Беседы с батюшкой. Подготовка к таинствам

8 июня 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает исполняющий обязанности эконома Свято-Троицкой Александро-Невской лавры Санкт-Петербурга игумен Макарий (Зеленков).

– Батюшка, наверное, есть какой-то приоритет в подготовке к таинствам. Как Вы считаете, к какому таинству надо готовиться в первую очередь и сильнее всего?

– Конечно, к крещению, с него начинается понимание, первые духовные переживания, и если они будут наиболее полные и правильные, дальше все будет выстраиваться наилучшим образом. Поэтому к крещению надо готовиться тщательно.

– Крещение может быть взрослых людей и младенцев. Расскажите, как готовиться в том и другом случае?

– Наверное, существенной разницы нет, потому что если взрослый человек готовится к крещению, он отвечает за себя, а крестный, который готовится давать обеты за младенца, тоже ручается собой за своего крестника, поэтому степень осведомленности и программа одни и те же.

– Что Вы имеете в виду под «программой»?

– Что требуется от того, кто собирается креститься или крестить ребенка? Древнейшее условие для участия в таинстве – осознанное, внятное исповедание веры. Это перво-наперво. Потом к этому добавляются все остальные моменты, касающиеся духовной и церковной жизни. Поэтому при подготовке к крещению катехизатор выясняет степень осведомленности готовящегося. Существует методика, по которой необходимо выяснить, почему человек собирается креститься или крестить ребенка, правильна ли его мотивация. Потому что с древности было замечено: порой люди крестятся без тех намерений, которые должны быть. Как бывало, младенца крестили для того, чтобы у него животик не болел. То есть видели в крещении некое скоропомощное действие, но никак не действие благодати Духа Святого, которое потом ведет человека по духовной жизни и вводит его в жизнь вечную. Поэтому необходимо знать намерение человека.

Также один из первых вопросов, который мы выясняем: «Люди добрые, вы пришли креститься. А вы чьи? Осознаете ли вы себя членами какой-то христианской общины?» Это тоже очень важный вопрос, потому что бывает, что люди приходят креститься в храм, куда они не собираются ходить. Они пришли креститься сюда просто потому, что это красивое, святое, намоленное место, хотя их церковная жизнь будет проходить в другом храме; может быть, где-то неподалеку. Это показывает некоторое недопонимание людьми сути и ценности общинности христианской жизни. Христианская жизнь проявляется в общинности.

Таким образом, в первую очередь мы выясняем: в какого Бога люди веруют и почему, чьи они, осознают ли они себя членами христианской общины и для чего они, в принципе, собираются крестить детей.

– Могут ли быть какие-то нравственные препятствия, по которым человек не может принять таинство Крещения? Например, если человек одержим какой-то страстью?

– По большому счету люди для того и приходят креститься и приходят в Церковь, чтобы получить благодатную помощь в борьбе со страстями. Поэтому одержимость страстями является не препятствием, а показанием к тому, чтобы стать христианином и участником церковной жизни, для того чтобы более успешно бороться со своими страстями и наводить порядок в доме своей души.

Поэтому наличие страстей или каких-то греховных привычек – показатель того, что человеку пора креститься: взяться за ум и заняться собой всерьез.

– Что касается крестных, для них мы часто ставим условием участие в таинствах Покаяния и Причастия. Ведь к каждому из этих таинств тоже нужна особая подготовка.

– Подразумевается, что крестные – это люди, в некоторой степени имеющие опыт, что они осведомлены в основах вероучения, являются участниками жизни христианской общины, имеют молитвенный опыт и опыт участия в таинствах. У них есть что передать своим крестникам,  чему их научить: передать свои знания и опыт. Поэтому когда мы напоминаем родителям и крестным, что они должны тщательно подготовиться, в том числе участием в таинствах Исповеди и Причастия, для них это не должно быть какой-то новостью или испытанием. По идее, это должно быть для них само собой разумеющимся. Они подходят к важному делу, берут на себя огромную ответственность за этого ребенка и должны подойти к этому с особым благоговением. Пойти в очередной раз обличить себя перед Богом в своих неисправностях, может быть, каких-то проступках и приступить к Святым Христовым Таинам, чтобы принять из купели ребенка с особым чувством и особой готовностью.

– Вопрос телезрителя из г. Карпинска Свердловской области: «Готовясь к Святой Евхаристии, я не прочитал Последование ко Святому Причащению и вообще неблагоговейно повел себя перед этим таинством. И буквально через час-полтора после принятия Святых Таин у меня была настолько сильная боль в груди, что мне было просто тяжело передвигаться. Это настолько неописуемая боль, что я даже представить себе такую не мог. Поэтому когда речь заходит о таинстве Евхаристии, я просто боюсь принимать его, потому что помню ту боль, что была у меня в сердце. Наверное, я так до конца своих дней и не причащусь этого таинства. Было ли это причащение мне в осуждение от Бога?»

– Это только Богу известно. Каждый из нас (и миряне, и монашествующие, и духовенство) читает одни и те же молитвы перед причастием и читает слова Иоанна Златоуста: «Господи, вем, яко несмь достоин». То есть все мы приходим к таинству Святого Причастия с осознанием своего недостоинства в той или иной степени. Степень нашей греховности, готовности или неготовности знает только Господь Бог. Мы друг друга видим, общаемся, но кто из нас грешней или у кого из нас больше болит, видит только Господь. Один чувствует боль, другой чувствует боль, но у кого болит сильнее, ни один прибор не определит. Это знает только Господь.

Поэтому Вы должны готовиться к таинству и, читая слова Иоанна Златоустого, приходить с таким же замиранием сердца и уповать на то, что Господь  примет Ваше настроение. Может быть, оно будет иное по сравнению с тем, которое было раньше. Возможно, после сегодняшнего разговора Вы все-таки подготовитесь, пойдете к этому таинству с готовностью принять от Бога все, что Господь Вам дает для Вашего назидания, смирения и совершенства.

Будьте готовы ради Господа принять все, что Он Вам даст. Господь даровал Вам эту боль в груди, Вы прошли это испытание и сделали для себя какой-то положительный вывод – это уже достижение для Вас. Может быть, благодаря этому у Вас появилась бо́льшая собранность, поэтому готовьтесь и приступайте к этому таинству. Не противьтесь этому таинству, потому что христиане имеют привилегию – даже не обязанность, а царскую привилегию – участвовать в этом таинстве. Поэтому не бойтесь, приступайте к Святому Причастию и принимайте от Бога то, что Он Вам даст. И точно могу сказать Вам, что Господь Вас утешит.

– Мы немного перескочили на таинство Евхаристии; вернемся к разговору о таинстве Крещения. Если взрослый человек решает принять таинство Крещения, нужно ли ему как-то подготовить свой уклад жизни, свой быт? Ведь жизнь христианина протекает в молитве, в наших церковных традициях. Как быть с этим?

– Это происходит естественным образом, когда человек обращает внимание на свое внутреннее состояние, свой внутренний мир. Если он старается придерживаться заповедей и жить по духу, который нам передали апостолы и святые отцы, то потихонечку вокруг него все выстраивается: и его быт, и его внешность, и порядок в его голове и доме. Все лишнее отсеивается, а то, чего в его жизни не хватало, он где-то добывает и находит ему достойное место в своем быту, в доме; может быть, на своем рабочем месте. Постепенно все выстраивается. Как некогда говорил мой духовник: «Братия, не лезьте живьем на небо». То есть все устроится. И не думайте, что вы станете святыми, совершенными и у вас в одночасье установится порядок. Будет происходить молитвенная, умственная работа, проводить которую нужно всю жизнь.

Если вы собираетесь быть крестным, то что-то необходимо сделать и сейчас: собраться с мыслями, посмотреть вокруг себя, навести порядок, помня, что дети, которых вы примете на руки, воспринимают ваш пример, ваше состояние души невербально, они чувствуют ваше сердце. Когда дети учатся говорить, обмен информацией у них происходит даже более медленно, а в младенчестве они напрямую воспринимают ваше состояние, отношение, ваш духовный опыт.

Необходимо сразу собраться и понять: «Сейчас я беру такую ответственность, что должен пронести этого ребенка на руках, с тем чтобы представить Богу в наилучшем виде».

– Скажите, пожалуйста, несколько слов о том, что такое неофитство. Поясню, почему я об этом спрашиваю. У новокрещеных есть соблазн резко, с головой окунуться в церковную жизнь, окружить все церковной атрибутикой и приступать к таинствам как можно чаще (может быть, даже чрезмерно для своего духовного уровня).

– Еще один вопрос, который должен быть обязательно освещен при подготовке к таинству: имеется ли у человека духовное руководство, есть ли у него духовник. Конечно, если человек начинает идти на ощупь, ориентируясь исключительно на книги, советы бабушек в храме, без руководства опытного духовника, то не избежать каких-то перегибов, ревности не по разуму. Вопрос о духовничестве стоит очень остро. Порой я спрашиваю об этом у людей, которые давно ходят в храм, а они только подумывают, чтобы этот вопрос решить.

Неофитство случается и с теми, кто приходит в храм еще в юном возрасте, и у людей постарше, в 40–50 лет. Или некоторые говорят: вот когда пойду на пенсию, будет времени больше, буду тогда грехи замаливать. Случается, что человек приходит и его начинает где-то «нести». Может быть, Господь действительно дает ему какие-то радости, включается какой-то свет в доме души человека, и человек начинает воспринимать это как пророчество, миссионерство. Люди начинают пророчествовать, и этот свет буквально тут же выключается, потому что человек только лишь получает от Бога некие первичные представления о том, что такое благодать.

Поэтому духовное руководство необходимо, чтобы людей не заносило, чтобы они не впадали в прелесть тут же, при начале своей церковной жизни. Необходимо, чтобы люди смиренно советовались со своими духовниками.

– Вопрос телезрителя из Оренбургской области: «Когда мы готовимся к исповеди, мы вычитываем молитвенное правило. В каноне Последования ко Святому Причащению есть такие слова: “Телу златому премудрыя дети не послужиша, и в пламень сами поидоша, и боги их обругаша...” О каких “богах” идет речь?»

– По содержанию библейского повествования имеется в виду, что людям было предложено поклониться идолам, и те сказали всё, что они думали по поводу этих идолов. Думаю, в числе этих слов были и просто ругательные. Они называли их «безумцами», «бездушными идолами», «черепками» и т.д. Такое открытое и ругательное отношение было к любым идолам, которых было великое множество; они остаются и по сей день. Существует тенденция собрать идолов в идольский комплекс и принять его целиком, как, например, идол успеха, в котором все: и деньги, и здоровье, и образование, и социальный статус, и т.д.

Поэтому имелись в виду те боги, что были тогда в государстве. А бывало, что богом объявлялся сам император, которому надо было воздавать божественное поклонение. Находились такие верующие люди, которые говорили: «Кто ты такой, чтобы тебе поклоняться как Богу?» – и называли его теми именами, которых он был достоин. За это люди принимали потом муки, истязания, суды, казни. Как вы знаете, те отроки, о которых говорится в этих словах, были ввергнуты в печь, где они не потерпели никакого вреда.

– Раз наш телезритель подтолкнул нас к разговору о подготовке к таинству Исповеди, хочется продолжить его вопрос. Как Вы считаете, из чего должна состоять подготовка к таинству Исповеди?

– Для того чтобы подготовиться к исповеди, надо знать, что это такое. Приходится сталкиваться с тем, что люди порой путают ее с литературным жанром под названием «исповедь», когда это становится пространным повествованием о своей горемычной жизни – о том, как все плохо и как скверно на душе, как неблагоустроенно все вокруг и что во всем виноваты окружающие люди... То есть это скорее не исповедь, а жалоба на плохую жизнь. Другое, правильное понимание исповеди – это то, что исповедь есть обличение себя перед Богом в своем собственном неустройстве.

Как известно, когда человек готовится к исповеди, то делает это в соответствии с заповедями. По ветхозаветным и новозаветным заповедям – он описывает перед Богом, в присутствии священника как свидетеля, свои греховные поступки и свое духовное неустройство. Если знать заповеди, то можно грамотно составить эту обличительную речь против себя, которая должна быть краткой.

Подготовка к исповеди начинается дома, когда человек один на один с собой и наедине с Богом разбирает и анализирует свою жизнь по заповедям, свои приятные или неприятные ощущения, разбирает, прав он был или не прав, и делает вывод, что в нем не соответствует заповедям и в какой степени. Затем он составляет некий план, своего  рода прокурорскую речь, в чем обличить себя перед Богом. Все это осознав, поняв свое неустройство, осознав свою духовную болезненность, человек приходит на исповедь с просьбой к Богу. И говорит: «Господи, я осознал: это и это во мне не так. Может быть, есть что-то еще, чего я не знаю, но мне очень плохо. Господи, я хочу избавиться от этой боли, от внутренней темноты и неустроенности. Господи, помоги мне!» Поэтому исповедь короткая, две-три минуты достаточно для того, чтобы поисповедоваться. Тем более если у вас есть добрая привычка исповедоваться у своего духовника, то есть у священника, который знает вас. Как лечащий врач, он знает тайники вашей души, особенности вашего устройства, нюансы вашей жизни. Но священник на исповеди не является истязателем, он не должен что-то вытягивать;  человек сам готовится и добровольно приносит свое неустройство пред лицо Бога и в присутствии священника.

Такая подготовка идет порой в течение нескольких дней, когда человек обдумывает, записывает план, чтобы в случае волнения, если что-то в памяти потеряется, у него была такая «шпаргалочка», где буквально по одному слову на каждый пункт: «Господи, прости меня, я согрешил тем-то, тем-то. Господи, прости меня, я хочу исправиться, я хочу, чтобы в моей душе светило солнышко и грело меня».

 – Вы говорите, что хорошо исповедоваться у своего духовника. Для многих, может быть, является неразрешимым вопросом, как же создать отношения, например, с еще малознакомым священником как с духовником.

– Когда я, в свою очередь, задаю вопрос, есть ли у человека духовник, то часто получаю ответ: «Нет, духовника у меня нет, и я не знаю, где его взять. И что делать?» На это больше нечего ответить, кроме как: «Господь – Податель всех благ, и материальных, и духовных». Что такое духовничество? Это доверительные отношения со священнослужителем, который, может быть, со временем станет духовником. Бывает, такие отношения выстраиваются годами. Человек может выстраивать эти отношения по разным поводам, возможно, ищет он себе не какой-то строгой духовности, а, может быть, собеседника, но в лице священника. И то хорошо. И потом, общаясь со священником именно по этим показателям, он находит какое-то доверие к этому священнику. Может быть, он придет к нему на исповедь один раз, потом – еще один, затем у него возникнет потребность: если появляется какой-то вопрос, надо у кого-то спросить, посоветоваться, он невольно видит перед своими глазами образ этого священника. У него можно спросить, и он, как настоящий врач, не навредит: что бы плохое я о себе ни сказал, он воспримет это с кротостью, добротой, сердечной теплотой, не укорит меня, не станет попрекать, проводить со мной какие-то экзекуции. Эти отношения складываются потихонечку, со временем. Это молитвенный труд, когда вы искренне просите.

Известно, что большая часть прихожан у нас женщины. Бывает, что в своей личной жизни женщины ждут принца на белом коне, такая же картина получается и в духовной жизни – ждут некоего старца, который, как «духовный принц на белом коне», придет, все решит – и сразу небо будет в алмазах. На самом деле это иллюзия. И доверие, взаимодействие добываются трудом молитвенным и трудом смирения. Потому что отношения с духовником – это смирение перед другим человеком, тот барьер, который духи злобы поднебесной преодолеть не могут. Когда этот навык смирения перед духовником вырабатывается, тогда духовничество начинает работать, и вмешательство вечно досаждающих нам духов все более отдаляется.

– Вопрос телезрительницы: «Я оказалась крестной матерью совершенно незнакомым детям. Когда я приехала в монастырь, там была семья, которая хотела креститься. Настоятель отказал монаху, который хотел быть крестным, и выбрали меня, хотя я их совершенно не знаю. Но если бы я тогда не согласилась, они бы остались некрещеными. Как быть в такой ситуации? Конечно, каждое утро я за них молюсь, вспоминаю, но это все, что я могу сделать для них как крестная.

И второй вопрос – я очень эмоциональный человек и не могу иногда справиться с обидчивостью (не в плане гнева и раздражительности, а некой торопливости, пустословия; могу сказать сто слов в минуту). Каждый раз каюсь на исповеди в этих грехах. И иногда думаю, что батюшка так уже от этого устал, что уж лучше бы побил меня. Может, хоть это поможет (не знаю, бывало ли такое в церковной практике). Так устаю от этого, что даже руки опускаются, уже и не знаю, что с собой делать».

– На второй вопрос сразу отвечу, что не поможет. По поводу эмоциональности и повторяющихся грехов скажу, что это работа длительная. Необходимо составлять план исповеди и помнить, что у Вас за плечами стоит длинная очередь людей, которым тоже надо исповедоваться, да и батюшка тоже не железный. Исповедь вообще не должна быть длинной по определению. Составьте план и в надежде на упование и милость Божью рассказывайте по этому плану и знайте, что Господь все это видит, слышит и подает Свою помощь.

По поводу восприемничества. Мне также задают вопросы о том, на всякое ли предложение быть крестным нужно отвечать согласием, можно ли отказываться? Считается, что отказываться вообще нельзя, что это едва ли не плохой знак. На самом деле порой даже нужно отказываться быть восприемниками по нескольким причинам. Во-первых, если у Вас нет уверенности, что Вы сможете общаться с этим ребенком. Вы берете ответственность за его воспитание, а потом Вас к нему просто не пускают, Вы не можете с ним общаться. Либо если вся семья ребенка не в восторге от Вашего усердия в посещении храма. Приходилось сталкиваться с тем, что родители с раздражением встречают усердие крестных, когда они пытаются привести детей в храм. Поэтому надо быть достаточно уверенным в людях, чьими крестными Вы будете, чтобы у Вас был доступ к Вашему крестнику.

Порой бывает, что детей крестят люди, далекие от Церкви, только ради того, чтобы покрестить. В таком случае тоже нужно призадуматься, стоит ли быть крестным. Был случай, когда одна женщина была крестной сразу у двадцати детей, потому что она работала в детском доме. Это уже, конечно, другая ситуация.

Бывают разные ситуации, но есть и общие правила. Во-первых, крестные должны быть рядом. Допустим, приехал человек из Новой Зеландии на три дня, родители прибежали в панике: надо срочно крестить, именно он должен быть крестным. А то, что он приезжает сюда раз в два года, они в расчет не берут. И как человек, находящийся в другом полушарии, может быть крестным? Опять-таки это не абсолютное препятствие, все это покрывается благодатью Божьей, но правила все-таки существуют. Поэтому в некоторых случаях можно ответить и отказом.

– Что же делать, если такое уже случилось?

– Если такое уже случилось и Вы реально не знаете, где находится Ваш крестник, или не имеете к нему доступа, тогда остается за него особо усердно молиться. Просто келейно молиться, но, возможно, когда-нибудь при случае эта связь восстановится, такое тоже может быть.

– Вопрос телезрительницы из Брянской области: «Мне уже 85 лет, я давно хожу в церковь, еще с детства, но во времена, когда церкви были закрыты, тогда не ходила. Я исповедовала все свои грехи, которые меня очень волновали, но сейчас нечего особо исповедовать: я не осуждаю, ничего не делаю. Батюшка меня спрашивает: «А может, кого осуждаете или что-то делаете?» А я никого не осуждаю, ничего не делаю. Как мне исповедоваться?»

– Часто бывает, что когда приходят исповедоваться пожилые люди, они либо по нескольку раз говорят одно и то же, либо, бывает, вообще ничего не могут сказать от волнения, и священник подходит к такому исповедованию с максимальным снисхождением и принимает хотя бы намерения пожилого человека, много лет ходящего в храм. Даже если что-то сказано невнятно, не сомневайтесь, что Вы ведете свою беседу с Богом. Священник только присутствует при этом и свидетельствует, что Вы об этом говорили. Даже если он чего-то не расслышал или Вы в чем-то повторяетесь, помните о том, что Господь не компьютер. Даже если Вы перепутали ноль с единицей, все не пойдет в другую сторону. Все, что нужно услышать, понять и почувствовать, Всемилостивый Господь знает прежде нашего исповедования и просьбы о помощи.

– Насколько я расслышал вопрос, наша телезрительница не знает, что ей исповедовать.

– В некоторой степени я именно этот вопрос и затронул. От святых отцов нам известно, что величайшим духовным дарованием является видение своих грехов. Если Вы считаете, что исповедовали все и больше не грешите, это и является признаком того, что в этом Вам и надо каяться. В том, что Вы бываете слепы к тому, что что-то делаете не так.

В любом случае, как я уже сказал, сам настрой Вашего сердца, Ваше намерение даже важней Ваших слов, потому что Господь знает нас глубже и лучше, чем кто бы то ни было.

– Когда человек регулярно приступает к таинству Причастия и, соответственно, к таинству Исповеди, то возникает некое смущение от того, что приходится произносить одни и те же слова: «осудил», «раздражился», «разгневался», «объелся» и т.д. Возникает смущение: как же я пойду на исповедь, опять одно и то же…

– А что делать, если порой нас длительное время преследуют наши привычки, а священник, который исповедует, в особенности духовник, который нас давно уже знает, периодически напоминает: а что ты все об одном и том же? сколько уже можно?  То есть существуют некие страсти и привычки, которые можно ощутимо и осязаемо отставить (например, бросить курить). Это осязаемо и четко: вчера курил, сегодня – уже к сигаретам не прикасается. Бывает, человек испытывает страсть гнева, которая периодически возвращается к нему в той или иной форме. Об этом тоже надо говорить на исповеди, будучи готовым принять от батюшки, может быть, и выговор: опять ты на кого-то разозлился.

В поучениях аввы Дорофея  духовник говорит своему духовному чаду: «Опять ты кого-то убил словом». И послушник шел, обливаясь слезами, но когда опять случалось сказать брату грубое слово, снова приходил исповедоваться. И так было много раз, но потом он исправился. Этот процесс может затянуться на годы. Есть некие страсти, с которыми человеку трудно расстаться, но надо все равно идти, все равно говорить о них. Но при этом говорить себе: «Ну как же так? Я уже столько времени пребываю в этих нечистотах, пора уже с этим развязаться, пора прекратить». И потихонечку состояние будет все лучше и лучше.

Например, степень гневливости. Нарисуйте себе график: сегодня я раздражился столько-то раз, выругал кого-то за день столько раз. Посчитали – у Вас получилось 15 вспышек гнева за день. Посчитали назавтра – 17. Так не годится, завтра рот на замок и держать себя в руках. Через день, глядишь, у Вас за день только 10 таких пунктиков. Значит, пошла положительная динамика. Может быть, сказано несколько утрированно, но это некий образ того, что отслеживать свое состояние, конечно, необходимо. Есть некие тестовые моменты, по которым христиане должны проверять себя ежедневно.

– Вопрос телезрителя из г. Магнитогорска: «Если бы знать раньше все правила и порядки об обязанностях крестного, я бы скорее всего отказался быть крестным. Но у меня уже есть крестники, которые уже стали взрослыми, с которыми общаться сейчас не получается, да и раньше не общался с ними как следует именно в плане православного воспитания. И еще есть крестница, у которой в силу определенных обстоятельств на меня возникла обида; она не будет со мной общаться, скажет: «Что тебе нужно? Надо будет, схожу в церковь, не надо – не пойду». Как быть? Каяться и молиться за них? И всё?»

– Понятно, что за тех людей, которых мы взяли из крещенской купели на свои руки, мы несем ответственность, молимся за них – это наша христианская обязанность. Конечно, надо приложить все усилия, чтобы возник человеческий контакт на том уровне, на котором это возможно. Необязательно это должно быть с Библией в руках, это может быть простое человеческое общение. Если по какой-то причине отношения были нарушены, необходимо их восстанавливать и стараться поддерживать.

Не стоит учить как ментор, учитель (так часто бывает). Нужно учить своим примером в обычном общении. Ведь наши воспитанники, наши дети реагируют на то, насколько мы для них интересны, насколько развиты духовно, насколько умеем молиться, прощать, в чем-то поддержать, подставить свое плечо и обогреть сердцем. И с другой стороны, насколько мы можем дать умный совет. Ведь исстари было так, что к отцу семьи, который имел молитвенный опыт, многое приобрел за свою жизнь умом, ходили советоваться и по духовным вопросам, и по каким-то житейским. Это всегда имело смысл, потому что он всегда мог что-то подсказать; по крайней мере, поддержать и утешить. Вот что привлекает людей, в том числе наших крестников: то, насколько мы им интересны. Когда родители, в том числе крестные (и вообще люди), прекращают развиваться, расти, перестают читать книги, молиться, чем-то интересоваться, кроме своей работы, заработка, начинается деградация. И умственная, и духовная. Проходит 10–15 лет, и с человеком становится вовсе неинтересно общаться. Если человек давно не развивается, то наладить какие-то отношения с молодежью ему крайне сложно, очень трудно найти точки соприкосновения. Понятно, что другой стороной является поведение и состояние молодежи, но люди старшего поколения, тем более христиане, должны постоянно трудиться над своим развитием, с момента пробуждения до отхода ко сну, не уставая, без выходных и праздников.

– До какого возраста вообще нужны крестные родители при принятии таинства Крещения?

– Считается, что крестные нужны младенцам (условно до 7 лет), но четко установленного возраста нет, рубеж – это младенчество. Когда крестят ребенка 10, 12, 15 лет, ему крестные вроде бы не нужны, хотя это тоже решается по ситуации и по желанию родителей. А уже взрослым людям, двадцати лет и старше, крестные не нужны: человек сам за себя отвечает.

– Какая основная и самая главная подготовка к таинству Причастия?

 – Главная подготовка заключается в том, чтобы люди понимали, что такое Евхаристия, суть происходящего. Потому что даже те, кто причащается и имеет опыт хождения в церковь и участия в таинствах, бывает, не в полной мере понимают, что же такое Евхаристия и Причастие. Понимание этого является ядром подготовки.

Понятно, что мы постимся, более усиленно читаем молитвенное правило в течение периода говения, но это уже непосредственно перед самим участием в таинстве. Подготовка же человека состоит в том, что он пытается глубже понять смысл причастия – для чего Господь преподал такую форму общения, духовного и телесного, с человеком. Это тоже катехизический вопрос, вопрос оглашения и вопрос научения, углубления в смысл этого действия.

– Каким же образом этого достичь? Через чтение Писания?

– Да, через чтение Писания, святых отцов, через общение с верующими людьми и своим духовником. Все это происходит в рамках нашей общины – семейной, храмовой. Это понимание приходит со временем и происходит из глубокой потребности. Человек чувствует эту потребность и начинает ее реализовывать. А потребность возникает от проблем, от искушений; бывает, от каких-то болезней. Поэтому когда Господь дает болезни, Он стимулирует нас к тому, чтобы мы глубже понимали, в частности, и смысл Евхаристии.

– Бывает, что человек формально подготовился к причастию как надо, но незадолго до него раздражился, потерял мирное и спокойное устроение духа. Можно и стоит ли тогда отстранять себя от Чаши? Или это искушение?

– Я придерживаюсь существующего в церковной практике мнения, что не стоит отлучать себя от Причастия. Если мы пришли на исповедь, исповедовались и получили благословение на него, но возникли какие-то обстоятельства (раздражение, уныние), это не является поводом для того, чтобы самовольно отстранять себя от таинства. Но и не надо вновь стремглав бежать утром к духовнику на исповедь. Я неоднократно бывал свидетелем, как мой духовник архимандрит Модест (Потапов), когда к нему с утра сломя голову бежали вчерашние исповедницы, останавливал их: «Никого за ночь не убили? Никакой катастрофы не случилось? На будущее знайте, что вам надо контролировать свои эмоции и переживания. Помните, что идете к Причастию, поэтому держите язык за зубами, чтобы постараться прийти в мирном состоянии духа».

– Наша программа заканчивается; прошу Вас благословить нас на прощание и сказать несколько напутственных слов на грядущий пост.

– Все, что мы сегодня говорили о таинствах, конечно, касается поста. Контроль за собой, благоговение, молитвенный опыт, подготовка к таинствам – это все то, что мы должны делать в посту. В помощь этому у нас будет ограничение в пище, в других областях нашей жизни. Думаю, что наше сегодняшнее обсуждение как раз касалось того, как нам проводить пост.

Бог благословит. Помоги Господь!

Ведущий Михаил Кудрявцев, диакон

Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма святой преподобномученицы Елисаветы на Иваньковском шоссе города Москвы священник Георгий Сергеев.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы