Беседы с батюшкой. О самом необходимом

23 апреля 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает ответственный по миссионерской работе Сергиево-Посадского благочиния протоиерей Димитрий Беженарь.

– Сегодня тема нашей передачи – «О самом необходимом». Хотелось бы расшифровать название нашей сегодняшней передачи. Что является самым необходимым в духовной жизни?

– Самое необходимое для верующего человека во все времена (и в наше время не исключение) – это избегать крайностей в духовной жизни. Потому что единогласно все святые отцы Церкви говорят, что все крайности – от врага нашего спасения. То есть в молитве,  посте,  творении милостыни,  накладывании на себя каких-то телесных подвигов – во всем необходима рассудительность и избегание крайностей. И если учитывать, что сами мы – люди грешные, несовершенные и живем в несовершенном мире, среди множества соблазнов (у нас без конца меняется настроение, мы подвержены самым разным влияниям), то очень легко современному человеку – в данном случае мы говорим о христианах – впасть в любые крайности.

Бывает ревность не по разуму, которая понуждает осуждать ближних, когда мы не знаем до конца всех обстоятельств, в которых ближний находится. Бывает другая крайность, когда мы готовы ради симпатии к какому-то конкретному человеку оправдывать любые его поступки, даже если они противоречат евангельским заповедям. И готовы, допустим, похвалить грешника в лицо и тем самым дать ему повод еще более утвердиться в его греховном пути. А какого-то человека, который ведет добродетельную жизнь, но, допустим, нам лично антипатичен, мы готовы осудить и вменять его ни во что и так далее. То есть избегать крайностей – это, пожалуй, самое необходимое в духовной жизни. Вот почему сегодня у нас такая тема. Конечно, она необъятна, ее невозможно рассмотреть в рамках одной передачи, но мы хотя бы в общих чертах начнем беседу на эту тему.

– И, наверное, чтобы человек не впадал в крайности, ему необходимо духовное руководство?

– Совершенно верно. Без духовного руководства впасть в крайности очень легко, если человек полагается только на свой разум, на свои знания, на свой опыт. Сейчас, слава Богу, обилие духовных книг, различных видеоматериалов, но даже среди такого моря полезной и назидательной информации все равно без духовного руководства очень легко впасть в крайности и прочитать что-то, что, может быть, не совсем тебе полезно. Что-то почитаешь, начнешь фантазировать. И, читая о высоких духовных состояниях святых отцов, человек может в силу своей неопытности подумать, что нечто подобное и он переживал, и начать накладывать на себя такие же подвиги. Отчего такое обилие «видений», «откровений» (в данном случае эти слова употребим в кавычках) среди многих современных только начинающих христиан? И почему такое легкое доверие этому? Из-за духовной неопытности, из-за отсутствия духовного руководства.

Вот поэтому в начале нашей передачи хотелось бы зачитать вам из произведения преподобного Паисия Святогорца, из третьего тома, который называется «Духовная борьба», то, что он говорит: Сегодня самое необходимое для людей – это найти духовника, исповедоваться ему, доверять ему и советоваться с ним. Если, имея духовника, люди устраивают свою жизнь так, чтобы в ней находилось место молитве и чтению духовных книг, если они ходят в храм, причащаются, тогда в этой жизни им нечего бояться. Для того, чтобы душа не сбилась с пути, за ней должен наблюдать духовник. В духовной жизни очень помогает, к примеру, чтение духовных книг...

То есть преподобный Паисий в русле всех святых отцов, которые были до него, не отрицает необходимость чтения духовных книг, но подчеркивает:

... однако, не имея духовного руководителя, человек может истолковать прочитанное на свой лад и, таким образом, впасть в прелесть.

И преподобный Паисий приводит пример: двигаясь по автодороге в незнакомой местности, человек спрашивает, куда ехать, или смотрит по карте, или использует навигатор. То есть обязательно надо чем-то руководствоваться. Двигаться в незнакомом городе, в незнакомой местности, не зная пути, очень опасно – не туда приедешь. И далее он говорит: То же самое происходит и в духовной жизни. Верующему необходимо иметь духовника, который помогал бы ему посредством таинства Исповеди, давал советы. (Обратите внимание, духовник не живет вместо вас вашей жизнью, а он дает совет.) Только так человек может жить духовной жизнью и быть уверенным в том, что находится на верном пути.

– Может ли человек, столкнувшись с какими-то трудностями, самостоятельно понять, в чем заключается воля Божия?

– Таков духовный закон, установленный Богом, и весь двухтысячелетний христианский святоотеческий опыт это подтверждает, что Богу угодно, чтобы люди исправлялись с помощью других людей. То есть человек спасается через другого человека. «Спасение во мнозе совете», говорит святой псалмопевец Давид. И поэтому просто руководствоваться книгами, своим жизненным опытом, своими знаниями, талантами в духовной жизни очень опасно, всегда надо спросить более духовно опытного. Даже преподобные Оптинские старцы, преподобный Серафим так поступали. И преподобный Паисий Святогорец (наш современник) пишет, что когда вопрос касался лично его, даже если он знал, как правильно поступить, обязательно шел спросить своего духовного отца. То есть я уже на основании предыдущего опыта знаю, как поступить правильно в той или иной ситуации, но все-таки, чтобы поступить по смирению, иду спросить у своего духовного отца.

И даже, как мы читаем у преподобного аввы Дорофея (это святой отец, живший на рубеже VI–VII веков), нередко бывает, что враг искушает подвижника веры тем, что внушает ему помыслы: «Что ты пойдешь беспокоить своего духовного отца? Он тебе даст такой-то ответ». Приходишь, спрашиваешь духовника, он тебе дает такой же ответ. И враг потом внушает помыслы: «И что ты ходил спрашивать? Ты же знал, что духовник тебе это ответит». Но теперь ты поступил по воле Божией, как бы в рамках  духовной традиции, ты спросил благословения духовника. Даже если ты знаешь, как поступить, но будешь действовать по своей воле, легко уклонишься в прелесть.

– Как найти духовного отца и стоит ли руководствоваться в этих поисках первым впечатлением?

– Первое впечатление всегда бывает обманчиво, в том числе и в духовной жизни. Поэтому, разумеется, вверять свою душу в руководство первому встречному священнику, даже если он вам очень понравился, не совсем благоразумно, не совсем рассудительно. Но есть такой духовный закон, правило, что если мы ищем духовного отца, мы просим об этом Бога. То есть христианин должен долго молиться и просить: «Господи, вразуми, помоги, управь путь мой по воле Твоей, помоги мне найти духовного руководителя, который поможет мне исполнять Твою святую волю». И Господь Сердцеведец, слышащий мольбу, воздыхание, сердечное желание каждого человека, так сведет обстоятельства жизни, что вы увидите священника, исповедуетесь один раз, второй, третий, спросите какой-то совет, начнете совет применять к жизни и почувствуете, что как бы складывается некая  духовная невидимая связь, появляется доверие. Доверие очень важно. Так и когда идем к врачу, не пойдем на обследование к тому, которому совершенно не доверяем. И даже если он корифей в медицине, настоящее светило, но если у вас нет к нему доверия, вы едва ли пойдете к нему, а пойдете, может быть, к простому фельдшеру, которому больше доверяете. То же самое и в духовной жизни. Когда возникает доверие, складывается  духовная связь.

– Если человек исповедуется многим священникам, но этого доверия так и не возникает, что ему делать?

– Если человек действительно ищет духовного руководства, а не просто таинства Исповеди, то надо понимать, что таинство Исповеди – это одно из семи таинств Церкви, в котором по молитве священника, после прочтения им разрешительной молитвы, мы получаем прощение тех грехов, в которых мы покаялись. А духовное руководство – это нечто большее. Поэтому исповедоваться вы можете любому канонически рукоположенному священнику, в ближайшем храме, а духовное руководство, если мы его ищем, Господь обязательно подскажет.

– Если человек находит духовника, должен ли он на исповеди (может быть, на первой) своему духовному отцу исповедовать все свои грехи, уже исповеданные? То есть как бы совершать генеральную исповедь заново.

– То есть если он только нашел духовного отца, которого искал много лет? Тут можно провести понятную всем нам аналогию. Когда мы обращаемся к врачу с какой-то серьезной проблемой, чтобы врач знал историю нашей болезни, мы показываем ему результаты наших обследований, анализов, которые проходили доселе, чтобы у врача создалась правильная картина о нашем состоянии и чтобы он мог правильно поставить диагноз и нам реально помочь. То же самое и в духовной жизни: если вы обрели по милости Божией духовного отца, то, конечно, необходима генеральная исповедь, чтобы перед духовным отцом открылась полная картина вашего духовного состояния.

– То есть если человек находит духовного отца, то это первое, что он должен сделать?

– Да, это помогает еще и в том, что таким образом и человек сам смиряется, и показывает свое подлинное доверие. Потому что если нет доверия, вы не будете полностью раскрывать свою душу такому человеку. А когда это доверие возникает, тогда образуется невидимая духовная связь между священником и человеком, который хочет жить по совету, в духовном руководстве. Еще раз подчеркну: духовный отец не обязан прожить нашу жизнь вместо нас, он не должен наш крест нести на своих плечах. Он подсказывает, советует, руководствует, молится, в чем-то предостерегает, но нашу жизнь за нас он не проживет. Вот в этом-то и состоит роль духовного руководства: он как бы идет, ведя вас за руку. Но это не значит, что он должен вместо вас пройти этот путь.

– Если человек встречает духовного отца, который находится в отдалении от его дома (допустим, в отдаленном монастыре), возможно ли такое общение? Или лучше, если духовный отец находится где-то поблизости, в ближайшем храме?

– Безусловно, это самый идеальный вариант, опять-таки по аналогии с врачом. Если врач живет в другом конце страны и мы с ним только раз в год можем по телефону или по каким-то другим средствам связи пообщаться,  лишь по телефону рассказать о своем состоянии здоровья, то проблематично, что у него сложатся правильные представления о нашем состоянии здоровья и что он нам сможет реально помочь. А опытный духовник – это врач нашей души. Поэтому здесь необходимо личное присутствие, постоянное и близкое общение, только тогда возможна реальная духовная помощь.

– Вопрос телезрительницы из Москвы: «Я преподаю в воскресной школе, и очень часто мне присылают на почту ссылки с видео, где показаны неблаговидные поступки нашего священноначалия, а порой на грани ереси всякие высказывания, и спрашивают, почему все молчат и открыто не высказывают свою позицию. Как Вы к этому относитесь и как это прокомментируете?»

– Очень актуальный вопрос. Я даже лично знаю (и с большой болью могу констатировать) очень хороших священников, достойнейших пастырей, богословски образованных, у которых безупречная жизнь и репутация, но которые, к сожалению, впали в крайность, чрезмерно уделяя внимание той информации, которая есть в Интернете. А сейчас есть даже такая очень опасная тенденция, когда люди рассылают друг другу рассылки (в том числе даже называющие себя верующими) с информацией, которая порочит священноначалие, Церковь в целом, всех священников. И эта информация так воздействует на душу, что даже богословски образованные и с безупречной репутацией священники иногда соблазнялись и впадали в крайность, уходили в раскол,  отрыв,  непоминовение и другие крайности. Поэтому это очень опасно.

Я Вам отвечу даже не своими словами, а тем, что говорит примерно на такую же тему преподобный Паисий Святогорец. Мне кажется, что лучше его об этом не скажешь. В первом томе «С болью и любовью о современном человеке» преподобный Паисий говорит примерно следующее. Такого рода вопрос ему однажды задали, это глава «О духовенстве и Церкви», и вы можете это открыть и прямо проследить, как я сейчас читаю. Сестры монастыря святого апостола Иоанна Богослова задали примерно такой же вопрос: Геронда, а почему никто не высказывает открыто свою позицию в отношении стольких происходящих в Церкви соблазнов? Старец отвечает: В отношении того, что происходит в Церкви, не по всем вопросам можно открыто выразить какую-то позицию. Можно просто переносить происходящее, терпеть, покуда Бог не покажет, что нужно делать. Терпеть происходящее –  это одно, а одобрять его, в то время как одобрять это нельзя, –  совсем другое дело. 

Обратите внимание, преподобный Паисий четко разделяет: терпеть, пока Бог покажет, что нужно делать, – это одно (какие-то беззакония, канонические отступления, нравственные падения священников, епископата), а одобрять то, что одобрять нельзя, – это совсем другое дело. В случаях, когда предстоит что-то сказать, надо сделать это с уважением и мужеством –  не брызгая в гневе слюной и не выставляя проблему на всеобщее обозрение. Надо сказать то, что требуется, наедине тому лицу, которого касается дело. Сказать с болью, от любви, чтобы он был более внимателен к каким-то вещам. Искренен и прям не тот, кто «режет правду в глаза», и не тот, кто трубит о ней всему свету, но тот, кто, имея любовь и живя по правде, с рассуждением говорит то, что нужно и когда нужно, в необходимый для этого час.

Видите, как мудро говорит преподобный Паисий. А то у нас бывает удивительная ситуация, когда вдруг в средствах массовой информации появляются сведения, что якобы много лет прослуживший священник создал секту. Какой-то более-менее грамотный мирянин появился, который пишет книги, выступает с лекциями, – сразу раскольник. Хотя бы кто-нибудь наедине подошел и сказал: «Честной отец или дорогой брат, мне кажется, тут-то Вы не правы...» Смиренно, с любовью и болью сначала сказать. А тут сразу на всеобщее обозрение: этот еретик, этот сектант, этот такой-сякой.

И вот смотрите, далее преподобный Паисий говорит: Те, кто обличает других без рассуждения, находятся в духовном помрачении и, к несчастью, смотрят на людей как на пни или бревна. Эти нерассудительные люди без жалости обтесывают остальных, которые мучаются и страдают. Только для человека, одержимого… бесом, есть оправдание в том, что он выставляет людей на позорище и раскрывает их прошлое, чтобы колебать слабые души.

«Когда выставляет прошлое»... Вы знаете, есть такие рассылки по Интернету: вот такой-то епископ или священник раньше был таким-то, сказал то-то, а вот там сделал то-то.

Преподобный Паисий говорит: Понятно, что нечистый дух выставляет на всеобщее обозрение не добродетели людей, но их немощи. И наоборот: люди, освободившиеся от своих страстей, не имеют злобы и поэтому исправляют зло добром. Увидев где-то нечистоты, которые нельзя убрать, такие люди присыпают их чем-нибудь сверху, чтобы они не вызвали отвращения у кого-то еще. А вот люди, расковыривающие мусор и грязь чужих грехов, похожи на кур, которые копаются известно в чем... Сейчас диавол много пачкает, чернит и порочит. Он устраивает страшную путаницу, но в конце концов он обломает себе зубы. Пройдут годы, и праведники воссияют. Они будут заметны, даже если их добродетель невелика, потому что тогда в мире станет господствовать великая тьма и люди повернутся к ним. А тем, кто сейчас соблазняет других, если они доживут до тех времен, будет очень стыдно.

Вот как говорит преподобный Паисий Святогорец. Я абсолютно согласен с этими словами, и лучше, пожалуй, никто не скажет. Первый том: «С болью и любовью о современном человеке», глава «О духовенстве и Церкви».

– Получается, что вообще целый пласт общения в Интернете, который завязан на обличении, на выискивании недостатков, противоречит христианскому духу?

– Совершенно верно.

– То есть это не общение с глазу на глаз...

– Понимаете, когда есть желание помочь, искреннее желание и душевная боль, когда вы видите, что кто-то поступил неправильно, одно дело, если вы лично к нему подойдете и с болью, со скорбью скажете: «Дорогой друг (или брат, или сестра), ты знаешь, так лучше не поступать, потому что это соблазняет людей, это смущает, это нехорошо и погибельно для твоей души». Ясное дело, что, может быть, ты станешь врагом номер один конкретно для этого человека. Может быть, будут какие-то негативные последствия лично для тебя, но это честно и по-христиански. А просто в средствах массовой информации выставлять на посмешище, на соблазн чужие недостатки… преподобный Паисий говорит, что это действо дьявола. Только он выставляет на всеобщее обозрение чужие немощи.

– Вопрос телезрительницы из Московской области, г. Пересвет: «Как Вы думаете, батюшка, как лучше в наше время заинтересовать молодежь, чтобы она приходила к вере? И можно ли привлекать ее через рок-музыку, спектакли и так далее? Все-таки это интересно молодежи. И еще: как отличить осуждение от обличения? Осуждение – это грех, а вот обличение – это, наверное, правильно?»

– По поводу молодежи. Мне кажется (и я слышал от других опытных священников, более опытных, чем я, такую же точку зрения, почему и могу смело ее озвучить), что если современному подрастающему поколению устраивать при храмах или монастырях какие-то креативные развлекающие мероприятия  (рок-концерты, какие-то состязания, акробатические упражнения), чтобы молодежи было интересно и чтобы таким образом ее привлечь, то это совершенно опасный путь.

Почему опасный? Потому что какая-то категория молодых людей, привыкнув к этому, потом начинает в каждом храме, в каждом монастыре искать такое же. А ведь ни для кого не секрет: сколько бы ни старались при храмах и монастырях делать какие-то привлекательные для молодежи мероприятия, все равно молодежи будет намного интереснее в других местах (в каких-то клубах, кинотеатрах, на стадионах). Но, привыкнув, что в храме происходит такое, молодые люди и девушки начинают искать это, а не находя, разочаровываются и уходят из церкви.

Церковь на земле основана для того, чтобы спасать души, а не развлекать. Поэтому моя глубокая убежденность, что те, кто так делает (может, и с искренними мотивами), все-таки поступают не очень правильно. И надо еще учитывать, что Господь каждого человека приведет к вере тогда, когда Ему угодно. Бывает так, что молодые люди сейчас не пришли к вере, но пройдет несколько лет, и эти же люди к ней придут, когда будут уже немолодыми. Поэтому спокойно надо смотреть на то, что, может быть, не сразу все обретают дорогу к Богу. Каждый человек придет к этому в свое время. Господь знает, как призвать Своей предваряющей благодатью каждого человека.

Второй вопрос Вы задали: чем отличается осуждение от обличения? Осуждение – это, безусловно, грех против заповеди Божией, потому что Господь ясно и недвусмысленно говорит: не судите, да не судимы будете. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Как ты дерзнешь сказать брату: дай я выну сучок из твоего глаза, а у тебя самого в глазу бревно? То есть, иными словами, если мы, осуждая других, сами поступаем так же, это самая худшая форма осуждения. Любой грех, любой порок имеют свои степени тяжести. Самая тяжелая степень осуждения, когда, осуждая другого, сам делаешь так же. А обличение – это когда с любовью, с болью, с желанием помочь лично говорим человеку, не осуждая его, а как бы говоря о предосудительном поступке, как бы умозрительно отделяя человека от его дел. Самого человека мы любим, уважаем, сохраняем уважение к его достоинству, но обращаем внимание на его поступки, если это делается честно, открыто.

В качестве примера можно привести современного священника-миссионера отца Георгия Максимова; это очень известный талантливый человек. У него есть видеоролики, где он честно и открыто обличает пороки. Вы видите в видеоролике его лицо, он обращается лично к вам, не прячется ни под псевдонимами, ни под какими-то «никами». Вы слушаете, можете соглашаться, можете подискутировать, но все честно и открыто. Вот один из примеров того, что такое обличение, когда честно, открыто обличаются пороки, но не осуждается сам человек.

– К первому вопросу, если позволите, небольшое дополнение. Мне кажется, что молодежь (это говорю по собственному опыту) привлекает больше особая теплота, чистота отношений в церкви, которую не заменят никакие концерты, акробатические выступления, то есть какой-то особый дух.

– Совершенно верно.

– Особое, не мирское ощущение. И мирскими способами, мне кажется, людей невозможно привлечь глубоко и по-настоящему.

– Можно как-то временно, во время каких-то мероприятий, после которых отправят отчет куда надо; их похвалят, может быть, даже наградят за проведенное креативное мероприятие, а в душах и самих создателей этого мероприятия, и тех, которые в этом участвовали, останется пустота и щемящая боль. Поэтому только душевной теплотой, как Вы правильно отметили, подлинной верой можно привлечь ко Христу.

– Вопрос телезрительницы из Череповца: «Очень близкие мне люди, которые сделали мне много доброго, сейчас перестали ходить в храм, исповедоваться и причащаться, считают, что благодати в храмах уже нет. Пытаюсь убедить, уговорить, но бесполезно, только теряю душевный мир. Ссылаются на новое пророчество, священников принципиально слушать не хотят. Как им помочь? Что посоветуете? Жалко, очень хорошие люди».

– Помощи Божией Вам в Вашем желании помочь таким людям. По поводу нового пророчества я расскажу Вам один случай. Может быть, он будет интересен и Вам, и всем нашим дорогим телезрителям, кто смотрит сейчас нашу программу. Тоже такой очень свежий случай, симптоматичный, я бы сказал. В прошлом 2017 году, в мае, подошла к одному священнику женщина и сказала: «Батюшка, Вы знаете, что осенью будет Архиерейский Собор, во время которого будет принято решение изменить Символ веры, упразднить посты, ввести женатый епископат, новый катехизис и екатеринбургские останки признать святыми мощами?»

Священник в недоумении спрашивает: «Откуда у Вас такая информация? Вы что – член Межсоборного присутствия, доверенное лицо, что заранее, за несколько месяцев до созыва Собора уже знаете о его решениях?» Она говорит: «Не шутите, было откровение одной матушке, что так будет на Соборе». Священник спрашивает: «А что за матушка? Какой образ жизни ведет и где она спасается, где подвизается, какое у нее состояние душевного, телесного и духовного здравия?» Тут же надо понять, от какого источника откровение. Не сказала, все инкогнито. Но вот, говорит, увидите: так будет. Священник осенил себя крестным знамением и говорит: «Поживем – увидим, как Бог даст».

Прошло некоторое время, еще раз произошла встреча, и так же возбужденно эта раба Божия подтвердила: «Имейте в виду, батюшка, скоро будет Архиерейский Собор, на котором будут приняты эти отступления. И тогда конец». Батюшка спрашивает: «Какой конец?» – «Всё, конец». В конце Рождественского поста, после того, как прошел Архиерейский Собор и все желающие имели возможность ознакомиться с его решениями, произошла еще одна встреча священника с этой женщиной. Батюшка не захотел сам ее смущать, как-то напоминать об этом разговоре, еще шел Рождественский пост, который никто не отменял, и все желающие, у кого позволяли душевные и телесные силы, пост соблюдали.

Она сама затронула этот вопрос: «Помните, батюшка, я Вам говорила, что будет Собор, на котором будут приняты все эти антиканонические, антихристианские решения?» Ну, батюшка смотрит, раз она сама начала этот разговор, может быть, у нее чувство раскаяния, может, она скажет: «Батюшка, я поторопилась, поспешила, какие-то непроверенные факты Вам сказала». И говорит: «Да, помню. Что теперь скажете?» – «Вот то скажу: все это произошло, но тайно». На какое-то мгновение священник даже дар речи потерял. Как понять «тайно»? Этот батюшка уже ознакомился с материалами Собора: Символ веры не изменен, посты многодневные и однодневные никто не отменял, не было никакой резолюции и никакого документа об отмене постов, папу Римского поминать на богослужении никакого благословения не было, о женатом епископате и других страшилках речь не шла.

Ведь ничего этого нет, мы в храм заходим, все поем Никео-Цареградский Символ веры, папу Римского никто не поминает, посты никто не отменял. И более того, даже наше священноначалие, учитывая многочисленные замечания, пожелания, предложения, которые были внесены на этапе обсуждения проекта нового катехизиса (а ведь на собраниях многих благочиний все это обсуждалось, а потом отсылались на сайт Межсоборного присутствия предложения), приняло решение, что новый катехизис не будет опубликован. Это будет в виде отдельных книг. И екатеринбургские останки никто мощами святых царственных мучеников не признавал. На основании чего она все это говорила? Но, к сожалению, эта женщина была убеждена, что все это произошло, но тайно.

Тогда этот батюшка спрашивает: «Ну, если тайно, то тайно от кого?» Для Бога это не тайна, потому что, как мы читаем в Евангелии: «Отец ваш, видящий тайное, воздаст явно». Господь все знает. Если что-то где-то произошло тайно, это не тайна для Бога, и Господь каждому воздаст, а вся полнота Церкви продолжает жить по канонам Святой Церкви. Почему же на основании какого-то одного сомнительного, непонятно где и с кем произошедшего откровения и пророчества, во сне или наяву, в здравом состоянии или в болезни, можно считать, что вывод  одной матушки, которой что-то приснилось или показалось, важнее, чем решения Архиерейского Собора? Как вообще это соединить? Но логика, к сожалению, у такой категории людей железная, они ничего не принимают. И в конце этот разговор закончился очень печально: «Вы все продались».

– Но тайно. (Смеется.)

– Да. (Смеется.) Что можно посоветовать уважаемой телезрительнице, которая задала этот вопрос? Конечно, за таких людей можно только молиться. Вы говорите, что священника они принципиально не слушают. Если принципиально не хотят слушать священника, предложите им информацию из известной лекции «Ответ мирянина». Священников не слушаешь, послушай, что говорит грамотный, образованный мирянин, Масленников Сергей Михайлович. У него даже есть один видеоролик, где он отвечает на вопрос интересующихся этой тематикой людей, он так и называется: «Уход из МП – фальстарт».

Кто интересуется, можете в Интернете набрать, где Сергей Михайлович Масленников как раз описывает современный случай, как один мирянин, уйдя за непоминающим священником в раскол, почувствовал, что качественно изменилось таинство Причащения. То есть, причащаясь там, где они собирались, не ходя в храмы, считая, что в храме благодати нет, он почувствовал, что благодати он уже не получает. Качественно изменилось Причастие. Это заставило его задуматься, куда он ушел, не поспешил ли он, не совершил ли он фальстарт. Сергей Михайлович приводит и исторический пример. Вот для тех, кто принципиально не хочет слушать священника: послушайте, что говорит мирянин.

– Если супруг и супруга исповедуются у разных духовников, правильно ли это?

– Если это вынужденная ситуация, все равно ее нельзя назвать идеальной. Хорошо вообще, что есть духовник и у мужа, и у жены, если мы говорим о христианской семье. А идеальный вариант, к которому надо стремиться, когда в христианской семье один духовник. И чаще всего, если сочетаются браком православные юноша и девушка, то по какой-то взаимной договоренности, по благословению духовника одной стороны они переходят под руководство чаще всего духовника мужа. Иногда бывает, что по согласию – к духовнику жены, потому что самый идеальный вариант, когда в христианской семье один духовник.

Преподобный Паисий Святогорец даже приводил такой наглядный пример: если одно и то же изделие будут делать два столяра, то, естественно, будет некоторая несогласованность; они оба профессионалы, но будут делать немного по-разному. Поэтому для того, чтобы было согласие в семье, идеальный вариант, когда один духовный отец.

– Если человек вынужден поменять духовника, уйти от своего духовника, правильно ли это? И нужно ли новому духовнику исповедовать уже исповеданные ранее грехи?

– Ситуация тоже непростая. Есть мудрые люди, те, которые по смирению себя старцами никогда не называли, но в восприятии церковного народа они являются старцами: в частности, архимандрит Кирилл (Павлов), духовник Троице-Сергиевой лавры, известный всероссийский старец, и архимандрит Иоанн (Крестьянкин), насельник Псково-Печерского монастыря. Интересно, как тот и другой отвечали на подобный вопрос. Я помню, когда мы учились в духовной школе, отец Кирилл даже отвечал на этот вопрос студентов, когда приходил на встречу со студентами московских духовных школ. И он говорил, что если вы от своего духовного отца не чувствуете какой-то духовной пользы, то вы можете найти себе другого духовного отца, но, естественно, поставив в известность этого духовника, испросив его благословения найти себе того, кто оказывает реальную пользу для вашей души.

Отец Иоанн (Крестьянкин) даже в своих письмах отвечает такими словами, что в частой смене духовников нет пользы, и если Господь даровал вам в жизни духовника, цените это и благодарите Бога. То есть самовольную смену духовников он не одобрял, духовной пользы в этом не видел.

Преподобный Паисий Святогорец так отвечал на подобный вопрос. Он тоже говорил, что в частой смене духовников, особенно если по личным мотивам, когда что-то не понравилось, никакой пользы нет. И если ты вынужден искать другого духовника, у первого ты должен сначала взять на это благословение. То есть надо мужественно, с благодарностью, со смирением подойти и сказать: «Батюшка, благословите мне найти другого духовного отца». Естественно, любой священник спросит: «А почему ты так хочешь? Что тебя не устраивает? Или, может, я тебе чем-то не помог, или соблазнил, или смутил?» И тут надо просто смиренно, спокойно, вежливо ответить. Нельзя же сказать: «Вы мне просто надоели или уже не нравитесь». То есть каковы мотивы? Если мотивы серьезные, то ваш духовник даст вам благословение искать другого. Может быть, как говорит отец Рафаил (Карелин), современный духовный подвижник, ваш духовник, даже посоветует, к кому можно обратиться.

И тут еще важно понять, какими мотивами движим сам человек. Потому что в советское время как бывало? Какого-нибудь батюшку советская власть арестовала, отправила в лагеря – и вдруг его духовным чадам духовник разонравился, когда он посажен в тюрьму или в лагеря отправлен, и они пошли искать другого. Тут понятно, что мотивы совершенно не богоугодные, и в этом проявляется просто неблагодарность по отношению к духовному отцу.

– Если действительно возникла такая ситуация, что духовник находится в долгом отъезде, как тогда быть духовным чадам? Следует ли обращаться за советом к другим священникам, может быть, близким по духу?

– При современных средствах коммуникации, даже если ваш духовник уедет в Антарктиду или еще куда-нибудь, всегда можно найти возможность пообщаться, если есть в этом реальная нужда. А если сложилась такая ситуация, что духовник уезжает  надолго и нет возможности непосредственно с ним общаться, то лучше спросить его совета, к кому лучше ходить. Как правило, он может посоветовать (не навязывать, не заставлять) разные варианты, к кому можно обратиться, чтобы духовник был того же духа, как и ваш духовный отец. И опять-таки человек сам решает, к кому у него душа расположится.

В отдельных случаях, в виде исключения, можно советоваться с духовными единомысленными братиями, когда мирянин знает какого-то другого мирянина, который тоже живет христианской жизнью, ведет духовную жизнь и с ним советуется. Но тут уже гораздо сложнее, потому что у священника есть благодать священства, а мирянин все-таки может дать ответ не совсем точный и не совсем правильный.

– Если с отсутствующим духовником прервана связь (может быть, невозможно дозвониться или духовник поменял свой номер телефона), как тогда быть? То есть можно ли без его благословения искать себе нового духовника?

– Жизнь наша многогранна и сложна, и духовное руководство – это же не духовное рабство какое-то, когда человек полностью обезличен, мы же все перед Богом предстоим. Естественно, если молиться Богу в такой ситуации, Отец Небесный, видящий и знающий нужды каждого из нас, укажет, как правильно поступить. Тут все упирается во внутреннее состояние самого человека, если человек искренне хочет спастись, не хочет  впасть в крайности. Потому что очень важно сейчас не впасть в крайности. Даже судя по вопросам тех, кто нам звонил, видно, как легко люди впадают в крайность. Человек насмотрится какой-то раскольнической, дискредитирующей Церковь информации, и ему приходят разные помыслы, сомнения: «А не уйти ли из Церкви, а не перестать ли вообще ходить исповедоваться и причащаться?»

Человек, искренне настроенный спастись, просящий у Бога вразумления, будет молиться и говорить: «Господи, вразуми, как мне поступить, с кем мне посоветоваться, чтобы мне не уйти в какую-то крайность, или в раскол, или в ересь». Ересь – это одна крайность, а раскол – другая. И враг нас толкает то в одну крайность (допустим, в ересь или в модернизм, обновленчество), то в раскол.

– Вы сказали, что человек может разными помыслами оправдывать отсутствие исповеди и причастия, может сказать: «Я не могу причащаться, потому что это превращается в формальность». Или: «Зачем мне часто исповедоваться, если я все равно совершу те же самые грехи?»

– Хорошо, что Вы этот вопрос задали. Это наиболее распространенное предубеждение людей: «Зачем я буду чаще исповедоваться, если  точно знаю, что, может быть, завтра или на этой же неделе в эти грехи впаду? Если я буду впадать в одни и те же грехи, зачем же я буду опять исповедовать одно и то же?» Преподобный Паисий Святогорец очень мудро и наглядно ответил на подобный вопрос примером: если во время военных действий каждый солдат, получивший серьезное ранение, будет рассуждать, зачем ему идти перевязывать рану, ведь война еще не закончилась, и не обратится к людям, имеющим возможность перевязать его рану, как-то ему помочь, он может погибнуть от потери крови еще до конца боевых действий.

То же самое и у нас: мы получаем духовные раны от врага нашего спасения дьявола, а через покаяние эти раны залечиваем, освобождаемся от грехов. Потому что когда мы грешим и не каемся, святые отцы говорят, что мы даем дьяволу права над нами, и дьявол пользуется этими правами. Чтобы лишить его прав над нами, необходимо как можно чаще исповедоваться. Поэтому даже если мы исповедуемся в одних и тех же грехах (это неизбежно), все равно надо как можно чаще приступать к таинству Покаяния.

– Я знаю, что Вы хотели зачитать небольшой отрывок в конце передачи. Как раз самое время.

– Дорогие друзья, в конце нашей передачи хочу вам зачитать опять из первого тома преподобного Паисия Святогорца «С болью и любовью о современном человеке» его советы в контексте как раз тех вопросов, которые вы задавали. Как правильно относиться к церковным проблемам? Я думаю, не ошибусь, если скажу, что это сейчас очень актуальный вопрос.

Надо избегать крайностей. С помощью крайностей проблемы не решаются. В старое время бакалейщик брал совком сахарный песок, крупу или что-то подобное и добавлял их на весы по чуть-чуть. Так он добивался точности, и весы приходили в равновесие. То есть он не швырял на весы и не забирал с них сразу помногу и резко. Обе крайности всегда мучают Мать-Церковь. И те, кто придерживается этих крайностей, тоже страдают, потому что каждая крайность обычно больно колется своим острым краем. Это похоже на то, как если бы с одного края держался бы за свою крайность бесноватый – человек духовно бесстыдный, все презирающий, а с другого края уперся бы в свою крайность сумасшедший, у которого глупая ревность соединена с узколобием. То есть духовно бесстыдный человек никогда не придет к согласию с ревнующим глупой ревностью зилотом. Эти люди будут пожирать и бить друг друга, потому что оба они лишены Божественной благодати. И тогда –  Боже упаси! – обе крайности могут бить и колоть друг друга постоянно, и конца-края этому не сыщешь. А вот те, кто сможет согнуть друг пред другом края обеих крайностей –  так, чтобы они соединились – пришли к единомыслию, примирились, – увенчаются от Христа двумя неувядающими венцами.

Нам надо быть внимательными, чтобы не создавать в Церкви проблем и не раздувать случающиеся малые человеческие слабости, чтобы не сделать большее зло и не дать лукавому повода к радости. Тот, кто, видя какой-то маленький непорядок, приходит в сильное волнение и в гневе бросается его исправлять, похож на неразумного пономаря, который, увидев, что течет свеча, со всех ног бросается ее поправлять, сбивая при этом молящихся, переворачивая подсвечники и создавая во время богослужения величайший беспорядок. К несчастью, в наше время Мать-Церковь смущают многие: одни – образованные –  ухватились за догмат умом, но не духом святых отцов. Другие –  неграмотные –  тоже ухватились за догмат, но зубами. Поэтому они ими и скрежещут, обсуждая какие-то церковные проблемы, и таким образом Церкви наносится вред больший, чем от врагов нашего православия. Хорошо, чтобы река не была ни чересчур стремительной, потому что тогда вода уносит за собой деревья, камни, людей, ни слишком мелководной, потому что тогда она превращается в какое-то стоячее комариное болото.

Церкви нужны разные люди. Все –  и те, кто отличается мягким характером, и те, кто суров нравом, –  приносят Церкви свое служение. Телу человека необходима разная пища –  и сладкая, и кислая, необходимы даже горькие листья одуванчиков. Ведь в каждой пище есть свойственные ей вещества и витамины. Так и для Тела Церкви необходимы люди любого склада. Один человек восполняет нрав другого. Каждый из нас обязан терпеть не только особенности духовного склада нашего ближнего, но даже и те слабости, которые имеются в нем как в человеке. Но, к сожалению, некоторые имеют неразумные претензии к другим. Они хотят, чтобы все были такого же духовного склада, как они сами, и когда другой человек от них отличается, например, более снисходительным или резким характером, то они тут же приходят к заключению, что он –  человек недуховный.

Давайте, дорогие мои друзья, будем внимательнее, милосерднее друг к другу, чтобы не наносить раны Матери-Церкви.

Ведущий Денис Береснев

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы