Беседы с батюшкой. Протоиерей Василий Гелеван. 12 марта 2024

12 марта 2024 г.

В гостях протоиерей Василий Гелеван, клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Сокольниках.

– Сегодня мы обсуждаем самые актуальные темы духовной жизни, потому что наступает Великий пост, а это главный ежегодный период в жизни христианина. В преддверии поста мы проходим через Сырную седмицу. И из года в год возникают одни и те же вопросы. В следующее воскресенье вечером уже будут черные облачения, покаянные песнопения, люди будут просить друг у друга прощения, вступая в Великий пост. Со следующей недели очень строгий пост, сухоядение, а сейчас мы печем блины и радуемся торжеству. Что же мы празднуем на этой неделе?

– Мы ничего не празднуем. Сплошная седмица предназначена для того, чтобы подготовить нас к Великому посту, как и две предыдущие. В каждое воскресенье в помощь нам было учреждено особое Евангелие, чтобы мы обратили внимание на свою духовную составляющую.

Согласен, что пост – это важнейший период в литургическом годовом цикле. Великий пост готовит нас ко вступлению в Пасху. И чтобы это вступление не оказалось резким, мы делаем это постепенно. Церковь постепенно наращивает богослужебные особенности, вводит мораторий на определенные увеселения.

От мясных продуктов мы уже отказались, но пока еще вкушаем все остальное, в том числе яйца, рыбу, молоко. Если говорить о богослужебных особенностях, то в храмах уже звучит молитва святого Ефрема Сирина, Божественная литургия уже не совершается в среду и пятницу. Это яркие признаки Великого поста. Эти две субботы на всенощном мы слышали покаянные тропари. В предыдущую субботу вечером уже звучал псалом «На реках Вавилонских». Все это плавно вводит нас в атмосферу Великого поста.

Итак, и в гастрономической части, и в богослужебной, и в чтениях мы уже одной ногой вступили в пост, осталось только переступить черту. В этом уникальность и мудрость. Мы не делаем этот шаг резко. У нас есть две сплошные седмицы, первая – о мытаре и фарисее,  отменен пост в среду и пятницу. Это некий шаг назад, если можно так выразиться, попущение, послабление. Даже в обычном году такого послабления нет, а здесь есть. Потом на одну неделю вернулись в обычный режим, ввели посты в среду и пятницу. Сейчас отменили мясо, но снова сплошная седмица. И это тоже дает некое послабление.

Причем здесь двойной смысл: и духовный, и чисто физиологический. В духовном смысле мы должны вспомнить, что идем к Великому посту, что надо отказаться от увеселений и немного уже увязать себя гастрономически, уже привыкать к особенностям богослужений.  Они не очень похожи по своей структуре на те, которые служатся обычно, то есть строгие, монастырские. Мы входим в пост постепенно. И это немаловажно. У нас обычный человеческий организм, и если завтра резко перестать есть и мясо, и рыбу, и молоко, и яйца, это негативно скажется на здоровье. Церковь щадит наше здоровье. Она постепенно вводит пищевые ограничения.

– Перед Петровским, Успенским и Рождественским постом нас так не щадят.

– Да, там нет ничего подобного, потому этот пост и Великий. Он велик не только по своему значению, что готовит нас к Пасхе. С ним сравнится разве что Рождественский, но он не такой строгий, мы едим рыбу. А этот пост очень строгий, на сухоядении.

Мы и телесно, и душевно постепенно подходим к посту. Осталась Сырная седмица. Евангельские чтения уже довольно серьезные. Прозвучало о Страшном суде, осталось про изгнание из рая Адама и Евы. И богословски, и тематически мы уже очень близки к посту.

– Интересно, что только Ною было благословение вкушать мясо в пищу, а Адам, Ева и их потомки мяса не ели. Собственно, они ели все то, что мы едим как раз на Сырной седмице. Они не постились так, как постимся мы. И, наверное, это и есть то состояние, к которому мы стремимся? А пост уже как бы перегиб. 

– Была причина для Потопа. И пусть это будет обозначено словом «перегиб». Греховность повлекла за собою в том числе и Потоп. До него люди действительно насыщались травою. Им этого хватало. А потом стало не хватать, и люди стали есть мясо. И не только люди, но и животные стали пожирать друг друга именно по той причине, что были голодными.

А первые люди не имели никакого греха, они вышли из рук Божьих чистыми, безгрешными, им хватало того, что росло на деревьях. Сказано, что там были вкусные овощи, фрукты, и деревья были красивыми. А потом в мир вошла смерть, первородный грех. И как следствие природа пострадала. В Писании сказано: Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне. Тут не на кого пенять, только сам человек своими грехами довел природу до этого состояния. И она стала другой. Она по-прежнему абсолютно безгрешна, потому что не имеет свободы. Только один человек имеет свободу, и вся вина лежит на нем. Из-за человека даже трава перестала быть сочной, насыщенной. Все это нам надо вспомнить постом.

Мы ведь постимся как раз для смирения, покаяния. Потоп имеет отношение именно к человеку, конкретно к каждому. Я в том числе виновен в этом, но и имею возможность исправить это: хотя бы поговеть, воздержаться в меру моих сил. И надо подчеркнуть, что никаких человеческих сил не то что грешного батюшки, но и какого-нибудь уважаемого Пелагия не хватит для того, чтобы стукнуть себя в грудь и сказать: «Я достоин войти в Царство Небесное». Никаких поклонов, никакого воздержания не хватит для этой задачи, это только Божие милосердие, и только Искупительная Жертва является настоящей платой за это.

– Какое значение имеет то, что мы не будем вкушать мясо, рыбу и молочные продукты в Великий пост? Монастырский устав, которого мы как-то стараемся придерживаться, предполагает, что в первый день вообще ничего нельзя есть и пить. Как это влияет на то, что мы пытаемся изменить ошибку, которую сделал Адам и из-за которой вся природа, весь мир оказались под проклятием человеческого греха?  Как-то странно пытаться это изменить через невкушение еды.

– А я не согласен, что странно, потому что есть прямая параллель: именно через вкушение все это случилось, и благодаря воздержанию от вкушения все можно вернуть. Конечно, сложно говорить сразу за все человечество, ведь Адам олицетворяет собою всех нас. Мы все потомки одного человека, и та вина умножается и передается по наследству.

Господь Иисус Христос призывает все человечество: Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные. Но не все отзываются на этот призыв. Это невозможно даже теоретически. Но то, что невозможно человеку, возможно Богу. Очень важно сейчас это услышать. Возвращаюсь к простой пословице: как аукнется, так и откликнется. Эта мегазадача будет решаться Богом где-то в недрах. Он победил смерть и дьявола. Вход в Царство Небесное открыт, но все это только добровольно. Была бы совсем другая картина, если бы человеку просто сказали: «Держи, все готово». Человек не умеет благодарить. Хоть целую жизнь ему отдай, он даже не заметит этого. Человек должен сам потрудиться, чтобы быть сопричастным этому делу. В православии есть понятие «синергия», то есть «соработничество». Господь делает всю работу. А мы, как какой-то карикатурный атлет, схватились за штангу, у которой неподъемный для нас вес. Но вот человек сделал этот первый рывок, а дальше помогает благодать. Ибо сила Моя совершается в немощи. Парадокс. Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Мы об этом слышим и в Книге Премудрости Соломона, это повторяет и святой Павел. Вот наша главная сила. Вот что значит «с нами Бог»: нам надо только сделать первый шаг навстречу к Нему, а дальше Он уже совершает этот подвиг.

Мы не сможем понять, как это произойдет, но знаем точно, что это уже произошло по отношению к миру и произойдет по отношению ко мне на условии моей веры. Если будет крепкая вера, тогда и невозможное возможно. Господь говорит, что достаточно веры с горчичное зерно, чтобы свернуть горы. Возможно абсолютно все. Нет никаких препятствий. Господь говорит: Все возможно верующему. Мы верим. На этом мы стоим. Это наша вера: Царство Божие открыто, Господь искупил мир, будет новое небо и новая земля. Абсолютно все переварится, как-то перекипятится в этом котле, и уже не будет ни смерти, ни печали, ни воздыхания, а только бесконечная жизнь. Вот об этом мы говорим.

Но это совсем не значит, что все уже произошло здесь и сейчас. Здесь и сейчас все начинается. Бог говорит: Царство Небесное внутрь вас есть. И это уже реализуется, эта эсхатология уже началась. Есть люди на земле, для которых Царство Небесное уже наступило. Смотришь на них – святые. Или, может быть, они это скрывают и сами скрываются где-нибудь в пещере. Но мы точно знаем, что сейчас, в эту минуту, на земле есть молитвенники, постники, которых недостоин весь мир. Мы просто знаем, что они есть, но пока скрыты от нас. Они были во все времена. Они есть и должны быть. Это та самая святость, которая явлена Христом. Это и есть тот самый образ и то подобие, доведенные до совершенства. Те самые преподобные, к которым потом мы будем обращаться и просить их молитв. Они уже сегодня многое делают для всего человечества. Святые угодники Божии. Они святы уже здесь, и внутри их уже есть Царство Небесное, а что касается нас, то потенциально в каждом уже есть этот образ, а подобие надо стяжать.

– Буквально сегодня узнал, что в Южно-Африканской Республике в результате нападения неизвестных боевиков погибли три коптских монаха.

– К большому сожалению, гонения на христиан не прекратились и, по всей видимости, никогда не прекратятся. Об этом говорил Господь в Нагорной проповеди. И если смотреть в перспективе вечности, то нам надо поблагодарить Бога за это. Мы ведь точно так же сожалеем о том, что была пролита кровь членов венценосной семьи. Конечно, Россия потеряла их, весь мир потерял, но сколько мы приобрели через эту трагедию... Мы приобрели молитвенников на небесах. Мы приобрели бесценную славу небесную. Священную кровь, которую они пролили, приняла Русская земля. Сегодня там воздвигли монастыри, соборы. Многочисленные паломники идут туда, чтобы днем и ночью стоять на молитве покаяния, чтобы помолиться... Государь не уехал из России, хотя у него была такая возможность. Он захотел жить и умереть на своей Родине. Он до конца любил ее и был ей предан, несмотря на то что она была неверна и даже распяла всю его семью. По-человечески нам ужасно их жалко, это трагедия, но если говорить о вечном, мы приобрели молитвенников, предстателей и заступников.

Так можно сказать и о коптских монахах, и о любом мученике. Один мудрец замечательно сказал, что каждая разлука на земле напоминает нам о смерти, а каждая встреча напоминает о воскресении.

– Вина Адама, о которой мы говорим, в глобальном смысле искуплена Воскресением Христовым. Мы читаем: «ны искупил есть от клятвы законныя». То есть Своим страданием, смертью и последующим Воскресением Христос искупил эту вину Адама. Поэтому мы можем быть не совсем причастны к этому греху, уже не передавать его из поколения в поколение, как это было до Пришествия. Но нам важно стать сопричастниками этой бескровной жертвы, что мы и стараемся делать в Церкви, причащаясь Тела и Крови Господа Иисуса Христа.

Христос победил грех, как мы будем вспоминать на протяжении Великого поста и особенно в дни Святой Пасхи, которая неминуемо наступит после, но мир все равно полон этого греха. Мы вспоминаем мучеников, которые погибли в XX веке, и тех, которые погибли сегодня. Это никуда не уходит. Почему? Казалось бы, Сам Бог воплотился, стал Человеком, пострадал за нас, умер за нас, воскрес ради нас, а как будто ничего не изменилось: всё те же убийства, мученики, страдания, смерть. Хотя эти люди же пришли к Богу, в монастырь, и все равно погибли.

–  В этом тропаре дальше сказано: «безсмертие источил еси человеком». А могли ведь сказать по-другому: «искупил и всех спас, всех изменил». Но ни одного раза так не сказано: ни в Евангелии, ни в одном литургическом тексте нет этого страдательного залога, там всегда остается активность для человека. У каждого действительно есть потенциальная возможность спастись и наследовать Царство Небесное. Каждый крещеный потенциально уже спасен, но Бог оставил нам свободу. Каждому из нас. Свободу пойти или не пойти в храм. Свободу жить по заповедям или нарушая их. Одним словом, свободу жить с Богом или без Него. Тот, кто выбрал первое, дойдет и до самого верха, до самого конца. Эти мученики пришли в монастырь и обрели Бога. А множество людей обрели Бога в миру. Они в семье ухаживают друг за другом, воспитывают детей, выхаживают старцев. Они обрели Бога, потому что любовь освещает их жизненный путь. И есть множество примеров такой благочестивой жизни в Боге, во Христе.

А есть люди, которые вообще не хотят ничего слышать. Лишь улыбаются, когда им рассказываешь что-то серьезное, не хотят даже понять, что это серьезно. И так человек может всю жизнь прожить, а потом кто-нибудь спросит у него: «Ты самое главное сделал?» – «Да, вполне сделал». А что главное? Поел, попил. «Вот у меня лодка есть, у нее мотор на 300 лошадиных сил». Вот цель. Это я сейчас вспоминаю мои разговоры с людьми и то, как я удивлялся… 

А есть такие, что инвалидов своих выхаживают, не бросили их, не сбагрили куда-нибудь в дом престарелых. Я говорю: вот это любовь. Вот в таких условиях попробуй люби. Не на словах, а на деле. Они – христиане, достойные спасения. И в их сердцах происходит это преображение – сердце уподобляется Богу любящему. Через доброе дело, через любовь, сострадание, молитву, через пост сердце готовится воспринять уже эти слова – «Христос воскресе», которые звучат для тебя как ключик. Это не просто звук красивый и громкий, это ключик к твоему сердцу – через эту щель проходит Бог. Эта щель может возникнуть в результате твоей болезни – гордость отступила, трещина появилась в сердце, милосердие появилось. И туда, в эту щель, в эту темноту, заходит свет Христов. Вот так это происходит. И без этого никак. Это не может насильно прийти. Это было бы не спасение, это была бы не вера, это был бы не Христос. Никогда Христос так не поступает. Только антихрист поступает так без всякого спроса – бесцеремонно вторгается прямо в голову, в сердце, в душу и вселяет в тебя грех. Никогда Бог так не делал. С самого начала Он дал нам этот дар свободы, когда сотворил нас. И до самого последнего нашего вздоха этот дар будет с нами. Но это не только дар, это еще и ответственность. Это не только открывает нам возможность найти Бога и пойти к Нему, это еще и такой фактор, который послужит нам в осуждение, если мы неправильно им воспользовались. Если бы не было свободы, не было бы и ответственности. Но если бы не было свободы, не было бы и награды.

– Красиво сказано. Но у меня вопрос: что же это за свобода такая, которая оставляет возможность творить беззаконие, зло, насилие, убийство? Один из самых популярных аргументов, который в Интернете можно встретить, когда начинается полемика между православными и неправославными, неверующие утверждают, что Бога нет. Первый аргумент, который следует за этим: что же это за Бог такой, Который допускает на земле насилие, убийство, аборты и все остальное зло, грабежи и вообще все, что связано с человеческими трагедиями? Нужна ли такая свобода вообще, если я, например, как человек верующий, принимаю эту позицию, прихожу к Богу, причащаюсь, исповедуюсь, участвую в таинствах, в жизни Церкви, а меня убьют? И зачем это было? Почему нельзя было сделать так, чтобы не было этого зла, а мы бы все вместе дружно ходили в церковь и участвовали все вместе в таинствах?

– Так и будет. Но только будет не для всех и не здесь. Эта временная жизнь не задумывалась так, как она есть. Ведь Адама и Еву уже изгнали на землю после грехопадения. Изначально это не входило в планы Бога. Входило то, чтобы мы жили счастливо, никто не болел бы, были бессмертными и были вместе с Богом. И это блаженство, к большому сожалению, недоступно по умолчанию. То есть его надо заслужить, это блаженство. Это такое нравственное условие к богопознанию, чтобы глаза, души, сердца были чистые. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.

А так, конечно, все бы хотели Бога увидеть. И все хотят в рай. Даже грешник, даже тот, кто сознательно грешит, бедолага, тоже хочет в рай. Нет такого человека, который бы туда не хотел. Но только отвергают Бога те, кто выбирает сейчас и здесь грех, наслаждение, страсти. Я сегодня смотрел один сюжет про морских чаек. Они даже садятся на спину кита и клюют ее, чтобы добраться до китового жира, а кит не замечает этого, и они минут по 10–15 могут сидеть на нем. Особенно любят молодых китят так тиранить. Сейчас промелькнула мысль, что так и грех – сначала незаметный (вроде даже подумаешь: мелочи) он приводит к таким ранам, которые уже несовместимы с жизнью, бедняга даже может погибнуть от этого. И как сказал святитель Василий Великий, грех невозможно сделать привлекательным, поэтому дьявол делает привлекательной дорогу к нему. Это такой самообман. Люди думают, что это во благо, и это «благо» становится нашим вторым «я». Такая привычка въелась.

И поэтому Бог говорит: Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Лк. 9, 23). То есть прямо этой своей самостью греховной отвергнись. Вот эта греховная порочность мешает нам и в то же время делает все с точностью наоборот. Человек думает, что это хорошо, а на самом деле он христианина убивает. И об этом говорил Христос: будут думать, что правильно делают, а на самом деле будут вас преследовать. Не будем забывать, что в этом мире князь века сего действует. Не будем забывать, что здесь не только Бог. Опять, по Промыслу Божию, дьявол нас искушает для того, чтобы нашу волю закалить, чтобы мы были твердыми и верными последователями Христа. Господь попустил нам искушение и всякие соблазны. Они будут здесь до самого последнего дня, сколько будет существовать эта временная жизнь. Но потом будет этот фильтр, через который пройдет человечество. И те, кто действительно верны, уже не будут испытывать никакого искушения, никакой болезни, но будет вечное блаженство.

– Мы вспоминали сегодня несколько раз Адама и Еву, грехопадение. И ведь Господь, если я не ошибаюсь, два раза дал Адаму и Еве приблизительно один и тот же завет: плодиться, размножаться, наполнять землю. То есть цель человечества, ради которой человек был создан Богом, – плодиться, размножаться, наполнять землю, обладать ею. То есть развиваться и совершенствовать окружающий мир. Как Вы считаете, несмотря на грехопадение (ведь потом Бог повторил и Ною тот же завет, то есть уже человеку, жившему во грехе), человечество следует ли в общем и целом этой цели?

– В общем, да. Если бы было не так, наверное, нас бы здесь не было. В целом следует, потому что любовь умножается с каждым новым ребенком. И многодетные родители это понимают. И каждый, кто хотя бы один раз стал папой или мамой, понимает, что жизнь делится на до и после. И удивляется: как я могла (или мог) жить вообще без ребенка, без этого счастья, комочка нежности, комочка любви? И в этой заботе о ребенке сама душа твоя совершенствуется, и это уподобляет нас Богу, ибо Бог есть любовь. Вот таким  образом мы исполняем этот завет Божий. Но об этом трудно говорить, это все равно что рассказывать человеку про то, как пахнет прекрасный цветок, а человек стоит в противогазе. Ты ему рассказываешь, а он не сможет этого понять, пока не снимет свой противогаз. Вот этот условный противогаз – наша самость, наше нежелание поделиться своей частью комфорта и быта, поэтому отказываются люди от чадородия. Надо снять этот противогаз. Надо жить, полноценно дышать, как Господь создал нас... В этом и есть счастье.

– Но только у этого комочка счастья уже в детстве появляется ровно та же самая самость, которую Вы сейчас предложили убрать. То есть в два, три, четыре, пять лет ребенок уже начинает понимать, что такое комфортная жизнь… В своем маленьком мире он понимает, что есть комфорт, и начинает очень четко эти границы вычерчивать. И этот комочек нежности и счастья превращается в маленького монстрика, который начинает отстаивать свои границы.

– Это нормально, это инстинкты. Комочек еще вырастет в большого человека, узнает слово «добродетель» и начнет практиковать это. А пока я встану на его защиту: он все равно лучше нас. В нем хотя бы нет таких грехов, как у нас, взрослых. Он чистый. Господь говорит: будьте как дети. Не в том смысле, что дети пока не знают, что такое добродетель и настоящий подвиг. А в том, что они не знают, что такое настоящий грех и настоящее отлучение от Бога. Они с Богом, со Христом. И Господь говорит: будьте как дети (Мф. 18, 3). Пустите ко мне детей, ибо таковых есть Царствие Небесное (Мф. 9, 14).

– А что такого в детях есть, что уходит с возрастом?

– Говорят, они даже с ангелами беседуют. Будем так говорить: до тех пор, пока он лепечет (нам кажется, что он лепечет), на самом деле он общается с ангелами. По мере своего взросления, входа в этот мир он все больше и больше уходит от этого. И когда он совсем научился говорить, это говорит о том, что он перестал общаться с ангелами. Я так понимаю эти вещи.

Иногда смотришь на него, улыбается такой чистой улыбкой... Думаю: кто же тебя сейчас развеселил? Ангелы его развеселили. Но придется ему их оставить, а потом он к ним вернется. Говорят: старость не радость. Правильно. Что стар, что млад. Моей бабушке было уже под сто лет, помню, сидит напротив меня, разговаривает со мной и вдруг упоминает человека, который уже давно в мире ином, а она про него говорит в настоящем времени, будто вот сейчас он здесь, будто она к нему сейчас обращается. Я думаю: что это за старческие галлюцинации? А теперь я понимаю, что она постепенно уже уходила от нас. Душой она уже была где-то между небом и землей, а телом еще с нами. Ментально они уже там, они уходят. Старики так увядают, мы видим, что они как бы деградируют («деменция», такое слово есть). Они уже уходят от нас туда. Осталось только, чтобы душа вышла. Я пока не нашел опровержения этого и доказательств, но я чувствую это вот так.

– То есть нам нужно прожить эту жизнь и от детского младенческого возраста, когда мы наиболее приближены к горнему миру, прийти к старческому возрасту, когда мы тоже приближаемся к этому?

– Дай Бог, чтобы это была полноценная жизнь. Чтобы этот наш экспресс, который везет нас по этой земле, был большой, настоящий… Вот мы ребятами зашли в этот вагон, побыли там, потом придет время – выйдем. Лишь бы не было это скоропостижно, чтобы мы достигли старости. А иногда человек не достигает старости, он уже созрел. Бог видит эту степень зрелости души. А мы по-человечески думаем: как жалко, еще бы пожил... Откуда ж ты знаешь, человек? Чужая душа – потемки. Бог знает. Он, Господь, избирает и призывает, и «блажен, егоже избрал еси и приял, вселится во дворех Твоих».

– По своему маленькому диаконскому опыту участия в отпеваниях могу сказать, что когда умирает человек не очень старый, витает некая атмосфера ужаса от происходящего, потому что мозг всеми силами это отторгает.

– Не только мозг, еще и душа.

– Невозможно принять этот факт.

– Невозможно. Мы будем протестовать. Потому что мы не созданы для смерти. Мы созданы для жизни вечной. И когда видишь смерть, ты с этим не согласен. Всей природой своей ты протестуешь, потому что это неправильно. Этого не должно быть. И это несправедливо. И самая высшая несправедливость, когда дети умирают. Это вообще не вмещается в голове. Но опять: это по-человечески. А так-то у Бога там сад. И там есть и пионы, и розочки молодые. Там все нужно. И Бог Свой сад насаждает, Он там садовник, и Ему виднее.

– Так будем пробовать прожить эту жизнь от детства до старости в этих двух пиках, в которых мы наиболее близки к горнему миру, но в течение этой жизни как нам удержать себя, чтобы не так далеко отлучиться от этого горнего мира?

Будем помнить про эти две точки – начало и конец жизни. Посмотрим на младенца, который ничего не может, даже на младенца Иисуса, за Которым гнался Ирод и Которого нужно было взять и нести в Египет. Будем смотреть на младенца беззащитного и беспомощного. Посмотрим на стариков, которые тоже беззащитные и беспомощные, им тоже нужна поддержка, за ними надо ухаживать. Порой они даже уже сами себя обслужить не могут, поесть не могут приготовить. Так посмотрим на эту беззащитность и беспомощность, вспомним все это и смиримся. Потому что сейчас мы можем всё: и приготовить сами, и заработать. Но будем помнить о том, какими мы были и какими станем. Это поможет нам со смирением. Одна из ключевых добродетелей в христианстве – смирение.

Что такое смирение? Немного думай о себе, благодари Бога за все и за ту возможность, которая сегодня у тебя есть. Пойми, что только тот, кто благодарит по-настоящему, счастлив. Ибо кто не благодарит, тот не осознал своего счастья. Сейчас есть за что благодарить, есть чему порадоваться. Смирение приближает нас к святым угодникам Божиим. Смирение – высшая добродетель, она открывает путь благодати и действует в нашем сердце. Смирение избавляет нас от всех грехов. На самом деле, если есть смирение, это значит, что у человека больше нет грехов других. Если он достиг смирения, он сможет победить и гордость, и всякие плотские страсти. Он уже настоящий, богоподобный человек, такой, каким должен быть. Конечно, к этому мы только стремимся. Никто из нас по-настоящему не смирен сердцем. Никто. Бог смиряет нас потихоньку болезнями, лишениями. И у каждого на работе есть руководитель, который тебя смиряет. Так скажи: «Господи, благодарю Тебя, как же это полезно – меня сегодня смирили!»

– И особенно будем просить об этом в приближающиеся дни Великого поста.

– Будем в молитве святого Ефрема Сирина этой добродетели просить, в том числе терпения, любви. Да поможет нам Господь чуть-чуть улучшенными войти в праздник Пасхи.

– Благодарим Вас, отец Василий, за эту беседу. Мне кажется, что это как раз прозвучало как напутствие на ближайшие дни Великого поста. Спасибо, что нашли время и пообщались с нами сегодня.

Ведущий Александр Черепенин, диакон

Записали Анна Вострокнутова и Елена Чурина

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает священник Роман Колесников, настоятель храма святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в Ростокине (Москва).

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать