Уроки православия. Д.и.н. В.М. Лавров. Царь и революция 1917. Урок 2

18 мая 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
На ближайших уроках мы обратились к теме «Царь и революция», чтобы разобраться, почему 100 лет назад люди, совершившие в нашем Отечестве революции – Февральскую и Октябрьскую, покончили с самодержавием и восстали на православие. И сегодня историк В.М. Лавров продолжит размышлять о причинах той катастрофы…

В церковной жизни не принято отмечать дни рождения святых угодников Божьих, Церковь помнит и чтит даты их блаженной и мученической кончины, поскольку именно они знаменуют рождение человека в жизнь вечную. Но так уж сложилось, что на «Уроках православия» мы стараемся не пропускать дня рождения одного из святых нашей Церкви, так он нам дорог, памятен, так много этот христианин сделал для нашего Отечества.

19 мая по новому стилю 1868 года родился последний российский император Николай II. А завершился его жизненный путь в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге, там государь вместе со своей семьей и верными слугами был расстрелян. Люди, совершившие сто лет назад революцию, посчитали, что с самодержавием в России должно быть покончено.

Как такое могло случиться в стране, которую еще недавно именовали Святой Русью? Разобраться в этом вопросе нам помогает историк Владимир Лавров на уроках, приуроченных к этим датам и объединенных одной темой: «Царь и революция. 1917 год». Сегодня мы продолжим говорить и о причинах русской катастрофы, случившейся сто лет назад, и о том, что предшествовало этим событиям.

На прошлом уроке Владимир Михайлович рассказал, что после реформ Петра I в России не существовало представительного органа, сопоставимого с земским собором, который мог бы выполнять связующую роль между народом и царем. Такой орган был необходим на стадии буржуазно-рыночного развития страны, однако Государственная дума, созданная в России под давлением революции 1905 года, сама оказалась революционной и выполнять подобную функцию не могла. Но и другие события, происходившие в России в начале XX века, также приближали страну к катастрофе.

– Несколько слов о русско-японской войне, испытании, на фоне которого началась первая русская революция. Еще в XIX веке имела место экспансия милитаристской националистической Японии в Китай. Китай тогда был очень слабым государством, и Россия помогала ему поддерживать независимость, в то же время экономически проникая в Китай. Через его территорию, с согласия китайского правительства, была построена Китайско-Восточная железная дорога – часть Транссибирской магистрали. В Китай приезжали русские купцы, промышленники, торговцы, там возникали целые русские города. Не так, как сейчас, когда китайцы едут к нам, тогда было наоборот, и успешно. Японии же это не нравилось.

Вопрос о том, чем могут закончиться разногласия, обсуждались у Николая II, и им было принято решение ни в коем случае не начинать войну с Японией. Вот если она нападет, тогда никуда не денешься, а так – никакой войны. Николай II очень ценил, что при его отце Александре III не было ни одной войны, никаких военных сверхрасходов, соответственно, было экономическое процветание, накапливался небольшой золотовалютный запас, позволивший превратить рубль в одну из самых крепких валют мира, наряду с долларом и фунтом стерлингов.

Никакой войны. Более того, стремясь не дать какой-либо повод Японии, мы не скапливали на Дальнем Востоке наши войска, не строили ремонтное предприятие, боясь спровоцировать войну. Потом, во время русско-японской войны, придется везти ремонтировать пушки в Центральную Россию, потому что там было негде.

В начале 1904 года Япония все-таки напала на нас. Это очень важный момент, потому что в советское время утверждалось, что эта война с обеих сторон была империалистической, захватнической. Это не соответствует действительности, мы этой войны не хотели, существуют документы, что Николай II принял категорическое решение войну не начинать. Мы подверглись японской агрессии.

Почему в этой войне были сложности? Дело в том, что хотя наша армия была намного сильнее японской, в основном она находилась в Центральной России. Хорошо, что при Николае II была построена Транссибирская магистраль, причем как раз к 1904 году, когда на нас напали японцы. Без этой магистрали вообще непонятно, как можно было бы вести войну на очень дальних рубежах. Но успели построить только одну колею, расстояния между станциями были очень большие, то есть пропускная способность магистрали была низкая, и требовалось достаточно много времени, чтобы перебросить войска из Центральной России на Дальний Восток, в Китай.

Причем надо сказать, что судьба войны решалась не на море, где мы действительно потерпели поражение в Цусимском сражении, судьба войны решалась на суше. Кстати, именно после нашего поражения в Цусиме Япония запросила мира. Экономически, финансово мы были намного сильнее Японии. Япония воевала более или менее удачно, пока 40 процентов ее военных расходов оплачивали США и Великобритания. Реально американцы и англичане вели войну против России руками японцев с целью ослабить и Россию, и Японию. Мы же накапливали войска, и создалась ситуация, когда мы должны были начать брать верх.

Вопрос об этом рассматривался летом 1905 года. У Николая II состоялось совещание, от армии доклад делал великий князь Николай Николаевич, и расчеты были такие: Россия в войне побеждает, но на это потребуется еще год и погибнет примерно 200 тысяч русских солдат и офицеров. Ознакомившись с таким прогнозом, Николай II сказал: «Не будем губить людей» – и отдал приказ начать мирные переговоры. Я не исключаю, что для укрепления авторитета власти, может быть, стоило продолжить войну, разгромить Японию, но погибло бы 200 тысяч человек, а на деле, возможно, и больше. Давайте представим, мог ли Ленин сказать: «Не будем губить людей»? Или Сталин мог сказать: «Не будем губить людей»? Или «дорогой Леонид Ильич» мог сказать: «Не будем губить людей и не пошлем их в Афганистан строить социализм в мусульманской стране»? Могли они это сказать? Не могли. А Николай II был христианином, и он это сказал.

Причем даже если представить, что мы бы продолжили войну и, предположим, через год победили, наверняка вся демократическая западническая печать, да и не только она, кричала бы о том, как мы долго воюем, как много людей погибло и что воевать мы не умеем. Наверняка так было бы, так, может, тогда и не класть 200 тысяч? Вот что такое русско-японская война.

Результаты войны не чье-то поражение, а примерно одинаковые. Япония получила южную часть Сахалина, а в остальном – примерное равноправие с небольшим перевесом Японии. Победить могли, но пошли на заключение мира; кстати, посредниками выступили Соединенные Штаты, которые не хотели победы России. Была примерная ничья.

Теперь о том событии, которое положило начало русским революциям, – 9 января 1905 года. Существуют книги о Николае II, где об этом событии не говорится вообще ничего, потому что эта тема острейшая. Но одновременно есть такие темы, на которые нельзя не искать ответов, которые нельзя не знать, тем более что с этого и началась революция.

Думаю, революции могло и не быть. Конечно, многие крестьяне хотели всю землю да бесплатно. Интеллигенция хотела западных свобод. Рабочие – улучшения условий жизни. Крупная буржуазия хотела войти в правительство. Все это было, но был нужен очень серьезный повод, чтобы все это началось.

Здесь придется сказать о Гапоне. Это был очень красноречивый, красивый молодой священник, пользовавшийся огромным авторитетом у петроградских рабочих. Такого авторитета среди рабочих не было ни у кого. Все Плехановы, Мартовы, Ленины вместе взятые не обладали даже частью авторитета, который был у Гапона. Причем в его окружении были и люди радикальных взглядов, в том числе социалисты-революционеры (эсеры), социал-демократы (меньшевики). Была составлена петиция, которую Гапон предлагал подать царю. Гапон объединял рабочих в своего рода профессиональные союзы, власть на это смотрела благосклонно: собственно говоря, хорошо, если создаются легальные рабочие организации во главе с очень авторитетным священником. Приходится признать, что вокруг Гапона не было должной агентуры, и то, что произошло в последние дни перед 9 января, было для власти неожиданностью. Говоря попросту, власти проворонили это революционное выступление. Кстати, они закрывали глаза и на саму личность Гапона, например на то, что, будучи вдовцом, он сожительствовал с очень молодой девушкой: мол, молодой мужчина... Не надо было закрывать глаза.

Чтобы понять 9 января, надо заглянуть в саму петицию, которую Гапон хотел подать царю Николаю II. Что в ней? Немедленный созыв учредительного собрания; немедленное учреждение демократических свобод; восьмичасовой рабочий день. Давайте задумаемся: восьмичасового рабочего дня тогда не было ни в одной стране мира. Конечно, людям всегда кажется, что они живут плохо. И действительно, положение рабочего класса было трудным. Но положение российского рабочего класса тогда примерно соответствовало положению рабочего класса в других западных странах – что было для нас большим успехом, – в том числе по продолжительности рабочего дня и по зарплатам. А если брать количество выходных у российских рабочих по состоянию на 1905 год, то оно примерно соответствовало количеству выходных сейчас, если и было меньше, то ненамного.

Если обратиться к мировому опыту, то создание учредительных собраний или парламентов, демократические преобразования на Западе вызревали в течение многих лет: десятилетиями, а иногда даже столетиями. Скажем, парламентаризм в Великобритании вызревал восемьсот лет. И вызрел. Нашим же доморощенным преобразователям нужно было, чтобы все было установлено моментально, даже не завтра, а сегодня. Гапон категорически собирался требовать, чтобы сегодня, 9 января, государь подписал эту петицию к выполнению. Но так не бывает, нельзя за один день перепрыгнуть годы, а то и десятилетия в развитии страны. Поэтому даже если внешне говорились слова, которые могли понравиться рабочим, эта петиция была практически провокацией, ведь рабочие не знали исторического опыта, не знали, как устанавливались те же демократические свободы на Западе. В основном это были люди малограмотные и даже неграмотные, просто они, к сожалению, доверяли Гапону.

Более того, историками установлено, что Гапон хотел не только встретиться с царем и подать на подпись эту петицию. Дальше у него был такой замысел: если царь подписывает, то Гапон выходит к народу, вынимает белый платок, машет: «Мы победили». Если царь отказывается подписать петицию к выполнению, Гапон выходит к рабочим, достает из другого кармана красный платок, машет: «Поднимаем вооруженное восстание, захватываем власть». Вот что такое Гапон, за чем пошли рабочие и что могло начаться.

Теперь следует сказать о Николае II. Девятого января в столице его не было, и вот почему. Шестого января 1905 года во время водосвятия по Николаю II был произведен выстрел из орудия Петропавловской крепости. Стреляли картечью. Царь ранен не был, но находившийся недалеко от него полицейский был смертельно ранен. Кстати, потом выяснится, что фамилия полицейского была Романов. Потом установят, что выстрел был случайным, никакого заговора тут не было, – таковы, по крайней мере, были результаты расследования. Но тогда, 6-го числа, было принято решение Николаю II и его семье выехать из Петрограда в Царское Село.

Девятого января государь находился вне столицы и приказа о расстреле рабочей демонстрации не отдавал. Решение стрелять принималось на местах, на улицах Петрограда. Причем могу рассказать, как это было. Основная колонна, во главе которой был Гапон, шла со стороны Нарвских ворот. Когда шли мимо церкви, то Гапон попросил служащего в ней священника дать шествующим хоругви и иконы. Священник отказался, тогда Гапон приказал брать их силой. Взяли силой. Пошли дальше. Шествующих рабочих встретили войска. Было приказано разойтись: шествие не было разрешено. Народ стал двигаться вперед на войска, и в этот момент по народу поскакали конногвардейцы. Когда они поскакали на рабочих, из их толпы раздались первые выстрелы. То есть первыми стреляли из толпы рабочих.

Кто стрелял? Существуют документы о том, что Гапон просил офицеров и анархистов выйти с оружием. Вероятно, стрелял кто-то из них. Нельзя также исключать, что во время русско-японской войны это могли быть и какие-то японские агенты, которые хотели спровоцировать внутренний социальный взрыв в России. Во всяком случае, первые выстрелы прозвучали, затем раздался залп со стороны войск – и произошла трагедия: более сотни погибших. Затем прошли демонстрации в других городах, были погибшие в Риге, Варшаве. Началась революция.

Мог ли Николай II принять Гапона? Думаю, это было исключено, потому что если царю принимать Гапона, тот мгновенно вырастал на уровень царя. Более того, если царь по настоянию Гапона подписывал его петицию к исполнению, то, собственно, кто оказывался главой России: царь или Гапон? Им бы становился Гапон. Значит, допустить это было нельзя. Возможен вариант, что петицию стоило принять на более низком уровне. Скажем, Гапон уже встречался с министром юстиции, петербургским градоначальником. Может быть, они могли бы принять петицию, а потом начать какие-то переговоры, обсуждения, но этого Гапону не предложили. Однако, скорее всего, Гапон отказался бы идти по такому пути: он был настроен очень решительно, был уверен в своей победе, в том, что победит вооруженное восстание с ним во главе. Рабочие вышли с ним, но не поддержали вооруженное восстание.

В результате произошла русская трагедия – начались русские революции, которые по своей сути были как раз антирусскими, антиправославными. Но так произошло в нашей истории, и это для нас урок – нельзя поддаваться призывам авантюристов. Гапон был извергнут из сана, а позднее его же товарищи-эсеры его и повесили, после того как Гапон принял деньги от царского правительства.

Автор и ведущая Ольга Валентиновна Баталова

Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 27 сентября: 08:05
  • Среда, 27 сентября: 21:30
  • Четверг, 28 сентября: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы