Беседы с батюшкой. Святая Троица: смысл и предрассудки

1 июня 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма святых равноапостольных Константина и Елены протоиерей Михаил Браверман.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Пожалуйста, по традиции благословите наших телезрителей.

– Попросим Господа Бога о том, чтобы наша нынешняя встреча послужила для взаимной пользы всех тех, кто собрался и в студии, и у телевизоров или компьютеров.

– Спасибо. Сегодня тема нашей встречи – «Троица: смысл и предрассудки». Когда возникает разговор о Троице, сразу вспоминаются  многочисленные святоотеческие труды и труды современных богословов и часто возникающие между людьми какие-то размышления и даже иной раз споры о Пресвятой Троице, которые особенно имели место в первые века, но не угасают и сегодня. Тем не менее мы исповедуем веру в Святую Троицу. И каждый в свою меру, читая Символ веры, слушая молитвы за богослужением, в личных молитвах пытается осмыслить и понять троичность Божества. Конечно, возникает вопрос: как Господь может быть един и троичен одновременно?

– Когда мы говорим о Боге, то, конечно, должны понимать нашу человеческую малость. Бог – наш Творец, мы Его творение, но Богом мы и живем, и движемся, и существуем, как проповедовал апостол Павел жителям Афин. Поэтому Бог – это не что-то отвлеченное, а это Кто-то, Кто нам абсолютно близок.

Преподобный Макарий Египетский когда-то написал такие удивительные, замечательные слова: «Нет на земле такой близости, какая может быть у души и у Бога». Поэтому мы – дети Божии, Бог открылся нам как Отец, и мы можем и должны о Боге знать. Но только когда мы говорим о Боге, должны понимать, что можно и нужно это делать только со смирением, потому что Бог не предмет науки.

Расскажу вам такой живой случай из жизни нашей детской воскресной школы. Педагог в какой-то момент говорит, что познание Бога превышает человеческий разум. Маленький мальчик встает и говорит: «Учительница, Вы не правы. Это очень просто». – «Ну как просто? Объясни». –  «Бог есть Троица: Отец, Сын, Святой Дух. Что тут непонятного?» Дальше продолжение. Выходит мальчик и звонит по мобильнику: «Слушай, папа, эта преподавательница ничего не знает».

Конечно, знание о Боге превышает нашу человеческую немощь, а догмат о Пресвятой Троице, весть о том, что Бог есть Троица, единая по существу, но различная в Лицах, – это вершина богословия и вершина того откровения, которое Бог даровал нам, людям. Бог есть сама полнота: Отец, Сын, Святой Дух. А еще Бог открывается нам в Священном Писании с самыми различными наименованиями, большинство из которых говорит о том, как Бог относится к Своему миру и к нам, людям. Одно из имен, по слову апостола Иоанна Богослова, – Любовь. Святитель Григорий Богослов утверждает, что наименование Любовь Богу ближе, чем какое-либо иное имя. И любовь – это суть отношений Троичного Бога (Отца, Сына, Святого Духа), но любовь еще и отношение Бога к миру и человеку.

Бог вседоволен, Он ни в чем не нуждается, но по избытку любви творит человека, чтобы человек стал причастником вечного Божественного бытия. А когда человек во грехе оказался ниже своего призвания, тогда Бог Отец послал в мир Своего возлюбленного Сына, чтобы Он Своей драгоценной кровью искупил нас от рабства греху и дьяволу. Бог есть Троица: Отец, Сын, Дух Святой. Сын явил нам Отца, Он сказал: «Никто не приходит к Отцу Моему Небесному, только как через Меня». А еще Сын Божий прикровенно сказал о Духе Святом Своим ученикам и перед крестной смертью, и перед вознесением. Господь сказал, что уходит, чтобы пришел Утешитель – Дух Святой. И вот сначала Сын Божий приходит в мир, Он принимает человеческую плоть, принимает полноту человеческой природы. Сын Божий во всем, кроме греха, становится подобным нам Человеком и в Самом Себе освящает человеческое естество. А затем наша человеческая природа в день вознесения Христа Бога нашего восходит еще в духовный мир, посаждается одесную Бога Отца.

Когда мы бываем на литургии, то все поем Символ веры, этот же Символ веры мы призваны читать, когда возносим Богу наши утренние молитвы. И мы утверждаем, что Сын Божий воссел одесную Бога Отца. Одесную – значит справа, но, как комментировал эти слова преподобный Иоанн Дамаскин, сидение справа мы не понимаем в местном смысле. У Бога Отца нет левой или правой стороны, Бог есть Дух. Но сидение по правую сторону означает, что теперь, после вознесения, человеческая природа Спасителя прославлена так же, как изначально прославлено Его (Сына) Божество. И вот теперь наша человеческая природа воссела одесную Бога и Отца. Так прославил Отец Своего возлюбленного Сына, и так Сын прославил нашу человеческую природу. Проходят еще десять дней после вознесения, и на всех учеников, которые тогда были собраны в Иерусалиме, сходит Дух Святой – Господь Животворящий.

Конечно, Святой Дух действовал еще в эпоху Ветхого Завета. Именно Святым Духом пророчествовали божьи люди откровения, но сам человек с его искаженной грехом природой не мог стать участником Божественной жизни. Но вот когда человеческая природа прославлена Христом Богом, тогда мы получаем эту удивительную возможность стать причастниками Бога в действии Святого Духа. И вот Святой Дух созидает на земле Христову Церковь, совершает все церковные таинства, прелагает и изменяет хлеб и вино в истинные Тело и Кровь Христа Бога нашего. И так в Святом Духе исполняются слова Господа, Который сказал всем нам, всем Своим ученикам еще перед вознесением: «Я с вами во все дни до скончания века». Вот так удивительным образом нам открывается Троичный Бог: как любящий Отец, Который посылает Своего возлюбленного Сына, чтобы Он стал жертвой за наши грехи и за жизнь мира, и как Дух Святой, Который оживотворяет снятое с креста тело Спасителя и подает всем нам жизнь вечную, христианскую, жизнь с Богом.

– Очень интересно, недавно впервые услышал, что надо отвечать на «Господь вознесеся». То есть говорят: «Господь вознесеся!», и слышу в ответ: «Воистину вознесеся!» А оказывается, нужно ответить: «И седе одесную Бога».

– Надеюсь, Вас этому научили в духовной академии?

– Конечно. Отец Варфоломей, многим из нас знакомый.

– Что касается Евангелия от Иоанна, которое Вы упомянули, то, конечно, там есть такие очень насыщенные богословские главы, объясняющие как раз троичность Божества через прямую речь Спасителя. Знаю, что далеко не всем легко дается это чтение, то есть настолько насыщены эти строки, что их трудно вместить в себя и приходится раз за разом перечитывать.

– И так всю жизнь.

– Да, конечно. Ведь мы называем Евангелие не просто книгой, написанной Иоанном Богословом или любым из четырех евангелистов. Мы называем Евангелие боговдохновенной книгой, то есть Сам Дух Святой через человека возвещает истину о Христе. И Спаситель предупреждал учеников: «Сейчас то, что Я говорю, вы не можете вместить, но когда придет Утешитель, Дух Святой, Он вам напомнит то, что Я говорил вам».

Евангелие от Иоанна действительно самое удивительное, с древних времен. По-моему, первым назвал его духовным Климент Александрийский. Это Евангелие действительно духовное, потому что повествует в том числе и о Духе Святом, Господе Животворящем, и о Пресвятой Троице. Пролог Евангелия от Иоанна, который читается в саму пасхальную ночь – откровение о Боге Слове, есть начаток и основа, фундамент всего православного учения о Троичном Боге.

– Да. И, конечно, удивительно, что в пасхальный период читается целиком Евангелие от Иоанна...

– И речь идет не о воскресении Христа (это чтение звучало накануне в Великую Субботу), а именно о полноте откровения о Боге Слове, Которое стало еще и плотью.

– А для чего потребовалось впоследствии развивать в истории и раскрывать троичный догмат, когда, казалось бы, нам дано Евангелие, в котором эта полнота Божественного откровения? В особенности когда мы читаем и открываем для себя Евангелие от апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

– Хороший вопрос. Потому что действительно у нас есть Евангелие, для чего же тогда церковные догматы? По каким вопросам собирались Вселенские Соборы? Почему возникали те или иные ереси, те или иные лжеучения? И почему Господь не оставил нам свод догматов, а оставил Свое живое слово о том, как надо жить, чтобы войти в Царство Небесное? Дело в том, что евангельская весть прозвучала сначала в Иерусалиме для тех людей, которые были воспитаны на Ветхом Завете. И Ветхий Завет провозглашал веру в Единого Истинного Бога. А вокруг были языческие народы, которые поклонялись многим богам. И весть о Христе Спасителе, Сыне Божием, вышла из Иерусалима в языческий мир. Надо было объяснить и тем людям, которые обратились ко Христу от иудаизма, и тем, которые обратились из язычества, как же совмещается вера в одного Бога с тем, что этот Бог еще и Пресвятая Троица.

Сейчас, когда мы вступаем в Церковь, вырастаем в ней, если нас крестили в детстве, или приходим в зрелом возрасте, то мы воспринимаем учение Церкви как нечто само собой разумеющееся, давно уже сложившееся. Но вот для древнего человека весть о Едином Боге была революционным переворотом, а весть о том, что Единый Бог имеет Сына и Сын говорит: «Я и Отец – одно», вызывала мучительные споры, как примирить единобожие и троичность Лиц. И вот когда мы говорим, что Церковь объявляла то или иное учение ересью, неправильным выбором, мы говорим о том, что это была попытка объяснить Божие откровение немощными человеческими силами. Потому что догматы, которые вырабатывала Церковь в ответ на появление того или иного лжеучения, мы называем богодухновенными. Как писали участники Апостольского Собора когда-то: «Изволилось Духу Святому и нам...» Так писали впоследствии и участники уже Вселенских Соборов – святые отцы.

В древности, чтобы примирить единобожие и троичность, появляются два основных типа лжеучений. Некоторые полагали, что один и тот же Бог является под разными Лицами: сначала Отца (в Ветхом Завете), потом Сына (в Новом Завете), а затем, в эпоху Церкви, которая и началась в день Пятидесятницы, этот же самый Бог явил Себя как Дух Святой. Такая стройная схема, которая очень просто все объясняет: есть только один Бог, но Он в разные исторические эпохи являет Себя по-разному.

Другой ошибочный путь был в том, чтобы признать Бога Сына не равным Богу Отцу, потому что в греческой философии (а на ней были воспитаны те люди, к которым была обращена проповедь апостола Павла) бог – высший абсолют – не мог иметь с собой рядом другого абсолюта. И некий священник по имени Арий (впоследствии его лжеучение и было названо арианством) начал учить, что Сын, конечно, Бог, но Бог, сотворенный Отцом. То есть Бог, Которого когда-то не было.

Сейчас современному человеку расскажи эту полемику, и он ответит: «А какая разница?» А на самом деле разница была и есть, потому что это вопрос нашего спасения. Мы пришли в этот мир не для того, чтобы умереть и раствориться в небытии, мы пришли, чтобы встретить Бога и через общение с Ним обрести вечную жизнь. Но если Христос – Бог лишь по благодати, лишь Человек, в Котором особым образом действовала Божия благодать (как в пророках, только больше), то Он не может являться Спасителем, потому что спасти человека мог только Бог. Сам Господь и говорит: «От человеков это невозможно». Поэтому споры о единосущии,  равенстве Сына Отцу были спорами о нашем спасении. В дальнейшем богословский акцент переместится со споров о Божестве Спасителя на споры о человечестве – это тоже вопрос нашего спасения, потому что если Сын Божий не Человек, тогда между нами и Христом до сих пор пропасть, ничем не измеримая. Но в том-то и чудо нашего спасения, что Христос – Истинный Бог. Значит, Он может нас спасти. В том-то и чудо, что этот Истинный Бог стал еще и Человеком. Значит, мы можем иметь общение со Христом и в Нем обретать спасение, в Нем приходить к Богу Отцу.

Вот так все начиналось, так все продолжалось, и споры эти были настолько актуальными, что вызывали просто потрясения в империи, потому что посмотрите: первые три века Церковь была гонима, вопросом жизни Церкви был вопрос выживания во враждебном мире. Но вот гонение проходит, сам император становится христианином, и именно тогда богословские споры выходят на первый край интересов всего общества. Сейчас люди чем интересуются? Погодой, курсом валюты, политикой. Наверное, это все очень важно, но наше счастье, наша жизнь на самом деле зависят от Бога, поэтому знания о Боге – это не некая отвлеченная философия. Это знание актуально, потому что от него зависит, будем мы живы или нет, будем мы счастливы или нет. Не потому, что Господь может от нас закрыться, просто мы можем стать теми, кем должны быть, направляясь к Богу, и на этом пути мы призваны о Боге узнавать. Поэтому если сейчас современному человеку богословствование кажется предметом отвлеченным, даже верующему церковному человеку может казаться такой вещью, которая не имеет прямого отношения к духовной жизни и нашему спасению, то для святых отцов путь богословия был неотделим от пути молитвы.

Учитель монашеской созерцательной жизни авва Евагрий когда-то учил: «Если ты богослов, ты будешь чисто молиться; если ты чисто молишься, значит – ты богослов». То есть в духовной жизни молитва напрямую связана с нашим представлением, нашим знанием о Боге. И вот самый возвышенный, самый таинственный догмат о Троичном Боге говорит о полноте нашей жизни, открывающейся нам в Церкви через Христа Спасителя, Который приводит нас к Отцу действием Духа Святого, Господа Животворящего.

– Вы упомянули о роли святого великого императора Константина в том, каким образом решались вопросы и как раскрывался троичный догмат в истории. Вы как раз служите в храме святых равноапостольных Константина и Елены, и наверняка всегда есть такое осознание и радость, что эти святые дали нам...

– Знаете, когда мы участвуем в главной церковной службе – литургии, все вместе поем Символ веры, мы всегда вспоминаем, что исповедуем Сына единосущным Отцу. Этот греческий термин «омоусиус» (единосущный) был предложен именно святым равноапостольным императором Константином Великим, который председательствовал на Первом Вселенском Соборе. Когда ересь провозгласила неравенство Сына Богу Отцу, то отцы Первого Вселенского Собора утвердили, что Сын единосущен, то есть такой же по природе. А в опровержение мнения о том, что рождение предполагает вторичность во времени, было добавлено к древнему Символу веры, что Сын прежде века от Отца рожден. Это очень важно: Сын единосущен Отцу, Он рожден прежде всех век, а впоследствии этот термин «единосущие» по отношению к Божественной природе Спасителя будет применен и к Его человеческой природе, но уже по отношению к нам: будет заявлено о том, что Сын Божий по человечеству единосущен и нам, и в этом великое чудо.

– Слава Богу, что такое богатое богословское наследие мы имеем...

– Мы приходим в церковь, и как начинаются все наши службы? Со славословия Богу, мы славословим Бога: Отца, Сына и Святого Духа. То есть это то, что является сутью, стержнем нашей молитвы, нашего славословия. Поэтому надо знать, любить, чтить учение Церкви и не принимать его как что-то сухое, не имеющее ничего общего с духовной радостью. Ведь мы, люди, с разумом, и наш разум должен быть наполнен не только знанием таблицы Менделеева или таблицы умножения, но знанием о Троичном Боге в ту скромную меру, в которую наша малость может это вместить.

– Еще один богословский вопрос: что такое тринитарные энергии?

– Какое хорошее слово.

– Да, звучит очень ярко.

– Знаете, когда мы в духовной жизни от кого-то слышим про энергию (подпитаться энергией, почистить энергию), мы понимаем, что речь идет о каких-то странных оккультных практиках, о нездоровой духовной жизни. Но на самом деле слово «энергия» присутствует в мире православного богословия. Энергия – это сила, по отношению к Богу энергия – это Божия сила. Бог обладает единой природой, а Его сила явлена в действии в этом мире, в Его энергии, Его благодати, то есть сама Божественная природа проявляет себя в этом мире. Поэтому, говорил святитель Григорий Палама, Божественная энергия не есть что-то отличное от Бога, но Сам Бог в Своем проявлении. То есть Божественная энергия – это благодать Пресвятой Троицы, которая действует в этом мире, сообщается через Сына в Духе Святом. Понятно или очень сложно?

– Это и понятно, и в то же время бывает очень сложно вместить. Например, взять духовную академию: когда студенты изучают церковную догматику, то, конечно, одно из самых сложных мест для всех (все это отмечают) как раз изучение троичного догмата. Потому что, казалось бы, мы с этим живем и несем это через каждый свой день, но в то же время, когда начинаем в это погружаться, бывает такое, что человек просто может запутаться.

– Наверное, можно запутаться в исторических моментах. Когда спорили на Первом Вселенском Соборе и император предложил это слово «единосущие» (по-гречески «омоусиус»), другие предложили слово «омиусиус». Вроде бы разница в одну букву, но первое – «единосущный», а то – «подобносущный». И второе мнение было отвергнуто как неправильное, ошибочное. Но я бы сказал, действительно вся наша жизнь и есть уяснение тайны Евангелия, тайны Пресвятой Троицы. Поэтому совершенно нормально, что это все дается с большим трудом.

А когда возник в истории вопрос об энергиях? Совершенно случайно. Был в Константинополе некий учитель Варлаам, приехавший с Запада, который начал утверждать, что, конечно, Бог непознаваем. В это время жил великий святитель Григорий Палама, и он возразил: «Конечно, Бог выше познания, но мы знаем Бога опытно, и путь к Богу – наша молитва, участие в церковных таинствах». Так и возникла полемика, в которой было в том числе высказано мнение святителя Григория Паламы, ставшее православным, о том, что Божественные энергии – это Сам Бог в Своем проявлении. Нетварные Божественные энергии, тринитарные энергии, потому что энергии относятся к природе. Но если мы заменим слово «энергия» на «благодать», Дар Божией любви, нам все станет ясно и понятно.

– Святитель Григорий Палама считается одной из вершин, очень высоких пиков православного богословия. Если сравнивать с горными вершинами в нашей жизни, то, может быть, это Эверест. Для того чтобы его постичь, надо очень потрудиться.

– Конечно. Святитель Филарет Московский говорил: необходимо, чтобы никакую в тайне сокровенную премудрость мы не почитали для нас не принадлежащей. То есть мы призваны углубляться в Божественные тайны, и то, что проповедовал святитель Григорий Палама, – это вершина богословия, это Эверест. Тем не менее наступает Великий пост, и второе воскресенье Великого поста все православные: и образованные, и не очень образованные, и простые, и профессора, – чтят память святителя Григория Паламы. Почему? Потому что Григорий Палама говорил о цели нашей жизни, которая есть общение с Богом. Бог неприступен по природе, но Бог открывается нам в Церкви в таинствах так, что, по слову апостола Петра, мы являемся общниками Божеского естества. Божественная природа, Божественное естество неприступны, и в то же время через Христа, через Церковь, через церковные таинства мы действительно входим в общение с Богом.

– Что касается праздника Пятидесятницы, он грядет уже совсем скоро, как и день святых равноапостольных Константина и Елены, когда вы будете праздновать престольный праздник, день вашего храма. Вот такие два торжества намечаются. День Пятидесятницы имеет еще название день Святой Троицы. И день рождения Церкви.

– Всё сразу. На пятидесятый день по воскресении Христа на учеников сходит Дух Святой, это является предельным откровением о Троичном Боге, поэтому это день Пресвятой Троицы, а еще день земного рождения Христовой Церкви. В одном из памятников древней христианской литературы сказано, что Церковь – первое творение Божие, ради нее создан мир. То есть в Божественном замысле Церковь существовала извечно, но как институт Церковь созидается на земле именно в день Пресвятой Троицы. Это полнота откровения и полнота нашего человеческого призвания быть членами Церкви, быть детьми Небесного Отца и приходить в Божий храм славословить Троичного Бога.

– А вот такие два момента, видимые и очень близкие нам, – это украшение храма на Троицу зелеными ветвями (часто ставят молодые целые березки в кадках, украшают таким образом храм) и традиция быть в этот день на кладбище… Хотелось бы узнать о них. Первое: для чего украшается храм таким образом? А второе: нужно ли в этот день идти на кладбище и поминать усопших сродников именно в день Святой Троицы?

– Начнем с конца Вашего вопроса. В этот день нужно, желательно быть в Божием храме. Но так получается, что у нас кладбища переполнены и на Пасху, и на Троицу; так возник этот обычай. Он возник в советское время, когда люди помнили, что надо помолиться, а храмы были разрушены. Вот в деревне люди помнят, что надо помянуть усопших перед Троицей. Где это сделать? Пойти на кладбище. И постепенно люди стали приходить в большие праздники на кладбища. Потом уже сменилось несколько поколений, и никто не помнил, как это началось. Но согласно церковной традиции мы поминаем на Пасху усопших только на Радоницу, то есть на Светлой седмице. А еще усопших мы поминаем перед Троицей, так этот день и называется – Троицкая родительская суббота.

Удивительно, почему именно перед Троицей поминаются все те люди, которые этот мир покинули: все, от века усопшие православные христиане. Мы помним, что человек есть таинственный образ Божий. Если почитаем, что писали отцы об отображении Божьего совершенства в человеке, то там будет и способность творить, и духовная жизнь, и господство над творением, и много-много всего. Но Бог есть Пресвятая Троица, Бог един по природе и различен в Лицах, и вот все человечество обладает единой природой и тоже различно в личностях. И человечество, совокупность людей должны были в своей жизни отображать Бога, но после грехопадения человечество как разбитое зеркало, оно больше не отражает небо. Однако в Церкви нам открыт путь к восстановлению, и мы, приходя в туда, вспоминаем всех тех людей, которые были до нас: умерших гораздо больше, чем живущих. Вспоминаем и молимся, чтобы Господь даровал им и оставление прегрешений, и место упокоения.

– А насчет зеленых веток?

– Дело в том, что Дух Святой назван Господом Животворящим, и зеленые ветки символизируют жизнь, которая просыпается в деревьях после зимы, а в иконописи зеленый цвет символизирует благодать Святого Духа. И именно в зеленых облачениях служат священнослужители в день Пресвятой Троицы. Замечательная, прекрасная традиция, зеленый цвет очень хорош для глаз, успокаивает нервную систему.

– Кстати говоря, на Крестопоклонную неделю и на соответствующий праздник Крест Господень тоже украшается очень обильно зеленью.

– Ведь и крестное знамение – это тоже символ Древа Жизни. То есть Крест – это Древо осуждения, которое через смерть и воскресение Христа Спасителя стало для нас Деревом Жизни.

– Да. Что касается этих традиций, мы уже поговорили, и теперь хотелось бы побеседовать с Вами немного о тех грядущих празднованиях, которые нас ожидают: это ваш престольный праздник и день Святой Троицы, в который, насколько я знаю, будет тоже праздник для детей. Расскажите, пожалуйста.

– Всех дорогих телезрителей, у кого есть такая возможность приехать, приглашаю в наш храм в эту субботу на празднование престольного праздника, празднование памяти святых равноапостольных Константина и Елены – двух людей, которые имеют величайшее, кардинальное значение в истории Церкви. Потому что Константин стал первым христианским императором, отношение к миру изменилось кардинально. Появилась некая новая ответственность за этот мир, за то, чтобы этот мир, который лежит во зле, тем не менее можно было привести к Богу.

А вот с именем императрицы Елены связано обретение Честного и Животворящего Креста, когда святая Елена, уже будучи в довольно преклонных годах, отправилась, быть может, в первую в истории человечества археологическую экспедицию и чудесно обрела в Иерусалиме Крест, на котором страдал, умер Христос Бог. Так вся Римская империя, а затем и весь христианский мир стали поклоняться Кресту как образу Спасителя и как знаку нашего спасения.

Потом наступает день Пресвятой Троицы, и по традиции у нас, на храмовой территории, мы проводим праздник для детей, но будет интересно всем: будут конкурсы, викторины, выступления артистов. Поэтому всех, у кого есть такая возможность, мы приглашаем и на богослужение, и на последующий за богослужением праздник – это детская Троицкая ярмарка.

– Спасибо. Я думаю, что и мы, телеканал «Союз», придем к вам, и я с радостью зайду, тем более рядышком нахожусь. Есть еще такой вопрос: мы празднуем день Пятидесятницы, день Святой Троицы, день рождения Церкви, а на следующий день, в понедельник, еще один праздник – Духов день, день Святого Духа. Почему так получилось, что день сошествия Святого Духа на апостолов – Пятидесятница – это один день, а день Святого Духа отмечается на следующий?

– Тут уместно вообще сказать о роли Святого Духа в нашей жизни. Бог есть Дух, и духовная жизнь – вещь совершенно таинственная. И Дух Святой, Его действия являются абсолютной тайной. Посмотрите: Бог являлся в Ветхом Завете как Отец, прикровенно было в Ветхом Завете сказано о Сыне. Вот пришел Сын и сказал: «Видевший Меня видел Отца Небесного». Как учил святитель Ириней Лионский, невидимое Сына есть Отец – и наоборот: видимое Отца есть Сын. То есть через Сына мы поклоняемся Отцу Небесному, а затем приходит Дух Святой. Сын являет Отца, Сам является в Духе Святом; таким образом, Сын есть образ Отца. Можно сказать, что Дух есть образ Сына, но Сам Дух не явлен, Его нельзя увидеть, изобразить. И получается, что духовная жизнь и действие Святого Духа – это некая тайна.

Замечательный русский богослов Владимир Николаевич Лосский высказал такое предположение: «Быть может, в жизни будущего века образом Духа будут все святые». И действительно, человек должен стать храмом для обитающего в нем Духа Святого. Но действие Святого Духа – это действительно некая тайна. Мы говорим, что все в Церкви совершается Святым Духом, Им совершаются церковные таинства, все церковные молитвы богослужения начинаются с призывания Святого Духа, но действие Святого Духа, Его явление для нас остаются тайной.

– Интересные, важные и страшные слова произносит Господь в Евангелии, говоря о том, что любая хула может быть прощена человеку кроме хулы на Духа Святого. Как это можно осознать?

– Давайте приведем только лишь одно толкование, потому что слово Божие настолько объемно, настолько многогранно, что, с человеческой точки зрения, допустимы различного рода объяснения. Но когда мы читаем Евангелие, те или иные слова Христа Спасителя, надо посмотреть, что же было до этого. И как раз до этого Христа Спасителя обвиняют, говоря, что в нем бес, причем говорят это знатоки и толкователи закона, то есть книжники. Посмотрите: пророчества были возглашаемы Духом Святым согласно Символу веры. И вот когда книжники и фарисеи видели исполнение этих пророчеств во Христе, тем не менее не принимали Христа, они отвергали Ветхий Завет, в котором говорили пророки, движимые Духом Святым. Таким образом, это и была хула на Святого Духа.

Господь говорит: «Кто скажет на Сына Человеческого, тому простится». Потому что очень часто, не понимая снисхождения Божией любви, люди действительно смущались поступками Господа. Они говорили: «Вот человек, который любит есть и пить, друг мытарям и грешникам». И Господь говорит, что, наверное, это извинительно, потому что они не понимают Божественной любви и Божьего милосердия, которые снисходят ко всем, в том числе и к грешникам. Но когда они отвергают чудеса (а Господь совершал чудеса силой Святого Духа), то тем самым они Духа Святого не принимают. И когда человек не принимает Духа Святого, тем самым он не принимает спасение. А когда человек не принимает спасение от Бога, он сам себя обрекает на непрощение.

– Спасибо. Конечно, можно было бы еще много вопросов задать, но, к сожалению, наше время подходит к концу. Тем не менее очень ценная беседа. Спасибо Вам огромное. И, конечно, многие телезрители знают Вас как автора книг, которые издаются сейчас главным образом издательством «Никея». Один из главных таких трудов, которые у Вас вышли и с которыми люди познакомились, – это «Православное богослужение», иллюстрированная энциклопедия для всей семьи.

– Книга с картинками, что очень важно.

– Да, книга с картинками. И можно открыть и сразу на картинку попасть таким образом. Очень здорово. Просто в завершение нашего эфира хотелось бы Вас спросить о писательских планах, поскольку, конечно, с Вашими книгами многие знакомятся сегодня. Может быть, у Вас есть какие-то замыслы, которыми Вы можете поделиться с нашими телезрителями?

– Конечно, есть. Просто свой писательский труд я воспринимаю как продолжение своего священнического служения. Вот Вы говорили, что многим студентам трудно разобраться, отвечая на экзаменах о Троице. И для того чтобы вам, студентам, было легче отвечать экзаменаторам, я и хочу написать простую книжку о сложных вещах, о том, как же интересно догматическое богословие, интересны все вопросы, которые обсуждались на Вселенских Соборах, и какое абсолютно прямое, непосредственное отношение проблематика Соборов имеет к нашей повседневной жизни. Потому что мы пришли в этот мир, чтобы быть счастливыми, а подлинная радость, подлинное счастье – это общение с Богом, в этом полнота, и мы на пути к этому.

– Спасибо, отец Михаил! Будем ждать с нетерпением: и студенты, и наши телезрители. Мы можем закончить пожеланием...

– …пожеланием духовной радости. Мы встречаемся во время наступившего календарного лета. И как расцветает у нас природа, надо, чтобы так расцветала и человеческая душа. А для этого необходимо быть в Церкви. Более того, необходимо в Церкви жить, то есть любить Церковь, любить все, что в ней происходит: любить ее богослужения и знать и ценить церковное учение.

Ведущий Михаил Проходцев

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы