Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым

25 декабря 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Батюшка, добрый вечер!

– Не очень добрый, отец Александр. Вся страна скорбит. Наш президент завтрашний день объявил днем траура. Всем нам, а особенно семье моего друга, Валерия Михайловича Халилова, выражаю самые глубочайшие соболезнования. Я его знал около двадцати лет. И все, кто его знал, только самые теплые слова о нем могут сказать. Конечно, чрезвычайно скорбно терять и такую молодежь, как журналисты. И конечно, потеря такого ансамбля практически целиком – это пока еще невосполнимая потеря и для министерства, и для всей нашей культуры, и для всех тех, кто любит военную музыку. Она прекрасна, и Валерий Михайлович это много раз доказывал на Красной площади – без слез невозможно слушать…

Очень и очень печально. Поэтому мы молимся, вся Церковь молится об этих замечательных людях. В лицо я очень многих знал в силу своих служебных обязанностей и в силу того, что несколько раз участвовал (уж не говорю о том, что в течение десятка лет присутствовал) в параде на Красной площади. Конечно, и самолеты, и танки – это прекрасно, но это все-таки железо. А вот это «поющее оружие» (как кто-то выразился) – прекрасно! Дай Бог тем, от кого это зависит, воссоздать этот хор, хотя это, конечно, совсем непросто.

– Господь часто призывает к себе лучших. И даже нередко у людей возникает недоумение: ведь столько людей негодных на земле, от которых зло, обиды, распри, войны. Но Господь призывает людей порядочных, честных, благородных. Почему так?

– Абсолютно точно, что этот хор один из самых прекрасных хоров. В нашей стране хоровое искусство всегда занимало очень важное место. Потому что вся наша музыка, которая существует, которая включает в себя и Стравинского, и Мусоргского, и Глинку, и много имен первой величины на музыкальном небосклоне, – все это вышло из церковных хоров. Вот это очень важно понимать. И лучший бас всех времен и народов – Федор Иванович – тоже пел в церковном хоре. Поэтому хор (и в первую очередь церковный, конечно) есть основа нашей музыкальной культуры, это то, что взрастило нашу русскую музыку. Это все имеет основу, корневую систему в очень развитом народном церковном хоровом искусстве.

Поэтому если исходить из этого посыла «забирает лучших», тогда вроде все правильно. Потому что это не наша эстрада, хотя в ней тоже что-то находят, но это музыка уже другого ряда. Но хоры проникают в саму душу человека. И народ воспитан в любви к хоровой музыке – это очень важно. Конечно, Промысл Божий не всегда явно открывается человеку. Но в этом событии очень много неких таких указаний. Может быть, после завершения следствия что-то дополнительно и откроется.

– Вопрос: «После прочтения книги об опасности внушения бесовских помыслов я практически перестал общаться с друзьями в социальной сети, опасаясь, что через беседы с ними вновь поддамся на греховный соблазн через помыслы. Такая чрезмерная осторожность имеет смысл? Или эта паника от лукавого?»

– Если паника, то это от лукавого. Но прекращение общения с теми людьми, через которых идет соблазн, – очень разумная и правильная мера.

– Когда люди слышат такой совет, они говорят: «Что же мне теперь? Со всеми, что ли, не общаться?» Такое ощущение, что у людей вообще со всех сторон соблазны.

– Люди так и склонны. Вот пост: «Что ж, опять вообще ничего не есть?» Ну, что на это сказать? Только: «и не пить». Больше ничего не скажешь, потому что человек уже встал в позицию. Раз человек в позиции стоит, лучше его обойти и не вступать ни в какие пререкания, объяснения. Он уже в позиции.

– То есть он уже как бы выбрал свое место.

– Да, и Бог с ним, подождем – либо когда он подрастет, либо до Страшного Суда.

– Но такая категоричность вообще очень часто встречается.

– Конечно. Любая категоричность. Кроме того, когда беседуют два математика. Там все очень просто: «Докажите!» – «Пожалуйста!» Иногда спустя пятьдесят лет, а иногда и двести что-то доказывается. Или как Николай Лобачевский, создав свою знаменитую геометрию, доказал, что Евклидова геометрия держится не на постулатах, а на аксиомах. Предполагалось, что можно доказать те положения, на которых Евклидова геометрия зиждилась, а он создал другую геометрию.  Даже некоторые исследования, в частности звездного неба, используются как некий инструментарий. То есть она вполне правомочна. И можно построить бесконечное количество, мириады геометрий; а кто будет разрабатывать, может ее назвать своим именем.

Просто после того, как Лобачевский это совершил, это уже как бы неактуально – он показал все алгоритмы, как это устрояется. Берется точка, берется прямая, и вот он сказал, что можно провести две параллельные прямые через точку к данной прямой. И на этом построил… Вот тут все строго. А во всем остальном либо участвует собственный вкус (кто что любит), либо его отсутствие, что тоже играет немаловажную роль, особенно в моде (когда все одинаково одеваются – это, конечно, смешно). Еще бывает, когда на человека влияют чьи-то мнения. Это обычно среди молодежи: увидел, услышал; или в том коллективе, в котором он «бултыхается», одни – за панков, другие – за го́тов, а третьи катаются на мотоциклах. И это для них очень важно. Но опять: что тут спорить? Мало, что ли, электрических осветительных приборов на улице? Да сколько хочешь, столько и катайся.

– Вопрос телезрителя: «Хожу в церковь каждое воскресенье, но бывает такой момент, что нет денег на свечку. Можно ли без свечки молиться? И второй вопрос (может, он глупым покажется): Иисус сказал прощать своих врагов. Но вот, допустим, если меня побьют (конечно, не дай Бог этому случиться) и инвалидом сделают, как мне прощать? Объясните мне, пожалуйста».

– Это смотря какой группы инвалидность. А так я Вам советую все-таки Евангелие читать каждый день всю жизнь, потому что Вы, к сожалению, неправильно цитируете. Это говорит о том, что Вы с Евангелием, конечно, знакомы, но очень поверхностно. Если бы Вы прочитали Евангелие, то заметили бы, что там вообще про свечку ничего не сказано. Более того, когда Христос в храме молился, в те времена в храме вообще не ставили свечи. Там были светильники в виде сосудов с маслом, куда окунали фитиль. Это показывает нам, что свеча совсем необязательный атрибут для молитвы. Свеча – это образ нашей молитвы, потому что воск символизирует наше размягченное покаянием сердце, а пламя, устремленное к небу, символизирует наши воздыхания, обращенные к Богу. А то, что мы за свечку заплатили, – это наша жертва Богу сродни той, которую в древности приносили люди в храме Богу. Но если у человека нет возможности – ничего: поработает; или если он инвалид, то получит пенсию по инвалидности и купит самую маленькую копеечную свечку, поставит и помолится. Господь примет и это.

– Вопрос: «Уже будучи семидесяти лет, моя мама приняла крещение в храме, который был передан Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата. Мама, конечно, не разбиралась в этом вопросе. Уже одиннадцать лет, как ее нет. На днях в проповеди я услышала, что крещение в Украинской Церкви Киевского Патриархата недействительно. Значит ли это, что я не могу в храме молиться за маму и просить церковной молитвы за нее?»

– По этому поводу должно быть высказано мнение Архиерейским Собором нашей Церкви. Потому что за одиннадцать лет, которые прошли со смерти мамы, можно было разобраться и принять меры. Поэтому молитесь пока дома. Мы надеемся и молимся о том, чтобы те процессы, которые происходят на Украине, все-таки закончились. И начнет восстанавливаться порядок. И такой же порядок, я надеюсь, будет наведен и внутри всяких общин, которые там существуют. Но Украинская Православная Церковь (это такое юридическое название) – это не Церковь вообще, это незаконное сборище.

– Хотя все обряды взяты у Православной Церкви…

– А обряды можно взять и в Интернете, это вообще не проблема. В Канаде, например, есть Украинская самосвятская церковь. Там группа священников «поднатужились» и поставили себе епископа. И прекрасно себя чувствуют. Им как бы все равно. Ничего у них нигде не скребет, что они абсолютно незаконны. Ходят на службу не в подряснике, надевают облачение и поругивают москалей, по своему обычаю. И все из себя они уже заграничные. Канадскому правительству до этого дела нет. Поэтому всякие «чудеса» бывают на свете. Это вопрос веры. Наш Символ веры гласит: верую во едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь. Такая Церковь только одна. Все остальные – это не Церкви, хотя могут существовать юридически.

– И называться Церковью.

– Да. Говорят же: однополые браки. Но никаких однополых браков, несмотря на то что у них есть печать и свидетельство, не существует. Можно назвать чем угодно, от этого суть не изменится. Если я стакан назову бутербродом с колбасой, то он никогда им не станет.

– Вопрос телезрительницы: «У меня очень серьезный вопрос. Мой племянник является моим же духовным сыном, я его крестила. Он воскресный алкоголик, но бывает, что и побольше может пить. Года два-три тому назад он, будучи пьяным, поднял руки к небу и на глазах у своего отца заключил союз с дьяволом. Мать у него инвалид, отец тоже уже престарелый. И сейчас, когда он напивается, – это такие кордебалеты!.. Я воцерковленная, молюсь. Но брат сказал: «Дозвонись, пожалуйста, до отца Дмитрия, пусть он скажет: кроме молитвы, что еще можно сделать, чтобы этот союз разрушить». Батюшка, сейчас брат тоже слушает Вашего ответа. Подскажите, пожалуйста, я очень Вас прошу».

– Этот союз может разрушить только покаяние Вашего пьяницы. Поэтому, если он покается, это разрушится. А так каждый выбирает себе покровителя по вкусу.

– Родственники что-то могут в этом направлении предпринять, чем-то помочь?

– Человек не может покаяться за другого человека. Это невозможно. Если мне надо войти в дверь, я не могу сказать этой замечательной доброй женщине: «Войди вместо меня». Ну, она войдет, а я-то остаюсь здесь.

– Но как-то способствовать покаянию?..

– Она говорит: мы молимся. Это способствует. Но способствует. А если сам он не движется, – сколько ни способствуй, это ничего не даст.

– Убеждать бесполезно?

– Если он по воскресеньям много пьет, это только начало. Если не остановится, это же дальше будет прогрессировать.

– Да, порой возникает ситуация, которая кажется никоим образом неразрешимой…

– Нет, я знал очень сильно пьющих людей, которые совсем бросали. Как-то Господь находил к ним ключик.

– Но это человек захотел.

– Да, нужно, чтобы человек сам захотел остановить этот самоубийственный процесс.

– Вопрос: «Мы часто обращаемся с просьбами к святым в молитве. А как помянуть святого? Принято ли такое поминовение?»

– Конечно, принято. Во время проскомидии; в России она совершается на пяти просфорах. Вторая просфора вынимается – и поминается Пресвятая Богородица; над третьей поминаются девять чинов святых угодников. Это должен знать каждый человек, который окончил хотя бы воскресную школу.

– Начинаем от пророков и кончаем Иоанном Златоустым…

– Да, или Василием Великим. Зависит от того, чья литургия совершается.

– Вопрос: «Иногда просят помолиться за неизвестных мне людей: кто-то болеет, или умер, или рожает. Такая молитва за человека, к которому у меня нет никакого чувства сострадания, имеет смысл?»

– Бывает, что мы подаем милостыню человеку, не знаем ни имени его, ни звания, ни отчества, ни фамилию, ни год рождения, ни откуда прибыл. Он руку протягивает – мы ему даем милостыню, ничего о нем не зная: ни номера паспорта, ни ИНН. И подаем. А это такая же милостыня.

– Нередко люди говорят: начинаю молиться – бесы нападают.

– А как же? Бесам очень не нравится молитва. Бесы до какого безобразия доходят: вот человек взял молитвослов и начал молиться. И бесы внушают ему: хватит, молодец, теперь почитай Евангелие. Бесам милее, чтобы ты Евангелие читал, лишь бы не молился. Их молитва прямо жжет!

– А уж всякие помыслы о житейских делах…

– Ну, это вообще их обычная работа.

– Одна женщина вот что рассказывает: как начинаю молиться, вдруг приходят ответы на вопросы, которые целый день пыталась решить и не могла. И хочется бежать и записать.

– Но это может быть и через ангелов. Или даже сам Дух Святой может вразумлять – это тоже вполне нормальное явление.

– Вопрос: «А как избавиться от тщеславия при молитве за других людей?»

– От тщеславия избавляются молчанием. И если необходим разговор, то только отвечать на вопросы, а ответ должен быть короче, чем сам вопрос. А так – всегда молчать. Это первое упражнение, для начальной школы. А для средней школы – это полюбить поношения. И день, который прошел без того, чтобы тебя не оскорбили, не унизили, не обидели, не вытерли о тебя ноги, не плюнули в тебя, считать бесполезно прожитым.

– Но вообще так нечасто бывает, чтобы каждый день в тебя кто-то плевал.

– Если ты возьмешься за это упражнение, – будь уверен, тебя Бог не оставит в Своей милости, а поможет избавиться от тщеславия. Но для этого нужно сначала пройти искус молчанием. И ответы на вопросы краткие, и только по существу, не праздные. Треп совершенно исключить.

– Приходит женщина и говорит: есть одна знакомая – одинокая, очень старенькая больная женщина. Для нее разговор со мной просто необходим, но часа по три не отпускает от телефона. Уже изнемогаю, но жалко…

– Ну хорошо. А если женщина будет говорить: «Слушай, выпей со мной». И достанет из-под матраса бутылочку. Будет плакать и уговаривать: «Ну выпей! Это же водочка хорошая, чистая, не паленая». И каждый раз так. И что нам теперь делать? Она такая прямо несчастная и очень одинокая, и ей очень грустно. А как выпьет – вроде ничего,  начинает песни петь. И мне надо с ней петь? Это называется человекоугодие. Можно человеку скрасить одиночество. Сам Господь говорил: в темнице был, и посетили Меня. Но это не значит, что пришел в темницу, картишки достал: давай, сейчас пулечку распишем… Нет, браток, я не для того исполняю волю Божию, чтобы тут же грешить смертно. Тут все очень просто – надо отличать любовь от человекоугодия. А то так и будешь трепаться целыми днями.

– Вопрос телезрительницы: «Я работаю в женской консультации и очень много работаю с абортами. Часто женщины хотят прийти к покаянию, у них возникают мысли покаяться. Но, кроме того, у нас назрела большая проблема с различными покаянными канонами и правилами. Недавно мне на глаза попалось замечательное правило матушки Антонии. Женщины его читают, и им как бы кажется, что они каются. Но насколько я спрашивала в различных монастырях, и в Троице-Сергиевой лавре, данное правило является незаконным. Но попадая в другие храмы, я слышу о том, какое это замечательное правило, и много отзывов о нем в Интернете читала. Можно ли рекомендовать это правило? И вообще как к ним относиться: к правилу матушки Антонии и ему подобным?»

– У меня в семинарии был друг Александр. Он и сейчас жив, давно священник, протоиерей. Он говорил так (я его выражение запомнил и всегда употребляю): «Знаете, моя дорогая, это какое-то новое суеверие, и я еще не успел с ним познакомиться». Никогда ничего не слышал об Антонии и об ее творчестве.

– Телезрительница: «Дело в том, что подобное правило попало ко мне в руки однажды даже из Сретенского монастыря, то есть оно достаточно серьезное и очень распространяется».

– На здоровье, пусть распространяется. Я, грешный, никогда ничего не слышал об Антонии и об ее гимнографическом творчестве. Вы хотите у меня спросить, а я ничего не могу сказать.

– Телезрительница: «Я просто не знаю, как относиться к этому, когда женщина говорит, что пользуется этим правилом. Как поступать?»

– А Вы отправляйте к священникам, они там разберутся.

– Телезрительница: «Спасибо большое. А будет ли у Церкви какая-то позиция об этих покаянных канонах, потому что их очень много и неизвестно, что из них верно».

– Я думаю, будет: собрать все эти каноны и сжечь. Я думаю, никакой другой позиции не будет. Потому что у нас та продукция является доброкачественной, на которой есть гриф Совета по печати Православной Церкви, который возглавляет митрополит Климент Калужский и Боровский.

– Телезрительница: «Потому что большая проблема с ними…»

– Да нет никакой проблемы. Если Вы работаете в женской консультации, имеете отношение к медицине и вдруг где-то рядом с вами объявится какое-то медицинское учреждение под названием «Дохлая корова», Вы будете туда направлять своих готовящихся к родам?

– Телезрительница: «Конечно, нет».

– Конечно, нет. И ни у кого не будете спрашивать: ни у Минздрава, ни Веронику Игоревну не будете беспокоить – как-то разберетесь. Вот и мы с этими канонами давно разобрались. У нас народ очень творческий, всяких Антоний – пруд пруди. Поэтому мы рассматриваем только доброкачественную продукцию, на которой есть специальный гриф. Раньше, сто лет назад, это называлось «духовная цензура». А так как наша интеллигенция на слово «цензура» реагирует как бешеная корова на красную тряпку, то теперь существует комиссия, которая ставит такое разрешение, можно ли это продавать в храме.

– Телезрительница: «Спасибо Вам большое, Вы меня сориентировали».

– Вопрос: «Задала вопрос духовнику: когда на душе покой – это хорошо или плохо? Он сказал, надо понять – что это: дух мира или дебелость? А как мне разобраться в себе, что во мне?»

– Если в этом состоянии покоя кто-то нам позвонит и будет с нами долго говорить об одном и том же, надо посмотреть в свое сердце и посмотреть на реакцию: если будет раздражение, значит, покой был дебелость.

– То есть если он быстро уходит, теряется…

– Дух мирен вообще не уходит.

– То есть если человек приобрел истинный мирный дух, как дар Святого Духа…

– Вокруг него тысячи сразу спасаются. Тот, кто позвонил, уже может спастись и замолчать (и Дух Святой его вразумит), скажет: «Ой, прости, я твое время отнимаю, ты, наверное, Богу молишься». И гудки: ту-ту-ту-ту…

– Но тогда таких людей совсем немного.

– Меньше, чем пальцев на одной руке. Но это ничего не меняет. У стола ног меньше, чем пальцев на одной руке, и стоит твердо. Так что и земля стоит твердо, если таких четыре человека есть в мире.

– Вопрос телезрителя из Саратова: «Вначале Вы говорили, что когда слушаете оркестр, пробивает слеза. Вот есть такое понятие: катарсис, очищение. Все режиссеры, постановщики к этому стремятся во время  прослушиваний, спектаклей. А вот когда у человека во время молитвы в храме или когда он один келейно молится, тоже начинает пробиваться слеза, это состояние во время молитвы и катарсис – одно и то же? Или это такие слезы умиления?»

– То, что режиссеры называют катарсисом, и то, что в девяноста девяти процентах случаев человек может испытывать на молитве, это есть определенное душевное состояние. Если оно не превращается в некоторую истеричность, то ничего страшного в этом нет. Но это не благодатное действие. Благодатное действие молитвы, которое может сопровождаться и слезами, всегда приводит к результату, который есть покаяние. Если в результате молитвы нет покаянного чувства, то этому катарсису цена половины копейки до хрущевской денежной реформы. Это как человек, допустим, выходит из кинотеатра: у него всякие чувства, он мысленно следил за героями. Вышел, достал сигареточку, покурил, потом сел в машину, обсудил этот фильм с шофером, приехал домой, включил новости – и всё как корова языком слизала. Вот и весь катарсис.

Дело в том, что древние язычники, которые играли на театрах (и очень талантливо играли, и пьесы были вообще гениальные), приводили людей в такое состояние душевного переживания. Это очень ценилось, и они думали, что те эмоции, которыми артисты зажигают зрителей, их очищают. Это нелепейшее заблуждение, как многое из того, что язычники понимали в духовной жизни.

– В советское время говорили: искусство облагораживает человека.

– Облагораживает. И математика облагораживает.

– Но все-таки есть влияние на душу человека?

– На душу человека влияют даже фазы Луны. Все влияет, даже оса: сидишь на даче, пьешь чай из самовара с вареньем клубничным и не заметил осу в варенье. И она тебя кусает в язык. И сразу у тебя все меняется. На человека влияет все – даже полумертвая оса в клубничном варенье.

– Важно, что потом происходит.

– Нет, для духовной жизни важно только то, что движет человека по направлению к Богу, а это только покаяние.

– То есть никакое искусство приблизить человека к Богу не может.

– Никогда.

– Даже церковное искусство, церковное пение…

– Это есть некоторый мост. Мост нужен, чтобы перейти реку. Но главное – это твое движение: к мосту, на мост, с моста. Это то, что помогает, чтобы тебе не вброд идти. Это дает определенный душевный настрой: куда ни глянь – кругом лики святых, что ни слушай – песнопения или чтения.

– Батюшка, Вы говорили: как стать человеку православным – ходи в церковь регулярно, участвуй в службах, молись и станешь православным.

– Ну да.

– То есть все-таки влияние богослужения…

– Нет, это движение самого человека. Ведь просто тупо отстоять два с половиной или три ­­ часа невозможно. Должен обязательно участвовать ум. И вот ум начинает различать сначала одну только молитву «Господи, помилуй!» А потом… Мне один некрещеный мальчик через свою маму сообщил: «Я “Отче наш” уже выучил». Вот это уже движение вперед. Должно быть движение вперед. Поэтому я имел в виду, что человек либо во второй раз уже не придет, либо выдержит и придет, а это значит: началась работа ума. И человек через слух, зрение и обоняние начнет движение к Богу. Это не механически происходит, а только через работу души. А если он с помощью аутогенных тренировок отключит зрение, слух, обоняние, осязание, то ничего с ним не произойдет, так и будет пень пнем.

– Но немало людей, которые ходят и десятки лет и при этом так же далеки от Бога, как и в самом начале своего пути.

– Да сколько угодно, потому что остановилась работа ума. Дело в том, что христианство – это умное делание. И если остановилась работа ума (а ум – это рабочая сила сердца), в этом смысле и сердце как бы останавливается. Почему «как бы»?  Потому что эмоции в нем остаются: зависть, желание властвовать, тщеславие, – все как было, так и есть. Без ума тут ничего не происходит: человек как он есть, так он и есть.

– А какова работа ума во время богослужения?

– Ум входит в слова молитвы и всех священнодействий, которые тут происходят.

– И человек должен внимательно…

– Человек никому ничего не должен. Он делает то, что хочет. Если он хочет, – вникает, если он хочет стоять столбом, стоит столбом и воспринимает исключительно эстетический импульс.

– О том, что в храме было хорошо, свидетельствуют все.

– Я давеча был в Большом театре… Очень хорошо. Каюсь: два раза слеза прошибла, особенно от танца Захаровой. Просто слезы выступили из глаз. Потрясающе!

– Эстетическое наслаждение получили.

– Да. И какой-нибудь афинянин из второго века до н.э. сказал бы: катарсис. Никакого катарсиса – одно восхищение. И как зашел грешником, так и вышел.

– Вопрос: «Насколько можно доверять апокрифам? Есть некоторые сведения о житиях святых, например святой Анны, матери Пресвятой Богородицы, которые полностью основаны на таких апокрифах?»

– Святая Церковь отвергла весь кодекс апокрифов и не включает их в канон Священного Писания. Поэтому доверия им ноль. А то, что некоторые апокрифы использовали какие-то древние тексты, это вполне может быть, но ничего не значит.

– То есть признавать их за Священное Писание мы не можем.

– Не можем. Хотя это не запрещенное Церковью чтение.

– Вопрос: «Меня давно мучает: мама не отпета в церкви. Родилась в 1935 году в деревне на Урале. Не знаю, была ли она крещена. Отпевать ее не хотят, батюшка разрешил только ставить свечку за упокой, а подавать записки не разрешает. Но душа болит за маму. Что мне делать?»

– А что, свечки разве мало?

– Переживает, что если не крещена, то и Царствия Небесного не наследует.

– Ну, если не крещена, то не крещена. Что тут переживать? Переживать можно только то, что произошло. Вот я лично очень переживаю эту жуткую авиакатастрофу. В самое сердце меня поразило еще и почему? Я знал этих людей. С этим очень трудно примириться, когда люди погибли, совершая очень хорошее дело, причем оно полностью согласно с их служением. Потому что цель существования хора Александрова – это поднимать дух солдат. И они едут к этим солдатам, которые воюют за правду, и погибают… То есть они же за други своя погибли. Это для воина, генерала Халилова, – да лучшей смерти не придумаешь. А я переживаю это событие как некую несправедливость к хорошему, очень талантливому человеку, который доставил мне массу таких вещей, о которых мы говорили, когда рассуждали о катарсисе, в очень важном для меня отрезке жизни. И я действительно его никогда не забуду, если только в маразм впаду… А когда проход парада под оркестр? Это, конечно, сила!.. Вот это переживается.

А тут: не знаю – то ли потерял, то ли украли. Там мы переживаем об утрате. А тут? Хочешь молиться – молись. Если тебе будет легче, если сожжешь свечу, – ставь, жги. Дальше что? Ты хочешь взять кого-то за бороду и заставить сделать то, что в Церкви делать не положено? С какой стати? И кому от этого будет хорошо? Надо передать это на суд Божий. Так случилось, было такое жуткое время.

– Вопрос: «Правда ли, что после распятия Христа иудеи изъяли из Ветхого Завета многие пророчества о Нем? Если да, то какие?»

– Правда. Были изъяты все списки Ветхого Завета из всех синагог и внесены исправления. Когда мы берем древние тексты до этого процесса (когда масореты создавали единый текст) и сравниваем с Кумранскими рукописями,  найденными в долине Мертвого моря в глиняных сосудах и датируемыми раньше, то мы видим, что эти тексты ближе к Септуагинте – к греческому переводу, который осуществлен до Рождества Христова. Что подтверждает эту версию. Жили-жили, каждая община сама распространяла тексты; копировали, и вдруг возникла идея во всех синагогах…

– Дай-ка, мы поправим.

– Да, все исправим. Такая совсем непростая операция. Поэтому тексты были изменены. Если мы возьмем текст Септуагинты и текст масоретский, даже пророчества, которые были сказаны Адаму с Евой об Искупителе, изменены; и очень много чего есть. Поэтому я все жду, когда наконец переведут на современный русский язык Септуагинту – греческий текст Библии.

– Древний.

– Да. На славянском она есть: в XVIII веке был осуществлен этот перевод. Поэтому тот, кто по-славянски свободно читает, имеет такую возможность. Я тоже от своего деда получил эту Библию, замечательное издание; и сам в этом имел возможность убедиться.

– Спасибо, батюшка!

– Всего вам доброго, до свидания и спасибо за ваше внимание!

Ведущий протоиерей Александр Березовский
Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма святых равноапостольных Константина и Елены протоиерей Михаил Браверман. Тема: "Всё, что вы хотели знать о Соборовании, но боялись спросить".

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы