Беседы с батюшкой. Великий пост. Часть 1

19 февраля 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы о Великом посте отвечает кандидат богословия, проректор по учебной работе и преподаватель Николо-Угрешской духовной семинарии, автор многих книг, публикаций и докладов о смысле и значении православной веры священник Валерий Духанин.

– Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Всех сердечно поздравляю с началом Великого поста – этим удивительным духовным деланием. Вчера было Прощеное воскресенье, и я от всей души прошу простить меня. Господь говорил: «Прощайте – и прощены будете». Все мы чем-то погрешаем. Дай Господь, чтобы все мы получили разрешение, отпущение наших грехов, для того нам и дан Великий пост.

– Мы, конечно, тоже присоединяемся к Вашему поздравлению с началом этого великого периода – Великого поста.

Первый вопрос как раз посвящен тому, почему пост называется Великим. Не только ведь из-за большой протяженности?

– Помню, когда я только-только воцерковлялся, смотрел на календарь: пост на самом деле и по времени великий. Удивительно, что у нас, насколько я помню, в году больше постных дней. Это сразу заполняет сознание тем, что православие наполнено аскезой, духовным подвигом, созиданием себя. То есть мы живем не ради удовольствия. Но Великий пост, конечно, не только ради количества дней длится дольше, чем любой другой пост, а дело в том, что он приближает нас к самому великому празднику, – празднику Пасхи Христовой.

Пасха, Воскресение Христово, – это главный праздник, праздник победы жизни над смертью, это подлинно великое событие, к которому мы должны подготовиться. Скажем, Рождественский пост так называется потому, что готовит нас к Рождеству, Успенский – к Успению. А про Великий пост можно сказать, что он приближает нас к самому великому событию – Воскресению Христову. Чтобы мы тоже воскресли вместе с Господом. И духовный смысл поста заключается в том, чтобы мы на самом деле воскресли от наших грехов. Вроде бы мы только на пути к Воскресению, но каждый такой день должен становиться личным шагом на пути к личному воскресению вместе с Господом Иисусом Христом.

– Недаром даже есть такая традиция – во время чина прощения в храмах поют стихиры Пасхи.

– Да, мы уже в каком-то смысле ее предвосхищаем. Мы видим, что начало этого пути озаряется светом Воскресения. Когда солнце восходит, вначале появляется заря. Солнца еще нет, оно еще не поднялось над горизонтом, но уже появилась заря. И эти первые пасхальные песнопения, когда мы еще только-только вступаем на поприще Великого поста, тоже как некая заря. Пост еще называют весной духовной, когда все расцветает. Это заря всего года. Поэтому мы и вспоминаем о Воскресении Христовом – это тот подлинный свет, который просвещает нас, должен войти в нашу жизнь и помочь нам освободиться от каких-то наших греховных склонностей, страстей. У каждого из нас это есть. И если задуматься, это очень тяготит.

Недавно я осознал это особо. Я начал читать «Исповедь» блаженного Августина. Обычно я читал восточных отцов, и тут меня поразили его слова о том, что человек наказывается не за грех, а наказывается самим грехом. Блаженный Августин – отец Западной Церкви, где вроде бы должны быть такие представления, что Господь карает, посылает какие-то страшные наказания за грехи, а на самом деле нет. Блаженный Августин нам очень близок: он говорит, что человек страдает не от того, что Бог наказывает его за грехи, а страдает и мучается от самих грехов.

Если задуматься, это действительно так. Допустим, злобный человек мучается от своей злобы не потому, что Бог наказывает его за эту злобу, а сама злоба становится для него внутренним огнем, жжением, которое всего его просто уничтожает изнутри. Завистливый мучается от своей зависти, от того, что он просто не находит покоя, когда увидит чужое добро: он весь зеленеет, бледнеет, холодеет из-за того, что хорошо другому. Ревнивый мучается от ревности. Но это, наверное, уже относится к людям, которые либо в браке, либо на пути к нему. Ревность тоже доставляет страшные мучения. И так каждая греховная страсть. Стремление гордого к самовозвеличиванию тоже, без сомнения, его мучает, потому что ему кажется, что ему не уделили внимания, недостаточно его прославили и так далее. У блудливого потеря целомудрия, рассеянность помыслами по многим чувственным, плотским утехам лишают человека цельности внутренней жизни. Такой человек раздроблен по множеству греховных пожеланий в своем стремлении к ним, и из-за этого он теряет внутренний мир и тоже страдает. То есть на самом деле человек наказывается самими своими грехами, самими греховными страстями. И каждый такой грех ведет к смерти.

А покаяние как раз и есть путь освобождения от грехов и путь воскрешения от них. Такой человек, когда достигает победы, испытывает внутри удивительную свободу, легкость, простор – и жизнь начинает радовать его. Даже если вроде бы вокруг скорби, беды, все равно он испытывает внутреннюю легкость, и какие-то внешние лишения, несовершенства нашей земной жизни не лишают его внутреннего покоя и внутренней радости.

– Понятна истина о том, что грех можно победить покаянием. Но ведь сам грех в какой-то степени все-таки остается? Возможно ли вообще искоренить какую-то страсть?

– Вспоминаются, конечно, слова святителя Игнатия (Брянчанинова). Хотя он постоянно писал об искоренении страстей, но в одной из проповедей как-то произнес  уникальную истину. Он сказал, что если бы мы тысячу лет боролись со своими страстями и грехами, все равно какие-то страсти и греховные немощи так и остались бы у нас. Мы рождаемся в страстях, живем с ними и, к сожалению, умираем. Но человек спасается не потому, что он очистился от всех своих грехов (для нас это, оказывается, невозможно), человек спасается через покаяние и смирение, через то, что он не соглашается с этими греховными пожеланиями.

Наша греховная природа подобна земле, на которой возрастают сорняки. Помните, в Книге Бытия после согрешения людей Господь изрекает: «Тернии и волчцы произрастит тебе земля». Конечно, напрямую эти слова Господа относились к природе, экологической обстановке: сорняки действительно преобладают над культурными растениями. Для того чтобы вырастить фрукты, овощи, их нужно возделывать, заботиться о них, пропалывать огороды, яблони прививать, то есть всегда стараться их как-то защитить. А вот сорняки не нуждаются ни в какой заботе: они растут и растут.

На самом деле эти слова Господа выражают и духовную истину. Человек был создан из земли, и природа его после грехопадения становится тоже испорченной, как эта земля, на которой произрастают сорняки. И у нас, хотим мы этого или нет, невольно произрастают эти сорняки – злые мысли, негодование, обиды. Очень часто люди погрешают именно обидами: кто-то не так поступил, не исполнил твои просьбы или что-то не получилось – и человек непрестанно пережевывает в себе эти обиды, огорчения. А потом возникает и осуждение, и раздражение – и все это произрастает из испорченного сердца, как сорняки, которые трудно искоренить. Но если их выпалывать, то их становится меньше.

Авва Дорофей приводил такой образ. Он ходил с учениками по огороду и предлагал им вырывать растения: маленькие вырывались легко, а те, что стали крепкими и пустили корни, вырвать было уже трудно. Авва Дорофей говорил, что так же и наши греховные страсти: пока они маленькие, только-только появились, искоренить их легко. Но если ты их питаешь, сидишь в этих мыслях, если ты их культивируешь внутри себя, то они укореняются настолько сильно, что становятся как бы твоей второй натурой.

Бывает, мы подмечаем (хотя это, может быть, неправильно), что какой-то человек все время жалуется, а кто-то постоянно ругается скверными словами – он даже не понимает, как это происходит, повторяет их, потому что это уже навык речи. Это уже как русло реки, по которому течет вода, или рельсы, по которым идет поезд. И чтобы он шел по другому пути, надо стрелки перевести. А точнее – нам надо прокладывать новую колею. Прокладывать колею всегда очень тяжело. Когда лыжники идут зимой там, где раньше никто не ходил, то они, как правило, меняются. Сначала впереди идет один, потом он устает, его заменяет следующий. Потому что идти и прокладывать колею – это очень тяжело. А в духовной жизни мы зачастую оказываемся почти одни.

Если мы привыкли все время поступать по своим греховным страстям, надо уже прокладывать новую колею, надо себя изменять. Надо себя изменять,  если ты привык все время раздражаться, все время реагировать на слова ближнего с острым недовольством. Кто-то что-либо сказал, мы ему в ответ: «Да ты все время так делаешь. Ты по-другому не умеешь». То есть мы часто ставим другому клеймо: рассердились, осудили и уже привыкли к этому. А Великий пост дает нам возможность постараться отвлечься от своих привычек, преодолеть их и проложить новую колею.

– Часто задают вопросы о том, как поститься, как правильно настроить себя на Великий пост. Вы сейчас перечислили некоторых авторов. Например, авва Дорофей говорит об этом вроде бы очень просто и понятно.

– И, конечно, об этом говорил святитель Игнатий, да и все святые отцы, которые рассуждали о духовной жизни: и преподобный Иоанн Лествичник, и святитель Григорий Палама – это как раз те святые отцы, которые будут вспоминаться Великим постом. Все они учили о посте.

На что хотелось бы обратить внимание? Прежде всего люди оценивают Великий пост с гастрономических позиций.

– Говорят: можно как раз похудеть…

– Хотя далеко не всегда так. Если подходить с точки зрения диетологии, то мучная пища, крупы необязательно способствуют похудению. Хотя кто-то на самом деле худеет.

Но люди в миру, как правило, оценивают пост с позиции гастрономии: как изменить питание, что исключить и что ставить на стол. Но дело в том, что Великий пост – это не просто смена рациона. Иногда бывает, что денег нет и просто не покупаешь ничего скоромного, но это не значит, что ты постишься. Пост – это, конечно, особый внутренний настрой. Это решительный поворот.

Приведу такое сравнение: представим, что люди живут, трудятся, отдыхают, имеют досуг, развлечения, а потом раз – и объявляют, что началась война. И все уже работают на фронт, на победу. Тут же уходят все досуговые развлечения, исчезает все лишнее, праздники, веселье, потому что это время особого напряжения и стояния за победу. Все трудятся с утра до ночи, и когда победа достигнута – это уже подлинная радость. Пост на самом деле и есть такое время, когда начинается война. И мы уже внутренне отвлекаемся от любых развлечений, от пустого времяпрепровождения. Мы должны мобилизоваться на борьбу со своими грехами, выйти на фронт, то есть постоянно находиться во внутреннем бодрствовании, трезвении, отслеживать, где и какие возникают у нас греховные пожелания, где мы проявляем свои слабости и враг нас подлавливает, где он нам наносит раны.

Пост – это внутренний период, когда ты прежде всего погружаешься в покаянное богослужение, в молитвы. Изменяется даже внутренний мир, время начинает течь в каком-то другом измерении. Наверное, трудно изложить все это логически, но само время переживается Великим постом по-другому. Когда ты не просто поменял еду, а когда именно внутренне включился. И тут, повторю, происходит духовная битва, духовная борьба, потому Великим постом не нужно терять ни одного дня.

Если ты провел Великий пост рассеянно, то потом на праздник Пасхи, Воскресения Христова, чувствуется: что-то не то. Ты подошел к этому дню, но где-то даже стыдно. Помню даже из прошлых лет, еще до священства, когда больше посвящал себя каким-то делам. Надо и работать, и трудиться, в итоге на первой седмице канон Андрея Критского не посещаешь. Молитва Ефрема Сирина бывает крайне редко. Подходишь к Пасхе – и как будто просто перепрыгнул через пост, не заметил его. И восприятие Пасхи тоже не то. Ты не смог подойти к Воскресению Христову, потому что сам не прошел через умирание для греха и не вышел к свету Воскресения.

– Да, это знакомое чувство, всякое бывало, многие об этом говорят. Друзья, коллеги жалуются: «Ой, как пост быстро прошел». А в это время пост просто не почувствовался, к сожалению.

Батюшка, Вы говорили о богослужении. Действительно, сама постовая служба располагает к тому настроению, которое необходимо в это время. Надо быть особенно внимательным. И, конечно, первая неделя поста – это чтение Великого канона Андрея Критского. Мы не можем не затронуть сегодня эту тему.

Расскажите подробно о творении преподобного, или, как иногда говорят, святителя Андрея Критского. Что это за образы, к чему они нас призывают?

– Мы уже привыкли называть Андрея Критского преподобным, хотя он был в определенный период времени рукоположен в епископа. И окончил он жизнь фактически как святитель. Но подвиг преподобнический – это как раз подвиг строгой аскезы, преодоления греховных страстей, покаянного делания. И святой Андрей Критский как раз проповедник такого покаяния и вошел в наше словоупотребление как преподобный.

Это был удивительный человек. Он происходил из Сирии. До семи лет не мог говорить, был немой. У детей это бывает по разным причинам: психологическим, каким-то еще. А когда в семилетнем возрасте родители его причастили, то сразу после принятия Святых Таин его язык исцеляется, он начинает говорить. То есть Таинства Христовы – это подлинное исцеление и души, и тела. Когда мы идем ко причащению Святых Таин, мы так и молимся: «Во исцеление души и тела». Это благодатное, чудесное действие настолько поразило его, мальчика, что уже с этого времени он всецело обратился ко Господу.

Уже в двенадцатилетнем возрасте – это, конечно, исключительный пример – Андрей идет в монастырь. Очень рано становится монахом. Потом он становится участником VI Вселенского Собора в Константинополе, на котором была осуждена ересь монофелитов. В Константинополе заметили его одаренность, способности и решили оставить там. Он руководил домом для сирот, тех деток, которые остались без родителей. Со временем был открыт и дом для престарелых. То есть он отличался удивительным милосердием к людям.

Но самое главное, преподобный Андрей Критский известен нам тем, что он писал богослужебные песнопения и каноны как особый вид гимнографии. Он написал каноны на праздник Рождества, на Сретение Господне, Рождество Иоанна Предтечи и много других. Но особо нам известен Великий покаянный канон.

Вы задали вопрос о том, почему пост называется Великим, и канон Андрея Критского тоже Великий покаянный. Действительно, он и по объему очень большой – 250 тропарей, то есть кратких молитв, которые очень насыщенны. Когда стоишь в храме, возникает особое ощущение. Другие каноны более развернутые: восхваляется подвиг кого-то из святых, и мы просим поэтическими молитвенными обращениями о той или иной милости. А вот канон Андрея Критского очень сосредоточен в кратких покаянных прошениях и признании своего греха. Здесь я бы сказал о близости его по смыслу к молитве мытаря: «Боже, милостив буди мне, грешному». То есть мытарь не витийствовал в храме, не описывал свою греховность, не рассуждал красноречиво о каких-то богословских высотах, а, признавая свою греховность, кратко и, самое главное, искренне произносил: «Боже, милостив буди мне, грешному». Каждый тропарь канона Андрея Критского – это именно такое краткое молитвенное обращение.

Например, говорится: «Согреших паче всех, Господи, прости меня», то есть «я согрешил как никто из людей». Там такие короткие молитвы. А почему так? Потому что когда человек кается, когда он видит свою проблему, то грехи других людей отступают на периферию, он их не замечает. Если мы не видим своих грехов, то начинаем подмечать грехи других людей и очень въедливо к ним относиться. А когда мы видим свои внутренние проблемы, свои грехи, то грехи других людей пред нашим взором предстают как незначительные. Если у меня болит зуб, то эта боль настолько сильная, что я уже не задумываюсь о том, кто испытывает свою зубную боль. Я это чувствую и спешу к врачу. Так же и в плане ощущения греховности. Если у меня болит душа о моих грехах, то грехи других людей перед моим взором теряют свою остроту. И такая душа в искренних простых словах покаянно обращается ко Господу.

Видно, что канон Андрея Критского родился из живого сердца. Это не просто поэзия, витийство. Это именно голос покаянной души. Но при этом в нем очень много ссылок на Священное Писание: на Ветхий Завет, на Новый Завет. Наверное, я бы даже рекомендовал (тем более что сейчас Интернет это позволяет) заранее посмотреть тропари канона Андрея Критского. Есть много толкований на канон. Например, у епископа Виссариона (Нечаева) подробные рассуждения на тему канона и относительно образов из Священного Писания.

Как праотцы Адам и Ева с самого первого момента Ветхого Завета утрачивают рай, вкусив запретный плод, так и мы утрачиваем благо нашей души. Далее – Каин и Авель. Мы часто уподобляемся Каину по своей зависти, злобе в отношении ближних, а не сподобляемся праведности Авеля с его невинным и чистым сердцем. Затем Ламех, который гордо похвалялся оружиями – первыми мечами, сделанными из железа и меди. Вроде бы надо было возделывать землю, но уже появляется оружие для убиения. Как  объясняли святые отцы, Ламех проявлял гордость, когда брал в руки это оружие. И мы уподобляемся ему, когда пытаемся оттеснить других людей: что-то заполучить прежде всего себе, а других людей отодвинуть в сторону. В рассказе про Ноя мы видим, что ветхозаветные люди перед потопом настолько погрязли в чувственных страстях, настолько погрузились в блудные грехи, что стали как плоть (как написано в Книге Бытия, «помышления сердца человеческого – зло от юности его»). Вроде бы у человека бессмертная душа, но, погруженный в блудные, плотские пожелания, человек всецело становится плотью – никаких возвышенных мыслей у него нет. Поэтому и пришел потоп и забрал всех этих людей. А мы, к сожалению, погрешаем и этим, поэтому в каноне Андрея Критского и упоминается такой образ.

Дальше – много-много разных образов. И царь Давид с его согрешениями. Но он покаянно воспел (50-й псалом): «Боже, помилуй мя!» А мы, бывает, грешим, а про покаяние Давида забываем. Тут вспоминается история святого Амвросия Медиоланского с императором Феодосием, который допустил кровавое избиение жителей города Фессалоники из-за того, что кто-то поднял бунт. Но были наказаны невиновные. Фактически весь город был перебит, и пострадало много невинных, даже маленькие дети. После этого святитель Амвросий Медиоланский написал Феодосию Великому письмо, в котором призывал его к покаянию, и сказал, что причащаться Святых Таин ему сейчас нельзя, потому что он причастен к этому греху. И император говорит святому Амвросию: «Но разве не согрешил царь Давид, как я?» Ведь царь Давид был святым, хотя тоже допустил невинное кровопролитие. На это святой Амвросий отвечает ему: «Если ты согрешил как Давид, то и покайся как Давид». Действительно, царь Давид согрешил, но насколько сильно было его покаяние! Он сложил с себя царские одежды, оделся во вретище, покаянно плакал, каялся, исповедовал свой грех и даже понес наказание за это, потому что умер его сын от Вирсавии, той женщины, с которой он согрешил. Псалом 50-й «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей» – это голос кающегося сердца Давидова, который становится теперь голосом любого кающегося человека. И, наверное, 50-й псалом признается самой сильной покаянной молитвой. Поэтому мы часто произносим именно этот псалом.

– Даже диакон во время каждения читает этот псалом. Многие священники советуют читать 50-й псалом.

– Это потому, что мы никогда не должны забывать, что мы люди грешные. Мы всегда нуждаемся в покаянии, и даже если мы священнослужители, это не значит, что мы стали святыми. Мы служим святому, а сами имеем свои недостатки и несовершенства, поэтому и мы тоже произносим 50-й псалом, мы тоже раскаиваемся.

В каноне Андрея Критского, конечно, тоже много образов и сравнений из Нового Завета. Прежде всего вспоминается евангельская притча о мытаре и фарисее. Часто мы не хотим уподобиться кающемуся мытарю, который смиренно стоял в конце храма, никого не пихал, не толкал, не говорил: «Что вы тут заняли мое место?» Он просто осознавал свои грехи, не смел поднять глаза к небу и произносил покаянную молитву: «Боже, милостив буди мне, грешному». А фарисей вроде бы и постился, и даже милостыню давал  (милостыня считается одной из высших добродетелей, потому что милосердия не хватает), но при этом он гордился всем этим, он не имел смирения мытаря. Канон Андрея Критского как раз призывает нас уподобиться смирению мытаря, отвергая гордыню фарисейскую.

Из Нового Завета берутся примеры кающихся людей: и согрешившей блудницы, и разбойника благоразумного, и многих других. Конечно, вспоминается и Страшный Суд, на котором спасутся именно кающиеся. Вообще нет людей без греха. Но кто находится в раю? В раю не безгрешные, но те, кто раскаялся в грехах.

О каноне Андрея Критского можно говорить очень много. Но самое главное – это стараться внимательно вслушаться в эти строки.

– Даже можно следить по книге. Есть такая практика, когда люди приходят с текстом и следят за словами священника.

– Это очень желательно. Раньше не было книг, их было трудно достать, а теперь мы не всегда можем разобрать слова, но если мы имеем перед собой текст, то можем следить по нему – и такая молитва будет нашей сердечной молитвой, более вдумчивой и осознанной.

– Действительно, это очень важные службы на первой седмице, и страшно их пропустить. Хотя на великопостных службах многое читается, но есть и особые песнопения, как, например, на литургии Преждеосвященных Даров. В это время вообще происходят особенные службы, совершающиеся раз в год. Есть молитва, положенная на особую музыку, которая исполняется один раз в год, – какой трепет и внимание к этому!

Расскажите об особенностях богослужения в Великом посту.

– Уже самый первый день Великого поста и первая седмица сразу же показывают, что это совершенно иной строй богослужения и иная наполненность. Во-первых, здесь больше чтения, нежели пения. Обычно считается, что чтение воспринимать тяжелее, чем пение. Но именно обильное чтение Псалтири настраивает на внутреннее сосредоточение. Оно не дает нам эстетического удовольствия, как бывает от песнопений, зато вносит в душу именно покаянную мысль, покаянный настрой.

Прошел практически год, и мы уже привыкли к богослужениям, их ритму, песнопениям. И тут вдруг раз – и все по-другому. Мы останавливаемся и начинаем как бы по-новому смотреть на все, начинаем и на самих себя смотреть со стороны. Этот новый ритм богослужения выводит нас из привычного круга, чтобы мы могли задуматься и воспринять какие-то новые  истины – прежде всего покаяние.

Надо сказать о том, что Великим постом в среду и пятницу совершается литургия Преждеосвященных Даров. Почему так? Потому что христианину вообще нельзя без причастия Святых Таин. Бывает так, что человеку очень важно причаститься в середине недели, и вообще причастие Святых Таин очень укрепляет душу, когда ты перед этим искренне исповедовался, очистил свою душу. Так как в целом наша литургия – это праздничное богослужение, то Великим постом она обычно не совершается на буднях. Но в среду и пятницу для укрепления верующих служится литургия Преждеосвященных Даров. Она тоже насыщена покаянными песнопениями, читается 18-я кафизма, и эти псалмы как ступени духовного восхождения ко Господу. Те, кто посещает литургию Преждеосвященных Даров, всё это знают. На ней также произносится молитва Ефрема Сирина.

Само название литургии появилось от того, что эти Преждеосвященные Дары заранее освящены в воскресный день и хранятся на престоле. Во время литургии они переносятся и предлагаются христианам для причащения.

Хочется еще отметить, что очень много земных поклонов. И на часах поклоны.

– Почему так много?

– Потому что покаянные поклоны – это самое лучшее выражение твоего всецелого раскаяния. Когда мы совершаем земной поклон, опускаясь к самой земле, тем самым мы выражаем смиренное признание того, что мы согрешили, что по своим грехам мы  действительно низверглись к земле. Мы покаянно признаем это. А когда мы поднимаемся, это символизирует нашу решимость восстать от греха. Такие земные поклоны означают, что в покаянной молитве участвует не только душа, но и тело. Это всецелая молитва, где задействованы и наш ум, и мысль, и наше сердце с чувствами, но также мы участвуем в этом и телесно. Поэтому святые отцы признают, что земные поклоны очень необходимы.

Даже в личном правиле святые отцы советуют земные поклоны. Конечно, часто у людей нет времени все это исполнять, но если у кого-то есть, то  неплохо дома перед молитвенным правилом положить какое-то количество земных поклонов. Например, двенадцать поклонов с молитвой «Боже, очисти мя, грешного, и помилуй мя». Тогда мы настраиваемся и душой, и телом.

Замечено, что такие поклоны в каком-то смысле оживляют и тело. Но это не зарядка и не спорт. Спортивные упражнения, конечно, тоже могут организовывать телесное естество, но на молитву они не настраивают. Это хорошо, но после них тело настроено на некую подвижность. А земные поклоны настраивают тело именно на предстояние перед Богом. И после этого стоять уже легче, но не хочется куда-то бежать, бегать или прыгать, как после каких-то спортивных упражнений, или когда, наоборот, может возникать какое-то утомление. Но, кстати, если говорить с чисто физиологической точки зрения, поклоны полезны и для спины, позвоночника, кровообращения.

– Если у нас делается три земных, потом двенадцать поясных поклонов, то у старообрядцев все земные, то есть нам немного легче.

– Насколько я помню, раньше даже была такая традиция, когда при чтении канона Андрея Критского на каждом тропаре делали чуть ли не по три земных поклона.

– Как раз когда хор поет припев «Помилуй мя, Боже, помилуй мя», кладутся поклоны. Кажется (боюсь ошибиться), у старообрядцев в этот момент кладется земной поклон.

– У них это должно где-то присутствовать. Но как бы там ни было, наше богослужение очень питает душу. И у нас очень много коленопреклонений, молитвенных предстояний.

Самое главное – во время Великого поста молиться и дома, и в храме. Обязательно идти в храм. Соборная молитва, конечно же, является особенно действенной. Поэтому постараемся неуклонно посещать канон преподобного Андрея Критского. Если кто-то по каким-то профессиональным причинам не смог его посетить, то можно прочитать дома.

– Можно посмотреть и на телеканале «Союз». У нас каждый день будет трансляция канона, который читает Патриарх.

– Но в этом случае я, конечно, рекомендую не сидеть в кресле, а стоять перед иконами, слушать произносимые молитвы и молиться Господу.

Еще хотел бы отметить такой момент. Когда легко стоять на богослужении? Когда знаешь службу. За год человек может выучить литургию и всенощную. Даже с простой практикой нахождения в храме и при внимании можно понимать, что за чем идет: сейчас «Херувимская», а сейчас «Милость мира». Понимать, что происходит, проявлять больше стремления к самообразованию. То же самое в Великий пост: мы отметили, что можно следить по тексту и читать канон Андрея Критского. В лавках сейчас продаются специальные книжечки, где написано все слово в слово, без сокращений. Например, есть очень хорошее издание Сретенского монастыря.

Службы порой невозможно долгие, уже думаешь, скорее бы все закончилось. Действительно, бывает такое. Надо следить за службой и постараться понимать ее. Когда знаешь структуру службы, тогда проще.

– Человеку тяжело тогда, когда внутренне он еще не включился, когда он еще в чем-то является посторонним и молитвы еще не вызывают отклика, внутреннего созвучия. А когда ты всецело – умом и сердцем – в богослужении, то не замечаешь, как оно пролетает и заканчивается.

– Действительно, сейчас у нас не такое плохое время, как кто-то думает, много прекрасных книг, которые можно читать и через это осваивать богослужение. Кстати, поделюсь: только что переиздана моя книга «Сокровенный мир православия», где говорится в том числе о посте, о принципах духовной жизни и вообще о вере. Думаю, кто желает, мог бы обратить внимание и на эту книгу, изданную издательством «Воскресение». Эта книга распространяется издательством в том числе и через Интернет.

Это время, которое позволяет нам духовно просвещаться и становиться ближе не просто к храму как к какому-то зданию и ближе к молитвам не как к текстам, а вообще ближе к Богу, ближе к своему личному спасению. Освободиться от грехов – это значит обрести настоящее счастье. Человек счастлив тогда, когда внутри его ничто не угнетает. А угнетают его только грехи. Тот, кто освободился от греховных страстей, тот и становится человеком счастливым и несет эту радость и дальше.

– Отец Валерий, на сегодня мы, наверное, закончим нашу беседу и продолжим ее во вторник первой седмицы Великого поста. Мы поговорим о молитве Ефрема Сирина, которую уже читают в храмах, и продолжим говорить о Великом посте.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы