Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

26 августа 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Ясеневе (Московское подворье Оптиной пустыни) архимандрит Мелхиседек (Артюхин).

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Первый вопрос очень легко предугадать: у нас скоро праздник Успения Пресвятой Богородицы и окончание Успенского поста. Как выйти из этого поста? Он был строгий, рыбу ели всего лишь один раз на Преображение; по крайней мере, так по Уставу положено.

– Ответ будет неожиданным: из поста выходить не надо. Когда начинался пост, я своим дорогим братьям и сестрам, своим прихожанам сказал: давайте мы перед началом великого Успенского поста (великого по своей значимости, по красоте, по тому празднику, к которому движемся) поставим себе маленькую задачу. Пусть она будет реальная, но маленькая. Прекращу обижаться, сердиться, гордиться, злиться, завидовать, говорить неправду – у кого что, потому что нам Писание говорит: уклонись от зла и сотвори благо. И, наоборот, приложу все усилия к посту, добродетели, молитве, усердию, доброжелательности, любви, уважению, терпению, добротолюбию. И к этому стремиться в течение этого поста, а сам пост будет помогать нам реализовать ту задачу, которую мы себе поставили.

Есть такие интересные мысли в Деяниях апостольских, апостол Павел в конце пишет: «Я сказал им, чтобы они не предпринимали плавания, потому что и пост уже прошел». Благополучие плавания он увязывал напрямую с течением поста. Кто хранит пост, того хранит Бог, кто не хранит поста, того не хранит Бог. Так и получилось. Те, кто вез апостола Павла на суд кесаря, его не послушали – и дело закончилось кораблекрушением. Он говорил: «Не надо плыть, потому что и пост уже прошел». Значит, в задуманном нам помогает пост и то, что мы ради Господа в чем-то понуждаем себя. А то, что касается пищи, перемены на столе, многие отцы нам так и говорят: должна быть перемена мыслей, перемена души, перемена ума. Но если это перемена к лучшему, то зачем из этого выходить? Нам надо не только не выходить, а надо сохранить то доброе, над которым мы все-таки хотя бы чуть-чуть старались постом.

Я знаю много людей, которые дают обещание себе, Богу, Церкви: «Господи, постом не буду смотреть телевизор, кроме "Спаса", "Союза", буду слушать только радио "Радонеж", буду читать утренние и вечерние молитвы. Буду звонить маме, папе, бабушке, их навещу, буду за ними ухаживать, буду терпеть, смиряться, прощать». Вспомним, с чего начинается Великий пост. Он начинается с прощения. Он не начинается с того, что мы заполняем холодильники постной едой (капустой, огурцами, помидорами). Надо начинать с самого главного: с душевного начала, всепрощения. Вот это и есть тот самый настрой, ради чего мы вообще живем.

У Антона Павловича Чехова есть такая замечательная мысль: берегите в себе человека. Сейчас мы вступаем в новый период, период нового года: церковного и учебного. И есть такая замечательная мысль: важно не иметь, важно уметь. А что уметь? Уметь быть человеком – вот это самое главное, это самое большое воспитание, это самое большое образование. Когда каждый будет Человеком с большой буквы, когда мы хоть чуть-чуть будем похожи на Христа, как дети похожи на родителей, вот тогда это и будет тем предназначением, которое мы должны исполнить.

Как говорит апостол Павел: «Сие же есть воля Божия – святость ваша о Христе Иисусе». Воля Божия. Мы не просто должны быть хорошими людьми; по идее, мы святыми должны быть. Так вот, мы себе это обещаем Успенским (или всяким) постом. Поэтому я всем желаю: братья и сестры, не выходите из тех больших и светлых мыслей, тех задач, которые вы себе ставили.

Вот я себе ставил одну планку, и ничего у меня не получилось: поменьше сидеть в компьютере, в телефоне… Но как-то постом чуть-чуть было меньше. И вот это чуть-чуть,  думаю, тоже неплохо. Поэтому я сейчас постараюсь из этого обещания не выходить, а пост в этом был и подспорьем, и помощником. И как раз это то время, которое нас вводит в какие-то правильные рамки, потому что всегда нельзя быть на какой-то высоте, можно сказать себе: «Ну хотя бы это время ты можешь?» – «Могу». – «Ну и постарайся».

 – Вопрос телезрительницы: «Я как бы стараюсь соблюдать посты, этот Успенский был строгий, но у меня сложились так обстоятельства, что я не могла поститься с самого начала; начала поститься где-то только со среды этой недели. И получилось так, что я не смогла совладать с чревоугодием в субботу: съела немного рыбы. Могу ли я причаститься на Успение?»

– Вы такой невероятный проступок совершили, просто страшный! (Смеется.) Как раз только об этом говорили: акцент не только на еде. Может, были какие-то к этому причины, какое-то нездоровье, слабость. И пост соблюдать надо, но и акцент делать на главном: не надо «есть» людей. Нам всем Иоанн Златоуст говорит: пусть постится не только твое чрево, пусть постятся твои глаза, чтобы не видели и не смотрели неподобного, то есть не лазили в Интернете, не смотрели неподобающие картинки, не лазили по ненужным сайтам, помня слова псалмопевца Давида: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых».

Что такое «совет нечестивых»? Это всевозможные сайты в Интернете и различные развлекательные программы на телевидении (кроме «Спаса» и «Союза»). «Наука и жизнь», «В мире животных», «Охота и рыбалка» – передачи, которые без греха. Поэтому пусть постятся и твои уши, чтобы не слышали сплетен, пустых передач, пересудов. Исидор Пелусиот сказал: «Осуждающий и слушающий осуждающего подвергнутся одному наказанию». Пусть постятся и твои руки: чего не клал, того не бери. Пусть постятся и твои ноги: знают дорогу на работу, домой и в храм Божий.

Поэтому если не смогли соблюсти пост в еде, то, во всяком случае, душевный и духовный пост были должны соблюсти. Поэтому батюшке, когда будете на исповеди кроме этой несчастной рыбы рассказывать еще и другие ваши успехи или неуспехи,  батюшка уже решит. Надо каяться не столько в рыбе, сколько в нашей зависти, печали, унынии и прочих грехах, которые гораздо серьезнее, чем рыба Успенским постом.

– Но желание причаститься у человека есть.

– Это похвально, не сомневайтесь, идите с Богом на исповедь, на Святое Причащение, потому что мы больные люди, и нам Святое Причащение нужно, как больным людям нужно лекарство, как задыхающемуся человеку нужен кислород.  Причастие – это не награда, а необходимое средство нашего спасения. Без духовного кислорода мы с вами не выживем. Господь сказал: «Отцы ваши в пустыне ели манну и умерли, а хлеб, сходящий с небес, таков, что ядущие его смерти не увидят вовек». А старец Амвросий Оптинский говорил: «Вкушайте Хлеб Жизни». И «Хлеб Жизни» говорил и писал с большой буквы. То есть Святое Причастие во здравие души и тела. Покаянную голову меч не сечет.

– Вопрос телезрительницы из Воронежа: «Когда пост, пощусь я или нет (я имею в виду телесно), у меня идет молитва. Когда пост кончается – только утренняя и вечерняя; и никакая молитва не идет. Почему именно в пост идет молитва? Даже это не связано с тем, что я, допустим, не пощусь. Я постилась этот пост, но бывает, что и не пощусь. Почему так бывает?»

– Любой пост – это попутный ветер тому, кто хоть собрался выйти в плавание. Вы же все-таки календарь смотрели, вы же настраивались. И это общая молитва Церкви, и общая молитва родных и близких, которые сугубо молятся за Вас. Потому что это же не метафора, это не какое-то преувеличение, что молитва матери со дна моря достает.  Вы говорили: «пощусь или не пощусь, а молитва идет». Вот если Вы не постились, когда надо было поститься, тогда, значит, у Вас нерадивая жизнь, а Ваши родные и близкие молятся о Вашем преуспеянии, Вашем здравии, Вашем спасении. Я думаю, что имеет значение эта их молитва и молитва Церкви, которая всех чад подвигает. Ведь что такое Церковь? Корабль спасения. Вы же не в лодке плывете одна.

У отца Василия Оптинского спросили: «Батюшка, зачем в Оптиной пустыни так много храмов? Достаточно было бы и одного только храма, а тут у вас через каждые тридцать метров. У меня Бог в душе, и Господь везде всех слушает. Почему обязательно в храме нужно молиться? Иногда я молюсь гораздо лучше и внимательнее дома».

– И исповедоваться можно у иконочки, подойти тихонечко…

– Конечно, и такие мысли бывают. Я однажды был свидетелем его ответа. Он говорит: «Вы знаете, все правильно, Господь везде и слышит везде, и молиться Богу можно везде, “на всяком месте владычествия” Его, так что Вы все правильно говорите. Но, знаете, молиться одному – это все равно что плыть в лодке в океане и грести веслами, а молиться в церкви, в храме, с братией – это плыть в лайнере, когда там капитан, матросы, мы сами, пассажиры. Это гораздо безопаснее. Поэтому Церковь выдвинулась в это плавание того или иного поста. Вы же член Церкви, Вы же в лайнере, поэтому хочешь не хочешь, а молитва и Вас коснулась, так что мы еще счастливые люди, что не поодиночке гребем, как наш известный Конюхов, который пересекает и бороздит океаны в одиночку (и Бог ему в помощь). Но все-таки мы с Вами в лайнере Церкви, поэтому это все и действует.

Но так экспериментировать не надо на будущее. Раз пост, так пост. Если по болезни, то у батюшки спросите благословения на послабление по возрасту, по болезни. Если бы у Вас еще и пост был, да еще и молитва шла, у Вас уже потихонечку крылья подрастали бы по сантиметру за спиной.

– Вопрос телезрительницы: «У меня вопрос по четвертому псалму Давида. Здесь есть такие слова, которые мне немножечко непонятны: Гневайтеся, и не согрешайте, яже глаголете в сердцах ваших, на ложах ваших умилитеся. Что значит "гневайтесь", если это грех? "И не согрешайте" – как это совместить?»

(Далее диалог с телезрительницей.)

– У Вас дети были?

– У меня четверо детей.

Тогда Вам будет гораздо понятнее. Вы слышали такое выражение «понарошку»?

– Да, конечно.

– Поэтому иногда Вы, как любящая мать, понимали, что дети до такой степени разбаловались, что уже надо брать палку, дубину. Но сначала словесную. И хмурили брови, делали грозный вид, повышали тон, гневаясь на них понарошку. Было иногда такое?

– Да.

– Ну вот. И Господь тоже нам говорит, что в некоторых случаях это допустимо: гневаясь, не согрешать. А вот когда на самом деле злимся, когда это уже не понарошку, когда это уже касается сердца, а не только внешнего какого-то выступления, тогда, конечно, это уже доходит до состояния, которое делает наше поведение неправильным и нехристианским. Поэтому понарошку это может быть: повысить голос, когда они не понимают, сделать гневный вид, но пусть это будет только вид, чтобы это не касалось сердца, чтобы не злиться. Иногда это можно в воспитательных целях, но лучше уметь договариваться. Потому что это можно так с детьми, но если ты разгневался на человека, то уже доброго здесь ничего не жди.

И еще. Сейчас мы вступаем в период нового учебного года… Есть такое очень мудрое выражение: раздраженный учитель не учит, а раздражает. Поэтому нам надо быть чрезвычайно внимательными. И когда родители гневаются на детей, то должны прекрасно понимать, что дети – это отображение родителей. Поэтому не надо злиться на то, что он бестолковый, вы прежде всего упустили это в свое время и сами были бестолковыми, когда надо было воспитывать заранее, когда надо было заранее готовиться к школе, надо было заранее видеть его самоуправство, видеть его духовную и душевную бестолковость, когда он все «я, я, я», никого не слушает, упрямится.

У меня милостью Божией есть племянница. Так вот, был такой случай на детской площадке: ее дочка Машенька (моя внучка) вдруг начала эпатаж. Ей был всего один год, она уже умела ходить, и она орала пять минут, десять минут. Ей хотелось вылезти из коляски, и она начала воспитывать маму. Чем? Криком. Потому что она слышала по телевизору (нам только кажется, что дети ничего не знают) о ювенальной юстиции, о правах детей, и она эти права начала качать. Качала-качала, пять минут качала, десять минут качала, пятнадцать минут качала, ждала полицейских из ювенальной юстиции, но так и не дождалась. И племянница говорит: «Хоть оборись, из коляски ты не вылезешь, а если ты будешь орать, мы сейчас же пойдем домой». И что вы думаете? Она замолчала через три секунды. Поэтому вот тогда надо воспитывать, когда год, и то они уже начинают командовать нами.

– Когда еще лежат поперек лавки, как говорят.

 – Ну конечно. Вот это как раз проявление той самой греховной порчи, о которой мы говорим: грех Адама, греховное повреждение души, ума и сердца. Ну, сказала и сказала – нет, это бесполезно, никто ничего не слушает. Поэтому вот когда надо воспитывать.  Поэтому, гневаясь, не согрешайте, на ложах ваших умилитеся. А уж если вы и разгневались, и подключилось сердце, и была злоба, и кипело, и хотели не только сказать, а пихнуть, ударить – на ложах ваших умилитеся, то есть покайтесь до захождения солнца, Богу перед сном принесите покаяние. Тем более вечерняя молитва заканчивается исповеданием многочисленных грехов, которые мы в течение дня где-то по немощи, где-то сознательно совершили.

Поэтому понарошку, в воспитательных целях погневались, как моя племянница… Она же не со зла ей это сказала, а в воспитательных целях. Может быть, тоже какой-то гнев был и она могла начать орать, но это все без злости, это все воспитание. Гневаясь, не согрешайте, на ложах ваших умилитеся, то есть принесите покаяние, если вдруг эта ошибка произошла, если дошло до сердца. А до сердца у нас доходить, кроме добра, ничего не должно.

– Я бы хотел отметить, что в эфире нашего телеканала по средам выходит программа «Читаем Псалтирь», ее ведущий – протоиерей Алексий Ладыгин. В этой программе вы можете услышать псалмы и толкование. Практически всю Псалтирь прочитали. Если что-то вы в эфире не увидели, есть на YouTube.

Еще такой момент: сегодня я попал в одну ситуацию. Не всегда же все православные верующие, например, на работе. И зашла речь о крещении. Может быть, человек услышит, вдруг случайно включил «Союз» . Давайте попытаемся ответить на вопрос, на который мне сложно отвечать, не имея такого пастырского опыта. Я ему задаю вопрос: «Зачем ты крестил ребенка?» А он говорит: «Да мне просто бабушка с дедушкой (они верующие) так мозги все выели, что я просто покорился этому решению родни, чтобы только от меня отстали».

И мне вот иногда кажется: зачем вообще крестить ребенка? В чем смысл? Я говорю: «Но ты сам-то крещеный?» Он отвечает: «Да, крещеный, но просто я был маленький; не крестился бы, если бы был в сознательном возрасте». Вот такая проблема. Мой однокурсник по семинарии крестный этого ребенка, он мне постоянно жаловался на эту ситуацию и говорил, что не знает, что делать: ни причастить ребенка нельзя, ни чего-либо другого сделать. В этой ситуации как объяснить таким людям, что крещение – это не просто «бабка сказала окрестить», а что-то несколько более важное?

– В конце концов ребенка окрестили?

– Окрестили. Но как он растет? Никак.

– Дело в том, что неверующие отец или мать большей частью крестят по наставлению верующих родителей, иногда это совершается по той православной церковной традиции, в которой мы с вами родились и воспитывались. И как раз для этого и существуют огласительные беседы, чтобы хотя бы чуть-чуть людям приоткрыть смысл этого.

– Дело даже не в огласительных беседах. Мы дружим, я могу что-то подсказать или мои друзья, уже некоторые из них священники. Он даже уважительно относится к этим священникам.

– Чем он тогда недоволен? Что его не устраивает?

– Дело в том, что его ребенка вроде как и крестили, но он сам неверующий и говорит, что не крестился бы вообще. Правильно ли это вообще: крещение человека даже против его воли вроде как получается?

– Взрослого человека, который не верит в крещение и не понимает смысла этого таинства, крестить не надо. А детей, понимают они или нет, мы крестим и даем им путевку в жизнь. Лучше иметь кислородную подушку, чем вообще без кислорода; лучше иметь парашют, чем без парашюта лететь в самолете. И самое главное: что такое крещение? Это подключение. Когда мы покупаем телефон, до тех пор, пока мы его не включим в розетку и не зарядим батареи, он у нас работать не будет. И вот что такое крещеный человек или некрещеный? Все одинаковые: два глаза, два уха, один язык, голова, руки-ноги. Так и телефон. Мы сначала не отличим работающий телефон от неработающего – до тех пор, пока не начнем кнопки нажимать. Начинаем кнопки нажимать, а они не работают. Мы хотим позвонить, а на связь никто не выходит. Поэтому мы подключаем человека к энергетической системе, мы его зарядили, а потом он сам пользуется, сам уже будет набирать 03: «Господи, помоги» (или маме, папе). И будет на связи.

– То есть надежда есть, что когда-то это во что-то выльется…

– Ну конечно, он заработал, ожил, стал живым. Поэтому это духовное рождение, которое произошло в таинстве Крещения. С пониманием, без понимания – оно произошло. А дожидаться, когда ребенок сам поймет, – это тоже распространенное мнение ради человеческой лени, косности. Есть такая нехорошая русская пословица: что бы ни делать, лишь бы ничего не делать. Так и здесь. У кого некрещеный ребенок или невенчанная семья – чего только не наговорят: это сложно, это тяжело, это невозможно. В чем там суть-то? А там просто лень и косность.

Поэтому не надо дожидаться, когда он войдет в разум, когда сам выберет... Когда отдаем его в школу, мы решаем за него. Вот вчера была семья, она спрашивала: «Батюшка, ему сейчас шесть с половиной лет, его сейчас отдать в школу или в семь с половиной лет?» Это решали родители, советовались со мной, а могли и без меня решить. Но никто с ребенком не советовался, никто у него не спрашивал, в каком возрасте его отдавать и в какую школу: с английским или математическим уклоном. Никто его спрашивать не будет, отдавать его в музыкальную школу или не отдавать. Дети сначала плачут, что там сидеть надо, эти ноты, сольфеджио... Потом мама, папа попросили: «Лизочка, может, сыграешь нам что-нибудь на день рождения?» Она садится, начинает музицировать, все в восторге, всем нравится, еще если и споет! Конечно, только украшает человека то или иное образование.

– Какое терпение родителей...

– Ну конечно. А насчет английского, французского или немецкого языка никто не спрашивает, в пятом классе будет изучать или с первого. А потом он благодарен. А если бы всегда так, что только когда он придет в возраст, когда будет понимать, тогда мы вообще запутаемся, все это будет неправильно. Но если человек взрослым крестится, то, конечно, только через полное осознание его веры, исповедание веры, через понимание веры. Если человек говорит, что ничего не понимает и не хочет понимать, тогда тормознем. Тогда, когда придет в разум истины…

– Все-таки какой совет Вы дали: когда отдавать ребенка в школу?

– А там получилось оригинально. Я говорил, что лучше пусть подрастет. Мы читаем оптинских старцев: в те времена в гимназии отдавали в восемь-девять лет, а заканчивали в том же возрасте, что и сейчас, в 16–17 лет, но были на таком же уровне, как если бы с шести или семи лет начали. Потому что чисто физиологически мозг должен созреть. Я посоветовал в семь с половиной, а оказалось, что они уже записали в школу в шесть с половиной. В чем был совет – я не знаю. Это был не совет, а информирование.

Вот у нас принято картошку сажать на майские праздники, не обращая внимание на погоду, хорошая она или плохая; ее сажают на майские праздники в выходные, и сажают ее в холодную землю. Я знаю людей, которые сажают по теплу: в середине мая или в конце, а результат один и тот же. То есть посадили в холодную землю – и пока она не прогреется, роста никакого не будет. Так и здесь: отдали раньше, он буксует, буксует, буксует…

– Чуть-чуть дольше будет запрягать, грубо говоря.

– Конечно. Поэтому, думаю, когда есть выбор, то куда торопиться?

– Есть разные вундеркинды, конечно; кто-то, например, и справляется. Я, например, пошел в семь лет; я родился так, что мне исполнилось семь лет, и я пошел в школу.

– Я, например, 1962 года рождения. А в школе были девчонки (я сейчас и их фамилии помню) 1961 года рождения, то есть они были на полгода или на несколько месяцев старше. Вот они, те, кто был постарше, учились лучше. Это просто стопроцентный факт.

– Я в семинарию пришел в 17 лет, то есть сразу после школы, даже в армию не мог пойти. В армию я пошел уже в середине семинарии. Но я заметил, как мне было тяжело по сравнению с ребятами, которые уже получили высшее образование. Они ничего особенного не делали, они просто умели учиться, они понимали вот эту технологию, как правильно заучивать либо правильно расставить приоритеты. Я просто на самом деле столько сделал впустую.

– Тайм-менеджмент: как время распределить.

– Это очень важный момент.

– Кстати, наш покойный отец наместник (Царство ему Небесное) своего внучатого племянника, который закончил школу так же, как и ты, благословил сначала в армию пойти. Он пошел в армию, служил под Козельском, в нашей ракетной дивизии. И что получилось? Он пришел из армии, поступил в семинарию, было двадцать пять человек в группе, из них только пять после армии, и из этих пяти его сделали старостой группы. Он говорил, что этот год ему очень много дал для той же самой учебы.

– Я просто знаю этого племянника, я его встретил на хиротонии владыки Тихона (Шевкунова). Я его спросил, чем он занимается, и он сказал, что здесь послушание несет. Потом я увидел в Instagram, что он в армии, а сейчас увидел его фамилию среди зачисленных, буквально несколько недель назад.

– Но он уже на втором курсе.

– Там как-то по бакалаврской системе по-другому сейчас зачисляют. Все по послушанию у него было.

– Поэтому такой совет родителям: если есть выбор, в шесть с половиной или в семь с половиной лет, то мое личное мнение, что лучше чуть позже, потому что надо еще немножко дорасти.

– Вопрос телезрительницы из Москвы: «Христос говорит: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя, но меньший в Царствии Небесном больше его. Кто этот меньший в Царствии Небесном?»

– Пока Иоанн Предтеча был в живых, Он так говорил. То есть при жизни Христа речь идет об ангелах, которые находились в Царствии Небесном. Речь здесь об ангельском мире. Поэтому даже иногда называем Иоанна Предтечу ангелом Церкви. Здесь именно об этом речь.

– И в иконографии он изображается с крыльями.

– Конечно, величайший из пророков – Иоанн Предтеча. И мы видим иконостас, так называемый деисис, когда в середине икона Христа «Моление», слева Божия Матерь, справа Иоанн Предтеча – то есть это самые основные святые, которых почитает Церковь. Поэтому нам надо не только размышлять о Священном Писании, кто больше, а кто меньше, а самое главное – в своей покаянной жизни, в своей ревности, искренней вере подражать Иоанну Предтече и тем святым, которым мы молимся и на которых хотим быть похожими. А не только думать о том, кто выше, кто ниже, кто на третьем небе, кто на седьмом, кто в райских обителях, кто еще выше. Однажды Иоанн Златоуст говорил: надо искать не местоположение рая и ада, а того, как сподобиться одного и избежать другого.  

– Еще такой вопрос: когда теснота в храме помеха человеку в молитве?

– Про тесноту. Это было в советское время, когда в Москве было 42 храма и когда за крещенской водой ходили с железными бидонами, пластика вообще тогда не было. И однажды бабушка стояла в очереди (они были километровые); в конце концов выходит из храма. Там такая теснота, давка, большей частью неорганизованность. Из-за чего? Потому что есть такая поговорка: две женщины – это базар, три женщины – это ярмарка, четыре женщины – это атомная война. Они кучу-малу устроят по любому поводу. Особенно если что-то дают (и дают бесплатно), то куча-мала обеспечена. Я уже много раз убеждался: до тех пор, пока не появились загородки, перегородки, шлагбаумы... Пока этого не было выставлено, порядок навести было невозможно, хоть обкричись, проповедь расскажи о порядке; только отвернулся – и пошло-поехало. Так вот, она выходит из храма, а у нее на пальто нет ни одной пуговицы, она взяла какую-то тесемочку, подвязалась, вытерла пот с головы и говорит: «Да, за святое православие и пострадать не жалко». Вот когда даже такая теснота не помеха молитве.

А вообще-то Антоний Сурожский однажды сказал, когда к нему обращались с просьбой и жаловались на детей, которые мешают в храме: «Вы знаете, я все понимаю и сочувствую, но я искренне уверен, что если бы вы по-настоящему молились, то никакие бы дети вам не мешали». Но поскольку у нас такой молитвы нет, когда мы можем полностью сосредоточиться (что только я и Бог; это редко у кого бывает, а мы люди немощные), нам тоже нужны определенные условия.

Поэтому родители, у которых малолетние дети, тоже должны думать о прихожанах. Значит, одеваем детей потеплее, гуляем с ними на улице до Святого Причащения, слушаем трансляцию на улице (она почти стопроцентно в храмах есть, и открыто окно, открыта дверь). Мы же, когда выходили из дома, не перешли сразу из квартиры в храм, мы же одевали их на улицу. Поэтому не надо говорить: пустите нас в храм, а то дети замерзают. Вы же их на улицу одевали, вот и молитесь на улице. Если ребенок ведет себя спокойно – без проблем, только рядом с дверью. Вдруг по каким-то причинам ребенок закричит, заплачет, тогда вышли на улицу – и он должен быть соответственно одетым.  В церкви надо взаимно думать друг о друге. Помните, Федор Михайлович говорил: мы все друг перед другом виноваты. Поэтому надо всегда думать о тех людях, которые рядом с нами, а тем более в храме.

Когда мы сегодня готовились к этой передаче, думали о первом сентября. Мне понравилась одна мысль, когда речь зашла о воспитании. Кто-то из мудрых людей сказал: воспитание – то единственное, что остается с нами, когда все другое потеряно. Хорошее воспитание – это когда другим с нами хорошо. Вот это и называется хорошим воспитанием. Поэтому мы всегда должны думать о том, чтобы с нами было хорошо: и в этот вечер на «Союзе», и в храме, и тогда, когда раздача крещенской воды. Давайте тоже об этом думать, чтобы всем было хорошо, не лезть.

Кстати, что тоже немаловажно: Святое Причащение или исповедь – не надо делать вид, что вы здесь давно стояли. Потому что кто-то пришел, делает вид, что он из первых, а сам с конца и потихонечку-потихонечку  уже оказался сначала в середине, потом впереди. Люди пришли с самого начала, он опоздал, но как-то оказался впереди. Почему? Есть такое нехорошее свойство у людей, как чувство наглости, когда люди уже ни о чем не думают. Поэтому у нас этого быть не должно, это как раз свидетельствует о чрезвычайно глубокой невоспитанности. А когда идете к Святому Причащению, пропускайте друг друга, это и будет наше с вами христианское воспитание, когда мы везде и всюду пропускаем друг друга вперед. Кроме добрых дел.

Иногда зовешь человека, смотришь ему в глаза, и он понимает, что для чего-то он мне нужен (сотрудники или близкие люди). И человек начинает оглядываться по сторонам: а может, это его не касается? Хочет кого-то пропустить вперед: может быть, он или она нужнее батюшке, чем я? Вот это тоже я замечал. Поэтому когда смотрят на тебя, ты и иди. А то сразу начинают смотреть по сторонам: а может быть, это не ко мне относится? Как на исповедь, как что-то надо, как что-то раздают, тебя и звать не звали, а ты уже тут как тут. А когда поработать, потрудиться, что-то помочь, вот тут уже начинают, что называется, включать задний ход. Поэтому надо всегда быть воспитанным, во все времена, не только когда вам что-то надо, но и тогда, когда от вас что-то ждут доброе.

– Вопрос телезрительницы: «Как предохранить себя от самомнения? И еще вопрос. Божия Матерь была очень смиренна, и Господь за это Ее возлюбил. Как достичь хотя бы капли этого смирения, которое было у Нее?»

– Судя по Вашему вопросу и темпераменту, для Вас смирение  – это научиться поменьше говорить и побольше молчать. Это будет путем к Вашему личному смирению. В Писании есть такие слова: «Смирихся, и спасе мя Господь». Чувствуется, что Вы активный человек, увлекающийся, живой, везде на первых местах, поэтому постарайтесь чуть-чуть следить за собой; когда не спрашивают – не лезть, спросили – ответить, не отвечать на незаданные вопросы. Тогда потихонечку этот путь к смирению у Вас уже будет гладким, прямым и спасительным.

Вы сегодня нам напомнили о смирении Божией Матери, скоро праздник Успения Пресвятой Богородицы. Мы на этой картинке в студии видим наш Покровский храм в Ясеневе, а в нижнем храме есть копии величайших христианских святынь: Гроба Господня, гробницы Божией Матери, Камня помазания, Голгофы... И на праздник Успения у нас будет особый чин – чин погребения плащаницы в сам день Успения. И после великого славословия плащаницу с изображением Божьей Матери мы хороним в гробнице Божией Матери, которая является точной копией, размер в размер, Гефсиманской гробницы там, в Святой Земле, в предместье Иерусалима, которое называется Гефсиманией. Это буквально 300 метров от стены древнего города.

Тех, кто хочет увидеть эти святыни, этот Покровский храм, в котором еще ни разу не был, на праздник Успения и в любое другое время приглашаем, потому что экскурсоводы дежурят в храме; после службы, особенно в выходные дни, проводим бесплатные экскурсии. А если в течение дня приехали, то тоже без проблем. Поэтому приглашаю в праздник Успения в наш храм. Или, конечно, в любой другой. Но чтобы увидеть этот особый чин погребения и именно в гробнице Божией Матери, как в Иерусалиме, то, конечно, это эксклюзивный момент и прерогатива нашего храма Покрова Пресвятой Богородицы, что в Ясеневе.

– А время начала богослужения и чина погребения?

– В шесть часов 27-го числа начало всенощного бдения, и во время всенощного бдения как раз чин погребения. В некоторых храмах в Успение вечером, у некоторых на третий день – практика Москвы разная.

– Будем завершать нашу программу; я знаю, что у Вас есть что сказать нашим телезрителям.

– Сказать и пожелать. Мы здесь тоже говорили и о смирении, и о воспитании, и о гневе. Есть такое замечательное четверостишие, которое я вам всем дарю.

Пускай на всем, что совершаешь ты,

Проступит след душевной чистоты,

Ведь сила не во внешности твоей,

А только в человечности твоей.

Этой человечности всем вам, дорогие братья и сестры, от всей души желаю. И вот пусть ее будет чуть-чуть побольше Успенским постом. И давайте из Успенского поста, из этой человечности выходить никогда не будем. То есть из поста-то мы выйдем, но чтобы усердие, которое мы имели постом, никогда у нас не кончалось. Если оно будет затухать, то следующий пост нам об этом напомнит. Человечности всем вам, мира, доброты и доброго здравия, помощи Божией и светлого праздника Успения, чтобы с чистой совестью вы причастились Святых Христовых Таин во здравие души и тела. Аминь.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы