневные постами. Церковь дала удивительную возможность каждую неделю вспоминать о самых важных событиях в жизни Спасителя: о предательстве Его в среду и о Его распятии в пятницу. Поэтому каждая среда и пятница тоже являются постными днями. Если человек по какой-то причине не смог соблюдать многодневный пост, он может поработать над собой, строго соблюдая постные дни, установленные Святой Церковью еженедельно.

Ведущая Инесса Титова

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​