Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

4 января 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святителя Луки (Войно-Ясенецкого) иерей Анатолий Куликов.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Я рад приветствовать вас, уважаемые зрители, в новом, 2017 году от Рождества Христова. Отец Анатолий, добрый вечер!

– Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Всех поздравляю с наступившим новым годом!

– Когда мы с Вами встречались в прошлом году, в декабре, то после нашей программы и во время ее поступило много вопросов в социальной сети «ВКонтакте», на которые мы, к сожалению, ответить не успели. И нашим зрителям мы пообещали, что на эти вопросы  ответ дадим.

– Мы постараемся.

– Мы распечатали эти вопросы, давайте сегодня  с них и начнем. А если у нас останется свободное время, еще поговорим, конечно же, о грядущем празднике Рождества Христова.

– Благослови нас Господь!

– Телезрительница пишет: «Объясните слова апостола Павла: Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус» (1 Тим. 2,5). А как же мы молимся святым и просим их о помощи?»

– Действительно, для чего к святым обращаться? Вроде бы есть Господь Бог, Который и так в курсе всего. Здесь, наверно, нам надо постараться порассуждать немножко. У нас не возникает вопроса, для чего, например, Господь избирал Себе апостолов, того же апостола Павла, слова которого мы сейчас слышали. Для чего Ему нужны были эти земные помощники в деле спасения человека? Бог Всемогущий – делай все как бы Сам, в общем-то… Как раз и нет. Воля Божия такая, чтобы мы друг от друга научались, чтобы человек от человека мог принимать в том числе и откровение Божие.

Что касается непосредственно слов, действительно только благодаря Сыну Божию, ставшему Человеком (рождение Которого со дня на день мы будем ликующе встречать), у человека появилась возможность для настоящего (не мечтательного), реального, живого богообщения. Если вспомнить о богословских терминах, человек получил возможность обожения,  возможность стать богом благодаря тому, что Бог стал Человеком. И в этом смысле действительно есть один-единственный Посредник между Божественной и человеческой природой – Богочеловек Иисус Христос. Если это представить схематично, Он стал звеном в  цепочке «Бог – человек», которая была разорвана однажды грехопадением людей и нежеланием их развиваться по этому пути. Это во-первых. То есть еще раз подчеркнем, личность Христа уникальна, без Него общение с Богом невозможно в принципе, потому что мы разные: человеческая природа и Божественная природа – разные,  вместе они быть не могут.

Что касается святых, так это, во-первых, друзья Христовы. В чем проблема-то? Господь говорил Своим апостолам: «Я уже не называю вас рабами Своими, называю вас друзьями Своими». Соответственно, раз они друзья, почему бы мне их не попросить о чем-то, чтобы они там попросили за меня? Я, например, понимаю, что в своих грехах и немощах я не достоин к Богу обращаться. Даже не то что недостоин, не могу: я и слабый, и мутный; и ум у меня не такой, и сердце у меня нечистое; и прочие вещи. Мне нужна помощь. Вот так, если по-человечески рассуждать.

А потом, ведь святость святых чем обусловлена? Не тем, что они как-то особенно угодили Богу, будто бы заслужили что-то. Нет. Святость – это состояние человека, в котором присутствует благодать Духа Святого, Который как раз  соединен с Богочеловеком Иисусом Христом. Обращаясь к ним, я обращаюсь и к Нему. То есть святые действуют как раз в этой связи со Христом Спасителем. В общем, одно здесь никак не перекрывает другое. Надо понимать, что святые нам Бога не заменяют. Порой приходится сталкиваться с такими нападками протестантов, например: «Вот у вас там иконы, вы себе чего-то придумали, поклоняетесь святым, а надо только Богу одному поклоняться и служить». И прочее, и прочее… Но не поклоняемся мы святым как Богу, это очевидные вещи. Мы действительно их любим и почитаем, потому что в них Бог просиял, тем самым доказав, что спасение возможно. Потому что если Господь присутствует Своею благодатью в святителе Луке (или в святителе Николае Чудотворце, или в Божией Матери), который такой же человек, как я, то получается, и для меня это возможно. То есть как раз  святые являются доказательством того, что спасение человека реально; это не выдумка, не миф, а реальная вещь, которая доступна любому человеку при его желании. Но святые нам Бога не заменяют. Бог действительно один, мы Его любим, поклоняемся Ему.

– Как еще говорят: святые ближе к Богу.

– Онтологически. Не в плане географического состояния, что они по километражу ближе к Богу, – нет.

– Понятно, что в этом состоянии мы не сможем измерить, кто из нас ближе, а кто дальше.

– Они храмы Духа Святого, которые очищены, освобождены от всего греховного и нечистого.

– Вы коротко упомянули такую ситуацию, когда святые почитаются больше, чем Бог...

– Это перекос, перегиб.

– …когда люди молятся какому-то конкретному святому, обращаясь конкретно к нему, а не прося его заступничества перед Богом.

– Понимаете, это подразумевается. Мы говорим: святителю отче Николае, моли Бога о нас! Опять же, когда мы говорим: святитель Николай, помоги мне в том-то и том-то, – он и сам имеет свободу помогать, он имеет свободу в своем спасенном состоянии и помогает мне благодаря тому, что во всемогуществе Божием находится. Святые – обожествленные люди, так мы можем сказать. Они не стали богами в том единственном уникальном случае, что касается Бога Творца, но они действительно в дарах Божиих пребывают и могут помогать, ходатайствовать, могут просить Бога о нас, да много чего могут. Мы верим в это.

Проблема может быть тогда, когда мы для себя решаем: Николай Чудотворец для меня единственный и неповторимый и мне не нужен  Христос Спаситель, никто. Это, извините, конечно, неправильно. Собственно, и святителя Николая, получается, мы таким образом не почитаем…

– Подставляем, можно сказать.

– Нельзя сказать, подставляем, но не думаю, что он радуется, когда мы забываем о Боге, а обращаемся только к нему. То есть иерархия должна соблюдаться, мы должны понимать: что, откуда и куда. Порой у нас не хватает элементарных знаний, отсюда бывают такие перегибы и перекосы. Но опять же это не повод говорить, что все православные заблуждаются, о Боге забыли и так далее, если молятся святым. Нет. Какие-то единичные случаи ошибочного отношения могут быть, человеческий фактор никуда не делся. Но сама вера православная здесь лишена каких-то недостатков и недочетов.

– Следующий вопрос от телезрительницы из Тольятти: «Посоветуйте, какого автора толкования на Псалтирь приобрести. Расскажите, пожалуйста, о Псалтири Ефрема Сирина: как читать, для чего и применяется ли она при богослужении?»

– Есть хорошее толкование на псалмы святителя Афанасия Великого. Такие книги, издания есть. Есть толкования на псалмы вообще многих святых. Просто если говорить о чем-то, широко охватывающем этот предмет, то, может быть, много и не найдем. Например, у Евфимия Зигабена есть толкования на псалмы, хотя, собственно, он не столько сам рассуждал, сколько собирал мнения святых отцов, в первую очередь таких, как Иоанн Златоуст. Почему вспомнился Афанасий Великий? Потому что его книгу видел только вчера в нашей приходской библиотеке... То есть толкования на псалмы есть, и их очень хорошо читать. Для чего? Мы должны молиться Богу разумно, должны понимать, что мы говорим. Так как, что касается Псалтири, знаю, очень многие люди ее читают, но далеко не всегда понимают и не всегда даже стараются понять. Знают, что надо читать, и читают. А о чем речь идет, чего это касалось, с чем  связано?.. Здесь надо постараться озаботиться и найти объяснения псалмов.

Что касается Псалтири Ефрема Сирина… Да, у нас есть такой древний аскет – святой, преподобный Ефрем Сирин, он составил молитвенные воздыхания на примере псалмов царя Давида. Это творчество его богоискательства. Книга не используется во время богослужения, читать ее можно дома, если есть желание. Там очень много полезного. Есть такие молитвословия, которые составлены по примеру псалмов царя Давида и направлены к Божией Матери, например. Тоже всякий боголюбивый человек может их читать дома, наполняться теми словами, теми возвышенными мыслями, которые там присутствуют.

– А должна ли быть у человека какая-то готовность к принятию этих строк? Или, может быть, по благословению духовника это читать?

– Готовность, несомненно, должна быть. И готовность как раз мы и воспитываем. Вообще для чего мы читаем те или иные молитвенные правила? Они же не являются самоцелью и самой по себе ценностью. Все это нужно для того, чтобы приготовить свое сердце, чтобы туда могла прийти благодать Божия. А дальше Господь смотрит: когда сердце готово, благодать Свою дает. Это если мы говорим о готовности.

Еще можно посмотреть на готовность с такой стороны: прежде чем читать псалмы, хорошо бы действительно их разобрать для себя, чтобы понимать, о чем идет речь. Хотя бы на таком уровне: просто сесть за стол, положить перед собой книгу и, не торопясь, посмотреть текст. Это, кстати, касается и Псалтири, и любых молитвенных правил. Просто посиди и подумай: о чем идет речь, что эти слова значат, какой смысл того, что ты сейчас будешь произносить. Чтобы молитва не превращалась лишь в вычитку текста, это ведь не какой-то заговор – лишь бы прочитать. Это твое общение с Богом. То есть то, что может дать тебе возможность собраться, наполниться определенными мыслями, переживаниями, чтобы ты действительно мог поучаствовать в молитве не только лишь языком, читая какие-то слова, а весь – целиком и полностью. А для этого надо понимать, что ты говоришь. Так что вот так надо готовиться.

Что касается благословения, конечно, очень хорошо благословляться на какие-то дела. Это полезно еще и почему? Потому что когда я прошу у кого-то благословения, тем самым я смиряю свое самолюбие. Нам же порой кажется: «Да я сам все знаю; я и так знаю, что мне надо, а что не надо, чего мне у кого-то совета спрашивать? Разберусь со всем сам, глупый я, что ли?» Может, и не глупый, но твоему «я», которое ты так любишь, хорошо бы все-таки головушку смирить и попросить: благословите меня на то-то и то-то. Подчиниться воле другого  полезно.

– Вообще толкование священных строк (и не только Псалтири) для всех нас важно. Вы долгое время вели программу «Читаем Евангелие вместе с Церковью» и, безусловно, при подготовке к программам читали толкования на Евангелие. Поделитесь, каких авторов эти толкования.

– Их много.

– Скажите о тех, которые для нас будут и понятны, и доступны.

– Из доступных, например, толкование Иоанна Златоуста на Евангелие от Матфея, на Евангелие от Иоанна, на некоторые послания апостола Павла. Каждый может для себя найти там очень много хорошего. Я бы поставил это толкование на первое место, потому что там очень много нравственных вещей, много вероучительного. Далее, наверно, толкование блаженного Феофилакта Болгарского. В его книгах, несомненно, есть его мысли, но он часто цитирует того же Иоанна Златоуста. То есть, если сравнивать буквально, он берет его толкования и вставляет к себе.

В свое время я познакомился с трудами византийского богослова Евфимия Зигабена. Он жил в начале второго тысячелетия. Какие-то его труды переведены на русский язык: толкования на Евангелие от Матфея, на Евангелие от Иоанна, опять же на какие-то послания апостолов. Собственно, он тоже компилирует: берет мнения разных святых отцов и вставляет их к себе. Это то, что доступно, причем даже не столько доступно, сколько есть общая схема (по порядку идут главы, стихи). Почему я это подчеркиваю? Потому что есть много-много толкований, которые не собраны воедино. Собственно, если мы возьмем любую святоотеческую книгу, увидим объяснения тех или иных строк Евангелия, тех или иных глав, каких-то сюжетов. Это Игнатий (Брянчанинов), Феофан Затворник, святитель Лука (Войно-Ясенецкий) в проповедях. Собственно, любая проповедь в себе так или иначе несет объяснение евангельского смысла. Иначе и быть не может, потому что наша вера напрямую связана с евангельским откровением. А так можно еще много святых вспомнить: в творениях Василия Великого есть много полезного, Афанасия Великого…

– Хватило бы на все ума и времени, как говорится.

– Да. Например, есть еще хорошая книга Бориса Гладкова «Толкование Евангелия». У него тоже все хорошо разобрано. В свое время Иоанн Кронштадтский писал рецензию на эту книгу, что книга полезная. Есть еще труд профессора Лопухина (революционный автор, профессор духовных школ). У него, собственно, идет разбор всего Священного Писания с разных точек зрения: экономический подход, политический подход, исторические реалии разобраны начиная с Книги Бытия и заканчивая Апокалипсисом. Если я не ошибаюсь, толкования в семи томах. Можно его труды использовать, изучая тот или иной сюжет.

– Я думаю, что такого списка вполне хватит самому взыскательному зрителю.

Отец Анатолий, мы говорили о том, что Вы вели программу «Читаем Евангелие вместе с Церковью», программу «Духовная брань», в которой Вы читали книгу Никодима Святогорца «Невидимая брань». На странице вашего прихода на медиахостинге YouTube (youtube.com/SvLukaPrihod) есть видеозаписи с чтением книги «Опыт построения исповеди» архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Чуть ранее Вы говорили, что нам будет полезно сесть и почитать толкование. Это, наверное, первая ступень – просто сесть и начать читать. А расскажите вообще об опыте совместного чтения: насколько это полезно?

– Полезно. Вообще расскажу, с чего все началось. Как-то раз я читал какую-то книгу, и захотелось мне об этом рассказать людям. Дело было в субботу: после субботней вечерней службы люди собрались, и я подумал, что надо с ними об этом поговорить. Потом подумалось: как я им смогу пересказать? Обязательно половину забуду. И сделал проще: взял книгу, вышел на амвон, и стали мы вот так вместе читать. Помню, в свое время читали «Отечник» святителя Игнатия (Брянчанинова). Эта книга очень мне нравится, крайне рекомендую каждому ее читать; там кратенькие истории из жизни святых, связанные с разными событиями, очень поучительные, очень хорошо действуют на сердце, запоминаются. Вот так мы попробовали. Собственно, и людям понравилось, и для меня такое чтение на пользу. А потом, видите, до чего все развилось – стали записывать, даже передачи пробовали здесь создавать. Вещь полезная, потому что в этом проявляется некая церковная соборность: ты не один, а вместе собрались, поговорили, обсудили, разобрали. Что-то понятно одному, что-то – другому, и вот так совместно приходим к какому-то общему знаменателю.

– Ну и это возможность порассуждать на какую-то тему: и не только в своем уме; не только прочитать и положить себе на полочку памяти и не задуматься об этом, а проанализировать вместе. Причем некоторые наши зрители о том и писали, что как раз после выпуска программы они (с мужем или женой) обсуждали те или иные евангельские строки.

– Да, это доказательство, что не зря все делается.

– Наш постоянный зритель Михаил спрашивает: «Моя бабушка была крещена в детстве. Всю жизнь не верила в Бога, но перед похоронами ее отпевали. Скажите, пожалуйста, поможет ли ей при переходе в вечность отпевание и то, что я или мама заказываем молебны о ее памяти?»

– Да, панихиды служатся. Как не полезно? Молиться вообще надо. Есть же заповедь Божия, нам через апостолов данная, – молиться друг за друга. И потом, если мы человека любим, мы не можем за него не молиться; это же проявление любви к человеку. Когда мы молимся за кого-то, в первую очередь это польза для нас самих. Это дело милосердия  опять же. Мы раскрываем свою душу для этого человека,  как бы впускаем его в себя, согреваем его своим теплом,  становимся за него ходатаями пред Богом. Это к вопросу, зачем молиться святым: они за нас ходатайствуют, как мы ходатайствуем за своих ближних. И мне кажется (конечно, это мое мнение, кто-то, может быть, по-другому на этот вопрос посмотрит), обязательно надо молиться за усопших, даже несмотря на то, что они когда-то ошибались вот таким образом и бытие Бога отвергали.

Человек, уходя в вечность, обязательно с Богом встретится: желает он того или не желает, верит или не верит, но он встречается с той реальностью, которая реально существует. Да, в силу каких-то событий (причем мы не можем знать все подробности – почему) он отвергал все это. Бывает, человек говорит: «Я не хочу верить в Бога». А за этим может стоять: я не хочу верить в Бога такого, каким вы Его мне показываете. И получается, что человек не столько Бога отвергает, сколько нашу веру, наш пример. Тогда надо задать вопрос себе: а действительно ли я в христианском смысле являюсь правильным проповедником Христа?

– Действительно ли я являюсь христианином?

– Господь говорил апостолам: «Да светит свет ваш пред людьми, чтобы люди видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного». В чем смысл этих слов? Ты живи так, чтобы люди в твоей жизни видели эту истину, что ты связан с Истинным Богом. И им не надо будет ничего говорить. А если ты скажешь, то твои слова будут очень сильные.

А если этого нет? Например, человек видит меня, а я называю себя христианином, и говорит: «Я не хочу быть таким, как ты. Потому что ты говоришь о Христе, говоришь о любви, а в твоей жизни этого нет. То есть получается, ты заблуждаешься». Соответственно, дальше человек может прийти к такому выводу, что того, во что ты веришь, вообще нет, не существует. Получается, он увидел меня, в моей жизни Бога  не встретил; соответственно, отказывается именно от этого. Такое тоже может быть.

Для чего я все это говорю? Потому что мы порой склонны легко судить: вот он не верит, значит, он однозначно не прав. А задумайся: почему так? Что в его жизни могло произойти? Человек дожил до старости, прожил нелегкую жизнь (легкой жизни вообще ни у кого не бывает), жил в нашей стране, где несколько десятков лет вера просто уничтожалась, высмеивалась, позорилась, считалась чем-то ненормальным, неправильным… Да, с одной стороны, это дало возможность исповедничества для многих: тем не менее проявить свою веру, победить внешнее зло. Но ведь не все люди сильные, кто-то ломался, для кого-то было легче и проще сказать: «Наверное, вы правы – Бога нет»… То есть человек от Бога отказался не потому, что он сам в Боге разочаровался,   он с Ним даже не встретился – кто-то ему помешал или он воспринял чужую идеологию и так далее. Если мы говорим «виноват – не виноват», стоит об этом думать, прежде чем принимать какие-то решения.

Если человек не верил, надо ли молиться? Надо и молиться, и отпевать. И мы просим Бога и надеемся: «Господи, Ты Сам все знаешь». Кстати, Он единственный знает то самое настоящее состояние души человека; Он знает, почему тот жил так, почему в его жизни было так или иначе. Святые отцы свидетельствуют, что Бог постоянно ищет повод оправдать человека, шанс спасти его. Не осудить, не отомстить ему за какие-то ошибки, а наоборот: ищет повод помиловать как отдельно взятого человека, так и вообще все человечество. Это на Афоне монахи так говорят, что они дают Богу этот повод, потому что служат Ему круглосуточно, что ради их молитв Господь милует нас всех.

И еще такой момент. Часто смерть сравнивают с рождением: человек умирает для земной жизни и рождается в иные реалии, в жизнь вечную. И собственно, как всякий новорожденный, он нуждается в заботе, помощи. Эту помощь мы даем человеку, молясь за него. Мы делимся с ним своей заботой, своей любовью. Ведь, умирая, человек не отрывается от нас, не исчезает из этого человеческого организма – он несколько меняет форму своего существования (он не такой телесный, как здесь), но как личность он продолжает быть, и он связан с нами теми же самыми связями, какими был связан, когда  ходил по земле, разговаривал. Соответственно, если он со мной связан, значит, я что тогда его любил, что сейчас могу любить; что тогда воздействовал на него своей заботой, что сейчас могу на него воздействовать. Как раз через молитву это все происходит. Тут интересные механизмы... Вот почему мы молимся, вот почему считаем, что нельзя не молиться.

Есть очень много людей (причем они себя считают людьми верующими), которые говорят, что не надо святым молиться, не надо за усопших молиться: зачем, какой смысл, какой толк?..

– Тем более когда усопший не веровал и в храм не ходил…

– Сейчас он не то что верует – он уже знает то, о чем мы, может, даже и не догадываемся. Он уже все знает, он уже там, он уже вкусил, понял. Конечно, можно предположить, что бывают люди настолько озлобленные и упертые в своем богоборчестве, что они и при переходе в вечность для себя решают, что им это все ненавистно. Что тут сделаешь? Их можно только жалеть. Получается, и здесь человек счастья не имел, постоянно воевал внутри себя с Богом, мучился от этого всего… Вот почему, например, дьявол злой? Потому что ему плохо, он страдает, страдает от всего: что он не Бог, что всё не по его. И от этого ему все видится плохим, больным, уродливым.

Так и всякий человек, отказываясь от Бога, отказывается от правды, красоты, честности, святости, чистоты, добра – от всего того, что на самом деле нам надо. А если я отказываюсь от этого, получается, я себя обрекаю на совершенно обездоленное состояние и постоянно буду мучиться: «Как жить в этом мире, где столько зла, несправедливости?..» И так далее, и так далее.

Я считаю, молиться надо. Я бы очень хотел, чтобы за меня молились, когда я на тот свет буду позван. Ведь чем я лучше кого-то? Где гарантия, что я правильно прожил, правильно умер, что состояние моей веры достаточно для того, чтобы меня назвать кем-то?.. Опять же каждый может задать себе вопрос: «А я достоин поминовения? Я достоин быть в Царствии Божием?» Ведь нет, правда? Получается, я надеюсь только на милость Божию, что Господь по милости Своей даст мне и здесь сделать все правильно, и там скажет: «Да, ладно, в Царство Божие…» Вот этого хочется.

– Еще один вопрос об общении с усопшими. Телезрительница пишет: «Одна матушка, тоже похоронившая своего сына, как и я, перед причастием просит Бога соединить молитвенно ее со своим усопшим сыном. Для меня это абстрактное выражение, я его не понимаю. Объясните, пожалуйста. Я молюсь о сыне и делаю все, как учит Церковь, в память о сыне: жертвую и тому подобное, но связи с ним не чувствую. Слышу только краткие отговорки от священников: «соединяемся в молитве в Боге», – и тому подобное. «В вас Бог после причастия, то есть в вашей душе свет, который там им освещает путь». А когда я не причащаюсь, там у него темень – глаз выколи или нерадостно, если у меня нет радости от причастия, например, месяц?»

– Во-первых, видимо, та женщина, которая так Бога просит, знает что делает; и просит она исходя из своей конкретной ситуации. Видимо, она способна это почувствовать, что с сыном вместе; «хоть он умер, тем не менее  я его чувствую на каком-то тонком уровне». Такие вещи понимает только тот, кто это пережил. Она способна чувствовать, об этом и молится. А автор вопроса, видимо, пока такого еще не почувствовала.

Тут может возникнуть другой вопрос: а как же это почувствовать? Как услышать это в себе, как  понять? Священники правильные вещи говорят, что в Боге мы вместе, и действительно, причащаясь, мы становимся одним Телом Христовым. И женщина совершенно права, что часто для нас это какие-то абстрактные вещи: мы слышим звон, да не знаем, где он; слышим слова, но до сердца они не доходят, мы не слышим смысла этих слов. А почему? Ответ на это часто один: очень много шума в нашей жизни, в нашем уме и сердце. От этого мы часто не слышим голос Божий, какие-то духовные ощущения для нас недоступны, потому что очень много других ощущений – лишних. Например, сейчас идет Рождественский пост. Смысл поста, собственно, всегда одинаков (что в Великий пост, что в Рождественский, что в Успенский, что в прочие другие постные дни): во время поста мы должны освободиться от всего ненужного. Вот Великим постом поется: «Очистим чувствия…» То есть чувства свои очистим воздержанием. Воздерживаясь от чего-то, я тем самым очищаюсь.

Так и здесь. Человек, если ты хочешь действительно что-то понять и что-то пережить духовное, место расчисти: убери телесное, убери душевное. Приведу грубый, но для всех понятный пример. Невозможно Богу внимательно молиться, если ты перед этим пять часов смотрел телевизор (новости, сериалы, шоу, еще что-то). Ты наполнен впечатлениями, переживаниями, особенно если чему-то сопереживал или, наоборот, чем-то возмущался. Ты переполнен всем этим, твой ум и сердце наполнены... Если после этого ты возьмешь молитвослов, будешь лишь только читать его, молитвы не будет, не будет сосредоточенности, тишины ума. Соответственно, не будет тишины в сердце. Это как пример. Убери одно, чтобы появилось другое.

Так и здесь. Хочешь понять, что это такое, когда мы соединяемся во Христе, убери из жизни другое: ограничь общение с людьми на какое-то время, побудь в тишине, собери себя, собери жизнь свою, дай возможность успокоиться твоим страстям, если ты сам являешься причиной их воспаленного состояния. Сделай это и увидишь разницу. Все довольно несложно. Проблемы у нас, людей, в том, что мы привыкаем жить определенным образом, нам очень не хочется это менять. И очень часто человек (особенно недавно к вере пришедший) упорно пытается совмещать какие-то моменты: вроде можно и это делать, и это делать. Грубо говоря, с утра я ворую, а вечером иду и Богу свечку ставлю и думаю, что это нормально. Ненормально; невозможно эти вещи объединить. Ты уж выбери для себя что-то. Господь говорил: «Нельзя служить Богу и мамоне».  Он сказал, что богатство земное и богатство небесное сложно соединить, что сердцу надо в одну сторону смотреть.

– Следующий вопрос от телезрительницы: «Дочка собирается выйти замуж за мусульманина. Я категорически против. Дочка христианка. Подскажите: как быть в такой ситуации?»

– Я тоже категорически против, потому что вообще эти вещи делать нельзя. И тут не надо возмущаться, потому что это серьезно и касается спасения души. Как показывает практика, девушки православные по факту крещения, выходя замуж за сознательных мусульман (потому что среди них тоже хватает только так называемых мусульман, которые об исламе ничего не знают, в жизни Коран не читали, намаз не совершали и так далее), очень скоро от Христа отрекаются. И по вполне понятным причинам: потому что ты вышла замуж и мужа должна слушаться, мужу должна подчиняться, его закон в твоей жизни теперь должен быть самым главным. А у человека религиозного, у мусульманина какой закон? У него нет Бога, кроме Аллаха и Мухаммеда-пророка. И так далее. И вот этот закон шариата должен идти в жизни красной линией. Хочешь – принимай, не хочешь – ты не можешь быть женой.

Кто-то может сказать: нет, может быть как-то по-другому. Не может быть по-другому. То есть надо быть готовым к тому, что если пойдешь замуж за мусульманина, – будешь отрекаться от Христа. Можно, конечно, мечтать: «Нет, я и его ко Христу приведу». Позволю себе усомниться. Мы себя ко Христу привести не можем, а еще пытаемся за кого-то решать, тем более жена за мужа. Не получится ей, женщине, им руководить. Так что я тоже против и крайне не хотел бы, чтобы в моем окружении такое было.

– Телезрительница спрашивает: «Как правильно понимать, что такое хула на Святого Духа? В Библии есть указание, что хула на Святого Духа не прощается. А если в юном возрасте, неосознанно человек хулил Его, а в зрелом возрасте пришел к вере и осознал этот грех, он ему простится?»

– Как уже подмечено, человек неосознанно хулил Бога. Ведь дело не в том, что человек произнес какие-то слова или какие-то мысли принял. Дело в сознательном противлении Богу: «Я, Господи, понимаю и знаю, что Ты есть, но Ты мне, Бог, мешаешь в каком-то смысле: жить, мыслить, желать чего-то». То есть я не хочу, чтобы Ты был. Вот в этом смысле хула. А почему не прощается этот грех? Не потому, что для Бога проблема простить, Он взял и разобиделся: «Ах так! Ты похулил – ко Мне не подходи». Что за глупости такие! Дело не в этом. Просто человек, сознательно отрекающийся от Бога, не будет каяться Богу – это же очевидно. Он скажет: «А зачем мне это надо? Нет, я прав». Когда гордыня стоит на первом месте, она отрицает всякое покаяние, всякое признание того, что ты мог ошибиться в чем-то. А если все-таки признал, что ошибся, покаяние произошло, то и хулы уже никакой нет: «Господи, прости меня, дурака, я всю жизнь занимался не пойми чем, прости меня и помилуй». И Бог разве не примет? Запросто! Примет, и помилует, и спасет.

Был некий товарищ по имени Савл: Христа хулил страшное дело как, говорил, что ученики Его просто ненормальные и всех их надо казнить без всяких вопросов, они всё на свете нарушают, те еще злодеи! В итоге этот товарищ Савл стал апостолом Павлом. Господь дал ему возможность встретиться с Собой, и тот сделал выбор, осознал свою ошибку.

Так что не надо за это бояться. Кстати, люди духовно опытные свидетельствуют, что порой бесы над нами издеваются: когда видят, что человек вообще не способен за своими мыслями следить, они начинают ему всевать хульные, противные помыслы про Господа, святых. И человек в панике начинает говорить: ой, я Бога хулил, я то-то и то-то подумал. Надо успокоиться. Мысли, с которыми мы не согласны, – не наши. Вот такие они, бесы, отчаявшиеся злодеи, – пытаются за собой всех утянуть. Ну, всевают и всевают – не обращайте никакого внимания вообще! Как говорят подвижники, самый простой способ борьбы с демонами – не обращать на них внимания. Не то что сказать, что их нет; они есть, никуда от этого не денешься,  а вот именно при борьбе с помыслами не обращать на них внимания. Тут, конечно, проще сказать, чем сделать. Попробуй научись так своим вниманием управлять, чтобы…

– Чтобы не обращать внимания.

– Да, чтобы послушно не бежать за этими мыслями. Это целая наука, целое искусство – умная, сердечная молитва.

А так смысл такой: сознательное противление Богу действительно является хулой на Бога. Когда ты действительно отрицаешь Его сознательно, зная, что Он есть, сталкиваясь с Ним, и тем не менее упорно остаешься при своем: «Нет, хоть земля подо мной гори, мнения своего не изменю»...

Совсем недавно общался с одним пожилым человеком. Его окружение говорит ему: «Тебе надо креститься». А он: «Не буду ни за что! Не чувствую в этом потребности». И настолько ему нравится своя позиция, что он такой несломленный…

– Боец.

– …что вокруг собрались эти ненормальные верующие и заставляют его, а он прямо такой исповедник своего надуманного атеизма. Правда, надуманного. Ну что тут скажешь? Бедняга. Жалко.

– Телезрительница Екатерина оставила такой вопрос: «В нашей местности многие люди используют в пищу колбасу из крови. Многие из них регулярно посещают храм. Насколько я знаю, кровь потреблять нельзя. Могли бы Вы прокомментировать данную ситуацию?»

– У меня тоже вопрос: а почему нельзя? Вот пить сырую кровь, наверное, не вкусно, даже противно, мне кажется. Хотя я знаю, многие люди пьют. Да, во времена ветхозаветные многие продукты человеку, который относился к богоизбранному народу, были запрещены. Животные считались чистыми и нечистыми; говорилось, что в крови животного находится его душа. Кстати, как правило, именно к этой ссылочке отправляют, что нельзя что-то с кровью принимать, потому что в крови душа. Но, извините, душа  все-таки нематериальная, как ни крути; духовная субстанция. То, что каким-то образом какие-то силы, энергии души с человеческой кровью могут быть связаны, – почему нет? Действительно, у нас кровь везде, правда же? Кровеносные сосуды, капилляры есть везде, и если ток крови человека остановить, то сложно организму выжить. Бог так устроил. В животном мире, собственно, таким же образом. Но кровь не душа: душа – отдельно, кровь – отдельно.

Есть или не есть какие-то продукты,  каждый для себя может это решать. Господня земля и что наполняет ее, вся Вселенная и все живущее в ней – все Божие; и все нам дано. Нет ничего злого, кроме греха. Ничто человека не оскверняет, кроме греха. В Евангелии же все четко. Фарисеи за что на Христа дулись: «Как так? Твои ученики едят немытыми руками? Как они могли в день субботний сорвать пшеничные зернышки, потереть их в руках, чтобы шелуха спала, чтобы зерна покушать? Ни в коем случае нельзя!» Христос, наверное, устал объяснять: что вы за внешние вещи цепляетесь? В сердце смотрите! Человека оскверняют помыслы, греховные чувства, грех, и это делает его нечистым пред Богом. А не то, что и в какой день он поел.

Точно так же и с кровяной колбасой. Мы же стали кушать свинину, например. Хотя не все ее едят, но не потому, что она чистая или нечистая, а просто, может, из-за вкусовых предпочтений.

– То есть к этому нужно относить и те указания, которые даны в Ветхом Завете? Там же есть целый список, что вкушать…

– Многие ветхозаветные вещи закончились. Очень много предписаний, которые касались конкретно иудейского народа, особенно когда он по пустыне сорок лет ходил. Закончились, потому что время изменилось, ситуация изменилась. Кстати, тогда товарищи, в Израиле живущие, столько всего напридумали лишнего! И так называемое «предание старцев»… Господа еще и за это укоряли, что не выполняет предание старцев. То есть это какие-то правила, законы, которые  никакого отношения к Закону Божьему не имеют, но тем не менее во времени это устоялось; и вроде все так делают, значит, и ты должен так делать.

Точно так же с этой колбасой в том числе. Конечно, если совесть смущается по немощи своей, не ешьте, это не проблема. Но не осуждайте того, кто ест. Вот это самое главное: сам не ешь – других не осуждай. Спасение не от этого зависит. Есть одна-единственная кровь, которая действительно имеет значение, – Кровь Господа нашего Иисуса Христа. Все остальное не важно. Отменились какие-то жертвоприношения, когда животных сжигали, их кровь проливали особым образом, что являлось символом жертвы за грехи народа. Сейчас в Жертву Сын Божий Себя принес. Вот какую Кровь мы точно должны принимать: пить Кровь Христову и есть Тело Его. А все остальное вторично: хочешь – ешь, не хочешь – не ешь. Еще раз повторю: других не осуждай. А тут в вопросе: «Вот те в храм ходят, а колбасу кровяную едят! Как они могут? Что это такое!..» Не подглядывай ни к кому в тарелку. Как в монастырях: монахи садятся кушать, едят и смотрят только в свою тарелку. Не смотри, как брат твой ест, – тебя это не касается. Ты думай о себе, своем спасении, своей душе.

– Телезрительница в социальной сети «ВКонтакте» пишет: «Некоторые батюшки на телеканале “Союз” говорят о том, как правильно подавать милостыню. Одни говорят, подавать не всем, а с рассуждением. Другие говорят, что всем и всегда, а куда эта милостыня пойдет, нас не должно волновать. Так как же правильно поступать?»

– Батюшки правильно говорят и те, и другие. Согласен: и рассуждение нужно, и жадничать не надо. Я для себя это так объяснил. Вот вижу того, кто у тебя что-то просит, и начинаю себя слушать: если жадно мне, сердце заскупилось («Мое, мое, не дам!»), то надо себя стукать по голове невидимо и говорить себе: «Дай, потому что у тебя ничего своего нет, все Божие». Смотри на ситуацию так: Господь тебе этого человека послал, чтобы ты мог свое сребролюбивое сердце хотя бы немножко, но исправить. Приучить себя к мысли: «У меня ничего своего нет, мне все Господь дал, я лишь как управляющий. Это ближний мой, которому я обязан помогать». Вот таким образом. То есть если чувствуешь, что жалко, что скупердяй, то отрывай от себя и не думай ни в коем случае, что человек с этими деньгами сделает. Потому что, если ты скупой, обязательно будешь рассуждать. И даже не из-за того, что охота осуждать, а просто тебе жалко. Ты думаешь: «Как же я отдам-то? Он же такой нехороший человек».

– А если дашь, потом еще десять раз подумаешь…

– Вот. Это все говорит о том, что ты сам больной. А болезнь эта как раз лечится только таким способом: отдавай, не жалей; и чтобы даже помысел никакой не проскочил, что не хочется давать. Это одна сторона.

Если же чувствуешь, что вовсе и не жалко тебе, ты готов дать, то тогда, наверное, надо с рассуждением подойти: человек просит помощи, а как бы ему лучше помочь? Кстати, для человека часто гораздо легче откупиться: дал пять рублей и пошел, кажется, со спокойной душой. Еще и думаешь при этом: «Какой я молодец! И вообще я милостивый человек,  ждет меня Царство Божие. И вообще все прекрасно!»

– Остается только сидеть и ждать.

– Да. Такое тоже бывает. Это не выход из ситуации на самом деле. Потому что ты человеку на самом деле ничем не помог, ты заплатил своему «эго», своему самолюбию, тебе от этого приятно,  идешь и тщеславишься... А стоит действительно подумать: чем я могу помочь человеку? Деньги, если есть, – дать, но, может быть, надо дать что-то другое? Банальный пример: человек голодный, его надо покормить. Наверное, всем уже оскомину набило, что «надо давать не деньгами, а продуктами». Действительно, может быть и такое. У тебя просит какой-то бездомный бедолага на улице помощи, кушать хочет, а сам в магазин он не зайдет. Как вы думаете, почему? По одной простой причине: его оттуда прогонят, скажут: «Что ты сюда приперся, такой нечистый?» Мы же все такие – ух сколько в нас свирепости сидит к ближним-то своим!.. Вот в этом помоги: купи ему продукты. Но это, опять же, если в тебе нет жадности. Потому что если она есть, то обязательно начнет кричать: «Да как же я ему дам, он же все пропьет! И вообще он меня обманывает, все нищие – это сплошная преступная группировка»…

– Мафия.

– «И вообще они живут гораздо лучше, чем я». Вот такое смешное заявление. Ну как же он живет лучше тебя? Ты же не ходишь, не просишь у кого-то. Это на самом деле вовсе не легкий труд. Бывает, едешь за рулем, и где-то на перекрестке оживленных трасс собирают милостыню, как правило, инвалиды. Либо кто-то их возит на коляске, либо сами. И бывают мысли: «У них все продумано, у них своя мафия». Порой средства массовой информации нам как бы «раскрывают» глаза. И хочется подумать: «Ах ты какой! Ты тут всех обманываешь!» А потом думаешь: а я хотел бы быть на его месте? Я, весь такой праведно возмущенный, хотел бы целыми днями в этих выхлопных газах пребывать?

– На морозе, еще и без ног иногда. Страшное дело!..

– Да если даже он трижды обманщик… Так что дай нам Бог здесь быть рассудительными, но самое главное, не быть скупыми.

– Поэтому вот вам, дорогие друзья, третий совет, сочетающий в себе и тот, и другой. Кстати, некоторые батюшки иногда советуют: если возникает смущение и точно не знаешь, туда ли пойдут твои деньги, тогда перечисли их на счета благотворительных организаций, которые уже распределяют эти деньги своим подопечным.

– Может быть.

– Еще один вопрос от телезрителя: «Как быть, если одолевают мысли, что в Церкви оказался случайно, и ничего не чувствую?»

– Даже и не знаю. Вообще такое состояние, наверное, всем знакомо. Всегда бывают какие-то чувства. Мы уже сегодня говорили с вами, что чувства надо очищать. Если все твое внимание находится где-то за тридевять земель (в работе, учебе, в семейных обстоятельствах, в каких-то переживаниях,  мечтаниях), ясно, что тебе сложно что-то другое почувствовать.

Конечно, бывают такие моменты, особенно вначале, когда человек только начинает знакомиться с храмом как с местом. И для многих поводом для удивления служит ситуация, когда человек приходит в храм и начинает плакать. Вдруг внезапно душа смягчилась – и плачется. Бывают такие ощущения, и люди даже удивляются, даже  с иронией говорят: «Что это я пришел и плакать начал?..» Но бывает, так действует Господь, тем самым показывая нам, что все реально, что Он есть, что мир духовный существует, что храмы Божии – это не просто какие-то молельные комнаты, где люди собрались вместе, а это действительно особое место. Любой храм, если там служится Божественная литургия, хоть какой будь он внешне и внутренне в том числе, – это место соприкосновения неба с землей.

Конечно, вопрос задается: зачем я вообще в Церкви, для чего? Так ты и пришел, чтобы найти ответы на эти вопросы: а кто я такой? зачем я живу? а что мне вообще надо? а в чем смысл всего? что правда, что неправда? почему мое сердце то живое, то неживое, то я чувствую что-то, то не чувствую?

Понимаете, идти на поводу лишь только у своих чувств неверно. Бывает, люди рассуждают так: «Я молюсь Богу, когда у меня есть в этом потребность. А вот когда этого нет, то не молюсь. А чего просто так молиться, когда ничего не чувствуешь?» Не надо так. Молиться нужно. Надо просто понять, что мои чувства пока нездоровые, сердце страстное, все там запутано, исковеркано, в том числе греховными ощущениями, и ожидать от него четкости, ясности, светлости постоянной  наивно. Сначала очисти сердце свое. Во-первых, сначала проси Бога: «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей». А дальше прилагай к этому собственные усилия, воздерживайся от того, что сердце твое загрязняет, засоряет, замутняет. И так постепенно увидишь, что и чувства нормальные появились, и в уме ясность, оказывается, тоже может быть.

– Еще один вопрос: «Можно ли самому кадить у себя в квартире? У нас в церковной лавке продаются кадила».

– Вот интересно, какие кадила. Под кадилом в нашей русской православной традиции подразумевается некая чашечка на цепочках, которой священнослужитель во время службы размахивает, и оттуда идет благоухание. Дым от сгорающего ладана поднимается, что символизирует собой наши молитвы: вот так мы должны благоухать пред Богом воздыханиями сердечными. Если такое кадило продается, то, как мне кажется, его обычному человеку иметь не надо. Его надо и чистить, и вообще к нему подход определенный.

А бывают другие кадильницы, так называемые кацеи. Они на Востоке используются, у греков в частности. Это такая вещь с ручкой, тоже с крышечкой, туда также кладется зажженный уголь, ладан, но там уже никаких цепочек нет. Кстати, кадило на цепочках к нам пришло из Западной Церкви от латинян. На Востоке были кацеи. Если продается что-то типа такого, тоже можно использовать как кадило. Туда кладется уголь, а потом, уже на него, ладан. Но кадить, как священник кадит, мне кажется, не получится у обычного человека. Если он будет все-таки подражать, то это будет как некая игра: «Дай-ка, я поиграю в отца диакона, например, буду ходить с важным видом»…

Если нам не уходить от вопроса в разные стороны, – кадить дома можно. Почему нет? Если это способствует благодушному настроению, молитве, сосредоточению в молитве, то лучше так, чем дома пахнет какими-то химическими ароматизаторами.

– Отец Анатолий, когда мы с Вами беседовали в прошлый раз, немножко рассказали о том, как идет строительство храма в честь святителя Луки, упомянули, что были освящены купола, и показали фотографии, чтобы наши зрители, которые в том числе принимают участие в строительстве храма в микрорайоне «Компрессорный» города Екатеринбурга, могли увидеть плоды и результаты их трудов.

– Все делается на самом деле. А то мы постоянно говорим: помогите, помогите, помогите. А можно задать вопрос: а чего вам помогать? А ну-ка, докажите…

– Одна из телезрительниц спрашивает, куда можно перечислять деньги на строительство храма, как можно помочь?

– Раз она нашла «ВКонтакте» группу телеканала «Союз», там есть еще группа нашего храма в честь святителя Луки (vk.com/lukahram). Есть сайт нашего прихода 1.sv-luka.ru; мы есть в «Одноклассниках», на YouTube (мы уже упоминали адрес странички). Везде есть реквизиты, объяснено, каким образом можно помочь в строительстве храма Божия. Если что-то непонятно, есть телефоны, можно позвонить, и наши сотрудники очень доступно все объяснят.

Спаси Господь всех жертвователей, благотворителей, благоукрасителей святого храма сего. Это действительно очень важное дело, его сложно переоценить. Во-первых, этот проект не на год, не на два – на столетия строим; нас не будет, а храм Божий стоять будет. Если, конечно, не появятся злые силы в виде очередных «большевиков», которые будут разрушать храмы. А так, на столетия, где будут молиться наши дети, внуки и так далее. Люди будут приходить туда с Богом соединяться в Святом Причащении. И вот эту возможность мы даем, строя этот храм. Наши немощные усилия помогают делу спасения людей. Что может быть больше этого? Все остальные глобальные вещи, которые люди привыкли ценить в нашей жизни, в том числе и помощь ближним, – это все надо, но это ограничено рамками земной жизни. А тут мы говорим о вещах, которые уходят за рамки земной жизни, они касаются спасения души. Таким образом, эти небольшие пожертвования, которые нам приходят, имеют глобальнейший смысл. Об этом не надо забывать. Это как с содержанием телеканала «Союз», например. Наш отец Димитрий любит повторять (и правильно делает): «человеку кажется, чем  он своими ста рублями может помочь, что это изменит?» Изменит  очень многое! Как маленькие ручейки текут и в итоге создается полноводная река, так и здесь. Ради Бога же все делаем. А Бог смотрит на наше сердце. Как история про две лепты бедной вдовицы, которая положила на храм Божий, а это было оценено гораздо больше, чем давали какие-то богачи… В общем, спаси Бог всех людей!

Ведущий Дмитрий Бродовиков
Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы о полезных и вредных привычках в духовной жизни отвечает настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Ясеневе (Московское подворье Оптиной пустыни) архимандрит Мелхиседек (Артюхин).

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы