Свет невечерний. Об отношении верующего человека к светской литературе

15 октября 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
Проповеди архимандрита Саввы (Мажуко), насельника Свято-Никольского монастыря города Гомеля.

В том лесу белесоватые стволы
Выступали неожиданно из мглы.
Из земли за корнем корень выходил,
Точно руки обитателей могил.
Под покровом ярко-огненной листвы
Великаны жили, карлики и львы,
И следы в песке видали рыбаки
Шестипалой человеческой руки.
Никогда сюда тропа не завела
Пэра Франции иль Круглого Стола,
И разбойник не гнездился здесь в кустах,
И пещерки не выкапывал монах -
Только раз отсюда в вечер грозовой
Вышла женщина с кошачьей головой,
Но в короне из литого серебра,
И вздыхала и стонала до утра,
И скончалась тихой смертью на заре,
Перед тем как дал причастье ей кюре.
Это было, это было в те года,
От которых не осталось и следа.
Это было, это было в той стране,
О которой не загрезишь и во сне.
Я придумал это, глядя на твои
Косы – кольца огневеющей змеи,
На твои зеленоватые глаза,
Как персидская больная бирюза.
Может быть, тот лес – душа твоя,
Может быть, тот лес – любовь моя,
Или, может быть, когда умрем,
Мы в тот лес направимся вдвоем.

Сегодня я решил начать наш разговор с этого гениального стихотворением Николая Гумилева, поскольку речь у нас пойдет об отношении верующего человека к светской литературе. Никогда бы и не подумал, что в этом может заключаться проблема для современных воцерковленных людей. Но недавно я беседовал с одним благочестивым молодым человеком из хорошей православной семьи с традициями и спросил, что он читает для души, какой род литературы нравится, какие авторы ближе всего? И этот парень (очень хороший молодой человек) сказал, что не читает светской литературы вовсе и никогда не читал, потому что, во-первых, родители никогда не приветствовали такого чтения, а во-вторых, это все весьма сомнительно с православной точки зрения. Я его спросил, а как же Жюль Верн, Лев Толстой, Майн Рид, как же все книги, которые мы любили в детстве: детективы, фэнтези, даже просто сказки? И он посмотрел на меня недоуменно, смерил тревожным, испуганным взглядом, словно беспокоясь за мое духовное состояние, и сказал: «Но ведь это же всё выдумки, ведь ничего этого нет!»

И вы знаете, друзья мои, пообщавшись с разными молодыми людьми из православных семей, я увидел, что это не единичный случай, а тенденция, которая всерьез меня напугала: это очень тревожный симптом – не давать своим детям возможности окунуться в удивительный мир, получить это удивительное утешение, которое дает нам Господь в чтении литературы. Они говорят нам, что это все выдумка. Конечно же, выдумка! Я подумал: а как этот мальчик будет ухаживать за своей девушкой? Что будет, если его предаст друг или он будет чувствовать тревогу, ненависть, раскаяние? В какие формы облекутся его чувства, что он вспомнит?

Ведь в нашей жизни есть такие состояния, которые не могут быть исчерпаны рациональным объяснением. Вот я сейчас цитировал Николая Гумилева, он говорит о шестипалой человеческой руке, о женщине с кошачьей головой, он описал какой-то лес и сказал: «Я придумал это, глядя на твои/ Косы, кольца огневеющей змеи, / На твои зеленоватые глаза,/ Как персидская больная бирюза…» Ведь это очень красиво… Почему он написал эти строки? Потому что был влюблен, и у него сердце разрывалось от любви. И этот опыт влюбленности очень полезен: он смиряет, возвышает, окрыляет душу. Гумилев не нашел слов, чтобы описать этот опыт.

В нашей жизни есть такие стороны, такие откровения, которые можно передать только с помощью образов, их нельзя транскрибировать на любой другой сознательный язык. Можно ли этот «лес» перевести на сознательный язык, на дискурс рационального? Это невозможно сделать. Есть, конечно, люди, которые говорят, что поэт имел в виду, например, что у нее необыкновенной красоты волосы, что их отношения выстроены поэтически или встреча произошла в таком-то месте при таких-то погодных условиях. Это всё не то. Это неправда.Потому что невозможно опыт любви, дружбы, ненависти, тревоги, справедливости, гнева – всех тех вещей, которые помогают нам обрести лицо и понять, кто мы на самом деле,высказать лишь рационально. Нам необходимы какие-то образы. И для этого у нас есть литература: и детективы, и фэнтези, и приключения (вот эти «выдумки»), и, конечно же, лирическая поэзия.

Читая «Властелина колец»,вы узнаёте, что хоббит Фродо каждый год 6 октября мучился, впадал в жуткое состояние депрессии, тревоги и шептал: «Мне не выжить! Как ужасно, смерть приближается ко мне!», потому что вспоминал годовщину битвы на Заверти, когда его ранили моргульским клинком. И вы скажете: что за глупость, почему вдруг православный батюшка вспоминает моргульские клинки, хоббита, ведь этого ничего не было? Но с помощью языка мифа описываются подлинные человеческие состояния. Читаем эти строки, и сердце сжимается в ужасе, потому что мы сочувствуем герою, угадываем в этой картине, нарисованной Толкиным с помощью художественных средств, что-то свое, личное, узнаем собственную тревогу, и этот образ, который создал писатель, помогает нашей тревоге раскрыться: выплакаться, найти нужные слова, вылиться в нужный, полезный для души образ.

Или вот пример: один из эльфов, Леголас, в первый раз в жизни увидел море и запел:

В Море, в морской простор! Чайки кричат и реют,
И белопенный прибой набегает быстрей и быстрее.
На западе, в ясной дали, закатное солнце алеет.
Корабль, серокрылый корабль! Слышишь ли дальние зовы,
Уплывших прежде меня призывные голоса?
Прощайте, прощайте, густые мои леса,
Иссякли дни на земле, и века начинаются снова.
А я уплыву за моря и брега достигну иного.
Там длинные волны лижут Последние Берега,
На Забытом острове слышен солнечный птичий гам -
В Эрессее, предвечно эльфийской, куда нет доступа людям,
Где листопада нет и где мы навеки пребудем.

Это стихи выдуманного персонажа о выдуманной стране, о выдуманной тревоге, но они волнуют наше сердце, потому что указывают на что-то такое подлинное, глубокое и живое, чем живем и мы, над чем колышется наше пламя жизни, от чего сердце наше замирает. И если наши дети не найдут этот язык образов, не обретут правильный литературный вкус, не научатся правильно фантазировать и сочувствовать литературному герою, то, боюсь, жизнь их будет очень ущербной. Научатся ли они правильно ухаживать, правильно плакать, тревожиться, найдут ли они нужные слова для того, чтобы сказать о любви или высказать боль своего сердца? Зачем же делать наших близких людей ущербными?

Не бойтесь литературы, друзья мои, это благословение Божие и надо учиться это благословение с благодарностью и радостью принимать!

 

Расшифровка: Мария Матуленко

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 22 января: 02:30
  • Среда, 23 января: 13:15
  • Четверг, 24 января: 09:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы