Беседы с батюшкой. Рассудительность и духовная жизнь в семье

27 декабря 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает ответственный по миссионерской работе Сергиево-Посадского благочиния протоиерей Димитрий Беженарь.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Здравствуйте, отец Димитрий, благословите наших телезрителей.

– Господь да благословит всех вас, дорогие братья и сестры, на все доброе. И прежде всего хотелось бы в начале нашей передачи передать искренние и сердечные соболезнования всем родным и близким погибших в известной авиакатастрофе и призвать всех вас, дорогие друзья, помолиться, чтобы души усопших обрели милость у Бога и  наследовали вечную блаженную жизнь в Царствии Небесном. Также поздравляем всех вас с наступающим завтра праздником памяти священномученика Илариона, архиепископа Верейского, одного из выдающихся богословов XX века, исповедника, который был правой рукой святителя Тихона, патриарха Всероссийского.

– Наша прошлая передача выходила под названием «Крест родительского воспитания». Хотелось бы сегодня продолжить эту тему, но немного в другом ключе. Предлагаю сегодняшнюю  передачу назвать «Рассудительность и духовная жизнь в семье».

– Очень хорошая тема, если учитывать, что рассудительность необходима в духовной жизни любого христианина (и монаха, и семейного человека), тем более в наше время. А как в семейной жизни спасаться без рассуждения? Эта тема очень важная. Я надеюсь, беседа будет стимулом и для наших дорогих телезрителей тоже задуматься. Едва ли мы сможем в одной передаче охватить эту необъятную тему, но хотя бы некоторые вехи на пути. 

– Известно, что в семье должна царить любовь, но как любовью не избаловать, не испортить ребенка?

– Очень глубокий и важный вопрос. Потому что даже для только начинающих семейную жизнь и мало еще имеющих представление о том, какое должно быть воспитание, общеизвестен факт, что в семье должна быть любовь. Но тут какой нюанс? О любви-то все говорят, но понять, что такое любовь, достаточно сложно. У всех разное понимание любви. Поэтому, наверное, проще было бы начать ответ на Ваш вопрос с того, что любовью однозначно не является.

Вот ситуация: в роддоме находятся молодые мамы, которые всего лишь несколько дней назад родили столь вожделенных для них малышей. И можно услышать из уст одной молодой мамы такие слова: «Ребенка нельзя часто брать на руки, чтобы он не привыкал к материнским рукам, иначе вы его избалуете». И говорит такая мама с неким металлическим оттенком в голосе. Ребенок в этот момент в маленьком кюветике плачет, а она говорит, что сейчас его место в кюветике, дома – в коляске или в детской кроватке. То есть ребенок с самого детства, с самых первых дней жизни в этом мире в такой семье должен знать свое место. И конечно, если такую маму спросить, любит ли она своего ребенка, то, несомненно, она скажет, что любит, в ее понимании это любовь. Она действительно считает, что таким образом она ребенка обезопасит от того, чтобы он не был капризным, не предъявлял чрезмерные требования. Но любовь ли это на самом деле?

Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте рассмотрим другую ситуацию. На детской площадке сидят несколько молодых мам, курят и не отрывают глаз от планшета или айфона, а их маленькие детки  рядом ходят. Вдруг ребеночек спотыкается и падает. Мама с раздражением подымает его, отряхивает и опять садится, устремляя глаза в планшет. Ребенок через несколько секунд вновь падает, а мама с раздражением кричит на всю детскую площадку: «Да ты заколебал меня уже падать!» С одной стороны, он вроде бы только второй раз упал, он же маленький ребенок, но в этих словах мамы уже проявляется ее отношение к нему. И вот если в этот момент аккуратно спросить эту маму или других сидящих рядом: «А вы любите своего ребенка?» – они даже с недоумением посмотрят на вас, им покажется этот вопрос глупым. Отложив сигарету и эту электронную игрушку, она скажет: «Конечно, люблю, что за вопрос?» А любовь ли это на самом деле? Потому что чаще всего, к сожалению, многие современные люди, молодые мамы любовь прячут под завесу равнодушия, потому что на самом деле это бесчувствие и равнодушие, если ребенок с самого детства только должен знать свое место.

Очень мудро говорил Паисий Святогорец: «Когда я попадаю в какую-то семью и вижу, что там царит идеальный порядок, и в то же время в этой семье есть дети, то я понимаю, что здесь или дети умственно отсталые и поэтому они не шумят и ничего не разбрасывают, или же здесь царит железная дисциплина, как в армии или тюрьме». Потому что ребенку естественно бегать, шалить, что-то раскидывать, и там, где родители любят детей, они не могут их заставлять ходить по струнке.

Тоже из жизнеописания старца Паисия есть интересный случай, когда один знакомый подвозил его из Уранополиса до Салоник и очень просил зайти к нему в дом.  Преподобный Паисий, чтобы не обидеть этого человека,  зашел и увидел, как хозяин, подойдя и открыв дверь своей квартиры, снимает обувь и на носочках аккуратно идет вдоль стеночки. Преподобный Паисий смотрит на него и с недоумением спрашивает: «Послушай, что с тобой происходит? Почему ты так странно идешь?» А он говорит: «Геронда, ничего страшного, просто я стараюсь идти так, чтобы не поцарапать паркет». Ясно, что у человека, который так трепетно относится к материальному, или вообще не будет детей, или если они будут, то представьте, насколько они будут несчастны.

В то же время если спросить таких родителей, любят ли они своих детей, они несомненно скажут: «Любим». Но на самом деле это не любовь. Почему? Потому что она спрятана глубоко за завесу  равнодушия и слепого преклонения перед материальным порядком. Причем я хочу, чтобы вы правильно поняли мои слова: я отнюдь не призываю к тому, что мы не должны  следить за порядком и попускать детям все раскидывать и так далее. Речь идет немного о другом: порой, считая, что мы любим детей, мы на самом деле любим не их, а самих себя и хотим, чтобы ребенок нас не тревожил.

Вот еще один пример. Сидит мама дома, и опять, как это в подавляющем большинстве современных семей происходит, ее глаза устремлены в очередную электронную игрушку (она сидит или в группе «ВКонтакте», или в «Твиттере», или в «Одноклассниках»), и вдруг маленький ребенок двух-четырех лет подносит какой-нибудь рисуночек или что-то увидел и на пике эмоций, радости говорит: «Мама, вот посмотри!» Не важно, что он показывает, может быть свой примитивный детский рисунок. Мама, даже не отрывая глаз от вожделенного Интернета, соцсетей, в которых она запуталась, говорит: «Да, да». Конечно, ребенок в силу возраста не почувствует обиды, пренебрежения к себе, но в то же время он на пике эмоций, ему хочется к себе внимания, а он этого внимания не получил.

– А может ли внимание быть чрезмерным?

– Конечно, может, но опять-таки когда внутренняя причина: мы любим не ребенка, а любим сами себя. Те случаи, о которых я сейчас рассказал, в принципе обычные, и наши телезрители подобных случаев могут много привести сами, когда мы говорим, что любим наших ближних, а на самом деле любим только  себя. А там, где родители эгоисты, любят только себя и окружают себя искусственным покоем, комфортом, а дети так или иначе этот искусственный покой и комфорт разрушают, то в такой атмосфере и ребенок вырастет эгоистом. Вот в чем вся опасность. А эгоистом он вырастет почему? Потому что, желая как бы купить его любовь, его приводят в магазин. И на что бы он пальчиком ни указал, ему это стараются купить, хотя это бессмысленные безделушки, чупа-чупсы – то, что ему совершенно не нужно во всех смыслах этого слова. Не надо ему покупать такую отравленную пищу и так засыпать игрушками. Но, как бы желая купить расположение ребенка такими безделушками, родители, если посмотреть глубоко в душу, хотят этим купить себе покой, чтобы ребенок их лишний раз не беспокоил.

Почему чаще всего его сажают перед телевизором? Чтобы он дал немного времени посудачить с соседками, посмотреть интересный фильм, еще чем-то заняться для себя. Но опять в глубине находится эгоизм. Гораздо тяжелее отдавать время и силы ребенку, для того, чтобы рассказать ему интересную сказку, вместе придумать какой-нибудь рассказ,  погулять или провести какие-то спортивные мероприятия  вместе с детьми, то есть отдать им часть своей души. Там, где есть подлинная любовь, человек жертвует собой. А чаще всего, когда мы говорим о любви, этой любви к детям на самом деле нет.

– Чрезмерная забота, чрезмерное внимание могут ли иметь какие-то нехорошие последствия?

– Бывает и другая сторона медали. Если мы говорим о том, что любовью не является, о равнодушии к ребенку, – это одна сторона медали. А другая крайность – гиперопека, когда ребенка с малых лет только поддерживают, не дают ему упасть даже на мягкое место и таким образом не дают научиться, не дают самостоятельности ни в чем и никогда. Если выходят гулять, только и держат за руку, никуда его не пускают, контролируют всячески все его мысли, чувства. Здесь опять-таки проявляется отсутствие любви и эгоизм в том, что ребенка хотят видеть продолжением своей личности. А ребенок личность отдельная, она создана Богом. У ребенка свой путь. Как мудро говорил архимандрит Иоанн Крестьянкин: «Каждый человек живет в промысле Божием».

Ребенок никогда не будет, как бы мы ни хотели, продолжением нашей личности. И даже это раздражение, которое порой может звучать из уст бабушек и дедушек или самих родителей: «В кого ты у меня такой?»… Как понять: в кого? В вас, в папу и маму, но в то же время немножко другой. Он и будет другим, потому что он отдельная личность. И здесь, конечно, очень важно, чтобы любовь была правильная, чтобы у самих родителей была любовь к Богу и связь с Богом.

– Как все-таки не превратить ребенка в эгоиста своей любовью?

– Это, конечно, наука из наук. И в первую очередь надо понимать простую духовную истину: «ребенок учится тому, что видит у себя в дому». Ребенку можно многое говорить (делай так или не делай), но в силу чистоты своей души (особенно у маленького), восприимчивости он все равно будет впитывать модель поведения родителей. Если родители эгоисты, то, хотят они этого или не хотят, они все равно ребенка воспитают таким же эгоистом, как сами, если не хуже. Иногда, может быть по особому промыслу Божию и для вразумления родителей, эгоизм ребенка будет настолько через край себя показывать, чтобы родители наконец-то задумались, кого они на самом деле воспитывают. Чтобы ребенок не был эгоистом, надо самим родителям не быть эгоистами.

– Есть свои нюансы в воспитании мальчиков и воспитании девочек. Что главное при воспитании сыновей?

– При воспитании мальчиков важны сейчас, к сожалению, забытые добродетели –  мужество, смелость, ответственность. Собственно, мужество – это как бы одна из составляющих ответственного человека. Человек, который несет ответственность за свои слова и поступки, должен быть мужественным. Есть моменты, когда надо набраться мужества и сделать какой-то решительный шаг или сказать что-то, заступиться. А сейчас, к сожалению, эти модные западные воспитательные инновации лишают мальчиков  важнейшего стержня – мужественности.

У всевозможных психологов можно прочитать, что у мужчин очень тонкая натура, их нельзя травмировать, надо ограждать от всех перегрузок. Когда мальчика записывают на бальные танцы, вместо того чтобы отдать в какую-нибудь секцию рукопашного боя, – это, по меньшей мере, странно, особенно если он один в семье. Вместо того чтобы воспитывать навык будущего мужчины, защитника Родины, главы семьи… И тут еще есть один важный нюанс: очень много зависит от того, как ведет себя мама в семье, где растет сын. От отца очень многое зависит, но ведь не секрет, сколько сейчас неполных семей, где мама вынуждена одна воспитывать детей. И особенно если мама воспитывает мальчиков одна, то ей многократно тяжелее их воспитать. Очень многое зависит от благоразумия матери.

Приведу элементарный пример. Таких примеров вы можете много видеть в современной жизни. В прокуренном подъезде, расписанном всевозможными надписями, сидят трое девчонок прямо на холодных ступенях. Они пришли на свидание к мальчику, 6-й класс. Условно назовем их: «три Джульетты», пришедшие к Ромео. Ромео знает, что они к нему пришли на свидание, и долго не выходит. Они уже шлют ему эсэмэски: «Сашенька (или Сереженька), зайчик, выходи, мы тебя ждем в подъезде». Он специально долго одевается, набивает себе цену. Родители юного Ромео знают, что за ним пришли три девочки и ждут его там, и считают, что это все в порядке вещей. Наконец-то юный Ромео выходит, идет с ними гулять, а затем они провожают его домой. Хотя люди либерального склада скажут: «Ну, сейчас такое время, так принято»,  – по меньшей мере, странно, когда девочка приходит к мальчику на свидание, с ним гуляет и потом его провожает до двери квартиры. Хотя мы и говорим, что сейчас такое время, но это мы, люди, делаем такое время.

А вот такая же ситуация, в которой мама поступила благоразумно. Одноклассница приходит к ее сыну на свидание, а мама говорит: «Сынок, а что твоя одноклассница пришла и ждет в подъезде? Пригласи ее домой». –  «Нет, мам, пусть подождет там». Мама выходит и говорит: «Ну, здравствуй, доченька». Девочки сидит на холодных ступенях, как порой бывает у подростков, и сквозь зубы: «Здрасьте».

– Заходи домой, гостьей будешь.

– Нет, спасибо, я здесь посижу.

– Ну что ж ты будешь сидеть  в холодном прокуренном подъезде? Застудишь себя. Заходи, давай знакомиться.

Спросила, как ее зовут.

– А вот скажи, твоя мама знает, где ты сейчас находишься?

– Нет, она занята.

– А кем твоя мама работает?

– Визажистом.

– Ну хорошо, заходи, чайку вместе попьем.

Тут сын выходит: «Нет, мам, мы пойдем погуляем». – «Подожди, сынок. Я хочу с ней познакомиться». Завела ее домой и спрашивает: «Скажи, дочка, ты сейчас учишься в шестом классе… Я тоже когда-то была юной, мы тоже встречались, дружили, в этом нет ничего плохого. Но у нас было немного по-другому. Это молодой человек приходил, если хотел на свидание, и он ждал меня, если надо, во дворе или за дверью. Он ждал, пока я выйду. Мы могли где-то погулять, и он меня провожал до двери квартиры… Я не против, чтобы вы дружили, но не кажется ли тебе странным такое поведение, когда ты приходишь  и долго ждешь, пока он выйдет? Скажи, ты сама себя уважаешь? Ты девушка, будущая невеста, будущая мать детей. Как ты думаешь, мой сын или другие ребята будут тебя уважать как девушку, как будущую мать?» Она задумалась. А это 6-й класс – не слишком ли рано для такого понимания дружбы и для такого общения? Если она сама не научится сейчас уважать себя,  ее никто не будет уважать.

– Вопрос телезрительницы из Йошкар-Олы: «В наше время вести духовную жизнь очень сложно, постоянно много забот, суеты. И вот у меня вопрос: должны ли родители заставлять детей молиться, если сами не всегда успевают молиться? Не озлобит ли это детей?»

– Мудрые люди, в частности преподобный Паисий Святогорец, преподобный Порфирий Кавсокаливит (недавно прославленный великий афонский старец) и многие другие, советуют, учитывая особенности нашего времени и то, что действительно у людей сейчас мало времени для духовной жизни (а порой мы сами свою жизнь ведем в таком ритме, что нам о Боге даже некогда вспомнить), что было бы неплохо самим родителям, если они устают и не успевают все вечернее правило почитать, хотя бы половину или одну треть молитвенного правила почитать. И детям, если они очень маленькие, можно сказать: «Мы сейчас становимся на вечернюю молитву. Если хотите, помолитесь немного с нами». Преподобный Паисий говорит: взрослый может есть разную пищу, а младенец питается молоком, хотя вроде бы пища взрослого человека более калорийная, но нельзя же младенцу сразу давать взрослую пищу, ему рано ее сейчас воспринимать, хотя она и полезная. То же самое, допустим, пространное молитвенное правило, которое для взрослых верующих людей, несомненно, необходимо (если есть время и желание, молитва всегда полезна), но это же правило заставлять читать ребенка нежелательно. Лучше хотя бы часть, чтобы ребенок привык. Преподобный Порфирий Кавсокаливит говорит, что важно не заставлять молиться, важно, чтобы ребенок полюбил молитву.

– Продолжая этот вопрос, хочу спросить, хорошо ли вообще принуждение в воспитании детей? Скажем, принуждение к исправлению?

– Принуждение принуждению рознь. Наш многогранный язык таков, что порой мы произносим слово, а смысл вкладываем разный. Если родители понуждают себя на духовную жизнь, то духовная жизнь родителей отражается на духовной жизни детей. То есть если дети живут в атмосфере, где родители неукоснительно соблюдают пост, который не что-то второстепенное в жизни семьи, а что-то очень важное (родители хотя бы осознают, что это пост, что надо почитать, хоть кратко, утренние и вечерние молитвы, а не оставлять молитву вообще, хотя бы какое-то время находить для чтения слова Божьего, святоотеческого духовного чтения, исповедоваться как можно чаще), то есть если ведется полнокровная духовная жизнь в семье, где родители понуждают себя на добродетель, то это благое принуждение передастся детям. Потому что дети все видят, он могут не все говорить, не все рационально осмысляют, но они чувствуют сердцем. Видят: папа устал, а тем не менее, как бы он ни устал, без вечерней молитвы не ляжет, без утренней молитвы никуда не выйдет; в субботу, воскресенье родители, как бы они ни устали, идут на богослужение, часто исповедуются, готовятся ко причащению, читают молитвенное правило. Дети это увидят, и у них появится стремление, любовь, интерес к духовной жизни. Как прогревание действует (можно скальпелем вскрыть, а можно прогреванием)… Прогревание – это аналог мягкого принуждения собственным примером.

– Вы говорили о воспитании мальчиков, о важном качестве мужественности. А какие качества важны в воспитании девочек?

– Вспомним, что сказано в Священном Писании: Ева была создана Богом в раю (Ева – это райское создание), чтобы быть помощницей мужу.  Поэтому для девочек, наверное, самое главное – быть помощницей в будущем, женой и матерью. И самые важные качества, украшающие женщину и вообще любого христианина, – смирение, кротость, терпение, милосердие, трудолюбие. А это все воспитывается тоже своим примером. Когда родители жертвуют своим временем для душевного общения с детьми. Вместе с ними почитать, погулять, что-то им рассказать, не отмахиваться от их прямых вопросов, порой непростых, а именно вникнуть в те проблемы, особенно в подростковом возрасте, которые волнуют их детей… Жить их жизнью. Но не в том смысле, что прожить жизнь за них (что-то запрещать им или решать за них), а вникать в их проблемы: чем они живут, что переживают. И стараться им помочь. Поступая так, ты жертвуешь своим временем, не читаешь и не смотришь то, что тебе хотелось бы, лишаешь себя какого-то общения, – жертвуя собой, таким образом и поможешь.

В одном из номеров журнала «Славянка» я прочитал однажды, что умела девочка в десять лет в дореволюционной России, особенно крестьянка. В десять лет она умела и корову доить, и сено косить, и вязать, и шить, и штопать. И самое главное – умела всех остальных малышей, кто младше ее, укачивать, за  ними ухаживать хоть целый день без устали; и готовить, и убирать, и сметану делать... Я не хочу никого обидеть из наших дорогих телезрителей, но кто из девочек сейчас, даже в шестнадцать лет, может хоть одну треть из того, что умела делать девочка-крестьянка в десять лет? А сейчас даже попросить ничего невозможно. Попросишь девочку подростка в тринадцать-четырнадцать лет что-то помочь… «А почему я?» Потому что ты дочь, кто же еще поможет, если не ты...

– Следует ли все и всегда прощать детям? Не воспитывает ли это у них  чувство безнаказанности?

– Есть такой нюанс, если все всегда прощать. Но прощение прощению рознь. Если ребенок или подросток что-то сделал и осознает в своей душе, что он этим глубоко оскорбил отца и мать (а любой родитель интуитивно почувствует, что ребенок это осознал и сам от этого внутренне страдает; может быть, в силу возраста он не может правильно выразить свое раскаяние, но видно, что ребенок переживает, что поступил нехорошо), то, естественно, тут надо прощать до семижды семидесяти раз. Но, конечно, так, чтобы ребенок не воспринимал прощение как некую вседозволенность, чтобы у него не входило в привычку:  мол, скажу «прости», что бы ни сделал, и простят. В некоторых моментах надо внутренне однозначно простить, не держать в душе камень обиды, но внешне, в каких-то воспитательно-педагогических целях, дать ребенку понять, что его поступок, условно говоря, перешел «красную линию», то есть больше он так поступать не должен, иначе он очень пожалеет, что так огорчил родителей.

В первую очередь, на что надо обращать внимание, – на жестокость по отношению к другим членам семьи, более младшим братьям и сестрам, излишнюю требовательность и черную неблагодарность родителям. Лучше с самого начала ребенка приучать, что неблагодарным быть нельзя.

– Какими средствами и способами можно показать ребенку свое отношение к его поступку, неприятие его поступка?

– Я часто стараюсь пример Паисия Святогорца приводить. Он вспоминает свое детство (а он был из многодетной семьи, у них было тринадцать детей). Когда они в детстве начинали шалить и этим огорчали маму, она не делала им замечаний, не кричала на них, а просто начинала читать вслух Иисусову молитву, но с такой скорбью в голосе! И когда они это слышали, видели, что мама с ними не разговаривает, им не отвечает, а начинает читать вслух Иисусову молитву, они чувствовали, что, наверное, очень сильно огорчили маму, раз она им не отвечает, а только молится, и сразу притихали. Но надо отдать должное, и преподобный Паисий на это обращает внимание, что дети того времени и дети нынешнего поколения – это небо и земля. Это было бы чудо, подарок Божий, если бы в какой-то семье дети, услышав, как вы в огорчении читаете молитву Иисусову, сразу бы притихли. Это была бы просто радость. Порой не сразу ребенок может даже это воспринять, но это зависит от того, насколько проблема запущена.

– Вопрос телезрительницы: «Я стараюсь вести просветительскую работу и даю знакомым почитать полезные книги, но столкнулась с такой ситуацией, когда человек взял книгу и тут же ее возвращает, говоря, что нет грифа Издательского совета, хотя есть благословение Патриарха. Что посоветуете ответить в такой ситуации?»

– Прежде всего скажу: как тесен этот мир! Потому что с ситуацией, о которой Вы сказали, и я неоднократно сталкивался. И даже мои хорошие знакомые рассказали, как одному молодому священнику, недавно закончившему семинарию, подарили книгу духовных бесед Варсонофия Оптинского, великого старца XIX века, а батюшка эту книгу решительно не принял, увидев, что там нет грифа Издательского отдела, а написано: «По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II». Потому что книга была издана в начале двухтысячных годов. Естественно, она издана по благословению; и сама книга – святоотеческая, но люди были весьма огорчены.

Моему грешному уму кажется, что это проявление некоторой невоспитанности. Вот представьте, Денис, Вы мне подарите какую-нибудь книгу к Рождеству Христову, а я, взяв ее из Ваших рук, сделаю каменное выражение лица, надую губы и скажу: «Подождите, Дионисий, тут же нет грифа Издательского отдела. Что же Вы мне дарите?» Вы вправе подумать, что я совершенно невоспитанный человек. Казалось бы, тебе подарили – возьми; не хочешь – не читай, но такую узколобость фарисейскую проявлять не стоит. К сожалению, она имеет место, так что Вы правильно сказали об этом.

Напомню нашим телезрителям саму суть проблемы. Что такое гриф Издательского отдела и для чего это нужно? Для того, чтобы предотвратить возможность попадания в церковные лавки литературы, мягко говоря, сомнительной, где серьезные вероучительные ошибки, какие-то раскольнические идеи, самочинное прославление людей, которые, может быть, не являются святыми и примером для подражания. И чтобы от подобной сомнительной литературы оградить церковные лавки храмов и монастырей, сейчас вся литература должна проходить через Издательский отдел, чтобы получить гриф: «Одобрено Издательским отделом Московской Патриархии» или «Рекомендовано к распространению». Но хочется здесь сказать слова Христа Спасителя, которые Господь когда-то обратил к фарисеям: «Суббота для человека, но не человек для субботы».  Поэтому гриф для человека, но не человек для грифа. Узколобость и бестактность здесь проявлять не следует.

А Вам я советую: как дарили Вы книги и занимались просветительской деятельностью, так и продолжайте заниматься, не смущайтесь. А если человек не хочет брать книгу, можно вспомнить пример архимандрита Иоанна Крестьянкина, известного всему православному миру старца Псково-Печерского монастыря. Он тоже имел обыкновение дарить книги, а тогда, в советское время, с книгами была большая проблема. И некоторые люди вернули ему святоотеческие книги с раздражением. И он пишет: «Я с любовью Вам давал, с любовью принимаю». Так что если Вы даете книгу и человек ее не принимает, скажите: «С любовью Вам дала, с любовью принимаю обратно». Можно с юмором ответить: «Ищете гриф? Сейчас зима на дворе, подождите весны, прилетят птицы, прилетит гриф и на эту книгу». Так что не смущайтесь этим.

– Вопрос телезрительницы из Вологодской области: «Моя хорошая знакомая не хочет ходить в храм на исповедь, считает, что батюшка к ней охладел, не уделяет столько внимания, как раньше, и она обижается. Что ей посоветовать и как ей помочь, ведь такая ситуация не только у нее?»

– Надо учитывать, что духовничество  одно из важнейших служений; отношения духовного отца с духовными чадами требуют огромной мудрости, самоотвержения, рассудительности как со стороны пастыря-духовника, так и со стороны духовных чад.  Порой не все, особенно начинающие христиане, знают эти нюансы, а духи злобы поднебесной, наши извечные враги, очень хорошо знают важность духовного руководства. Поэтому круглосуточно работает целая фабрика грез, невидимая для нас, по созданию различных подозрений, фантазий с целью сеять между людьми рознь, неприязнь, подозрительность, зависть, обидчивость и так далее. И особенно эта фабрика грез работает на то, чтобы отделить пастыря от прихожан или духовника от его духовных чад.

Поэтому достаточно часто бывает, когда какая-нибудь женщина-христианка с огорчением смотрит, как батюшка исповедует других, и говорит: «Ужас какой! Он вот с той прихожанкой говорит уже восемь минут двадцать секунд, а со мной всего лишь две минуты. Кошмар! Батюшка смотрит на нее как-то доброжелательно и с любовью, а на меня холодно, отстраненно. Я ему что-то говорю, а он зевает, представляете?» То есть она даже представить не может, что, может быть, батюшка просто устал. Не потому, что ему не интересна и не важна ваша душа, ваши заботы и проблемы, он просто устал как человек.

И вот такая мнительность, излишняя требовательность, подозрительность формируют у некоторых духовных чад, особенно у начинающих, отношение к духовнику как к своей собственности. «Наш батюшка! Какое он имеет право разговаривать с другими, а не с нами?»  Или: «Почему он нам о своей жизни ничего не рассказывает?» А правильно делает, что не рассказывает, потому что любой здравомыслящий священник несет свой пастырский крест, и тяжесть этого креста такова, что внимательные духовные чада и прихожане не нуждаются в том, чтобы батюшка об этом рассказывал, чтобы он жаловался при каждой встрече. Внимательно присмотревшись, вы сами почувствуете, что батюшка устал, что у него проблемы, какие-то скорби; нужно, чтобы вы помолились о нем, не требуя от него объяснений.

Поэтому я могу Вам посоветовать рекомендовать Вашей подруге почитать книгу архимандрита Рафаила (Карелина), изданную в 2004 году, она называется «В поисках истины». Там есть очень хорошая статья «Слишком усердная прихожанка», где описываются эти и подобные им искушения, которые враг всевает в души прихожан и наипаче прихожанок, чтобы возвести стену недопонимания между ними и духовным отцом. Книга издана в 2004 году в Саратовской епархии по благословению владыки Лонгина, ныне митрополита. Возможно, она переиздавалась; Вы эту книгу можете найти.

– Возможно ли научиться в полной мере рассудительности без духовного руководства?

– Ни в коем случае. Всем христианским добродетелям можно научиться, наипаче видя добрый пример. В первую очередь это молитва, потому что без молитвы к Богу, Источнику жизни, никакое добро невозможно созидать в своей душе. Вообще Сам Господь сказал: «Без Меня не можете творити ничесоже». Но и Сам Спаситель, посылая Своих учеников апостолов на проповедь, сказал: «Слушающий вас Меня слушается, а отвергающий вас Меня отвергает». То есть Господь Свою учительную власть делегировал Своим апостолам и, естественно, их преемникам – епископам, священникам. Поэтому без духовного руководства научиться духовной жизни, каким-то добродетелям очень и очень сложно. Есть редкие исключения в истории Церкви, подтверждающие правило, что без духовного руководства сложно чему-то научиться. Поэтому надо молить Бога, чтобы Господь даровал рассудительного духовника, именно даровал. И тому, кто хорошо просит, Господь даст.

– Следует ли поощрять каждую просьбу своего ребенка и хороша ли безотказность в воспитании детей?

– Если ребенок, допустим, говорит: «Пап, я хочу во что бы то ни стало в это воскресенье пойти на богослужение», – то стоит поощрять такую просьбу. Если он говорит, что ему исполнилось уже девять или десять лет и он хочет соблюдать многодневный Великий пост, то не стоит отказывать, но сказать: «Сынок, ты еще учишься в школе, но хотя бы первую седмицу попостишься, а дальше посмотрим по силам, потому что у тебя растущий организм. Но давай стараться хотя бы среду и пятницу неукоснительно соблюдать, чтобы ты запомнил, что среда и пятница – это особые дни». Или  дети говорят: «Мы сейчас поедем в лавру, там есть нуждающиеся люди. Можно мы купим что-нибудь, какие-нибудь пирожки, и сами раздадим милостыню»… В благих просьбах, если дети такое просят, то конечно, отказывать не надо.

А если дети просят купить новый планшет, потому что у соседа по парте новый, или просятся пойти в игровой зал, где в компьютеры играют, то, конечно, родители должны серьезно подумать, стоит ли им такое разрешать, потому что они несут за них ответственность перед Богом. То есть просьбы просьбам рознь, и, соответственно, безотказность безотказности рознь. Если на что-то доброе – пожалуйста, благословение есть, а на худое – нет.

– Как правильно запрещать детям?

– В первую очередь – собственный пример. Мы неоднократно этого касались в нашей передаче. Отец, который сам курит и пьет, как может запрещать пить и курить своему сыну подростку? Вроде бы он имеет право это делать по факту, ведь он отец, но в то же время как он может запретить, если  сам показывает пример противоположного? Если он сквернословит, причем дома (а сейчас, к сожалению, во многих семьях это уже не ругань, а просто формат беседы), то как можно запрещать детям это делать? Поэтому любое воспитание надо начинать с самих себя, только добрым примером. Конечно, это тяжело, но это надо делать.

– Как правильно поощрять ребенка, чтобы не избаловать его? И как правильно ребенка наказывать?

– По поводу наказания в первую очередь хотелось бы сказать так, как говорят мудрые люди. Преподобный Паисий Святогорец вообще говорит, что в любом деле необходимо некоторое «пождание», то есть не нужно никогда торопиться. И святитель Иоанн Златоуст говорит, что воспитание детей – это самая тяжелая из всех земных наук. Поэтому в этой самой тяжелейшей науке тоже надо понимать, что в порыве гнева, эмоций, даже если мы видим, что ребенок сделал какой-то поступок, который нас выводит из себя, любое сказанное слово может очень больно ранить ребенка, пусть даже это слово справедливое, как бы уместное, а тем более рукоприкладство. Пока он маленький и безответный, слова, сказанные в гневе, его ранят, подавляют, поэтому всегда лучше взять некий тайм-аут, постараться во что бы то ни стало сдержать себя, выдержать хоть какую-то паузу, когда утихомирятся чувства, немного начнет работать ум, не омраченный страстью, желанием рубить сплеча. Выдержка поможет не сделать опрометчивой ошибки, потому что любое холодное, оскорбительное родительское слово может  так ранить ребенка, что он его надолго запомнит. Может быть, потом все это сгладится, но эта рана, что когда-то отец или мать его так назвали, останется  надолго. Поэтому самое главное:  никогда не спешить наказывать. Это должно быть золотым правилом.

И золотое правило, если мы хотим к чему-то поощрять, о котором говорят все мудрые люди (преподобный Паисий Святогорец, Порфирий Кавсокаливит, святитель Николай Сербский – все духовно опытные люди), чтобы родители никогда, ни при каких ситуациях друг с другом не ссорились, не ругались при детях. Ссориться родителям при детях смерти подобно.

– Если в семье наступило охлаждение любви, как сделать так, чтобы любовь вновь воцарилась в семье?

– Если мы вспомним определение любви, которое дал святой апостол Павел, что любовь долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится и никогда не перестает, то по определению понятно, что настоящая любовь не может охладеть. Могут охладеть чувства, эмоции, влюбленность или какая-то эгоистичная привязанность к кому-то, а подлинная любовь охладеть не может. Мы говорим слово «любовь», но не все вкладывают правильный смысл в это слово. Настоящая любовь не охладеет. Может охладеть родительская привязанность к детям в силу того, что родители бьются-бьются, а ребенок не оправдывает их надежд, порой эгоистичных, и они как бы внутренне от него закрываются, их сердце становится холодным, они от него отстраняются завесой равнодушия: «Живи как хочешь». Если о таком идет речь, то ясно, что это уже очень запущенная ситуация, тут только опытный, хороший духовник может помочь таким родителям, но при условии, что они будут к нему обращаться и сами будут молиться и исправлять себя. Тогда можно это охладевшее чувство вновь разогреть и восстановить  мостик между родителями и детьми.

– Спасибо Вам за беседу, благословите наших телезрителей.

– Дорогие друзья, да хранит вас Господь на все доброе и в наступающем 2017 году. Всех вас поздравляю с новолетием и с наступающим праздником Рождества Христова. Позвольте поздравить в прямом эфире нашей передачи одного замечательного пастыря – протоиерея Вадима Леонова, который является преподавателем в Сретенской семинарии Свято-Тихоновского университета, кандидатом богословия, автором многих интересных, глубоких богословских статей и просто очень хорошим и искренним человеком. Хотелось бы пожелать ему многая и благая лета и неоскудевающей помощи Божией в пастырском служении, в преподавании и душепопечении.

– Я вижу, Вы принесли журнал и книги. Может быть, Вы хотели что-то зачитать, может быть, мы что-то пропустили?

– Хотелось бы порекомендовать всем вам, дорогие друзья, почитать четвертый том преподобного Паисия Святогорца «Семейная жизнь». Здесь как раз вы найдете многие советы, рекомендации преподобного из его глубочайшего, многогранного духовного опыта. И что удивительно: старец Паисий был монахом, а многие нюансы семейной жизни знал так, как будто сам был многодетным отцом. И хотелось бы порекомендовать: вместо того чтобы проводить многодневные новогодние каникулы у экрана телевизора в пустой, бессмысленной информации, рекомендую почитать книгу священномученика Илариона (Троицкого), память которого завтра чтит Святая Церковь, – «Христианства нет без Церкви». Очень интересная, глубокая книга. В особенности здесь есть его письма о Западе; он долгое время ездил по Западной Европе, посещал западные университеты, знакомился с архитектурой, историей католических соборов. И вот именно его осмысление католической духовной традиции тоже было бы небезынтересно, особенно тем из нас, кто думает, что якобы у Православной Церкви есть какая-то Церковь-сестра.

Ведущий Денис Береснев
Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы