Беседы с батюшкой. Православие в Норвегии. Священник Александр Волохань. 30 января 2024

30 января 2024 г.

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

В студии настоятель прихода во имя святой княгини Анны Новгородской в городе Тронхейме (Норвегия) священник Александр Волохань.

– Сегодня у нас, можно сказать, уникальный гость, который прибыл из далекой Норвегии в Москву и попал в нашу студию, чему мы несказанно рады. Это прекрасный повод поговорить о православной вере и православных христианах в Скандинавии.

Вы там служите уже 20 лет и знаете историю православия и христианства на этой земле и духовные связи Норвегии и России, которые могут нас сближать. Давайте об этом и поговорим. Расскажите, пожалуйста, о том, как сейчас представлены православие и Русская Церковь в Норвегии.

– Да, это очень важный и интересный разговор. И для нас, кто многие годы уже живет в Норвегии, конечно, было немаловажно знать об истоках духовной истории страны. В первую очередь для того, чтобы понимать возможности той миссии, которая не только для своих по плоти и крови, но для всех людей. Когда-то рассуждая об этом, апостол Павел говорил, что стал всем для всех, чтобы спасти хотя бы некоторых.

Мы в нашем современном положении уже достаточно развили свою приходскую деятельность в наших приходах. Они представлены в большинстве крупных городов Норвегии. И это при том, что на данный момент нет епархии для приходов Русской Православной Церкви в Скандинавии. Приходы являются ставропигиальными, и при всем этом наша деятельность часто являет собой пример сплоченности, потому что мы не сами по себе, каждый на своем приходе, а часто решаем вопросы совместными усилиями, будь то паломничество в рамках Скандинавии или же престольные праздники друг у друга на приходах. Все это представляет для нас большую ценность, потому что мы, конечно, малое число, малое стадо православных верующих в странах Скандинавии, где большинство являются лютеранами.

Мое уже многолетнее служение, конечно, не является служением на пустом месте: до меня было духовенство. В Новейшей истории первый приход Русской Православной Церкви возникает в 1996 году в столице Норвегии Осло в честь святой равноапостольной княгини Ольги. И уже далее я, будучи рукоположен в начале 2007 года, также стал совершать пастырское священническое служение в Центральной и Северной Норвегии по определению Священного Синода.

Это самые крупные города центра и севера страны, и наша, может быть, сложность в том, что своих храмов у нас на данный момент не так много, но происходят чудеса и явные Божие свидетельства о том, что мы уж точно водимы Божьим Промыслом. Во многом, где наших усилий бывает мало, мы, несомненно, надеемся на помощь Божию.

Наш приход находится в городе Тронхейме, первой столице Норвегии. Еще его называют городом святого Олафа, короля, который стал объединителем и крестителем страны. Хотя он был не первым королем на этом пути. Король Олаф II Святой является младшим современником равноапостольного князя Владимира. В этом смысле у нас исторические духовные пути, во-первых, во многом похожи; во-вторых, даже переплетаются. Есть общность этих судеб.

У меня с собой копия скульптуры короля Олафа, крестителя Норвегии с главного собора Норвегии, который расположен в Тронхейме. Величественный каменный собор из серого камня. Во фронтальной части он представляет собой во многом для нас традиционный образ многоярусного иконостаса, только сделанного из камня. Где, к слову сказать, в центре ключевые скульптурные изображения, связанные с жизнью Спасителя: Распятие Господне, наверху Воскресение Христово и Страшный суд. А уже по линиям рядов представлены святые. И в числе местночтимых (на тот момент) святых – король Олаф II Харальдссон, сын Гарольда. Олаф Святой. Год его гибели 1030-й.

Хотел рассказать про особенность скульптуры: в нижней части, под ногами Олафа, есть некий маленький дракончик, у которого лицо и корона точно такие же, как у самого Олафа. Обращение Олафа II Святого к христианству напоминает нам равноапостольного князя Владимира. Тот был воинственным язычником. И Олаф был таким же, участвовал в набегах. Но потом в его жизни происходит переворот. Он во многом меняет свою жизнь. Год крещения Олафа, по разным датировкам, 1013-й или 1014-й. И здесь через такое иконографическое изображение явным образом свидетельствуется, что он отвергает свою прежнюю жизнь, попирает ее. И это событие в его жизни неоднократное.

С 1015 по 1028 год он будет правителем Норвегии, объединенной им. И это правление будет связано не со служением только как короля, а во многом служением Богу. Его мощи пребывали в Тронхейме многие века, с момента его блаженной кончины; лучше сказать, как это часто описывают историки, мученической кончины. В руках Олаф держит топор, который явился орудием его смерти, его гибели на поле Стиклестада.

Дни памяти святых опять-таки удивительным образом соприкасаются. День памяти святого князя Владимира общецерковно празднуется 28 июля, а день памяти короля Олафа Норвежского в Норвегии на общегосударственном и местном уровне празднуется 29 июля.

Земля под храм была освящена в 2013 году архиепископом владыкой Марком Егорьевским. Он освятил закладной камень и землю. А уже через год храм был поставлен и освящен как раз в тысячелетие крещения святого Олафа, 16 октября 2014 года. То есть это было во многом символично. Как и то, что дни крестителя Руси и крестителя Норвегии (по крайней мере, в современной истории Норвегии) для нас, православных, прямо соприкасаются.

Освящение участка для строительства храма было совершено владыкой Марком именно после завершения дня 28 июля. Мы отслужили Божественную литургию в Тронхейме, и наступил день памяти святого Олафа 29 июля.

– Впоследствии эти святые, можно сказать, породнились через своих потомков.

– Да. Это интересно, но, конечно, все сложнее, как всегда бывает в жизни. Наш приход в Тронхейме в честь святой благоверной княгини Анны Новгородской. Ее иногда именуют преподобной. Мы знаем, что она была шведской принцессой Ингигердой. Это была дочь шведского короля святого Олафа Шётконунга. И, что примечательно, судьба и Олафа, и Ингигерды (Анны) должна была сложиться по-иному, потому что они были обещаны друг для друга как жених и невеста. Но в скором времени отец Анны кардинально изменил свое решение, потому что вектор его выбора был обращен в сторону Гардарики, тогдашней Руси. И принцесса Ингигерда, которая крестилась с именем Ирина, стала женой князя Ярослава Мудрого. Ее жизнь была соединена с жизнью русского народа. Часто про нее говорят: шведская принцесса, русская святая.

В силу сложившихся обстоятельств уже к концу служения Олаф, о котором мы пока еще сказали не так много как о христианском правителе, окажется на Руси в Великом Новгороде и там найдет убежище. Более того, с ним будет его сын Магнус I, который впоследствии тоже станет королем Норвегии. Его правление будет столь удивительным и светлым, что народ прозовет его: Магнус Добрый. Мы знаем, о князе Владимире говорят: Владимир Красное Солнышко. Магнус, сын Олафа, будет в своем правлении настолько, можно было бы сказать, преображенным как христианин, что его будут именовать как доброго короля.

Пути Руси и Скандинавии настолько часто пересекались в ту эпоху: уходящий X век, начинающийся XI. Олаф I Трюггвасон, основатель города Тронхейма (в центре города на высокой колонне расположен его памятник, скульптурное изображение короля), служил в дружине равноапостольного князя Владимира. Многие историки считают, что он, по сути, был свидетелем крещения, происходившего в водах Днепра в Киеве в 988 году.

В Норвегии основное мнение историков (хотя есть разные), что именно при короле Олафе I Трюггвасоне в 995 году на западе Норвегии было совершено первое христианское богослужение в Норвегии, в местечке Мостер, есть такое местечко между Ставангером, который иногда именуется нефтяной столицей Норвегии, и городом Хёугесунном. Там находится памятник. Мы совершали туда приходское паломничество из Тронхейма несколько лет назад. И надеемся совершить и в этом году. Потому что именно там впоследствии святой Олаф II Харальдссон проведет общенациональное собрание, или вече, по-норвежски «тинг». Может, кто знает: официальное название парламента в Норвегии: Стортинг (то есть «великое собрание»).

Тинг в 1024 году был собран по инициативе Олафа Святого, и там приняли такого рода документ, который по-простому назвали «закон Олафа». Но это был христианский закон, это были те нормы жизни для народа, которые основывались на Божьей правде. В этом году 1000 лет с того события 1024 года. А когда было 900 лет этому событию, то возле старого храма, который сохранился («Старая церковь Мостера»), на высоте нескольких сотен метров был воздвигнут громадный каменный крест. Во время нашего паломничества мы отслужили литургию в старом храме и были на том месте, где было совершено первое христианское богослужение в Норвегии.

Это всё были события до раскола, который возникнет только в середине XI века.

– Да, конфликт между Римом и Константинополем был в середине XI века. А периферия еще долго не знала о том, что происходит в христианском мире.

– Да, совершенно верно. К слову сказать, я встречал иногда именование Олафа Святого как последнего святого времен до разделения Церкви.

– Давайте еще немного поговорим о нем. Он святой, креститель Норвегии. А в чем еще заключался его подвиг? За что он стал святым?

– Здесь можно сказать как о его жизни в целом, особенно в ее христианский период, так и о последних годах и даже днях, что однозначно сопряжено со Стиклестадом. Это небольшое селение, которое находится приблизительно в 100 км от города Тронхейма, если двигаться на север. Я бы даже добавил, что Стиклестад является частью коммуны. Это такое административное деление Норвегии: меньшие административные единицы называются коммунами. И там протекает река, для нашего русского слуха вообще поразительный опять-таки символизм: река буквально на норвежском языке называется Ver. Соответственно, город или коммуна центром имеет городок Вердал, dal – это по-норвежски «долина». То есть «долина веры». Такой символизм. Здесь погибает Олаф Святой. Это конец и даже венец его жизни.

– Он мученик?

– В большинстве Церквей, православных в том числе, его почитают как святого короля-мученика. Но мы за его труды могли бы говорить о нем как о равноапостольном короле или же благоверном, потому что финал его жизни был в чем-то сопоставим с путем жизни Самого Христа. Но в каком отношении? Есть его иконографическое изображение, которое размещено в алтарной части Нидаросского собора. Она разделена как бы на житийные изображения. В центре Олаф в полный рост с топором, а в этих житийных изображениях последние события его жизни, где он в раздумьях: возвращаться ли ему в страну, ради чего, может быть, полностью прекратить эти попытки. И ему было видение, как бы некое вразумление, что он король-христианин, и вопрос как бы идет даже не о власти, а о Божией правде в плане того, что это речь о христианстве, об истинной вере, потому что большинство тех, что восстали и участвовали в этой битве против него, были норвежцы бонды из региона Транделаг, в большинстве своем язычники.

Олаф (опять-таки одна из его характерных черт) перед битвой в Стиклестаде очень много молился, в том числе за врагов, и даже оставил много пожертвований, чтобы у людей (как с его стороны, так и у других) была возможность помолиться за павших. И на поле Стиклестада несколько в ином месте, в 100 метрах от места, где расположен храм, воздвигнут памятник Олафу: он восседает на коне, возносит ввысь крест, сам смотрит на него и как бы благословляет, если говорить с привязкой к битве, свое воинство, а если мыслить в перспективе, охватывающей всю страну, то это, конечно, благословение для всего норвежского народа.

Более того, практически во всех Скандинавских странах Олафа называют небесным покровителем и добавляют: «всех путешествующих по Балтийскому морю». Кто бывал, например, в городе Выборге, видел: в замке есть башня святого Олафа. Насколько мне известно, там даже несколько раз местным православным духовенством совершались богослужения. И была мысль (может быть, она когда-то осуществится) сделать там часовню в честь святого Олафа.

Олаф сам совершал очень много поездок. Он не просто направлял каких-то посланников в разные города, чтобы они там содействовали христианизации. Он сам приезжал во все эти селения, города. Он был, по сути, апостолом в буквальном смысле этого слова. Он восседал на коне, двигался в ладье, шел пешком. То есть это был король не только на троне, а король в действии. Вера без дел мертва – это очень явлено в делах святого Олафа и вызывает большое уважение.

Мы вспоминаем из летописи, как описано было крещение в 988 году (если я правильно помню одну из формулировок). Князь Владимир так обозначил: кто не явится да не покрестится, тот не будет другом князю. У Олафа могли встречаться похожие мысли, но он поставил вопрос кардинально.

Например, у норвежцев была традиция избавления от неугодных (как сказали бы нежеланных) детей, если они родились с какими-то отклонениями, были слабыми, уродливыми или что-то еще. Их просто уносили в лес и оставляли на съедение зверям. Олаф поставил вопрос ребром: «За это будет смертная казнь безоговорочно». И люди это знали. В рамках дней святого Олафа это отражено: проходит масштабное театрализованное действо, наполненное очень многими диалогами, речами, где приводится осмысление труда святого Олафа – той части жизни, когда он уже христианин. И там в том числе отображен этот важный момент. Путь жизни святого Олафа идет по восходящей. Мы помним переворот в жизни князя Владимира, когда он был готов отпустить преступников, заключенных, и его пытаются вразумить даже епископы, что, конечно, милость необходима, но по разуму. Находятся такие сведения, что будто бы именно в период правления Олафа резко сокращается число грабительских воинственных набегов викингов на сопредельные или отдаленные страны, что тоже может говорить уже об ином понимании своей жизни и жизни своего народа, когда ты, как король, отвечаешь не только за себя.

И вот, кстати, еще один интересный факт. Это уже, по сути, традиция: монархи Норвегии обретают свой монарший статус именно после коронации в соборе Тронхейма; там, считается, пребывали веками, а в Реформацию были захоронены мощи святого Олафа (большинством экспертов считается, что они там пребывают методом эхолокации). Было обнаружено в алтарной части захоронение, где находится тело человека. С большой вероятностью все считают, что это именно святой Олаф. Но поскольку в лютеранстве и протестантизме не почитаются святые останки, то они были погребены. То есть эта святыня под спудом для нас.

Мы практически каждый год имели возможность молиться у этих мощей, даже совершать там литургию. Нам в этом не препятствовали, потому что для нас это было важно – это святой, который крестил народ норвежский, который с нами составлял (и в то время, и, надеюсь, сейчас тоже) единство духовного порядка. И, кстати говоря, меня очень радует то, что здесь, в Норвегии, уже много лет возрождена паломническая традиция. Существовали многие века паломнические маршруты, которые обозначены верстовыми столбами. Но навершие всегда – крест. Я постарался принести крест, он может быть одного цвета, может быть покрашен, но суть в том, что это его называют «паломнический крест», или «крест святого Олафа».

Это удивительно вдвойне, потому что страна лютеранская многие века, но людей все больше становится, кто идет паломническим маршрутом, причем буквально пешим ходом. Но кто-то проходит и отдельные участки. Это обычно маршрут от Осло к Тронхейму. На транспорте это приблизительно 525–530 километров. Если идти этим путем пешим ходом, как было в то время в Средневековье, то это более 600 километров пути. Но есть и паломнические центры, как мы бы их назвали, они обычно достаточно простые. И иногда люди сами не знают, почему идут. Я с некоторыми общался, кто-то говорит: понять себя, ведь идешь к чему-то важному, к кому-то важному – где-то себя узнаешь, а там молишься по пути. Кто-то вполне осмысленно, кто знает христианскую историю страны, говорит, что это обязательно. Мы тоже совершаем такие крестные ходы в своем регионе, хотя к нам прибывают к дням святого Олафа наши православные паломники и из России, и из Белоруссии, и из ближайших стран – Финляндии, Швеции, Дании, из самой Норвегии. Так что здесь, конечно, мы стараемся порой совершить крестный ход на ладье викингов, но это больше уже связано для нас с пасхальными днями.

– Скажите о мученичестве святого Олафа, ведь он погиб мученической смертью. Собственно, кем, за что и почему он был убит и как вообще это происходило? Последние его дни…

– Последние дни его связаны с полем Стиклестада в том смысле, что именно там пролилась его кровь, там он погибает. Там же совершается первое чудо посмертное, если так говорить, потому что есть некоторые прижизненные чудеса. Посмертное состоит в том, что один из тех, кто был на этом поле, слепой, пробирается через множество поверженных в битве тел. И вот, кстати, в театрализованной постановке обязательно сохраняют этот элемент его облачения, одеяния царского, королевского, княжеского. И здесь не так, конечно, как бы мы, может быть, мыслили себе мученическую смерть. Когда я размышляю, чаще именую Олафа как благоверного князя или равноапостольного, потому что он в этом бою участвовал. Он здесь как воин, как воин и в понимании апостола Павла в Послании к Ефесянам, что наша битва против духов злобы поднебесной. Он во всеоружии и в духовном, и в буквальном смысле.

Если кто-то из зрителей сразу не обратил внимание, здесь мы видим на переднем плане храм деревянный, где мы совершали крестный ход, а там большой каменный храм – это лютеранский храм, в нем есть тоже множество нехарактерного (надеюсь, это положительное влияние православия) – алтарная часть и все своды расписаны иконописными изображениями святого Олафа, в том числе в этой битве, когда он погиб. И потому, конечно, он мученик в том смысле, что он был с меньшими силами, это был заведомо проигрыш, в земном плане Олаф проигрывает – он погиб. Да, он сражался, это была сложная ситуация, вдвойне сложная: это были, по сути, люди его народа, но в данном контексте они были люди-язычники. И вот Олаф, молясь о них, пытается ту высшую, им принятую, им предложенную народу правду отстоять ценой своей жизни. И его крест как короля-христианина осуществился этим образом.

Почему он «вечный король Норвегии»? Потому, что он в государственном плане объединил страну, а в плане духовном дал ей именно духовное сердце. Знаете, я был в паломничестве в Грузии, недалеко от Тбилиси, в Мцхете, монастырь, где хитон Господень, там в перспективе вершина, и на ней храм Креста Господня Джвари. И вот они так и говорят, что Мцхета – это сердце Грузии, а Джвари – это ее голова, то есть то, что увенчано крестом. Вот в этом смысле, я думаю, святой Олаф «вечный король» не просто потому, что объединил страну, как и князь Владимир, а потому, что самое главное – то, что связано с Богом, связано с верой, с вечностью. Искать прежде всего Царства Божия и правды Его – это реализовалось и в судьбе святого Олафа. И добавлю, что высшая награда в Норвегии (если ничего не изменилось за последние годы) – орден Святого Олафа. То есть орден, который именно восходит к нему, и этот орден в форме креста.

Если бы мы оценивали положение дел в современной Норвегии, то очень многие города имеют своим гербом христианское изображение. Вердал – это желтый или золотой крест на красном фоне. И герб Тронхейма – это епископ, благословляющий из окна собора короля. Коронация происходит в соборе, преемственно принимается это правление от Олафа Святого. И в этом году, я надеюсь, это тоже может быть. И, кстати, православных все больше в Норвегии. Это не только из Русской Православной Церкви, но и Сербской, Румынской и некоторых других. Этот год особенный – тысячелетия принятия христианства как веры для всего норвежского народа. Это было увенчание усилий святого Олафа, 1024 год, когда было принято христианское право, христианская норма жизни для всего народа.

– Про гербы Вы заговорили, про изображение крестов на них... Я слышал такую версию, что в Скандинавии христианство тяжело ложилось на языческую почву, потому что в скандинавской мифологии боги сильные, они герои (это Тор, Один), а Христос с историей о распятии, насильственной смерти не ложился на эту почву. И поэтому кресты в Скандинавии чаще всего без изображения распятого Христа, и в целом подвиг распятия как-то не очень воспринимается. Вот Воскресение да, как проявление силы, это очень востребовано. Правда ли это?

– В одном из посланий апостола Павла есть размышление о том, как выявить веру. Мы знаем выражение «вера без дел мертва». Но я помню, мне очень нравилась такая мысль апостола, где он говорит, что Авраам поверил Богу, и это вменилось ему в праведность, но делами его вера достигла совершенства. Покажи мне веру твою из дел твоих. Вот в этом смысле что Олаф Трюггвасон, что Олаф Харальдссон, даже став христианами, продолжали быть великими воинами, государственными деятелями. То есть любой христианин, слушая Олафа (это отражено и в театрализованном представлении), видел, что он уже был преображен. Это иной совсем человек, но это по-прежнему воин.

Крестов в старых храмах норвежских немного сохранилось (деревянные кирхи они называются или каркасные церкви), там особый способ технологии их воздвижения. Это, кстати, еще одна очень интересная страница (мы даже сделали несколько программ об этих церквях). У них порой встречается причудливое соединение несовместимого, где дохристианские мотивы, узоры, какие-то переплетения и там же кресты (крест как главный символ христианства). Я свидетельствую, что во многих городах герб, как главное изображение, как символ города, содержит все христианские символы.

Например, в Западной Норвегии святая Суннива, которая была ирландской принцессой, была, как часто говорят, первой святой на норвежской земле. Это остров Селье в Западной Норвегии, условно на середине пути между Олисундом и Бергеном. Туда мы совершали многократно паломничество. Там был в свое время центр жизни не просто духовный (там был воздвигнут монастырь), это был центр епархиальной жизни того региона. Святая Суннива считается для Западной Норвегии местночтимой святой, небесной покровительницей. А я хотел сказать, что ее изображение как раз тоже было в составе герба. Сейчас там произошли изменения, но это не так важно. Суть в том, что ее изображение было тоже внесено в герб региона.

Например, к северу Норвегии имеет отношение наш святой преподобный Трифон Печенгский. Он креститель, просветитель саамов. На тот момент не было четкой границы, и сохранилась построенная его руками часовня в честь святого великомученика Георгия Победоносца. Ежегодно совершаются православные богослужения и в этом храме, и на реке Нейден. И само местечко называется «река, протекающая поблизости», и там преподобный Трифон крестил саамов (лопарей). Сохранились многие названия, связанные со святым Трифоном; например, тоннель носит название «тоннель Трифона», мост, который был построен не так давно, называется «мост Трифона». Мы бы добавили «святого Трифона», конечно. Причем норвежская местная администрация специально приглашала (я боюсь сейчас ошибиться в дате) приблизительно 10 лет назад владыку из Мурманска. Это к теме о том, хотят ли за кадр убрать то, что связано с крестом.

Я думаю, тут я ничего не открою, все знают, что скандинавские флаги несут на себе знак креста. Мы в современности видим много процессов дехристианизации, какой-то девальвации веры и ценностей высших. Мы помним, ведь именно на этот знак нас и Господь ориентирует: узрите знамение Сына Человеческого. Мы помним Константина равноапостольного: «Сим победиши!» То есть в этом смысле все-таки надежда сохраняется. Кто-то из святых сказал такую мысль, что если уничтожить вследствие гонений все кресты на земле, то даже птицы небесные будут осенять нас крестным знамением, распростирая свои крылья.

– Это правда красивая мысль, действительно полезная. Отец Александр, благодарю Вас за этот увлекательный рассказ, погружение в историю святых, историю христианства в Норвегии. И в заключение нашей программы прошу Вас по традиции подвести ее итог. Мы много сегодня говорили о святом Олафе. Многие, я думаю, этого святого только откроют после нашей передачи. В нескольких словах как бы Вы охарактеризовали его как личность, его подвиг, чему мы можем у него поучиться?

– Пониманию того, что даже если, как Господь говорит, тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь вечную, немногие идут им. И вот Олаф выбрал узкий путь к тесным вратам. Это путь веры во все времена. Претерпевший до конца будет спасен. Это тоже пример его жизни, его свидетельства. И, конечно, несение своего креста, как об этом Господь говорит: Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мф. 16, 24). Я думаю, это отчетливо видно в судьбе святого Олафа, об этом крест Олафский, об этом его иконографическое изображение, ну и, конечно, добрая память норвежского народа в том числе в именовании Олафа «вечным королем Норвегии».

– Отец Александр, благодарим Вас за эту беседу. Я думаю, что мы еще поговорим обязательно и о православии в Норвегии, и о святых в Норвегии в других передачах.

Ведущий Александр Черепенин, диакон

Записали Анна Вострокнутова и Елена Чурина

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать