Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым

7 мая 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Нынешняя Неделя именуется Неделей о расслабленном по евангельскому чтению, которое мы сегодня слышали. Вообще Церковь всегда для воскресного чтения избирает самое важное, на что хотелось бы обратить внимание. Какое назидание дает нам Церковь на примере этого расслабленного, что мы должны из этого евангельского эпизода извлечь? Потому что знаем мы его хорошо, но каким образом это можно приложить к своей жизни?

– Самое главное, мне кажется, это терпение и смирение этого человека. Терпение – в длительном его пребывании у Овчей купели, он не отчаялся и ничего себе не требовал. Когда Господь к нему подошел, он не стал у Него просить: «Не мог бы Ты, дорогой путник, оказать такую услугу?..» Он просто сказал: «Другие сходят в купель прежде меня, а я не имею человека». Вот так, в очень деликатной форме, не прося, представил эту ситуацию.

И, конечно, вера. Человеку, который тридцать восемь лет лежит, сказано: «Встань и ходи». Он в это поверил, встал, взял свой одр и пошел с ним. То есть Господь его таким образом еще и испытал: возьмет ли он одр в субботу, готов ли принять учение Христово? И он все исполнил в точности. Поэтому, подводя итог, скажем: терпение, высочайшее смирение и вера Христу. Вот такое назидание.

– Подходит Господь к человеку, который не просто так там оказался, а в надежде получить исцеление, и задает вопрос: «Хочешь ли быть здоров?» Почему такой вопрос?

– Этот вопрос как раз, как у нас теперь говорят, на засыпку. То есть этот вопрос в обычном, среднестатистическом человеке может вызвать раздражение, осуждение вопрошающего, гнев. А тут ничего этого нет – все греховное улетучилось, растворилось в его смирении. Каждое Божие посещение человека – и явное, и неявное (в данном случае было явное) – является искушением, а в переводе на современный язык – экзаменом. И вот этот болящий человек весь экзаменационный билет, в котором были разные вопросы, сдал на «отлично». Для чего ему было попущено это многолетнее испытание? В процессе их беседы выясняется, что это по его грехам, которые он прекрасно осознает, но он исцелился от этих грехов. И Господь дает ему награду в виде не только познания благодати Божией, которая его исцеляет, но и в виде телесного избавления от недугов.

– Но мы знаем, что Господь не всех испытывал, давая исцеление. В Евангелии есть эпизоды, когда говорится, что «исцелил многих»: приносили к Нему болящих, и Он их исцелял.

– Во-первых, если отсутствует описание, это не значит, что этого не было по умолчанию. Нельзя доказать, что я тебе не давал три рубля. Можно доказать, что я давал, – человек мог видеть. Но на основании того, что человек не видел, как я давал тебе три рубля, нельзя строить доводы – это не примется никем.

– То есть судить о том, как происходило исцеление, мы не можем, коль оно не описано?

– Да. Сказано, что исцелил многих, – что ж, мы это принимаем. А какие действия Христа Спасителя были вокруг этого события, какие были вопросы (или не было их ), мы не можем знать. Потом, этот вопрос задается вообще не для того, чтобы Господь что-то узнал, а для того, чтобы человек сам утвердился в этом. Кстати, еще можно добавить к тому, какое назидание нам дается, мужество, даже гражданское мужество. Потому что этот человек пошел против всей фарисейской, гнуснейшей братии. То есть он сознательно, демонстративно перешел в лагерь Христов. И после этого они Христа вообще захотели убить.

– Так получается, что человек, может быть, до конца не осознавая, что он делает, становится на сторону Христа.

– А главное – качество души. Почему Господь говорил «будьте как дети»? Не потому, что они что-то осознают, а потому, что они чистые сердцем – таковых есть Царство Небесное. А степень осознания у всех людей разная.

– Телезрительница: «Христос воскресе!..»

– Воистину воскресе Христос! Воскрес Он на краю Иерусалима после Своей смертной казни, открыл гроб, запечатанный по команде иудеев.

– Телезрительница: «У меня два вопроса. Читала не единожды в книгах, что внимательная молитва – это дар Господа трудящемуся в молитве. Я человек уже пожилой и не могу похвастаться тем, что молитва моя всегда внимательная. Значит, Господь мне не дает такого дара. А как у вас, батюшки: всегда ваша молитва сразу же внимательная?»

– Этот вопрос интимный, и я не хотел бы его обсуждать на всю Российскую Федерацию.

– Телезрительница: «Простите меня. Тогда, если можно, еще один вопрос: мои дети венчались в церкви. Венчал их батюшка, он монах. Мне сказали, что якобы монах не имеет права венчать, а только семейный батюшка может».

– Это полная ахинея.

– Телезрительница: «Поняла Вас. Спасибо большое, извините».

– Так что передайте тому, кто Вам сказал, что это полная ахинея.

– Телезрительница: «Хорошо. Спасибо. Дай Бог вам здоровья. До свидания».

– И Вам также.

– Вопрос: «Мой муж за меня не заступается, когда меня кто-нибудь обижает, говорит: подставляй другую щеку. А это правильно, по-христиански? И как мне вести себя в этот момент?»

– Да, в Писании так написано: подставлять другую щеку. Я тоже про это читал.

– Но ей обидно, что муж так себя ведет.

– Да, бывает, что человек не дозрел до той степени христианства, которую с него кто-то требует, и даже любимый муж.

– Здесь вопрос, как с мужем-то быть? Стоит ему как-то намекать?..

– Если бы я видел этого мужа и саму жену, можно было бы оценить, как действовать практически. А так это довольно трудно. Поэтому советую поступать, как заповедовал нам великий апостол Павел: каждый поступай по рассуждению собственного ума. Ведь нельзя же жить моим умом, я не знаком с этими людьми. С моей стороны это была бы непростительная дерзость. Вот по поводу того, что монахам нельзя венчать, я твердо знаю, что это ахинея.

– Вопрос: «Живу на первом этаже около детской спортивной площадки. В теплое время года там собираются дети от трех лет и школьники и так кричат матом, что днем в квартире невозможно находиться даже с закрытыми окнами. Это стало серьезной проблемой. Ругань слышат все окружающие, но никто не пытается их унять. Какой выход здесь может быть? Подскажите».

– Очень много всяких выходов, просто море. Милиция, опека. Или большая страшная собака: как только начинается ругань, выходишь гулять с ней вокруг. Она в наморднике, лаять не может, но страшно рычать может. Родители будут возмущаться. Сказать: «Извините, моя собака плохо реагирует на мат. Как только слышит мат – сразу голос. Поэтому если вы хотите, чтобы ваши детки были в покое, вы должны произвести такие действия, в результате которых мат исчезнет». Вот первое, что мне пришло в голову. Потому что вообще это нарушение законодательства. У нас в стране запрещено ругаться матом в публичных местах, можно только дома и так тихо, чтобы соседи не слышали.

– Вот если это совершает взрослый человек, на него есть закон.

– А если совершает ребенок, то есть закон для родителей. Если какой-нибудь ребеночек зарежет взрослого дяденьку и если ребенку до 14 лет, он поступает на заметку в детскую комнату милиции, а родителям – определенное предписание. Потому что мальчик или девочка 14 лет легко могут зарезать взрослого человека.

А потом, кто кому мешает вообще изучить законодательство? Можно посоветоваться с участковым: «Скажите, пожалуйста, может, вам какая-то идея в голову придет?..» То есть это большая, серьезная работа. Потому что настолько все родители пассивны, очень часто никаким воспитанием детей не занимаются, а приходят в церковь тогда, когда ребенка уже упустили. Поэтому чем раньше это начать, тем лучше. Если кто-то это возьмет на себя, то замечательно.

– Вопрос телезрительницы: «Мне 48 лет. Три года назад я перенесла пожар, вышла из горящего дома. Еще мой родной ребенок потерял зрение на один глаз. И вот я не могу от страхов избавиться. У меня беспокойство, детей все время держу на контроле. По слабости своей молюсь. Наверное, глупо спрашивать у Вас рецепт, но помогите, если это возможно».

– Я не понял, при чем тут рецепт? Вы назвали слово «рецепт».

– Телезрительница: «Не рецепт, помощи прошу».

– А какая Вам нужна помощь?

– Телезрительница: «Страх...»

– Вам нужно попить лекарства.

– Телезрительница: «И все?»

– Нет, не все. Еще надо почаще причащаться и молиться Богу. Но лекарства просто катализируют этот процесс. Потому что действительно Вы пережили страшный шок, событие; может быть, и сейчас последствия стресса продолжаются. Доктор это определит и подберет лекарство.

– Телезрительница: «Я, батюшка, сама доктор, реаниматолог».

– Но тут реаниматолог не подходит. Тут нужен психиатр или, в крайнем случае, психотерапевт.

– Телезрительница: «Батюшка, у меня еще один страх. Мы разошлись с мужем, у него нет никаких материальных претензий, но я его все равно до сих пор боюсь. Тоже к психиатру?»

– Чего Вы боитесь?

– Телезрительница: «Мы скоро будем разъезжаться, так как я квартиру продаю и переезжаю в другой город. И я боюсь его. Потому что раньше он дрался. А сейчас мы с ним просто в хороших отношениях, как брат и сестра».

– Понятно. У меня тоже такой случай: однажды мне нагрубили в булочной, с тех пор я хлеба не ем. Поэтому я очень Вам сочувствую, но уверяю Вас, что совсем не все психиатры таковы. Я даже знаю нескольких психиатров, которые сейчас трудятся священниками. Они очень хорошие, я их очень уважаю и люблю, просто благоговею перед ними. Так что даже можно найти священника – бывшего психиатра.

– Телезрительница: «У нас епископ Калачинский Петр (это Омская область) – доктор биологических наук. Да, Вы правы».

– Ну вот. Так что ищите и обрящете – так нас учил Господь наш Иисус Христос. Поэтому Ваше положение совершенно небезнадежно. А жить в страхе – это для души вредно.

– Телезрительница: «Спасибо Вам».

– Вопрос: «В молодой семье проблемы из-за денег. Муж почти все деньги отдает своей маме, хотя острой необходимости в этом нет. В дом жене не приносит ничего. Состояние предразводное. Его позиция такая: ребенка видеть хочу, а деньги на него давать не буду…»

– Будет, надо только на алименты подать. Как миленький будет. Причем, чтобы подать на алименты, необязательно ждать развода. Можно прямо 10 мая подать – и машина завертится. И будет как миленький платить.

– Жена придумала другой ход: не будешь денег давать – не будешь ребенка видеть.

– Это как бы другое дело и вообще-то не очень законное. Ребенок не должен служить объектом, который используется в этом раздоре. А алименты – это очень законная вещь.

– То есть здесь лучше идти законным путем?

– Законным путем всегда идти лучше.

– Не всегда он приводит к результату.

– Это я знаю. Некоторые люди, которые не могут добиться справедливости, берутся за вилы, но это опасно с точки зрения дальнейшей биографии человека. А тут алименты... Прежде чем выходить замуж, надо убедиться, не маменькин ли перед тобой сынок. Потому что выходить замуж за маменькиного сынка  очень опрометчивое решение, которое всегда кончается именно так.

– Вопрос телезрителя: «Сегодня читалось Евангелие от Иоанна о расслабленном. Там в конце Иисус Христос сказал расслабленному: «Больше не греши, чтобы не случилось с тобой что-то худшее». А он пошел и сказал, Кто его исцелил. Не является ли это уже проступком, совершенным грехом?»

– Не является, потому что он грешил совсем другим грехом.

– Телезритель: «Ясно, спасибо большое. А то меня всегда смущение берет».

– Любое смущение – от дьявола.

– Телезритель: «Да? Спасибо Вам большое, всего доброго».

– Вообще мы наблюдаем, что многие, кому Господь даже строго запрещал говорить, разглашали о том чуде, которое сотворил Господь.

– Когда Господь запрещал, надо было, конечно, Его слушаться.

– Но человека переполняет…

– Есть всякие оправдания. Вот я упоминал, что некоторый человек взялся за вилы и восстановил справедливость: два удара – восемь дырок. Но Господь этому не учил. Он говорил так: «Мне отмщение, Аз воздам». А то, что человек берется за вилы, – это потому, что его переполняют чувства. Но, по слову апостола, в нас должны быть такие чувства, как во Христе Иисусе. А те чувства, которые нас переполняют, не всегда соответствуют тому, чему учил наш Отец Небесный через Господа Иисуса Христа.

– Чаще противоположные чувства.

– И противоположные бывают. Сказано же, что гнев не творит правды Божией. А чувство гнева у человека зачастую проявляется вот таким, как говорится, социально опасным способом.

– Вопрос телезрительницы: «У меня двое детей: дочери за сорок, сыну около сорока лет. Дочка – от первого брака, сын – от второго. Дети были крещены в церкви моей мамой, вдовой, без крестных родителей. Можно ли докрестить с крестными родителями? И какого возраста брать крестных родителей?»

– Такой практики у нас нет – докрещивать. Это какая-то Ваша странная фантазия, которая ни на чем не основана.

– Телезрительница: «Они были вместе крещены, одновременно».

– Так и что? Одновременно можно крестить не только двоих, а тысячу человек, пятнадцать тысяч. Можно сто тысяч за раз крестить. А вот нельзя потом докрещивать. Это уже Ваши придумки.

– Телезрительница: «А они без крестных родителей были крещены».

– А это не играет роли.

– Телезрительница: «А можно поменять им имена?»

– Имя можно менять 365 раз в году.

– Телезрительница: «Надо обратиться к священнику?»

– А к кому же еще?

– Телезрительница: «И потом с этим именем можно будет причащаться?»

– Ну да, а с каким же еще, если имя уже поменяли…

– Телезрительница: «Поняла. А в паспорт можно его не заносить?»

– А паспорт здесь вообще ни при чем. В паспорте может быть хоть Адольф Гитлер, это не играет никакой роли. Для Церкви он будет под таким именем, которое ему 365-й раз поменяли, – до тех пор, пока не поменяют в 366-й. Тем более я вижу, Вы человек творческий, придумываете всякие вещи. Вам что-то все покоя не дает.

– Телезрительница: «Да, мне покоя не дает, потому что у моих детей как-то жизнь не складывается: ни дочка не замужем, ни сын не женат».

– А Вы думаете, от того, что дадите другие имена, что-то изменится? Уверяю Вас – ничего. Положа руку на сердце, абсолютно спокойно говорю: это ни на что не влияет. Потому что крещение – это не магия, а вход в вечную жизнь. Поэтому как ваши детки не были христианами, так ими и остались, потому что они в церковь не ходят...

– Телезрительница: «Ходят оба».

– Так что ж их священник ничему не может научить?..

– Телезрительница: «И дочь ходит, и сын; и причащаются...»

– Пусть у священника все и выясняют. Священников специально обучают в духовных учебных заведениях. Зачем придумывать всякие вещи: складывается, не складывается?.. Сейчас вообще с женихами трудно, не успели жениться – уже разводятся.

– Телезрительница: «Да, батюшка, вот мы этого не хотим».

– Я тоже не хочу. Поэтому если Вы там какую-то магию затеваете с именами, то в этом никакого толку нет, это богопротивное действие со всякими чумовыми докрещиваниями.

– Телезрительница: «Батюшка, я поняла».

– Хорошо. Я очень рад, на это и надеялся.

– Телезрительница: «Спасибо Вам огромное, дай Вам Бог здоровья».

– Взаимно. И Вам того же желаю.

– Вопрос: «Посоветуйте, как мне вести себя, когда мой ребенок (мальчик) двух с половиной лет после того, как проведет время с бабушкой или с отцом, ко мне не подходит, может ударить, оттолкнуть, ногами стукнуть, капризничает, смотрит исподлобья».

– Надо выяснить, что за причина такого поведения, а тогда уже (зная причину) предпринимать какие-то действия.

– Что происходит во время общения…

– Да, что происходит во время общения.

– Вообще  такая ситуация не редкость, когда детей отправляют к бабушке с дедушкой на лето.

– На лето – это очень долго. Иногда на неделю – и ребенка как подменили. Почему? Потому что у каждого человека свои представления, обычно из собственного опыта, как нужно воспитывать детей. А ребенок все воспринимает за чистую монету. И только он приспособится к одной бабушке, а тут уже другая и у нее все по-другому. И он не знает, что делать. Это может выражаться в таком агрессивном поведении, потому что он не понимает, что от него требуется. Что требует бабушка, от которой он уехал неделю назад, он уже забыл, привык к новым правилам и так далее. То есть нет лучше способа сделать ребенка неврастеником, как только все время менять ему окружающую среду: от одних воспитателей к другим. Даже часто менять школы и классы очень неполезно, хотя детки в школе уже постарше. Потому что смена правил очень плохо отражается на психике ребенка.  А уж когда папа: «Да», а мама: «Нет» и мама: «Да», а папа: «Нет», – от этого бывают нервные дети, это стопроцентная гарантия.

– Но то, что потом ребенок не уважает ни папу, ни маму, – это точно.

– Да, он будет уважать ребят, с которыми будет играть, а они будут объяснять, что все родители – дураки, нечего их слушать и так далее.

– Вопрос: «Можно ли просить святых о духовном руководстве?»

– Непосредственно?

– Наверное.

– Вообще-то это очень опасная вещь. Потому что человек может свои собственные мечтания принять за духовное руководство. У меня есть один знакомый, он говорил так: «Я смотрю на отца Димитрия и думаю: а можно мне колбаски съесть? Если отец Димитрий моргнет, значит, я считаю, что можно, и в среду и в пятницу ем колбаску». Тем самым  нарушает пост. Он, конечно, говорил в шутку, но такого рода явления могут быть. Как человек готов и имена менять, и докрещивать, лишь бы устроить семейную жизнь своих деток. То есть сам ищет каких-то подходов. Так же и про колбаску, и про что угодно, и про непосредственное духовное руководство святыми. Потом он возомнит, скажет: «Чего ты мне указываешь? Сам преподобный Сергий мною руководит».

– Это удобная позиция.

– Удобная, но не для того, чтобы сохранить психику в порядке. Наша задача как пастырей, чтобы у человека с головой все было нормально.

– Вопрос: «Умер любимый человек. Я обращаюсь к Богу с просьбой и  вопросом, почему Он его взял, а не меня. Является ли это ропотом на Бога, на Его решение?»

– Конечно, является. Во-первых, странная категория «любимый человек». Обычно любимым человеком в нашей стране в послевоенный период называется любовник. И то, что Господь его прибрал, говорит о том, что Господь захотел эту ситуацию изменить. А кого вперед – Господь выбирает. Как Он сказал: «Двое на ложе: один берется, другой оставляется». Почему оставляется? Еще надеется на спасение этого человека, в данном случае женщины.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Первый вопрос касательно новозаветной истории...»

– А вот чего это будет касаться, необязательно объявлять оглавление. Вы переходите к самому вопросу.

– Телезритель: «Все историки, в частности Иосиф Флавий, пишут, что Ирод Великий умер никак не позднее первого века до нашей эры. Тогда какое касательство он мог иметь к событиям начала нашей эры, в частности к избиению младенцев?»

– Понятия не имею. Меня это вообще никоим образом даже не интересует. У меня в Писании написано про избиение младенцев, про бегство святого семейства в Египет от Ирода, и я в это верю. А почему Иосиф Флавий более авторитетен, чем, допустим, евангелисты? Есть такой писатель, я его читал. Иосиф Флавий вообще жил подольше, в более позднее время, и он вполне мог и в дате ошибиться. Такое сколько угодно бывает,  даже со мной: я часто путаю даты. И что такого?

– Телезритель: «Как в народе говорят: ясен пень. Позволите второй вопрос задать?»

– Давайте второй вопрос. Очень интересные у Вас вопросы.

– Телезритель: «О грехе осуждения на двух примерах. У Асадова есть стихотворение, в котором он речет, что любит друзей, пакостей им не делает, зла никому не желает, чужому счастью не завидует и прочее, и прочее. Читатели в восторге, особенно дамы. Красиво писано и назидательно! А я в комментариях молвил, что усматриваю в сем гордыню и тщеславие. Сплошное самовосхваление – тяжкий грех. Но сам я при этом впал в тягчайший грех осуждения ближнего. Также что касается эпистолярного жанра Пушкина, он в одном из писем, кажется к Вяземскому, на мой взгляд, непорядочно себя повел, поведав о подробностях его визита к Анне Керн. Как в таких ситуациях Вы посоветуете быть: промолчать или все-таки сказать?»

– Понимаете, если Вы невольно или вольно осуждаете, то лучше не надо... Асадов такой человек, который может нравиться дамам, но он не является, к сожалению, поэтом. Поэтому никакой ценности с точки зрения русской поэзии он не представляет. А как явление советской действительности и социального восприятия рифмованных строчек...

– Телезритель: «Полностью с Вами солидарен».

– Поэтому чего тут копья ломать, тем более что спрашивать с советского человека? У Александра Сергеевича, помимо того что он написал про Анну Керн, грехи были и пострашнее. Но мы же Пушкина любим не за его мерзости, которых было достаточно...

– Телезритель: «Батюшка Дмитрий, простите, что перебиваю, дело не в Пушкине и не в Асадове, а в том, что я иной раз промолчать не могу, когда люди хвалят, на мой взгляд, не то, и я начинаю сам впадать вот в этот грех».

– Вы впадаете в детство. Судя по Вашему голосу, Вам уже пора к этому относиться спокойно.

– Телезритель: «Я спокойно отношусь, но все же, как ни крути, а приходится порой вести речь не о том, о чем желаешь…»

– Да совсем не приходится. Вот я не полемизирую ни о Пушкине, ни об Асадове и хорошо себя чувствую.

– Телезритель: «Но это, конечно, прекрасный путь – от всего, как говорится, отойти...»

– Если Вы будете официальным критиком (это будет Ваш хлеб) и будете дотошно разбирать произведения, то найдете формулу, не обидную для потомков и Асадова, и прапраправнуков Пушкина, которая указывает, что здесь Александр Сергеевич дал маху. И Ваша совесть может быть спокойна, если Вы будете этим озабочены. А если Вы будете с гневом, то ничего доброго, кроме ответной злобы, в свой адрес не соберете.

– Телезритель: «Позвольте кратко резюмировать: что бы ни произошло, если ты впадаешь в грех осуждения, лучше молчать или лучше все же сказать о том, что я сие не одобряю?»

– То, что «не одобряю», – с одной стороны, в этом нет ничего дурного. Но с другой стороны, всегда могут сказать: «А кто ты такой?..»

– Телезритель: «Это конечно».

– А это уже понижение правдивости той позиции, понимаете?

– Телезритель: «Ну, кое-что я уяснил для себя».

– Это даже шикарно, я на это даже и не надеялся.

– Телезритель: «Зато наделся я. Хоть говорят ”надежды юношей питают”, а я далеко уже не юноша...»

– Я чувствую. Но это хорошо, что у Вас такой задор еще остался, но все-таки лучше его направить в позитивное русло, на мой вкус. Честь имею, всего Вам доброго.

– Вопрос: «Подскажите, как быть, если есть желание и обстоятельства, располагающие принять монашество, но есть неведомый страх, что сделаю ошибку?»

– А что от меня-то требуется? Ну, есть страх...

– Может быть, лукавый этот страх навевает, чтобы человек не ушел в монастырь, а остался в миру?

– Все бывает в жизни. Даже бывает, что монах оставляет свое монашество и живет как мирянин. Такое тоже бывает. И из монастырей люди выходят, и бывает, меняют юрисдикцию. С людьми возникают разные вещи и по наущению дьявола, и по навету злых людей, и по гордости, и по глупости, и по самонадеянности. Да мало ли что?.. Как тут вообще можно что-либо сказать, не зная человека?

– Вот Вы сегодня цитировали апостола Павла, который советует поступать по рассуждению собственного ума. А вот человек не может рассудить и принять решение.

– Не может – пусть не принимает. Пройдет какое-то время, все рассосется (есть такой термин).

– Куда-то жизнь все-таки повернет, она не может стоять на месте.

– Да, я думаю, если уж так Богу угодно, чтобы такой робкий человек стал монахом, Господь найдет способ его как-то в этом укрепить или, наоборот, отвлечь.

– Порой человек и сам не желает, а Господь его ведет определенным путем к тому, что этому человеку нужно.

– Тоже бывает, конечно. Он говорит: боюсь сделать ошибку. И ошибки бывают. Но ошибки бывают больше при самонадеянности.

– То есть когда человек уверен: я справлюсь.

– Да, уверен, как по-американски: я смогу, я сделаю. Это только в Голливуде бывает, а так ясно, что ничего не сможешь и ничего не сделаешь.

– Это такой психотерапевтический прием: человек должен утвердиться в собственных силах.

– Всякие приемы по аутогенной тренировке совершенно исключают бытие Божие.

– Ну да, там Бог не нужен.

– Человек на некоторое короткое время занимается таким самовнушением.

– Вопрос: «На исповеди перечислил смертные грехи и попросил у батюшки епитимью. Он дал, достаточно на длительный срок. А можно ли мне в этот срок исполнения епитимьи причащаться?»

– Это надо у батюшки спросить. Потому что бывает епитимья с отлучением на какой-то срок от причастия, а бывает – нет.

– То есть сам священник, наложивший епитимью, должен этот вопрос решить?

– Да. Прийти к нему и сказать: я недопонял.

– На этом просят нас заканчивать передачу.

– Всего вам доброго, дорогие братья и сестры! Христос воскресе!

Ведущий протоиерей Александр Березовский

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы