Союз-онлайн: РУССКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА. Выпуск 6

4 октября 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Союз-онлайн представляет: РУССКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА. Выпуск 6. Об информационной и духовной безопасности в образовательном пространстве рассказывает протоиерей Сергий Рыбаков, председатель ОРОиК Рязанской епархии, доцент кафедры теологии Рязанского государственного университета, кандидат физико-математических наук.

– Несколько лет назад моя средняя дочь готовилась к сдаче ЕГЭ в тестах по обществознанию, который и сейчас, кстати, в ходу. Одно из заданий звучало так: «Демократическая (партнерская) семья, в отличие от патриархальной (традиционной) характеризуется: 

  • o совместным проживанием как минимум трех поколений; 
  • o экономической зависимостью женщины от мужчины; 
  • o справедливым распределением домашних обязанностей; 
  • o главенствующей ролью мужчины в семье. 

Как вы понимаете, по мысли авторов теста, именно «справедливым распределением домашних обязанностей» – интересно, что имеется в виду – прекрасна демократическая (партнерская) семья. А вот патриархальная (традиционная) подкачала – выглядит она мрачновато. Не хочется в такую семью, так и видишь это совместное проживание «минимум – а значит, возможно, и больше – трех поколений», так и слышишь грозные окрики подавляющего всех главенствующего мужа, от которого бедная жена еще зависит экономически, и прямо чувствуется, что денег он ей не дает. Нет, что и говорить, очень выигрышно выглядит на этом фоне партнерская семья. 

Тут, конечно, можно иронизировать сколько угодно, но ведь ребенок должен это выучить, чтобы сдать ЕГЭ, а значит, впустить как минимум в свой разум. Как вы, наверное, уже поняли, сегодня речь пойдет об информационной и духовной безопасности детей в школьном пространстве. 

Видеосюжет 

Протоиерей Сергий Рыбаков, кандидат физико-математических наук, доцент кафедры теологии Рязанского государственного университета, руководитель религиозного образования Рязанской епархии: 

– Я знаю «Русскую классическую школу» давно, это были еще мои первые статьи, где я начал анализировать кризисные явления, в частности была такая статья, как «Некомпетентностный подход как дальнейшее развитие кризиса отечественного образования». Видимо, эта статья и послужила моему знакомству с основателями «Русской классической школы». Когда они начали мне показывать, что и как они делают, то оказалось, что если я критикую неправильности, то здесь удается обращать к правильному. 

Будущим теологам отец Сергий преподает конфликтологию, сектоведение и концепцию современного естествознания. Будучи ученым и педагогом, он как никто понимает все проблемы, существующие в современном образовании. По мнению отца Сергия, смысл педагогической деятельности раскрывается в модели взаимоотношений трех субъектов: народ, конфессии и государство, эта модель изложена в его монографии. Отец Сергий отмечает целостность «Русской классической школы», которая опирается на российский национальный код и развивает у детей именно целостное мировоззрение. 

Протоиерей Сергий Рыбаков: 

– Школа прошла свои максимумы в составлении методологии, поэтому нам сейчас надо опереться на них, а не придумывать каких-то новых путей, которые оказываются разрушительными. Поэтому я за «Русскую классическую школу» именно за как найденный сейчас и показавший себя образец, на который надо равняться всей нашей педагогике и который надо брать за основу. 

– Дорогие союзники, у нас в гостях протоиерей Сергий Рыбаков – председатель Отдела религиозного образования и катехизации Рязанской епархии, настоятель Покровско-Татьянинского храма г. Рязани, кандидат физико-математических наук, доцент кафедры теологии Рязанского государственного университета. 

Отец Сергий, скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете приведенный мной тест про партнерскую и патриархальную семью. Может быть, я нагнетаю, чего-то недопонимаю. 

– Для того чтобы в этом разобраться, нужно приложить критерий, а мы, православные люди, должны в первую очередь опереться на Священное Писание. В самых первых его строках, где говорится о том, как Господь творит человека, видно, что Он творит не партнерскую семью, а семью, иерархически выстроенную: вот муж – глава, и вот жена – помощница ему. Ставятся задачи и определяется само место. Кстати, здесь надо сказать, что счастлив человек может быть только на своем месте. Всякое чужое место есть некое воровство, за которое приходится расплачиваться. 

– Дети сейчас обучаются по такой вот системе, что ей противопоставить? Ведь это закладывается в головы уже потому, что надо сдавать ЕГЭ. Так или иначе это нужно впустить в себя. 

– Может быть, я говорю резкие слова, но у нас в системе образования произведена педагогическая диверсия. Систему образования у нас, к сожалению, формируют люди, которые сейчас именуются либералами, и они создают такие проекты, которые направлены вообще на расчеловечивание человека – уничтожение в нем человеческого. Якобы это делается ради прогресса, инноваций, ради того, чтобы мы достигали высот Запада. На самом деле речь идет о покушении на христианский образ жизни, христианское, православное мировоззрение, конкретно на Православную Церковь. Это надо понимать. И противостоять этому очень трудно на данный момент. Тем не менее надежды мы не теряем, потому что у нас есть ви́дение того, как все-таки должно быть. 

Базовая категория, которую необходимо ввести в педагогическое пространство, – идеальный образ. Идеальный образ – это то, что сказал о Себе Господь: Я есть Путь, Истина и Жизнь. Если это расшифровать в педагогическом плане, это действительно предъявитель абсолютной истины, законодатель нравственных норм. Тогда мы встаем перед проблемой: откуда нам взять эти нормы, эту абсолютную истину – или ее вообще нет? И получается, что либо мы предъявим идеальный образ, скажем: вот он. Понятно, что для нас идеальный образ – это Христос, Который не только предъявитель абсолютной истины, явленной в Священном Писании и Предании, но еще и в нравственных нормах. Существуют только два варианта: либо мы говорим, что эти нормы абсолютны, либо пытаемся договориться – а давайте будем считать эти нормы правильными. На Западе уже договорились – все эти извращения уже норма. В традиционной семье нравственные нормы уже заданы, мы не договариваемся о том, чтобы избирать те или другие. Мы им следуем, потому что они заданы. 

Что должно быть сформировано для устойчивости? В первую очередь это стержень этноконфессионального сознания. Для меня очень характерен в этом отношении пример Рамзана Кадырова. Его однажды спросили: «Кем Вы себя осознаете?» Как красиво, четко, грамотно он ответил: «В первую очередь я мусульманин, потом я чеченец и гражданин России». Как четко выстроена иерархия: сначала религиозная принадлежность, потом этническая – понимание себя как члена своего народа и, конечно, гражданина. У нас, к сожалению, дети редко так отвечают. Кем только они себя ни называют: рокерами, фанатами «Спартака», еще чего-то, а вот этноконфессиональное сознание не сформировано: являюсь ли я продолжателем своего народа, его культуры и его религиозного выбора. 

К этому стержню присоединяется еще стержень этноисторического сознания, когда я воспринимаю историю не просто в перечне каких-то пустых сведений: Наполеон пришел в 1812 году, был разбит и т.д. Наполеон не просто пришел, а пришел завоевать нас, и это мы его победили, я потомок победителей, точно так же как я потомок победителей в Великой Отечественной войне, и т.д. «Бессмертный полк» как раз один из ярких моментов восстановления нашего этноисторического сознания. С самого раннего детства у ребенка надо формировать этноконфессиональное сознание, и желательно, чтобы этим занимались в первую очередь в семье, хотя и школа может предоставить здесь помощь. 

Необходимо, чтобы школьные программы имели это наполнение. Сейчас основная задача – это формирование содержания образования. Оно у нас не сформировано, а если сформировано, то по чужим лекалам, по каким-то совершенно дурацким, я бы сказал, способам формирования. 

– Или, наоборот, очень умным... 

– В том-то и дело. Для нас они не подходят, поэтому нам нужен свой контент. Вообще говоря, если народ хочет быть народом, он должен обязательно совершать две вещи. Первое – народ должен себя ограждать, потому что если он себя не ограждает, то просто рассыпается, диссоциирует. Второе – он должен себя воспроизводить, воспроизводить свой этноконфессиональный, а от него культурный код, свое историческое сознание и, кстати, сохранять свой язык. 

Сейчас у нас катастрофа с языком – не формируется языковая культура. Что делать в этой ситуации? Кстати, многие сейчас этим занимаются. Школы характеризуются учителями, и родители очень часто ищут не просто школу с хорошим зданием, интерактивными досками и прочими инновациями, а ищут учителя. К сожалению, сейчас бывает трудно найти хорошего учителя, потому что учитель поставлен в условия официанта, оказывая некие услуги, которому мы вроде бы заказываем: «Мы вам отдали ребенка, верните его таким, какой он мне нужен и нравится». 

Конечно, надо восстанавливать традиционную семью, и вопрос о школе здесь очень важный. Как в первую очередь должен быть поставлен вопрос? Это чья школа? Если это наша школа, в ней учатся наши дети, преподают наши учителя, то все становится на свои места – они должны дать ребенку то, что нужно нашему народу, а именно: ограждение и воспроизведение. А если это не наша школа, то из такой школы мы должны забирать своих детей. Я ни в коем случае не говорю о том, чтобы уничтожить школу как институт, но мы ее должны преобразовать. Я надеюсь, что милость Божия нас не оставляет и не оставит, потому что уже появилась «Русская классическая школа». Учителя сейчас ощущают настоящий голод, они понимают всю неправду современной школы, и я надеюсь, что дальше этот протест будет только усиливаться. 

– Отец Сергий, протест может быть деструктивным, а может быть конструктивным. Насколько я понимаю, Ваша монография «Духовная безопасность системы образования России в модели “Народ – конфессия – государство”», изданная «Русской классической школой» (книгу можно прочесть на сайте РКШ), – это протест конструктивный. 

– Надеюсь, что да. Здесь показаны те болевые точки, которые воздействуют сейчас, в частности и на религиозно-философском уровне. Говорят, что у нас нет идеологии. Ничего подобного, она у нас есть – разрушительная либеральная идеология. Она замаскирована так, что ее как будто нет, но она доминантная и очень агрессивная. 

– Нам есть что ей противопоставить? 

– Конечно, у нас огромная традиция. Во-первых, у нас прекрасно развита религиозная философия, святые отцы не какие-то марсиане, а наши предки, которые достигли святости. Пусть мы не знаем всех, но они молятся о нас. Почему мы должны отказываться от такого наследия, которое нам предоставил Господь? 

Чем меня особенно привлекает в свете того, о чем мы говорим, «Русская классическая школа» – это в первую очередь тем, что она, в частности, обладает способностью ограждать – наша традиционная классическая педагогика является психосохранной, то есть учитывает психовозрастные особенности ребенка. Те программы, которые там есть, формируют очень важный стержень – логическое мышление, человека, умеющего мыслить логически. Нужно вспомнить слова того же Ломоносова: «Математика уж тем хороша, что мысль в порядок приводит». 

Когда мы теряем духовное богатство, духовный стержень, то в нас еще остается еще много того, что Господь заложил в нас для нашей человеческой сохранности, и в том числе логическое мышление, которое позволяет иногда задавать вопросы: а почему это так, из чего это следует, откуда взято, какие следствия из этого получаются? Это надо формировать. Математика, которая представлена в «Русской классической школе», как раз позволяет это делать – ребенок научается логически мыслить. Математика в этом отношении является не пустым предметом. Я преподаю сейчас студентам-теологам, и для них математика и физика – темный лес. Конечно, нам надо выстраивать педагогику на основе нашей традиции. Я за «Русскую классическую школу» двумя руками. 

– Спасибо, отец Сергий. 

– Во славу Божию. Божьей помощи телеканалу «Союз» и, конечно, успехов «Русской классической школе», продолжающей традиции Константина Дмитриевича Ушинского. Не могу оставить это имя без внимания, потому что ему принадлежат очень важные слова, которые мне очень нравятся: «Неправославная педагогика есть безголовый урод и деятельность без цели». Так вот чтобы у нас всегда была цель и чтобы наша педагогика не была безголовым уродом. 

– Аминь. 

Ведущая Светлана Ладина 

Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы