Беседы с батюшкой. Протоиерей Василий Гелеван. 16 января 2024

16 января 2024 г.

В гостях у нас сегодня протоиерей Василий Гелеван, клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Сокольниках.

– Завтра празднуем Собор семидесяти апостолов. У каждого из них очень интересная судьба. На самом деле в этом Соборе и братья Господа, и евангелисты, и первомученик архидиакон Стефан, и другие. Давайте вспомним хотя бы некоторых из них и подумаем, чему сегодня мы можем у них поучиться.

– Да, прекрасное начало. Напомню, что есть два апостольских круга: наиболее тесный состоит из двенадцати, а тот, который мы сегодня вспоминаем, более пространный, из семидесяти имен святых первых веков. Само слово «апостол» буквально с греческого переводится как «посланник». Апостол – тот, кто несет Благую Весть. Это уста, руки и ноги Церкви, потому что первые апостолы буквально перемещались в пространстве, получали в удел тот или иной участок земли либо континент и там проповедовали Христово Евангелие.

О первых апостолах из семидесяти мы слышим еще в Евангелии. Они приходят, получают свои распоряжения, выполняют их. В число семидесяти входят также евангелист Марк, архидиакон Стефан и прочие диаконы.

Что за диаконы? Их послушание было печься о столах. Об этом мы читаем в Книге Деяний святых апостолов, когда старец Петр предложил апостолам сосредоточиться на проповеди слова Божьего, на молитве, исцелениях, путешествиях, а повседневные бытовые заботы поручить молодым друзьям. И на них возложили руки, так появилась первая, начальная, степень священства. Есть вторая – это священники Божии.

В Собор семидесяти апостолов входит также архидиакон Стефан. Он является первым мучеником за Христа. Он архидиакон, первомученик и апостол. В Троице-Сергиевой лавре находится ростовая икона, в которую инкрустирована десница святого архидиакона Стефана. Его память Церковь празднует 9 января. Кто имеет желание, конечно, всегда может приехать туда и приложиться к деснице. Для этого необходимо зайти в Серапионову палату. Попросите смотрителя, он вас пустит, там хранится такая величайшая святыня православного мира: десница святого архидиакона Стефана.

– Интересно, чем семьдесят апостолов отличались от двенадцати?

– В принципе, ничем. Кроме того, что они входили в более широкий круг и не имели возможности три с половиной года следовать за Христом, как первые призванные. Круг слушателей Евангелия рос, как и круг желающих получить евангельское благословение. Поэтому апостолы избираются для дальних задач. Собор 70 апостолов – это те, что понесли евангельское слово за пределы Палестины, по материкам. Позднее в этом круге появятся и мученики, и священнослужители, и епископы. Но изначально это были обыкновенные слушатели, такие же, как те первые апостолы, которые пришли и остались со Христом: Андрей, Иоанн, Иаков. Это более поздние ученики Христовы. Но, можно сказать, еще их преимущество в том, что они молодые слушатели. В двенадцати же были уже и престарелые: Петр, Иаков Зеведеев. А здесь преимущественно молодые люди, потому здесь и возник институт диаконата.

– Интересно, что апостольский чин не ограничен только 12 или 70 учениками.  Именно апостолами. Например, на территории Азербайджана проповедовал апостол Елисей, в Иране чтят апостола Мари. И они не входят ни в какое число апостолов: ни в 70, ни в 12. То есть они продолжатели апостольского дела, но их все равно тоже именуют апостолами.

– В догматическом учении уже зафиксировались и число апостолов, и их имена. И теперь те, кто выполняет достойную работу, на такой же высоте по значению, именуются у нас равноапостольными. Как, например, Константин и Елена; либо уже в наших широтах святые равноапостольные Владимир и Ольга, для Грузии равноапостольная Нина и так далее.

– А Мария Магдалина тоже равноапостольная, хотя она современница Христа и апостолов. Но, видимо, она не могла быть апостолом, потому что женщина?

 – Да, мы не знаем ни одного женского имени среди апостолов Православной Церкви. Так сформировалось еще с первых веков существования христианства, но сразу хочу оговориться: это вовсе не значит, что мужчины более привилегированные или женщины чем-то ущемлены в правах. Ни в коем случае. У женщины достаточно много послушаний в Церкви Христовой. Достаточно вспомнить только про святую Марию Магдалину, ведь именно ей первой явился воскресший Господь, именно женщине. Другие мироносицы стоят на том же уровне достоинства. Но так сложилось, что священство доступно только для мужчин. Это тоже ветхозаветная традиция, потому что мы очень традиционные, большое значение имеет такая связь, для нас это очень щепетильный вопрос, чтобы сохранить все те правила, которые были у апостолов.

– Вопрос от телезрительницы Елены: «Периодически бываю в монастыре на вечернем богослужении; во время окончания читается акафист перед иконой Пресвятой Богородицы «Всецарица». Я онкологическая больная и всегда стараюсь, когда есть такая возможность, на нем присутствовать. Кроме того, что есть собственная молитва, матушки обращаются с просьбой о прочтении большого количества имен тех, кто требует поминовения. И тем, кто присутствует во время акафиста, выдают такой «талмуд» с именами. Соответственно, я его принимаю, читаю. Может быть, это очень даже и хорошо: не молиться, а перечислять имена тех людей, которые просят об этом. В монастыре эти списки довольно большие. Но если дали послушание, поручение на время чтения акафиста, нужно принимать эту задачу?»

– В монастыре есть такое понятие: послушание. И есть такая поговорка: послушание выше поста и молитвы. Это как раз и означает, что это такая форма молитвы, которая еще больше соответствует евангельскому духу. Ведь что есть Евангелие? Это когда ты не ищешь своего, а ищешь, как бы помочь другому. Христос Сам дал нам пример такого служения ближнему, служения роду человеческому. Даже жизни не пожалел, а взошел на крест ради других. Сам не имел ни одного греха, но был распят за человеческие грехи и погребен, воскрес в третий день. В подражание Господу Христу мы служим друг другу. У святого апостола Павла в Послании к Коринфянам написано, что любовь не ищет своего. И замечено, когда человек настроит себя на служение ближнему, тогда и Господь дает ему еще больше, чем человек мог сам заслужить своими добрыми делами, молитвой и постом. В этом смысле как раз есть простая мудрость: дали послушание – молись за другого.

Еще одна цитата из Священного Писания: носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов. Это же чистой воды заповедь Божья. Тебе дали – помолись за других. В алтаре священники всю жизнь делают это. И я верую, что Господь обязательно даст и мне, и моим ближним что-то за то, что я в алтаре поминаю незнакомых, как бы сейчас сказали, посторонних людей, но тех, с которыми меня связывает вера во Христа, которые так же, как и я, сейчас пришли в храм. Я полагаю, что в этих, как Вы сказали, «талмудах» имена как раз таких же людей, как и Вы, которые несут крест онкологической болезни. Вы с ними в одной лодке. Поэтому здесь как раз это работает: носите тяготы друг друга, молитесь друг за друга, и Господь будет между вами. А где Христос посреди вас, там и благодать.

Кстати, вопрос о молитве и послушании, именно в контексте, когда дают некое послушание на богослужении, актуален и для священнослужителей, и для алтарников. И наша телезрительница попала на такое послушание в монастыре. Ведь когда ты находишься на богослужении, то должен не просто погрузиться в молитву, сосредоточиться и вести беседу, обращаясь к Богу, но надо выполнять и определенные действия как бы по чинопоследованию. Это тоже может отвлекать от молитвы.

– Это тоже молитва, предстояние, пускай не в алтаре, не у престола перед чудотворной иконой, но предстояние за своих ближних или незнакомых людей. Но не посторонних, потому что все братья и сестры во Христе, все пришли в едином порыве молиться одному Богу, одному Христу. Поэтому нисколько не сомневайтесь, Вы делаете доброе дело, которое поможет другим и Вам будет во спасение. И чем больше ты помогаешь другим, тем больше к тебе возвращается.

– Бог же смотрит на намерение в первую очередь. Тебя попросят о помощи, дадут какие-то важные задачи, но если ты пришел с намерением помолиться, то это тоже можно считать молитвой. 

– Враг рода человеческого всегда найдет еще много поводов уклониться от молитвы. Раз что-то идет со скрипом, значит, дело Божье; чем труднее, чем больше этот коэффициент, тем вернее, что вы стоите на правильном пути. Этот верный путь – служение ближнему.

– Вопрос от телезрителя Евгения из Белгорода: «В Послании апостола Павла говорится, что Ходатаем перед Богом является только Христос. Там нет ни слова ни о святых, ни даже о пророках. Почему?»

– Только Христос может взойти на крест и принести Себя в жертву, искупить род человеческий Своим крестным подвигом, потом сойти в ад. Только Он имеет власть извести оттуда и примирить с Богом Адама и Еву, все человечество. Такую власть имеет только Бог. Но это мы говорим о богословском ходатайстве как искуплении, спасении рода человеческого.

Но слово «ходатаица» традиционно укрепилось в нашей номенклатуре, в нашем словаре по отношению к Богородице. Это началось еще в Кане Галилейской, когда через Нее была исполнена первая просьба ко Христу. Во второй главе Евангелия от Иоанна очень ясно написано: что скажет Он вам, то сделайте.

Когда стоишь перед иконой Божьей Матери, то веруешь, что Она действительно Ходатай рода человеческого. Пользуясь своим материнским положением, особым подходом к Своему Божественному Сыну, Она может прямо подойти и попросить о тебе, грешном, о целом городе, о народе. Она Заступница рода христианского. Святая.

Точно так же мы приходим к святым угодникам. Мы веруем: то дело, которым они занимались во время своей земной жизни, не умирает. Возьмем недавно живущего какого-нибудь уважаемого священника, на память мне сейчас приходит имя архимандрита Кирилла (Павлова), к которому и я приходил и просил молитв, благословения, совета. И он, исполненный любовью ко мне, давал мудрые советы, молился обо мне, благословлял меня. Я вижу, что это были дела любви. Просто равнодушный, бессердечный человек никогда бы так не поступал, как этот пастырь. Это были дела любви.

А любовь, как мы знаем, не умирает. Об этом говорится во Втором послании к Коринфянам: любовь никогда не перестает. Итак, дело любви не умрет. Видите, как все последовательно? Дело молитвы, благословения и любви продолжается даже после того, как человек перешел из этого мира туда. Больше вам скажу, там у него еще больше шансов молиться за нас, ведь там он еще ближе к Престолу Божьему, потому что уже очищен от плоти, от греха. Святой, канонизированный Церковью, то есть его жизнь исследована специальной комиссией, и обратная связь от его мощей уже неоднократно возникала. Мы почитаем и древних, и современных святых именно по тому принципу, что любовь никогда не умирает.

– Действительно, слова апостола Павла больше говорят о Ходатае Христе в контексте нашего спасения от греха, обретения вечной жизни во Христе, благодаря Ему. Как мы стоим у иконы Богородицы, например, и обращаемся к Ней, так и Она, и святые стоят перед Христом. Наверное, мы так и представляем себе это в каком-то бытовом плане, что мы подходим и разговариваем, просим Пресвятую Богородицу передать Сыну какую-то просьбу от нас, как это было в Кане Галилейской.

– Все просто. Все так и было. Все так и происходит. Потому люди и берут в руки молитвослов и становятся у иконы Богородицы. Мы верим, что Она Предстательница перед нами, что Она стоит впереди. И, конечно, там сонм святых угодников Божьих. И чем крепче будет наша вера в это, чем глубже это осознание войдет в нас, тем более плодотворной будет молитва.

А всякое сомнение нужно отметать. Когда будет искренность, тогда Бог откроет нам и тайны богопознания. Только искренность и честность перед собой. Когда открываешь книгу или Священное Писание, ты должен быть честен. Ты не должен заранее программировать себя на поиск каких-нибудь казусов, как это делали фарисеи или законники, когда приступали ко Христу, искушая Его. Это путь бесполезный и бессмысленный. Только время терять. Делом надо заниматься и молиться о себе, о своих ближних и веровать, что Господь близко, что Он рядом и ждет, чтобы мы к Нему обратились. На самом деле Он уже давно знает, что мы будем просить. Эта веревка связывает нас с Богом. Мне очень нравится слово «веревка», оно рядом со словом «вера». И мы по этой веревке, как по канату, забираемся ближе к Богу. Каждый раз вот так. Но это дело напряжения. Вера – это не какой-то одноразовый подвиг. Это постоянно: раз ухватился, потом надо ухватиться еще раз, повыше. И так всю жизнь идти по направлению к Богу: трудиться и укрепляться.

– Вопрос от телезрительницы: «Я бы хотела знать, как умер Иосиф Обручник, муж Девы Марии».  

– Некоторые данные не написаны в Священном Писании, мы можем прочитать о них где-то в житиях святых. Но конкретно об этом я в детстве читал в книге «Земная жизнь Богородицы». Там написано, что он был уже глубоким стариком, старцем. Мы знаем, что когда Христу было 12 лет, они были в Назарете и участвовали в переписи, он был тоже в этом путешествии. И после он уже скончался тихо, мирно, в своей семье. Это не было еще пока никаким исповедничеством или мученичеством. Но если я забыл что-то, то буду благодарен, если вы сейчас позвоните в студию и поправите меня.  

– Я так понял вопрос: как Иосиф мог быть мужем Богородице, если мы веруем и исповедуем, что Она, во-первых, Дева, во-вторых, родила Сына Своего Иисуса Христа от Бога Отца, что Он воплотившийся Бог Слова, Сын Божий, Вторая Ипостась Святой Троицы, а тут Иосиф, муж?

– Это не совсем муж в том отношении, как мы сейчас понимаем супружеские отношения. Там не было супружеских отношений. Мы потому и называем Иосифа Обручником, что было обручение. По закону необходимо было совершить обручение Девы Марии с Иосифом (или с каким-то другим мужчиной). И Мария поставила одно условие, чтобы тот, кто будет Ее мужем, соблюдал Ее девственность, уважал Ее чистоту. Она с четырех лет в храме и решила, что будет всю жизнь девственницей. Это было Ее решение, Ее воля, и только на этом условии Она согласилась выйти замуж.

Напомню, что тот муж, обручник, целый год еще жил в отдельном доме после свадьбы. Я не могу вспомнить современные истории, такие семейные пары, которые готовы еще целый год жить в разных домах родительских. А потом, уже будучи мужем, он узнает весть о том, что его супруга зачала и ждет ребенка, хотя сам-то он знает, что не трогал Ее. Это, знаете, большой подвиг для него: принять на веру, что это ангел Господень снизошел. И это искушение. И это отражено в Евангелии от Матфея: Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее (Мф. 1, 19). Что значит «отпустить»? То есть не придавать огласке тот факт, что Она забеременела без его участия, а просто пожалеть Ее, иначе Ее должны были побить камнями. И он уже хотел это сделать, тогда явился ему ангел Господень и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святого (Мф. 1, 20).

И это искушение иконописец даже смог выразить в иконе. Это очень интересно. Представьте, друзья, сюжет Рождества Христова: вертеп, ангелы, пастыри и волхвы идут. И здесь Мария Дева, в самом центре Младенец, рядом Иосиф сидит... А рядом стоит  благообразный старичок, елейный весь из себя. Дьявол принял вид благообразного мудрого старичка, и вот он Иосифу в эту минуту как раз шепчет: «Отпусти Ее тайно».

Я когда смотрю на такую икону, думаю: каким бесцеремонным надо быть, чтобы в самое святое событие вторгнуться... Дьявол прямо в самое сердце, принципиально, в Рождество Христово, вторгается с этими сомнениями. Я надеюсь, что мы это все видим, все это понимаем: что – от Бога, что – от дьявола. Этот вопрос по поводу Обручника или непорочного зачатия должен остаться еще в детстве. Это должно быть предметом нашей веры и благочестия.

– Вопрос от телезрителя: «Очень люблю, обожаю читать батюшку Иоанна Кронштадтского. До чего ж он просто пишет, наставляет: просто молитесь. Хотела бы спросить у Вас, слышит ли батюшка меня, что я ему задаю вопросы? Как? И второй вопрос: а Господь слышит мои ничтожные молитвы, как батюшка советует? Я так не могу, из сил уже выбилась, не получается... Как дите малое».

– Все как дети малые. Сказал же Господь: будьте как дети (Мф. 18, 19). Вот мы и пытаемся по мере сил довериться Ему так же, как ребенок доверяет своим родителям. Любить Его и бояться Его обидеть. Просто нам самим больно, если мы вдруг чем-нибудь оскорбили, обидели своего отца или свою мать, нам самим неприятно, мы стараемся избежать этой ситуации. Надо, конечно, надеяться на то, что Он заступится, что Он защитит. Мать всегда поможет: споткнулся – поднимет тебя, на руки возьмет, ночью к тебе придет. Вот эти чувства детские по отношению к своим родителям еще в большей степени нам принадлежат по отношению к Богу. И душа человеческая доверяет Богу, молится Богу, ждет встречи с Богом. И мы верим, что Господь нас видит и слышит.

Он не просто видит и слышит, Он здесь, сейчас присутствует и между нами. Он сказал так: Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф. 18, 20). Святой, писатель, праведный Иван Кронштадтский оставил нам свои дневники, свои книги, письма, и голос его звучит. Причем звучит, как Вы сами только что подтвердили, с той же ясностью, с той же звонкостью, как и сто лет назад. Он звучит, и близки нам и его слог, и его вера, она нас самих укрепляет. Думаю, это уже является продолжением его дела. А какое у него дело? Он как-то однажды сказал, что хотел бы поехать миссионером куда-нибудь в дальние веси, потом оглянулся вокруг, а в Кронштадте столько людей обездоленных... Путиловский завод неподалеку, там тоже люди. Такие потерянные все... И говорит: «Вот где пахота, остаюсь здесь». И он до сих пор продолжает заботиться о нас.

Мы исповедуем, что душа бессмертна, а умирает только тело. У святого Иоанна, как и у любого святого, канонизированного Церковью, даже уже не тело, а мощи. И он этими мощами продолжает пребывать здесь, и мы можем прийти и приложиться к его мощам физически, тактильно, облобызать его, почтить его. Но, подчеркиваю, душа бессмертна, она не терпит никаких перемен. Только что она была в теле, а теперь она вне тела. Только что она была ограничена географией, холодом, жаром, болезнью, ночью, днем и так далее, а теперь снимаются все ограничения: она может переместиться отсюда, из этой студии в Москве, в Екатеринбург во мгновение ока. Как мысль. Я думал о том, как она движется. А как моя мысль? Я прямо сейчас вдруг оказался на берегу Атлантического океана, где-нибудь у подножия статуи Христа. И с такой же скоростью, как моя мысль, переносится моя душа. Она не ограничена ничем. Как же мы можем сейчас думать, что там какие-то препятствия? Нет, я уверен, глубоко убежден: Христос посреди нас, и святые тоже – и видят, и слышат.

– Вопрос от телезрителя: «Один священник по Интернету сказал, что нельзя читать акафисты в пост. И второй вопрос: когда читаешь акафист Николаю Угоднику, в конце читаешь „псалмы и песниˮ, будет ли это грех?»

Я так понимаю, в молитве или в каком-то из кондаков: «…мы, приносящие тебе псалмы и песни духовные».

– Первое. Существует устав церковных богослужений, и этот устав гласит, что акафисты во время Великого поста не читаются. А потом приходит время, когда они начинают читаться. Это еще и связано с тем, что акафист – это «не сидячая песнь», там нужно еще место положения выбирать особенное. Но в основном это связано с тем, что мы уже  подходим к Страстной седмице, и здесь уже акафист приближает нас к этому времени. А это уже один из признаков окончания Великого поста и начала особого времени Страстной седмицы.

А что касается псалмов и песен, это такое выражение – в богослужебной литературе слово «псалмы» означает «песни духовные». Кстати, это прямо из Священного Писания. Вот, например: Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне (Иак. 5, 14). А когда благодушествует, да поет (см. Пс. 26, 6). Или святой Павел говорит: И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом (Еф. 5, 18). Я могу ошибаться в терминологии, но это связано: когда ты благодушествуешь, когда у тебя такое настроение, пой Богу нашему. И это духовное песнопение и есть псалмы. Кто-нибудь сочинил сегодня песню о вере, о Боге, спел ее, и говорят: «О, псалом спел». То есть это продолжение этого жанра. Нельзя ограничить этот жанр только Псалтирью.  

– И ведь сам акафист, получается, тоже духовная песня по своей сути? Особенно когда он поется в храме, нараспев всеми людьми…

– Да, это прекрасный жанр, который очень любим нашими людьми. Люди с удовольствием  где-нибудь в середине всенощного бдения, в праздник того или иного святого вставят еще и акафист и споют, это придает торжественность службе. Это соборное пение. Концертное песнопение нам трудно петь, у нас у всех разные вокальные способности и знания теории музыки различные – у одних больше, у других совсем нет. А вот акафист – это такая простая форма литургическая, которая не требует почти никаких знаний. Эта мелодия всем хорошо известна. Остается только открыть нужную книжку, нужный акафист и на эту мелодию петь его, и она прекрасно ложится, еще с детства всем хорошо известна. И бабушки, и люди среднего возраста, мужчины, женщины – все с большой радостью поют акафист.

Это такой жанр, в котором есть слово «радуйся». Но изначально это было приветствие Архангела Гавриила Богородице. Они так приветствовали друг друга. Мы говорим: «Здравствуй». А в Греции говорили «радуйся». В русском языке как приветствие это теряется, но все равно слово «радуйся» осталось. То есть мы всегда радуемся. Это торжественная песня. А потом «аллилуйя».

– Собственно, акафист и любят поэтому больше всего; в отличие от концертных произведений на богослужении у акафиста очень простая мелодия, и его действительно легко освоить.

– Я думаю, стоит еще сказать нашему телезрителю, что состояние такой радости мы прибережем для Пасхи. Уже будем радоваться, когда будем отмечать победу Христа над смертью. А сейчас период брани, борьбы, поста, воздержания... Это смешивает чувства. Раз уж мы постимся, то уже больше чтений в храме, мы даже отменяем большинство рядовых песнопений. И звучит резонансно, если бы пел кто-нибудь «радуйся». Это неуместно.

– Да, и надо сосредоточиться на других песнопениях, посвященных, собственно, страданию, покаянию Спасителя в первую очередь. И хочу заметить, что помимо субботы и акафиста, есть еще практика совершать пассии Великим постом, тоже с акафистом Страстям Христовым в четыре воскресенья Великого поста.

Тогда последнее, о чем я еще хотел с Вами сегодня поговорить. У нас уже начались предпразднства Крещения Господня – такое растянутое во времени аж на три-четыре дня предпразднство, мы только готовимся к встрече праздника Крещения. Почему это предпразднство растянуто на три дня и о чем нам стоит задуматься в эти дни, готовясь к празднику Крещения и Богоявления?

– Праздник Крещения поначалу выражается просто в трехлитровой банке с прозрачной жидкостью.

– Еще могут быть купания в проруби.

– Да, это на том же уровне познания. И отмечается вот так праздник. Ну, вначале так, пока такое мелководье, потом уже человек начинает взрослеть. Святой апостол Павел сказал: Всякий, питаемый молоком, несведущ в слове правды, потому что он младенец; твердая же пища свойственна совершенным, у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла (Евр. 5, 13–14). И тогда мы начинаем просто испытывать нужду в бóльших службах, в бóльших молитвах. И тогда уже сердце влечет в храм. А там – царские часы, совершенно неповторимые богослужения. Раз в году читаем эти псалмы, молитвы, тропари, стихиры поет хор. Надо внимательно послушать. Я всегда советую накануне, перед тем как пойти в эти дни в храм, открыть ресурсы в Интернете, прочитать на русском языке все эти стихиры, тропари, канон, чтобы, вот так уже вооружившись, прийти осведомленным в храм. Тогда гораздо интереснее стоять на службе, ты уже понимаешь, что за чем идет.

Мы для этого изучаем наше богослужение, хотя бы в основных чертах это доступно любому человеку. Не вижу никаких сложностей в том, чтобы изучить наше православное богослужение раз и на всю жизнь и потом каждый год нанизывать на этот свой первый опыт все новые и новые знания, впечатления, погружаться в это событие. А Церковь своим богослужением достаточно глубоко и выразительно показывает, что произошло. Произошла встреча неба с землей: как святой Иоанн Креститель идет из пустыни и крестит, как Дух Святой нисходит, как глас громогласно идет с неба и подтверждает, свидетельствуя, что это Сын Божий, воплощенный здесь. Как не нуждающийся совершенно в крещении и в омовении грехов, потому что нет у Него грехов, Он все же спускается, чтобы принять крещение. И святой Иоанн трепещет: Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? (Мф. 3, 14). А Господь говорит: Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду (Мф. 3, 15). Вот какое глубочайшее смирение подает нам Христос. И мы, конечно, стремимся подражать этому смирению. Да и Иоанн Креститель – это глубочайшее смирение. Это непостижимо. Ведь он номер один во всей округе. Он пророк, последний ветхозаветный пророк и первый новозаветный праведник. Он превосходит многих людей славных земли, а при этом так смиренно себя ведет... Если для всех окружающих видение голубя – это свидетельство величия Иоанна Крестителя, то для него это доказательство, что наконец-то это сбылось, ведь многие поколения людей ждали, когда Бог воплотится и придет на землю. И наконец-то это свершилось. И он скромно, смиренно радуется именно самому этому факту. Он совершенно забыл о себе и своем достоинстве. Вот что достойно подражания.

Ведущий Александр Черепенин, диакон

Записали Анна Вострокнутова и Елена Чурина

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает священник Роман Колесников, настоятель храма святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в Ростокине (Москва).

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать