Плод веры. Писатель, главный редактор православной газеты «Благовест» Антон Жоголев. Продолжение

1 июня 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Почему в Самаре есть памятник Бабе Яге, но нет памятника жертвам голода в Поволжье? Зачем читать православные газеты, если вся информация есть в интернете? Рассказывает писатель, главный редактор православной газеты «Благовест» Антон Жоголев.

Сегодня мы продолжаем разговор с Антоном Жоголевым, писателем, главным редактором православной газеты «Благовест».

– В прошлой программе Вы интересно и вдохновенно рассказывали о том, как в начале 1990-х годов создавали газету «Благовест». Чем живет сейчас газета, о чем пишет, что интересует читателей, какова обратная связь?

– Есть «газеты-личности» (это не самый плохой вариант). Был у меня замечательный коллега Александр Раков (сейчас покойный), который и был газетой «Православный Санкт-Петербург» для многих читателей. Газета и сейчас живет, но его личность затмевала все: настолько он был ярок и интересен (хотя там есть и другие достойные авторы). Какое-то время был соблазн, что и я превращусь в такого же редактора-газету и стану «Благовестом». В каком-то смысле так и есть, потому что я ее создал и посвятил ей всю жизнь. Тем не менее в ней звучат разные голоса: у нас полифония.

Я работаю с людьми, которыми каждый день восторгаюсь. Например, много лет со мной работает Ольга Ивановна Ларькина – прекрасный журналист, замечательный писатель. Двадцать пять лет она несет (и с большим достоинством) крест газетной журналистики. Конечно, другим удержаться на таком уровне тяжело − сотрудники уходят, меняются, потому что планку мы взяли очень высокую. Чудом пришли на помощь другие люди. Например, последние три или четыре года ни один выпуск журнала «Лампада» и газеты «Благовест» не обходится без прекрасных статей, рассказов, очерков писателя Владимира Николаевича Крупина. На мой взгляд, это лучший современный православный писатель. Так и есть, потому что он стал первым лауреатом Патриаршей литературной премии (это о чем-то говорит). Владимир Николаевич всей душой полюбил «Благовест». Он не получает у нас никакого гонорара (иногда даже сам нам его посылает). Он полюбил газету; говорит, что ее читатели – это его родня. Все, что выходит из-под его пера, он в первую очередь отсылает нам (иногда еще в другие издания). Он всегда очень внимателен к нам, всегда благодарит за публикации (хотя у него такой послужной список, что это мы должны радоваться, что у нас такой автор).

Этот случай уникальный, изумительный, но не единственный. Двадцать лет с нашей газетой сотрудничал другой большой православный писатель Николай Михайлович Коняев из Санкт-Петербурга. Замечательный писатель! К сожалению, два года назад он отошел ко Господу, похоронен в Александро-Невской лавре на Никольском кладбище, где хоронят самых известных и достойных людей. Для нас это большая потеря, потому что Николай Михайлович был одним из тех, кто придавал газете особый духовный колорит.

У нас есть и неименитые авторы, мало кому известные, кроме наших читателей. Это матушка Марина Захарчук из Белгородской области, супруга священника Луки из достаточно глухого села Новенького. Она присылает нам прекрасные статьи и стала родной для наших читателей, ее публикаций ждут. Она, как и я, училась в Питере на факультете журналистики. У нее тяжелая судьба: она претерпела за веру. Ее выгнали с последнего курса, потому что она вышла замуж за семинариста, будущего священника.

Среди корреспондентов, о которых мало кто знает за пределами нашей редакции, но которых полюбили читатели, – Елена Юдакова из Тамбова, руководитель воскресной школы при местном Петропавловском храме. Пишет прекрасно, светло, радостно. Затем  Виктория Белькова из Иркутской области. Прекрасно пишет Юлия Молчанова, учитель русского языка в мало кому известном селе Волгоградской области. Это настоящие духовные родники! Они сейчас поддерживают редакцию. Трудно сказать, что бы мы без них делали. Обратите внимание на географию: вся Россия собралась, чтобы помогать «Благовесту», а мы скорбим, что дела наши плохи. Все очень хорошо, нам только денег не хватает.

Как Господь нес Крест? Крестоношение не обходится без помощников. Я не сравниваю с собой, просто хочу сказать, что сейчас это общее дело. Это не газета Жоголева или Ларькиной (хотя мы не снимаем с себя ответственности), это коллективное большое дело, соборное делание. В нем участвуют молитвой наши читатели, а их молитва живая, подлинная. Люди относятся к нам не как к чужим журналистам. Многие выписывают газету с 1991 года. Сменились поколения: бабушки отошли в Царство Небесное, их дочери читают газету. Это уже часть семейного предания. Для них мы не абстракция: они к нам относятся с душой, шлют свои рубрики, потому что хотят, чтобы газета была. Многие не представляют, как без нее жить. Например, в тяжелые ковидные времена (к сожалению, и нашу редакцию эта беда не миновала) мы в январе поздно вышли из отпуска по болезни. Были звонки, люди интересовались, не случилось ли чего с газетой. Мы их успокоили: номер вышел, все на месте, слава Богу, живы-здоровы и продолжают свое служение.

– О чем Вы чаще всего пишете, какие темы популярны?

– Газета – дело живое. Мы пишем о том, что имеет отношение к духовной жизни. Раньше у нас была любимая тема – старцы. В каждом номере мы радовали читателей поездками к  подвижникам, которых знает вся страна, это: схиигумен Иероним; московский старец, узник ГУЛАГа отец Михаил Труханов (великий человек, любил нашу газету, давал интервью, благословлял нас); блаженная схимонахиня Мария, очень известная схимница, юродивая. Я могу назвать еще очень много имен. Ездил к старцу архимандриту Кириллу (Павлову). Всех не перечислишь. Теперь у нас этого меньше, потому что изменилась ситуация: читателю уже надо другое. Сейчас мы рассказываем о жизни, учимся сами и учим других жить по-православному на своем примере (порой неудачном). Мы живем в тяжелом, электронном мире, в котором воинствующий секуляризм никуда не делся; отстаиваем свою веру и себя. Мне кажется, для наших читателей, которые живут примерно в тех же условиях, что и мы, это полезно.

– В одной из своих статей Вы написали: «Газетная журналистика переживает серьезный кризис: падают тиражи, интерес к печатному слову». Все так плохо?

– Я не скажу, что плохо, но ситуация очень серьезная. Газеты – это то, что связывает поколения. Казалось бы, какая разница? Ехал в московском метро десять лет назад – люди читали пусть не очень хорошую и качественную, но прессу. Еду сейчас – никто уже газет не читает. По дороге на вокзал в Самаре мне показали киоск, который был недавно «Роспечатью», а сейчас это «Шаурма». Эта реальность меня как журналиста-газетчика (у меня в дипломе так написано; и по жизни я такой) очень расстраивает.

Почему нужна газета? Почему ее нельзя заменить? Потому, что газетный формат нельзя стопроцентно перевести в виртуальную реальность – не получится. Газета – это что-то другое. Она передает новые оттенки и качества в изложении информации, в расположении материала. Даже осязание газеты имеет смысл: это более глубокое прочтение. У нас прекрасный сайт, мы его очень любим, занимаемся им, понимаем, что за ним в каком-то смысле будущее, но отношение к нашим статьям у интернетного читателя и газетного разное. В Интернете моментальный диалог: нажал на кнопку и лайк поставил, а духовный диалог, духовное общение труднее. Оно там тоже возможно, но все-таки это немного не то.

Представьте газету журнального XIX века (как сейчас «Благовест»). В принципе газета почти не изменилась. Когда я учился на факультете журналистики, ходил в Санкт-Петербурге в Публичную библиотеку, листал газету «Московские ведомости» середины XIX века. Не могу сказать, что «Благовест» точно такой же, но в принципе это та культура, которая измеряется уже столетиями. Если она вдруг уйдет (мы всё будем делать, чтобы она не ушла, но не все от нас зависит), то вместе с ней уйдет нечто. Великая мудрость Господа состоит в том, что мир живет в разных временных измерениях. В Москве жизнь идет в одном ритме, в Самаре – в другом, в глубинке – иначе.

Нельзя все перевести в гаджеты. До сих пор кому-то нужна печатная продукция. В Москве, наверное, с этим сложнее, потому что цифровизация взяла высокую планку. А где-то люди еще хотят неспешного общения: чтобы в почтовый ящик живой человек-почтальон положил газету, а они ее взяли, выбрали минутку и почитали (может быть, еще и вслух своим домашним).

Это большое дело. Мне бы хотелось, чтобы газетная журналистика жила. Живет же театр вместе с кинематографом одновременно: они как-то разделили сферы влияния и не мешают друг другу, а даже помогают. Надеюсь, так будет и здесь. Время покажет, прав я или нет.

– Вы издаете много книг, особенно самарских авторов. Чем может гордиться Самарская земля? Хоть Вы и не любите слово «гордиться», но о ком из самарских писателей Вы хотели бы рассказать?

Мои святыни в Москве – это святитель Алексий и Владимирская икона Божией Матери. Мой профессиональный интерес – это православный магазин на Пятницкой, потому что я имею отношение к православному слову. Я вчера там был и обратил внимание, что людей стало меньше, к сожалению (может быть, это была случайность; дай Бог, чтобы люди интересовались духовной литературой). Магазин прекрасный. Я нашел там на полке книгу «Цветок Сиона» − записки паломника на Святой Земле. Ее написал мой близкий друг, протоиерей Сергий Гусельников. Наверное, я его выделю из большого числа наших самарских писателей. Он был в 1993 году заместителем редактора газеты «Благовест». Но судьба у него сложилась по-другому: он стал священником. Так же, как и многие те, которые вышли из «Благовеста» и стали прекрасными пастырями: отец Игорь Макаров (он в здравии, до сих пор служит), отец Георгий (Китов) (отошел ко Господу) и отец Сергий, духовный писатель, член Союза писателей России (мы вместе с ним вступали в Союз писателей). Он издал несколько настоящих, подлинно духовных книг. Он и после смерти продолжает служить людям, миссионерствовать.

К сожалению, наш «Благовест» тяжело перенес эту потерю. Отец Сергий скончался в прошлом году на Натальин день от последствий ковида. Прекрасный священник, настоятель самого крупного в Поволжье Кирилло-Мефодиевского храма в центре Самары, недалеко от Волги. Это человек, которого знал весь город, потому что у него было неравнодушное сердце: он не мог не реагировать на грех и пытался всячески с ним бороться – словом, делом, молитвой. Его провожала вся Самара, это было печальное событие. Отец Сергий был большим духовным писателем. Его книгу о Святой Земле я рекомендую прочитать всем.

– Какие книги, которые Вы издавали, пользовались наибольшей популярностью?

– Мне удалось в 2001 году издать книгу «Самарский батюшка протоиерей Иоанн Букоткин». Ее до сих пор время от времени переиздают, ее можно увидеть на полках магазинов. Был у нас в Самаре такой священник: очень маленького роста, с громким голосом.  Великий молитвенник, тихий подвижник, который нигде себя не афишировал, но его знали все: вся Самара знала о силе его молитв. Он был духовником епархии, «Благовеста» и моим. Я застал его на излете лет: застал его старческую, человеческую, священническую мудрость; успел получить от него благодать и мир. Я помню его советы. Он говорил мне: «Антоний, держи язык мягче». Он не всегда меня хвалил, бывало разное. Я ему благодарен в первую очередь за его молитвы. Мы издали о нем, мне кажется, очень хорошую книгу, потому что про отца Иоанна плохо написать трудно.

– Какие книги с более общеизвестными сюжетами выходили в издательстве?

– Так как наше братство носит имя святителя Алексия, то перед нашим небесным покровителем святым Алексием, митрополитом Московским, у нас есть долг. Одна из главных целей братства – популяризация его духовного наследия, его связи с нашей Самарской землей, чтобы каждый самарец знал, кто его охраняет на небе и предстоит за наш город пред Господом.

Мы издали всеобъемлющую книгу о святителе Алексии, митрополите Московском, собрали очень много материалов (один самарский краевед это замечательно сделал). Книгу издали с большой любовью, на высоком полиграфическом уровне. Когда мы ее показали настоятелю Елоховского собора (к сожалению, он один из первых умер от ковида), он сказал, что книга очень достойная, и попросил, чтобы мы передали ее Елоховскому собору, где лежат мощи святителя Алексия. «Там эта книга и должна находиться» – так высоко он ее оценил.

Были, конечно, и другие издания, но я останавливаюсь на этом, потому что для нас святитель Алексий наиболее значимый святой, благодаря которому наш город живет в относительно духовном благополучии; его молитвы нас охраняют. Недавно произошло важное событие: впервые частичка мощей святителя Алексия прибыла на Самарскую землю. Теперь она с нами в храме Георгия Победоносца. Это особый храм, который         находится в самом центре города; храм-памятник.

– Я знаю, что Вы издавали книгу, посвященную стоянию Зои?

– Тема стояния Зои охватывает целый период моей жизни (и вообще целый период жизни страны). Первый раз я прикоснулся к этому в 1989 году, когда был светским журналистом (это была моя первая статья на духовную тему). Как я об этом узнал? Мне об этом рассказывали отец, мама (хотя не были непосредственными свидетелями или участниками этого чуда); об этом знают все коренные самарцы. Я заинтересовался, решил разобраться, что же там такое было.

Когда я постигал это чудо, менялась моя жизнь. Сначала я об этом писал в светской молодежной газете, потом в «Благовесте». Тему не прекращают поднимать до сих пор. Тридцать лет мы находим какие-то новые свидетельства, штрихи. Это настолько великое чудо! И людям оно интересно. До сих пор немало белых пятен, мы знаем не все. И я, как журналист, не слагаю с себя ответственности за это.

Известно, что Зоя Карнаухова в 1956 году в январе на Новый год взяла икону Николая Угодника для того, чтобы с ней потанцевать. И была наказана – окаменела. Это факт, который нельзя отрицать. Я сам нашел много свидетелей, которые видели это лично. Многие передают сейчас это как предание, но отрицать это невозможно (либо отрицают по злому умыслу). Много непонятного и неоткрытого еще: например, дальнейшая судьба Зои до сих пор остается таинственной для нас.

Мы издали книгу, я не раз выступал с этой темой на телевизионных передачах, мы создали по материалам «Благовеста» хороший документальный фильм (режиссер В. Осипов). Фильм не устарел, его можно найти в Интернете. Уверен, что еще будут публикации, находки, свидетельства, потому что чудо безмерно (как и наша православная жизнь).

– В этом году исполняется 100 лет трагическим событиям Поволжья − голоду, который свирепствовал в 30-е годы. Вы занимались этой темой. Что это было? Сейчас новое поколение об этом ничего не знает.

– Интересный год у нас сейчас − год юбилеев: начало Великой Отечественной войны, 170-летие нашей епархии, 30-летие возвращения нашему городу его исторического имени Самара.

Столетие поволжского голода – событие огромное, но, судя по всему, оно пройдет тихо. А ведь событие колоссальное по тем страшным последствиям, которые перенес наш народ. Самара была в эпицентре голода, пережила этот кошмар, массовую гибель людей. Голодом было охвачено несколько губерний, около двух миллионов людей подвергались угрозе голодной смерти. Было все, вплоть до людоедства. И в Самаре нет ни одного памятного знака, посвященного этому событию! Мне кажется, что это неправильно. Как журналист я заглянул в архивы, и не все, что я там увидел можно передать словами. Как сказала моя сотрудница, заместитель редактора Ольга Ивановна: «Если мы это все напечатаем, люди не смогут спокойно спать. Давайте пожалеем наших бабушек». Интернет-аудиторию мы тоже жалеем, конечно, но там больше молодых людей с крепкими нервами, и им это надо знать.

Это событие требует работы настоящего историка, профессионала. Я все-таки журналист и не могу передать читателю во всем объеме эту трагедию. Тут должна вестись серьезная работа. Конечно, надо поставить какой-то памятник. Недавно поставили памятник Бабе-Яге. На него нашли деньги, а на памятник сотням тысяч пострадавших людей – нет. Пока совсем не ушла память, пока живут еще семейные предания об этом голоде, нашему поколению надо это сделать. Например, моя бабушка Таисия Ивановна. Она жила в эпицентре этих событий, ее кормила АРА (американская компания, которая оказывала реальную помощь голодающим). За моим прадедом ходили толпами − его хотели съесть. Страшное было время! Если мы это все забудем, будет неправильно. Конечно, не «Благовест» этим должен заниматься, должна быть государственная политика в Самарской области. Будем надеяться и по мере своих сил способствовать тому, чтобы это состоялось. Достойный памятник трагедии необходим.

– В завершение нашей программы, чтобы мы закончили на позитивной ноте, расскажите о самых ярких впечатлениях от встреч с теми людьми, с которыми Вам приходилось общаться профессионально.

– Одна из радостей нашей профессии – общение с православными людьми. Мне приходилось брать интервью у людей, которые находятся на высокой духовной ступени, стяжали дух мирен. Общаясь с такими людьми, невольно чуть-чуть проникаешься этим же духом.

Относительно недавно я брал интервью у замечательного доброго пастыря игумена Петра (Луканова), к сожалению, скончавшегося от ковида. Он создал под Самарой Покровский мужской монастырь в селе Чубовка. Было ему всего 50 лет. Душа его горела до Божьего дела. Будучи молодым человеком, отец Петр создал не один монастырь: Чубовский, а потом еще Чагринский (есть у нас святой подвижник Александр Чагринский, мощи которого просияли на Самарской земле). Теперь эти монастыри живут уже без него, у них свой путь.

За полгода до смерти мы с ним встретились. У него был юбилей, и я всю его жизнь записал на диктофон, опубликовал материал в двух номерах. Люди восхитились его светлой и радостной душой, им как настоящим и сильным человеком. Хоть он был молодой, не из старческого поколения, но такие подвижники до сих пор еще есть. Когда Господь приводит к таким людям, понимаешь, что ты выбрал хорошую профессию.    

Ведущий Александр Гатилин

Записали Людмила Кедысь и Ирина Обухова

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 27 июля: 09:05
  • Четверг, 29 июля: 03:00
  • Воскресенье, 01 августа: 00:05

Анонс ближайшего выпуска

Как уберечь детей и подростков от последствий употребления алкоголя и наркотиков? Рассказывает Олег Моисеев, руководитель московского городского отделения Общероссийской общественной организации "Общее Дело РФ".

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​