Исповедь и Причастие

19 августа 2014 г.

Аудио
Скачать .mp3

На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Андрей Ткачев, клирик храма святой мученицы Татианы при Московском государственном университете. Передача из Москвы. Эфир 19 августа 2014 г.

 

- Здравствуйте, в эфире телеканала "Союз" программа "Беседы с батюшкой". В студии - Сергей Юргин.

Сегодня у нас в гостях священник храма святой мученицы Татианы при МГУ протоиерей Андрей Ткачев.

Здравствуйте, батюшка. Благословите наших телезрителей.

 

- Здравствуйте. Милость Божия да будет со всякой душой человеческой.

 

- Тема нашей сегодняшней программы "Исповедь и Причастие". В прошлой нашей программе мы уже начали говорить о Таинстве исповеди, но остались еще вопросы.

Для тех, кто не смотрел нашу прошлую передачу, хотелось, чтобы Вы повторили, что такое Таинство исповеди.

 

-  В этом таинстве безусловное действие врачующей благодати Божией. Я бы сказал, что это таинство многофункциональное. Для тяжкого грешника или человека, крещеного, но долгое время прожившего вне общения в Церкви, это способ вернуться в Церковь и объединить свое живое единение с ней. Для человека, который Церковь не покидал, а ведет борьбу с грехом и ощущает на себе шрамы и пыль борьбы - это способ поддержания духовной гигиены. Это постоянный духовный стимул и встряска и способ держать себя в тонусе, когда человек ничего страшного на исповедь вроде бы не приносит, но приносит бытовые следы борьбы с грехом, который никуда уходить не собирается.

На Таинство исповеди накладывается монашеская практика откровения помыслов, когда человек открывает не столько свои дела, сколько тайный внутренний мир со всем хитросплетением желаний, помыслов, мысленных приражений и всего остального. Это часто встречается в нашей жизни: и у мирян, и у монахов.

Исповедь - это таинство, врачующее человеческую душу. В зависимости от степени болезни души оно имеет разные функции и действия на наши внутренние язвы.

 

- Приходить на исповедь нужно к одному священнику или допускается ходить к разным?

 

- С точки зрения моего личного опыта, прочитанных книг и общения с другими людьми, мне кажется, хорошо иметь духовника, но не каждый имеет его. Если нет духовника, то хорошо иметь священника, знающего тебя давно, которому не надо заново рассказывать всю свою жизнь. Когда приходишь на исповедь в первый раз, священник может спросить, как давно ты ходишь в церковь, каково твое семейное положение, где ты работаешь, то есть ему важно хоть немного знать человека. Хорошо иметь того, кто не будет тебя каждый раз заново, кто ты, и постоянно носить ему свои болячки. Ему хорошо исповедоваться в грехах, которые тебя чаще всего тревожат и составляют твою мучительную тайну. Если ничего страшного в твоей жизни не происходит, а происходит бытовое, что не сильно ранит тебя, то можно спокойно идти к любому священнику в любом православном храме, оказавшись в поездке, на отдыхе, посещая храм, который ближе к дому.

Думаю, что практика такова: если не произошло ничего особенного, можно идти к любому батюшке. Если ты хочешь причаститься, то ты идешь к священнику, говоришь, что у меня так-то и так-то и я хотел бы причаститься. Если есть что-то серьезное, надо идти к тому, кто тебя знает, если такой духовник у тебя есть. Если нет, тогда приходится довольствоваться разными священниками, но это чревато разными проблемами. Один будет более строг, другой более мягок. Один будет увеличивать требования, другой отнесется легче. Люди разные, один хочет строгости, другой ее боится. Здесь мы имеем дело с многообразием столкновений человека с человеком, поэтому тут надо запастись некоей долей терпения и понимания. Если ты где-то обжегся об одну исповедь, то не печалься, не грусти.

 

- Может ли считаться приходской священник духовником?

 

- Может, конечно. Приходской священник - высокое звание, и он может быть духовником, может, как говорится, носить в своих руках души человеческие. В случае если он не вырастает до старца, все равно он великий человек, потому что приносит Богу бескровную жертву, совершает другие таинства, поминает на службе людей живых и усопших, вникает в их судьбы и нужды через исповедь и беседы с людьми, проповедует Евангелие. То есть самый "неказистый" священник - все равно великий деятель на незримом духовном поле. Поэтому, конечно, приходское духовенство призвано быть духовническим духовенством.

Например, такой важный факт, что наше приходское духовенство согласно традиции в большинстве своем женато. Это величайший плюс, который отличает нас, например, от католиков. С какими проблемами приходят люди на исповедь? Отнимите от человека семейные проблемы и ему не с чем будет приходить на исповедь. Теща и зять, мама и дети, свекровь и невестка, жилищная теснота при нескольких поколениях в одной квартире, денежные проблемы, вторая жена, второй муж, измена, пьянство, бьет, я постарела - муж смотрит на молодых. Со всем этим люди приходят на исповедь. Уберите это - и Вы уберете 98% потребностей исповедоваться или советоваться со священником. Конечно, это хорошо известно тому, кто сам живет семейной жизнью.

Конечно, хорошо прийти на исповедь к "дедушке" - человеку, у которого седая борода, уже взрослые дети, много внуков, он все это видел в своей жизни. Его уже ничем не ужаснешь, он уже все знает, ты для него по возрасту внук или сын, дочка или внучка, поэтому человек внутренне тяготеет к такому семейственному характеру исповеди. Когда тебя поймут, поднимут с колен, помогут распутать твой житейский узел - это белое духовенство.

Когда исповедует монашеские, они, конечно, могут повести тебя выше, тех, кто тяготеет к аскетизму, например, к непрестанной молитве, чтению духовной литературы. Но на простого человека монашествующий духовник, если у него нет чувства такта и меры, может возложить некий груз, который тот не понесет. Здесь надо иметь педагогическую чуткость. Поэтому кому, как не белому духовенству, быть духовниками.

То, что люди массово ходят на исповедь в монастыри - это некий вызов для белого духовенства.

- Братцы, а что это вы так плохо занимаетесь людьми, что они от вас сбегают в монастыри на исповедь?

 

- Может быть, многие хотят построже?

 

- Может быть, так, тогда - пожалуйста. Белый священник сам скажет, что он человек не монашествующий, и в изрядных постах и ночных молитвах помощник слабый. Это будет хорошо и честно.

Но может быть и перекос в другую сторону. В житии оптинского старца Льва есть такой момент, когда он стоял в толпе баб, пришедших на богомолье - простых крестьянских женщин в лаптях, простых одежах, с заплаканными лицами - и он им рассказывал про духовное и житейское. На покаянии в монастыре был какой-то митрофорный священник, который сказал ему:

- Охота тебе, батюшка, битый час с этими бабами стоять и о чем-то разговаривать.

На что старец Лев сказал ему:

- И то правда. Если бы ты ими на приходе занимался, они бы у меня здесь не были.

Дело монаха, действительно, келья и молитва. Но он был вынужден заниматься с ними потому, что белое духовенство в полной мере не опекает своих духовных чад.

Духовничество - это, в принципе, дело белого духовенства. Если батюшка совсем молоденький, только женился, еще не знает, как жить в своей семье, конечно, здесь с духовничеством тяжело, он набирается тяжелого духовного опыта. Но человек, уже преполовивший свою жизнь, приобретший какой-то навык и в богослужении, и в общении с людьми, уже может вырастать до духовника средней руки.

То есть духовники нужны везде, не нужен один "всероссийский старец", чтобы к нему ехали с Камчатки, Сахалина, Прибалтики и Кавказа. Так, конечно, тоже надо, но гораздо лучше, если бы в каждой губернии, регионе был бы свой светильничек "горяй и светяй", к которому приходили свои. Дальше - еще и еще. Чтобы их было много, разной величины, как звезда от звезды разноствует во славе. Маленькие, большие звезды, созвездия - все это нужно.

Простой приходской священник - это вполне нормальный духовник. Не каждый равен другому, все они разные. Может быть, батюшка с высшим образованием - к нему потянутся студенты, может быть, интеллигенты. Может быть, батюшка с высокой военной службы, который, например, дослужился до полковника, а потом круто поменял свою жизнь. Таких очень много. К ним тянутся люди другой категории, почувствовав в нем военную мужскую жилу. Все они разные - и это очень хорошо, и именно это и есть духовничество. Люди будут подыскивать духовника под себя, по духу, по нюху, по интуиции. Один батюшка служит долго, все вычитывает, и кому-то нравится это. А кто-то служит быстро, но остается после службы и беседует с людьми. Один нашел себе здесь, другой - там, и всем хорошо.

 

- Есть такая практика, когда человек приходит на исповедь к одному священнику, просит у него духовного совета, потом идет к другому и просит совета по этому же вопросу, и все складывает, суммирует, делит, находя самый выгодный для себя ответ и самое удобное благословение. Стоит ли так делать?

 

- Среднее арифметическое из советов разных священников - это очень порочная практика. Если советы будут разные, то начнется смущение, придется поступать лукаво и выбирать то, что больше нравится. Надо далеко отбросить от себя желание набраться советов от самых разных людей, в особенности тех, которые Вас не знают.

Советы надо брать у тех, кто знает Вас и находится по отношению к Вам в "режиме" "бескорыстного сострадания". Например, если богатый человек помогает семье какого-то священника просто выжить, если он будет брать советы, есть серьезное опасение, что священник побоится быть с ним категоричным. Это чисто человеческий момент, и здесь нет ничего удивительного. Если какой-то доктор вытащил меня с того света на операции, то если я и буду ругать его на исповеди, то очень мягко, я буду благодарен ему всю жизнь и покрывать любовью - это психологически очень понятная вещь. Поэтому Вы должны честно знать, у кого Вы просите совета: у того, кто любит и снисходителен к Вам, или у того, кто Вас хорошо знает и может сказать Вам правду. Здесь необходим некий элемент честности. Если его не будет, все остальное будет некой ошибкой. Если много векторов мы сложим вместе, все они схлопнутся в одну точку и никуда не приведут дальше. Поэтому так поступать не надо.

Надо решать свои житейские вопросы на основании совести, то есть идти к духовнику надо не в состоянии "я не знаю что делать", но проведя предварительную работу. Если серьезные вопросы, посоветуйся муж с женой, жена с мужем, с детьми, старшими, друзьями, которые любят тебя. Послушай голоса со стороны, спроси у совести своей. Крепко помолись Богу, походи в храм Божий и день, и два, попытайся внимательно помолиться Богу, почитай Евангелие, может быть, Слово Божие тебе что-то откроет. То есть приди к священнику уже подготовленным, например, готовым сделать то, что тебе не нравится, чего тебе делать не хочется. Например, не хочешь уезжать, а надо, или не хочешь оставаться, а надо и так далее.

Помолись о священнике, чтобы Бог открыл ему Свою святую волю. Это очень важно, идя к священнику, молиться Богу о священнике, говоря:

- Господи, иду к тебе, а Ты благослови раба Твоего отца Михаила (или Матфея), чтобы через него я услышал от Тебя, и дай мне мужество принять, как от Тебя.

Нужны такие серьезные вещи. А когда спросил там и там, получается просто некий раздрай.

 

- Наверное, так же надо просить благословения на какие-то молитвенные подвиги.

 

- На молитву мы благословляемся с момента нашего крещения. Для чего какие-то особые благословения, которые, например, просят на чтение Псалтири. Причащаться, молиться, исполнять заповеди, бороться с грехом, читать Священное Писание, внутри которого находится Псалтирь - на все это мы благословлены от начала, по факту христианства.

Специальное, требующее благословения, когда, например, хотят поступать в семинарию. Когда девушка говорит, что не хочет замуж, но хочет сохранить девство ради Христа - это очень серьезно, здесь нельзя без благословения.

 

- Вопрос телезрительницы из Екатеринбурга: Как готовиться к Причастию в мясопуст три дня подряд или только среду и пятницу, можно ли есть рыбу, если причащаешься через неделю?

Второй вопрос: Как приготовить к Причастию ребенка?

 

- Этот вопрос решается на собрании священников, и в пастырской практике он принят на обсуждение. Современный подход к этому вопросу, насколько мне известно, следующий: если человек постится в среду и пятницу весь год и соблюдает многодневные посты Рождественский, Великий, Петровский, Успенский, то три дня поста непосредственно перед Причастием теряют для него свою актуальность. Три дня нужды для тех, кто причащается редко 1-3 раза в год, не более того, или хромает в церковной дисциплине.

Если человек несет на себе все, что благословила Церковь, то если Вы хотите причаститься в воскресение, и при этом всегда поститесь в среду, пятницу, то в субботу можно без мяса, но с рыбой, и в воскресение ничто не возбраняет Вам приступить к Причастию. Хотя, конечно, все это имеет необходимость быть благословленным тем священником, который Вас причащает.

Думаю, не надо здесь слишком супить брови и умножать дисциплинарные требования. Думаю, любой пастырь, глядя на такую практику христианина, скажет, что он, конечно же, может приступать к Чаше со страхом Божиим и верой.

Что касается ребенка, то мне кажется, самым главным вопросом для детей является их желание быть в храме и радость от того, что они в храме. Если ребенку хочется идти в церковь, и он с радостью идет туда, то, думаю, это и есть самое главное приготовление к Причащению. Конечно, грех уже может проявлять себя в них: они могут вредничать, лениться, лукавить, и за этим надо следить, и можно подсказать им ласково:

- Знаешь, сынок или дочка, мне кажется, тебе надо вот об этом сказать на исповеди, ты вчера меня обманул, сказал, что съел, а сам выбросил обед в мусорку, это уже серьезно.

Не надо талдычить детям на исповеди, что они не слушают маму и папу. Потому что мама и папа очень своекорыстно относятся к исповеди своих детей, впрочем, как бабушки и дедушки. Мы иногда нагружаем исповедь функцией закабаления детей своим авторитетом, превращаем священника в своего компаньона по превращению сына или внука в послушника. Это очень вредно.

Сегодня информационное время, очень важно, чтобы ребенок с утра до вечера не торчал в телевизоре и не погружался в гаджеты так, чтобы от них нельзя уже отлипнуть. Это тоже явный грех, это уже пленение.

Очень важно сохранять речевую чистоту: чтобы человек не привыкал говорить глупые, грязные, скверные, гнилые слова. Чтобы не брал чужого, не завидовал. У семилеток уже достаточно таких возможных грехов. Об этом надо стараться говорить с ними и просить священника:

- Батюшка, придет к Вам моя дочка Дашенька семи лет, вот вредная она, упрется, закатит истерику, и ничего не сделаешь. Поговорите с ней, пожалуйста.

Или, например, девочка - модница, каждый день требует новую одежду. Надо понимать, в чем реальные проблемы. Не то, что просто "не слушается" - это слишком банально и корыстно, а когда есть реальная духовная проблема, о которой священник должен поговорить с ребенком. Здесь исповедь превращается в доверительный разговор старшего с младшим.

Важно, чтобы мы не отогнали ребенка от церкви, чтобы ребенку в церкви было хорошо, это самый главный способ приготовления к Причастию.

- Хочешь причащаться?

- Хочу.

- Нравится тебе в церкви?

- Нравится.

- Будешь причащаться сегодня?

- Буду.

- Ну, с Богом.

 

- Как Вы считаете, нужно ли бездумно исполнять то, что предписал на исповеди священник?

 

- Такие случаи могут быть, если человек подпал под тяжесть какого-то странного слова и не знает, как с этим быть. Например, епитимья, длящаяся много-много лет или еще что-то. Надо разбираться с этим вопросом. Сложность ситуации в том, что другой священник не имеет права снимать с человека то, что наложил другой. Надо разбираться со всем, чтобы понять, что за этим стоит. И если это факт чрезмерной строгости или аскетизма, когда, например, человека на десять лет отлучают от Причастия, то человек должен разбираться, самому идти к этому священнику без посредников и сказать, что тяжко, Вы не выдерживаете, с просьбой ослабить.

Но ведь бывает и наоборот, когда приходят богомольцы и просят благословить "на что-нибудь". Если я тебя благословлю на такое, что потом будешь бегать за мной и просить, чтобы тебя «разблагословил». Люди тоже могут спровоцировать священника на что-то  экстраординарное, когда они задают ему какие-то странные вопросы. Потому и важно прийти к священнику с созревшим вопросом, проведя свою "домашнюю работу": подумай, что ты хочешь, поноси в себе свою проблему, сформулируй ее хорошо, и тебе гораздо легче будет выслушать ответ на нее. Не все здесь лежит на священнике, но многое рождено какой-то незрелостью самого человека.

 

- С какими вообще вопросами нужно подходить к священнику?

 

- С вопросами, достойными священства. Знаете, как говорили некоторые святые, не проси у царя навоза. Пришел к Богу, проси то, что Бога достойно. Пришел к священнику, проси то, что достойно священства: духовный совет, молитва, попытка разобраться в некой сложности, житейской и духовной одновременно. Попроси сродственного. Пришел к священнику, говори о том, что касается твоей духовной жизни.

Когда человек приходит к священнику, а духовных вопросов у него нет, есть житейские, материальные, психологические проблемы - это очень тяжело для священника. Такие случаи бывают, думаю, священники подтвердят это: когда приходит человек, который не знает, зачем он пришел, и надо вытащить из него некий глубокий пласт, чтобы понять то, что сам он о себе не знает - это уже какой-то старческий уровень. Надо быть больше, чем просто священник, когда, разговаривая с человеком, ты пытаешься вытащить его на ту проблему, которую он сам еще о себе не знает. Так бывает, но это очень изнурительно.

 

- Бывает, что у нас на исповедь приходит человек и говорит, что он взял ипотеку, а теперь не знает, чем расплатиться, и просит у батюшки совета.

 

- Такие случаи бывают. Бывает и больше, когда человек начинает буквально шантажировать, говорит: что мне теперь взять топор и пойти в банк, или мне что теперь повеситься. А ты в первый раз видишь этого человека. Тогда надо остаться после службы и поговорить с этим человеком. На самом деле, Вы не поможете ему вернуть ипотеку, но проговоренная проблема уменьшается в два раза, это замечено  давным-давно.

Беда, которая высказана и которую выслушали, имеет свойство уменьшаться. Когда человек рассказал беду слушателю, он, может быть, впервые услышал сам себя. Рассказать о себе - единственный способ понять себя. Почему важно вести дневник или писать письма либо вести диалоги с кем-то мудрым и вдумчивым. Иначе себя не поймешь. Я понимаю понимать себя по мере того, как я начинаю рассказывать о себе кому-то, и кто-то внимательно слушает меня, задавая наводящие вопросы.

Поэтому несчастный «взятель» ипотеки начнет рассказывать Вам всю свою жизнь. У каждого человека своя предыстория, мучит его ипотека, а рождена она чем-то другим. Оказывается, он развелся, а развелся, потому что в блуд залетал, и жена не стала его больше терпеть. И он начнет разворачивать свой клубочек до самого раннего детства, и вдруг поймет, откуда все это началось, и скажет: "Спасибо, батюшка, я пошел". Ипотека как-то решиться, а человек, может быть, впервые прикоснется к подлинной своей проблеме по мере рассказывания о себе. Это очень важно, и здесь священник выполняет функцию психолога. За что психологу платят большие деньги, здесь священник платит своим временем и нервами, и слава Тебе, Господи, что это так. Это именно важная духовническая функция. Ведь что такое психологические сеансы? Это исповедь без отпущения грехов. Почему люди ходят к психологам? Потому что они хотят поисповедоваться, даже не надеясь, что им отпустят грехи. Священник как раз совмещает и то, и другое, он должен попытаться выслушать и вытащить из человека какие-то более глубокие пласты скрытых проблем, это очень помогает. Если это еще увенчается словами "И аз, недостойный иерей, прощаю и отпущаю...", то это просто замечательно.

 

- Вопрос телезрителя: Когда начинаешь пытаться исполнять заповеди, жить в лоне Церкви, чувствуешь, насколько это сложно. Не удается исполнять даже Моисеевы заповеди. Хотелось бы услышать от Вас совет-утешение, вроде того, как, помните, в финале фильма "Остров", когда отец Анатолий молодому священнику на вопрос "А нам-то как жить?" отвечает: "А живи, как живем".

 

- Попробую. Прежде всего, хочу сказать, что то, что составляет Ваш внутренний крест, мне хорошо известно. Когда пробуешь, и ничего не получается. И сто раз пробуешь, и сто раз не получается. И не отчаиваешься начинать в 101-й раз, и в 101-й все равно не получается. Это понятно.

В утешение себе и Вам скажу, что труд по исполнению заповедей - это самая необходимая возможность и способ открыть человеческую немощь. Чему научается человек, исполняя заповеди? Немощи. Это такой интересный святоотеческий голос: по мере исполнения заповедей ты открываешь свое несовершенство. Человек будет спасен не за подвиги и не за труды, а за веру и смирение. Смирению он научается по мере познавания своей немощи, которая, в свою очередь, открывается от попытки исполнить заповеди.

- Какое твое правило? - спросили человека, который много лет прожил в серьезных трудах.

- Какое правило мое, - ответил тот. - Были у меня разные правила: и большие, и маленькие. Когда я правило исполнял, я гордился. Когда я правило не исполнял, я унывал. Сегодняшнее мое правило - это "Господи Иисусе Христе,  помилуй мя".

 

Из всех молитв, какие знаю,

Пою в душе иль вслух читаю,

Такою дивной дышит силой

Молитва "Господи, помилуй!"

 

Уж близок я к последней грани,

И все ж с горящими слезами,

Хотя с увядшей тела силой,

Твержу я "Господи, помилуй!"

 

Душа, окончив жизнь земную,

Молитву эту, не иную,

Тверди и там ты за могилой

С надеждой "Господи, помилуй!"

 

Бог не хочет погибели человека, наши несовершенства Он прекрасно понимает, знает и носит. Созерцание Христа распятого и радость о Христе воскресшем достаточно утешают измученную душу. Мы спасемся не по делам, а по милости. Это очень утешает человека - Господи, помилуй.

 

- Вопрос телезрительницы из Москвы: Духовный отец - кто он, и как правильно обратиться к священнику с просьбой о духовничестве. Я живу в Москве и уже семь лет езжу к батюшке в Подмосковье, считаю его своим духовным отцом, но не озвучиваю этого. Правильно ли это?

 

- Думаю, что не надо непременно все озвучивать и формализовывать. То, что Вы уже делаете, может поставить Вас в отношения духовного отца и духовной дочери без формализации этого процесса. Достаточно того, что есть. Вы счастливый человек, у Вас есть наставник, который примет Вашу исповедь, причастит Вас, подскажет, помолится. То, что у Вас есть, с избытком хватаем, очень многие люди этого лишены.

Духовное отцовство важнее, чем физическое отцовство. Физическое отцовство стало редкостью, то есть мы живем во времена серьезной безотцовщины. Далеко не каждый ребенок живет в семье, где мужчина является его биологическим отцом. Отца может просто не быть, он исчез, может быть отец социальный, то есть не совпадающий личностью, может быть масса других ситуаций. Без отца вырастает очень много детей.

И вот задаю вопрос себе и вам: если нормальное отцовство стало редкостью или, по крайней мере, встречается не на каждом шагу, хотя у каждого ребенка должны быть и отец, и мать. Если такие простые вещи стали редкостью, то где же нам взять на всех  духовных чад духовных отцов? Ведь духовное отцовство гораздо сильнее и серьезнее, чем отцовство физическое. Поэтому духовная безотцовщина тоже присутствует. Каждый хочет иметь духовного отца, но где же их взять?

 

- Каким должен быть духовный отец в Вашем понимании?

 

- Как я уже и говорил, таким "дедушкой". Не в том смысле, что все простит, на коленки посадит и свисток вырежет: "будет вам и дудка, будет и свисток". Нет.

Опыт его должен превышать опыт духовного ребенка на ту колоссальную разницу, которая существует между реальным родителем и ребенком. Что такое родитель - это человек, который в два-три раза масштабнее, чем рожденное от него чада. Духовный отец должен быть такой масштабной личностью, то есть он должен прожить на много больше тебя, и его внутренний опыт, как духовный, так и человеческий, житейский, должен быть источником питания для тех, кто этого опыта не имеет.

Он должен быть сострадательным опять-таки из опыта. Должен быть кающимся человеком, без гуруистских наклонностей, без веры в собственную непогрешимость. Лучше всего каяться в грехах в присутствии того, кто сам кается в своих грехах. Потому что если человек уверен в своей непогрешимости, перед ним каяться очень страшно, он тебя расплющит холодом своей ложной святости. Если я грешен, а он свят - это же ужасно. А если он говорит: я такой же грешник, ты не бойся, есть лишь один безгрешный - Христос. На коленях такого человека можно плакать. Слыша грехи других людей, он должен себя опознавать в этих грехах, не потому, что должен все это сделать, а потому что он узнает человеческую боль.

Ведь, по сути, мы ничего нового не слышим, мы слышим модификации, вариации одних и тех же страстей, и ничего нового, поэтому требования к духовнику очень высокие. Конечно, он должен быть начитан в Священном Писании, в святоотеческой литературе, духовно опытен, снисходителен, в нужных случаях строг, но строгость должна быть разбавлена снисходительностью в пропорции, наверное, 5 к 95. То есть большинство случаев требует снисходительности, некоторые редкие случаи требуют строгости, нужно включать разные режимы.

 

- Вопрос телезрителя из г. Чебоксары: Как мне молиться, если я не могу от всей души простить некоторых людей? Разве я могу произнести слова "и прости нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим", если не простил от всей души? То же с молитвой "Господи, помилуй". Могу ли я просить помиловать меня, если точно так же не могу помиловать своего ближнего?

 

- Что же, Вы прикоснулись к реальной боли, реальной язве. Там, где Вы уперлись в слова, которые не можете произнести, Вы не должны произносить их до тех пор, пока не произнесете их фактически, по сердцу и истинно.

Вы уперлись в священный барьер. Прекрасно. Если Вы этот барьер преодолеете, Вы подниметесь сразу на очень большую ступеньку вверх, чего я Вам желаю.

Только теперь разделите проблему на две части. У Вас могут быть личные враги, например, люди, которые взяли в долг и долго не отдают, либо люди, которые отрезали у Вас кусок огорода. Это Ваши личные враги, и, может быть, Вы их не можете простить.

Но часто люди говорят эти слова "я не могу их простить" к людям, которых они лично не знают, лично не контактируют, но накручивают себе, например: я не прощу Чубайса за то, что он разорил полстраны в такие-то годы и за веерное отключение электричества в 90-х. Не прощу Обаме, что он бомбил и еще что-то. Если Вас тревожат эти проблемы, смело выбрасывайте их в мусорник, потому что молитва "Отче наш" говорит нам о тех людях, которые конкретно переплелись с Вами жизненными обстоятельствами, и Вы имеете конкретную обиду на конкретного человека. Например, Вам кто-то нахамил в транспорте, и Вы два дня держите обиду и не можете молиться. И не молитесь, пока не простите. А когда переборите, станете сильнее, и у Вас начнется новый этап жизни - начнется духовная свобода.

Простить, преодолеть какую-то внутреннюю тяжелейшую проблему взаимоотношений с родственниками, с начальником на работе, с обидевшим или обманувшим тебя человеком - это великий подвиг, это победа. Если у Вас такие случаи есть, продолжайте бороться.

Человек оскорбил Вас страшными словами, выругал. Но если положить на одну чашу весов эту обиду, а на другую - все Ваши грехи, все-все, которые Вы знаете или не знаете, и сказать: я это прощу ему, а мне простится все ЭТО. То здесь очень неравноценный обмен - порассуждайте об этом. Вам простится ВСЕ, а Вы простите, пусть обидную, но ерунду. Вам простится все - Вы получите великую свободу, а потом скажете Богу с дерзновением:

- Господи, долго не мог я сказать Тебе этих слов, а теперь могу, а теперь прости мне мои долги так, как я простил должнику моему. Простил я ему это, забыл, а Ты, Господи, прости мне ВСЕ мои грехи.

Это же будет великая перемена, Вы поменяете мешок мусора на вагон золота - вот такая будет мена. Пока что Вы уперлись в проблему, но решайте ее, и, решив ее, Вы страшно обогатитесь.

Такое вот решение жизненных проблем предлагает нам молитва "Отче наш".

 

- Вопрос телезрителя из Московской области: Есть ли смысл исповедовать грех, если я знаю, что он повториться? Ведь это, наверное, получается лукавство?

 

- Есть смысл исповедовать грех, даже если Вы подозреваете, что он повторится. Есть грехи, которые неизбежно повторяться. Например, человек говорит, что рассеивается на молитве или что у него нет любви, часто - нет терпения. Я совершенно уверен, что когда Вы придете через неделю, Вы повторите то же самое. Было бы странно, если бы Вы сказали: "В прошлый раз я говорил, что у меня нет любви, а теперь есть. И теперь я на молитве не рассеиваюсь". Такие вещи можно повторять всегда или можно не повторять, но подразумевать. Вот откуда берется пыль? Никто не знает, но уборку влажную делать придется, потому что пыль берется сама собой.

Если же речь идет о серьезных грехах, если Вы, не дай Бог, изменяете жене, и настолько связались с этим грехом, что знаете, что в ближайшее время не избавитесь, и приходите плакать о себе. Но отходите от исповеди и знаете, что Вы опять несвободны, что опять находитесь под угрозой залезть в  ту же лужу. В таком случае Вам нельзя причащаться, а исповедоваться все равно нужно. Поисповедуетесь раз - и, к сожалению, вернетесь на прежнее. Второй, третий раз. В конце концов, совесть Вас замучает, и либо Вы убьете свою совесть, и станете животным, либо совесть убьет Ваш грех и заставит Вас стать человеком. Вы будете воевать с совестью смертельным боем, до хрипоты и крови, пока один из вас не победит. Либо Вы станете животным, либо Вы станете человеком, и совесть победит Вас.

Поэтому нужно говорить все равно о своих грехах на исповеди, в особенности, если это серьезные вещи, которые требуют непременной борьбы с собой. Как гигиенические вещи, когда, например, Вы чистите зубы, Вы уверены, что будете вновь их чистить. Вы стираете свои вещи, но Вы уверены, что Вам это придется делать еще не раз - это нормально.

В этом смысле дисциплина исповеди - это гигиеническая дисциплина, она требует повторения, держит Вас в тонусе, не даем Вам завшиветь. Если не будешь убирать в комнате, не будешь ни бриться, ни мыться - завшивеешь. В этом смысле эти повторения - гигиеническая функция исповеди. Повторяйте, не страшно.

 

- Вопрос телезрителя из Санкт-Петербурга: У отца Анатолия Оптинского есть слова: "опасайтесь греха смущения". Объясните, пожалуйста, что такое "грех смущения"?

 

- Смущение - широкое понятие. Мы смущаемся всякий раз, когда встречаемся с чем-то, чего не ожидаем. Например, ожидаешь святости, а встречаешь не совсем святость. Скажем, мирянин впервые оказался на празднике за столом вместе с духовенством. Он боится жевать громко, думает, что здесь надо быть субтильным, а слышит, что нет, люди плотно и с аппетитом кушают и разговаривают необязательно о предметах библейских. И он вдруг смутился. Всегда, когда мы ждем чего-то такого большого, а встречаем что-то простое, мы склонны смутиться. Бывает ненужное смущение, когда ты поднимаешь в себе какой-то градус ожиданий. А жизнь тебя как-то смиряет: успокойся, в нужное время мы скажем тебе духовные слова, а сейчас расслабься, ешь, пей, слушай простые речи. Такое бывает смущение.

Бывает смущение от бесов. Бывают такие щепетильные души, которым приносятся разные помыслы, например, прибежал на исповедь, а молитву перед исповедью уже прочитали, и вот человек смущается и полслужбы мучается, идти ему на исповедь или не идти. Это целая мука, когда в человеке нет простоты. Любая зазубринка, заброшенная в его сознание, выбивает его из колеи, и он уже не знает, как поступать. Таким людям хотелось бы посоветовать быть проще. По-хорошему проще, не в смысле наглее и бесшабашнее, а проще и спокойнее.

Потому что поводов для смущения миллион, все средства массовой информации работают на индустрию смущения. Вся забрасываемая информация стремится нас раскачать, расшатать, взбудоражить, потом опустить в уныние.

И в духовной жизни человек часто то чего-то боится, то бесовские страхи, то уныние, то маловерие, то думает, что ничего у него не получается. Отсюда рождается всякое. Человеку надо иметь такую же здоровую душу, какой здоровый аппетит имеет здоровый человек. Ест, хрустит всяким огурцом, который на столе, и все ему хорошо. Надо иметь такую здоровую душевную организацию. Вопрос, где ее взять?

Люди стали такими нервными, такими истонченными, такими обидчивыми. Городские жители почти все невротики. А нам нужно иметь нормальную, здоровую, "розовощекую" душу, которая ищет простой пищи и радуется простому солнышку. Просите у Бога душевного здоровья, и я должен этого просить:

- Господи, Ты врач мой, исцели мою душу от застарелых болезней, которые Ты Сам видишь и знаешь.

Чтобы мы были простые, здоровые люди, имеющие простую, здоровую веру, и, в конце концов, вошли в настоящий и красивый рай.

 

- Вопрос телезрительницы: Исповедь, написанная на бумаге и прочитанная самим священником, принимается ли Богом, прощаются ли грехи? Я инвалид, и по-другому не могу.

 

- Без сомнения. По сути, бумажная хартия - это хартия Вашего сердца. Когда Вы пишете свои грехи на бумаге, Вы совершаете перенос невидимого в видимое. Это тайна сердца, записанная на куске бумаги. Священник, читающий эти грехи, принимает их так же, как если бы произнесли их своими устами. Он читает над Вами молитву, разрывает список - это все равно, что Ваши грехи уходят от Вас. Конечно, это принимается, и не сомневайтесь в этом.

 

- Вопрос телезрителя: Исповедовался и причащался, затем снова согрешал, как вернуться к Богу? Посещаю храм регулярно, но чувствую себя безучастным. Молюсь, миропомазываюсь - беру в долг благодать Святого Духа. Что мне делать для Бога в ответ? Как вернуться в лоно Церкви, если я произношу "Верую", а на деле выполнять до конца не получается?

 

- Очень важная вещь: первыми расколами в Церкви были расколы донатистов, которые характеризовались так называемым перфекционизмом - желанием, чтобы Церковь состояла только из святых. Все мы должны быть богатырями духа, и нет в нас никакой слабости. Отсюда рождались презрение к согрешающим, высокомерие над теми, кто согрешает много и часто, желание отсечь от себя всех слабых, ненужных и так далее. Из этого вырастали целые ереси.

Желание перфекционизма, желание того, чтобы все было хорошо, может быть и опасным. Церковь святая, но не столько нашей святостью, сколько святостью ее Главы - Господа нашего Иисуса Христа. Он сообщает здоровье телу. К Церкви относятся не только святые, но также и грешники. Это очень важно понимать. Кающиеся грешники, не победившие грех до конца, страдающие от греха и не достигшие совершенства - это также люди, принадлежащие к Церкви.

В большом теле нужна каждая ресничка, каждый ноготочек. В большом теле есть разные многофункциональные органы, и большие, и маленькие, и заметные, и незаметные. Поэтому не сомневайтесь в своей принадлежности к Церкви из-за того, что Вы не достигли совершенства, из-за того, что Вы падаете, согрешаете, опять каетесь, и опять падаете.

Грешники кающиеся точно так же принадлежат Церкви, как и святые. И не один подлинный святой не пренебрежет грешником, потому что знает, что он и я находимся в одной Церкви. Только ложная святость пренебрегает грешниками, она забывает, что у нее есть источник - Христос, Который никем не пренебрегает. А самосвят думает, что он свят сам собой, поэтому презирает кающегося. Настоящий святой грешников не презирает. Кукша Одесский говорил: я сам грешник, и грешников люблю. Мне бы хоть с краечку, да в раечку.

Ваша борьба - знак того, что Вы принадлежите к Церкви. Вам нет смысла унывать, Вам есть смысл плакать, что Вы слабы. Но Вы не вне Церкви, а в Ней. Такие, как Вы, составляют одну из когорт Церкви - это плачущие и припадающие, носящие свою немощь и умоляющие Бога о том, чтобы Он исцелил их. Мы все к ним принадлежим, время от времени каждый из нас плачет о своем окаянстве.

 

- Вопрос телезрительницы из Астрахани: Недавно я слышала профессора А.И. Осипова, который сказал, что маленькие детишки, которых приносят в храм, отвлекают прихожан от службы. Считается ли это грехом, и в какое время лучше приводить маленьких детей от года до полутора лет?

 

- Конечно, это не является никаким грехом, это бытовая дисциплинарная сложность, которая накладывается на литургическую жизнь. Поскольку маленький ребенок не может сознательно участвовать в молитве, не может пропеть с нами "Верую", не понимает, что происходит во время Евхаристического канона, нужно приходить с ним непосредственно к самому Причастию, к молитве "Отче наш".

Понятно, что создает сложности для родителей, потому что мама или папа оказываются вырванными из Литургии, что является неизбежными сложностями, нужно это потерпеть, пока ребенок маленький. Греха в этом нет, это просто сложность, связанная с несознательным, малым возрастом наших детей. Приводить их в храм нужно перед самым выносом Чаши.

 

- Время нашей программы подошло к концу. Благодарю Вас за сегодняшнюю беседу. До Таинства Причастия мы так и не дошли. Надеюсь, что в следующий раз мы обсудим эту тему. В завершении прошу Вас благословить наших зрителей.

 

- Преобразившийся во славе перед учениками-апостолами Христос, явивший славу Свою Моисею и Илии, да воссияет и нам Своим Светом Присносущным по молитвам Богородицы, ибо Он Светодавец, и слава Ему.

 

Ведущий: Сергей Юргин.

Расшифровка: Юлия Подзолова.

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала - архимандрит Александр (Глоба), доктор богословия, врач-специалист в области организации здравоохранения, клирик Городницкого ставропигиального Свято-Георгиевского мужского монастыря.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Последние телепередачи

Вопросы и ответы