У книжной полки. Максим Яковлев. Крестом Твоим жительство. Рассказы из жизни новомучеников и исповедников Церкви Русской ХХ века

18 ноября 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3

Путь христианина – это всегда крестоношение. Обращаясь к ученикам и народу, Господь сказал: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8, 34). Объясняя эти слова, святитель Феофан Затворник говорит: «За Господом, пронесшим Крест на Голгофу, нельзя идти без креста, и все идущие за Ним непременно идут с крестом. Что же такое этот крест? Всякого рода неудобства, тяготы и скорби, налегающие и извне, и изнутри на пути добросовестного исполнения заповедей Господних в жизни по духу Его предписаний и требований. Такой крест так сросся с христианином, что где христианин, там и этот крест, а где нет этого креста, там нет и христианина». Вместе с тем, по словам святителя Иоанна Златоуста, «нести крест – значит быть готовым к опасностям... и ежедневной смерти, и все делать так, как если бы мы уже не надеялись, что наша жизнь не угаснет до наступления вечера». К ежедневной смерти и опасностям были готовы христиане 20 века, взявшие крест и последовавшие за Христом. О некоторых из них рассказывает книга, которую мы сегодня предлагаем вашему вниманию. Она вышла в свет в издательстве Московской Патриархии и называется – «Крестом Твоим жительство: Рассказы из жизни новомучеников и исповедников Церкви Рус­ской XX века».

***

По словам митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, более 20 лет возглавлявшего Синодальную комиссию по канонизации святых, «с любовью и благоговением обращаемся мы сегодня к подвигу новомучеников Российских. В их жизненном пути, исполненном страдания и скорби, православные христиане находят образ веры, пример жертвенной любви к Богу и ближним, опору в переживаемых испытаниях. Подобно святым апостолам они на своем исповедническом пути претерпели все скорби и мученическую за Христа смерть, явив себя «как служители Божии, в великом терпении, в бедствиях, в нуждах, в тесных обстоятельствах, под ударами, в темницах, в изгнаниях, в трудах, в бдениях, в постах, в чистоте, в благоразумии, в великодушии, в благости, в Духе Святом, в нелицемерной любви, в слове истины, в силе Божией, с оружием правды в правой и левой руке» (2 Кор. 6:4-7).

Сколько священнослужителей и мирян пострадало в ХХ веке во время гонений за веру? Точного ответа на этот вопрос сегодня не даст никто. Гонения на Русскую Православную Церковь начались с 1917 года и приняли массовый и ожесточенный характер уже в 1918 году. Своего апогея они достигли в 1937-1938 годах». Данный сборник, состоящий из четырех разделов, охватывает весь этот промежуток времени, от 1917 до 1938 года. Первый раздел называется - «Царский путь на голгофу» и посвящен святым царствен­ным страстотерпцам. Автор книги, Максим Яковлев, рассказывает о жизни святых царя и царицы, о рождении детей, о том, как проходили царские будни, а затем об их крестном пути. То, что «русский царь должен быть готов к любой участи», страстотерпец Николай знал с самого детства. И никогда не забывал простую истину: не стоит паниковать и бояться, а уповать единственно на милость Божию. Это формировало его характер. Это входило в его судьбу. А затем открыло ему и его семье врата жизни вечной.

В следующих трех разделах рассказы­вается о святителях, священниках и простых мирянах, чей жизненный путь был типичен для многих православных христиан, принявших мученическую кончину за Христа или подвергшихся гонениям после октябрьского переворота 1917 г. Жизнеописания основаны на документальных и житийных материалах, приводятся отрывки из писем новомучеников. свидетельствующие об их глубокой вере в Бога. Раздел, повествующий о святителях, открывается житием Святейшего Патриарха Тихона, избрание которого на Патриарший престол состоялось 18 ноября 1917 года. Уже прошла Февральская революция, уже «опустел царский трон Российской империи», когда «в Первопрестольной в Храме Христа Спасителя открылся долгожданный, обязанный самой идеей созыва послед­нему Государю Поместный Собор Русской Православ­ной Церкви».

Как пишет автор, «всеобщие ожидания сосредоточились на очевидно назревшей и первостепенной задаче — восстановлении Патриаршества на Руси. Лучше других об этом смогла сказать делегация про­стых крестьян: «У нас больше нет Царя, нет отца, кото­рого мы любили: Синод любить невозможно, а потому мы. крестьяне, хотим Патриарха». Работа Собора с рассмотрением множества пунктов программы растянулась с перерывами до поздней осени. По основному же вопросу продвигались хоть и бур­но, но трудно... За это время успела свершиться и прогреметь Ок­тябрьская революция. Власть над Россией оказалась в руках партии большевиков. Революционное пламя перекинулось в Москву.

Поместный Собор Русской Православной Церкви продолжал работу под уже нависшей угрозой закрытия. Изменившаяся обстановка, чреватая непредсказуе­мыми действиями новых властей, требовала, как можно скорей определиться по первоочередному вопросу. Началось выдвижение кандидатур на Патриарший престол. Бурные обсуждения завершились в конце концов тайным голосованием, которое позволило назвать трех претендентов: архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий), архиепископ Новгородский Арсений (Стадницкий) и митрополит Московский Тихон. Как выразился тогда один из участников Собора, «самый умный из русских архиереев — архиепископ Антоний, самый строгий — архиепископ Арсений, а са­мый добрый — митрополит Тихон».

Утром 5 ноября 1917 года по окончании Божествен­ной литургии был отслужен молебен перед чудотворной Владимирской иконой Божией Матери, перенесенной в Храм Христа Спасителя из кремлевского Успенского собора. Наступала решающая минута. Старец Алексий, иеромонах Зосимовой пустыни, осенив себя крестным знамением, опустил руку в урну тремя жребиями. Немного помедлив, вынул и протя­нул свернутую бумажку митрополиту Киевскому Вла­димиру. В затаенной тишине собрания прозвучало имя: «Митрополит Тихон». Свершилось! Сам же избранник в что время находился в церкви Троицкого подворья — традиционной резиденции мос­ковских первоиерархов — в молитве и спокойствии духа. Услышав о приходе делегации Поместного Собора, посланной для извещения о новоизбранном патриархе, он вышел из алтаря в полном архиерейском облачении и стал служить короткий благодарственный молебен.

Это простое смиренное действие произвело необы­чайное впечатление. Возглавлявший торжественную делегацию митропо­лит Владимир взволнованно произнес: «Преосвящен­ный митрополит Тихон. Священный и великий Собор призывает твою святыню на патриаршество богоспаса­емого града Москвы и всея России». Все ожидали ответного слова, глядя на стоявшего перед ними митрополита Тихона. Он же с поклоном сказал им: «Понеже Священный Собор судил меня, недостойного, быти в таком служении, благодарю, при­емлю и нимало вопреки глаголю». Бог избирает лучших, возлагая на них такое бремя, которое не по силам нести никому другому. Патриаршее бремя в страшную пору новой россий­ской смуты и лютых нападений на православную веру понес на себе смиренный Божий избранник Тихон — глава Русской Церкви, ее отец, молитвенник и печальник.

А вскоре, вставший на вершине власти, Ульянов-Ленин от словесных нападок перейдет непосредственно к действию: «Провести беспощадный массовый террор против попов!» И начнутся репрессии, массовые убийства, тюрьмы, ссылки. О самом первом новомученике из архиереев, возглавившего сонм святых, запечатлевших исповедание Христа своей кровью, стал митрополит Киевский Владимир (Богоявленский). О нем автор пишет: «Двадцать пятого января 1918 года большевики, с бо­ями взявшие Киев, вошли в Киево-Печерскую лавру. Митрополита Киевского Владимира после унижений и издевательств вывели под штыками из монастырской кельи, затолкали грубо в машину... Еще недавно он оглашал имя нового Патриарха на Поместном Соборе, и вот, перед ним человек в чер­ной кожанке, видимо старший, сказал, что повезут на допрос к коменданту. Сидел между двумя конвоирами, безмолвно терпя тычки и ругательства... О чем думал он, глядя на морозный узор окошка?..

Машина неожиданно свернула к крепостным валам и остановилась. Человек в черной кожанке приказал выходить. По глубокому снегу его отвели в сторону от дороги. «Вы здесь меня хотите расстрелять?» — поинтере­совался у них. «А что же, церемониться с тобою, что ли?» — от­вечали ему. Попросил дать ему совершить молитву. «Давай поскорее». Помолившись в сторону лавры, повернулся к солдатам: «Господь благословляет вас и прощает...» Три выстрела в упор оборвали его слова. Тело владыки, испоротое штыками,  пролежало до утра следующего дня и было обнаружено случайным прохожим... Маховик убийств и репрессий еще только раскру­чивался...»

***

По словам митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, «невиданные по масштабу гонения обрушились на Русскую Церковь в ушедшем веке, неисчислимые жертвы принесены Ее чадами ради Христа. Какой урок можем вынести мы из пережитого Церковью Христовой в ХХ веке? Ответить за нас может священномученик Иларион, архиепископ Верейский: «В эти годы лишь окрепла моя вера в Церковь и утвердилось сердце мое в надежде на Бога… Когда очень многое из дел человеческих оказалось построенным на зыбучем песке… Церковь Божия стоит непоколебимо, лишь украшенная, яко багряницею и виссом, кровьми новых мучеников. Что мы знали из церковной истории, о чем читали у древних, то ныне видим своими глазами: Церковь побеждает, когда ей вредят… Не веруем только, но и видим, что врата адовы бессильны пред вечным Божиим созданием. Среди ветров лжеучений, среди мутных яростных волн злобы, лжи и клеветы неистовых врагов как скала стоит Церковь…»

 

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы