Беседы с батюшкой. Апостольский пост. Внимание к слову

4 июня 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает старший священник и духовник Алексеевского ставропигиального женского монастыря, известный проповедник и миссионер протоиерей Артемий Владимиров.

– Сегодня тема нашей передачи – «Апостольский пост и внимание к слову». Расскажите об истории и смысле апостольского поста и о том, как апостольский пост связан с темой слова.

– Основание к этому посту (он был введен в общее употребление во Вселенской Церкви, конечно, позже первого столетия от Рождества Христова) мы находим в самой Книге Деяний апостольских, написанной евангелистом Лукой. Напомню, что эта книга, помещенная после четырех евангельских повествований, рассказывает о том, как апостольская проповедь распространялась по лицу вселенной, то есть Средиземноморья. И найдем в этом богодухновенном повествовании, что прежде чем отправляться на проповедь, ученики Христовы налагали на себя пост, постились и молились, и затем Дух Божий, действовавший через двенадцать избранных апостолов, открыто и явственно определял, кому выйти на то или иное благовествование.

Так, например, апостол Павел одно время путешествовал с апостолом Марком, будущим евангелистом, а затем его спутником стал Сила, иной апостол. Следовательно, подготовка к этой вселенской проповеди, к трудам возвещения слова Божия среди слушателей, иные из которых были предубеждены против нового учения (язычники или иудеи), требовала какой-то особенной подготовки, сосредоточенного приготовления. И свершалось это именно через подвиг молчания, воздержания, поста. Затем апостолы отправлялись каждый по своему жребию, чувствуя, что за спиной у них крылья, поддержка Всемогущего Господа. Вот основание и смысл нашего так называемого апостольского, или Петровского, поста.

– Как апостольский пост связан с темой слова? Вы сказали, что перед тем как произносить слово проповеди, апостолы совершали подвиг молчания.

– Они пребывали в молении, то есть сосредоточенном обращении к Создателю, и, естественно, чувствовали свою немощь человеческую. Соответственно, испрашивали у Отца Небесного поддержки и силы. И мы находим, что Господь действительно им сопутствовал, содействовал, производил через них, их руками великие чудеса и знамения, исцеления и воскрешения мертвых. Таким образом, слово апостольское было не просто убедительным свидетельством об истине, воскресшем Христе, но сопровождалось силой Божией, воздействовавшей на сердца слушателей.

– То есть этим постом мы как бы уподобляемся апостолам?

– Во всяком случае, нужно понимать и знать, как этот пост родился и чего ради был учрежден. Не каждый из нас призван к благовествованию, но каждый должен следить за своим словом, ведь мы помним слова Христа: «От слов своих оправдаетесь или осудитесь, за каждое праздное слово дадите отчет в день Суда». Я думаю, что этим постом каждому нелишне вспомянуть, что словесность, дар слова есть драгоценный подарок свыше. Он нас отличает от бессловесных животных. Поэтому следует, наверное, обратить особенное внимание на празднословие. Что уж говорить о нечистом слове? И сегодня, к сожалению, словесная культура настолько упала (я это знаю как школьный учитель, как священник, который вращается в гуще народных масс), что христианам очень даже непросто бывает приобрести навык говорить лишь слово полезное, чистое, назидательное и вместе с тем исполнять апостольское повеление: «Гнилое слово (нечистое, грязное, грешное) да не срывается с уст ваших». Глаз да глаз, ушки на макушке, наблюдать за собой должно непрестанно, пока в навык наш не войдет говорить «с чувством, с толком, с расстановкой» и во славу нашего Господа.

– А что главным образом мешает человеку говорить чисто, доброжелательно?

– Состояние собственного сердца, ведь всякая страсть (будь то гнев и прежде всего раздражительность, нетерпимость, неумение сохранять спокойствие) тотчас провоцирует к словам необдуманным, которые, срываясь с наших уст, могут причинить ущерб не только нам. (Слово не воробей, вылетит – не поймаешь...) Но они отзываются и в сердцах наших слушателей пагубным образом.

Почему сегодня многие отроки, дети, школьники заражены сквернословием? Во многом потому, что их родители не понимают, как их слово отзывается в душах ближних, особенно маленьких детей. Дурной пример заразителен. На мой взгляд, сквернословие – это своего рода воздушно-капельная инфекция, то есть такая зараза, которая мгновенно распространяется. И если прибавить к этому словесный андеграунд Интернета, где наша молодежь общается, так сказать, используя в качестве слов-связок всякие ругательства, вот вы и получаете загрязненную вербальную мутную реку, где ох как непросто вытащить «бегемота из болота».

– Получается, что своими словами мы как бы формируем пространство, окружающее нас.

– Да, безусловно, потому что мысль, становясь словом, воплощаясь, подымает из глубин сердца все, что там сокрыто. И, к сожалению (мы, священники, это хорошо знаем), иные люди вроде бы имеют вид респектабельный и сдерживаются в приличном обществе, но если в глубинах их души водятся эти словесные тараканы, змеи, и пиявицы, – грош цена соблюдению внешних правил приличия. Ведь Бог смотрит не на внешность нашу, а испытует самые намерения человеческой души.

– То есть можно сказать, что пост призывает нас к воздержанию не только во внешних словах, но и во внутренних.

– Во всяком случае, человек, который наблюдает за собой, а главное, чувствует, что на него устремлен Божий взор (Господь Всеведущ и Вездесущ), старается прежде всего контролировать собственные мысли. И это тоже непросто, потому что лукавый, имея бестелесную природу, пытается воздействовать на нас, зомбировать нас через худые помыслы. Значит, без молитвенной обращенности ума и сердца к Создателю вряд ли кто бы то ни было, хотя бы семи пядей во лбу был, сможет освободиться от этого навязчивого фона хульных, гордостных, нечистых, лукавых, навязчивых помышлений. Пообщайтесь с любым психологом или психотерапевтом, психиатром, и вы увидите из свидетельств этих специалистов, что больше половины их пациентов страдают от каких-то внутренних навязчивых мыслей, иные из которых просто вытягивают жизненные соки из людей.

Вот почему Мать Церковь обладает особенной целительной силой через таинство Исповеди, раскрытие совести и Причастия, что мы и рекомендуем христианам постом (учащенное прибегание к этим таинствам). И через эти таинства Церковь как будто дезинфицирует внутренний мир человека, очищая его мысленное поле от этих грозовых облаков. Соответственно, достигнув какого-то очищения, покоя, умиротворенности, христианин уже на словесном уровне в общении со своими ближними сможет сеять разумное, доброе, вечное, явиться в своем роде последователем апостолов. Во всяком случае, любой отец в отношении детей, священник в отношении паствы, учитель в отношении учеников, телевизионный ведущий во многом формируют то самое мыслительное, ментальное поле, которое захватывает, как у нас сегодня, десятки тысяч людей.

– Вопрос телезрителя: «На фоне (заставка в студии. – Примеч. ред.) – замечательная икона апостола Петра и Павла. Вы не могли бы сказать, почему они изображены обнимающимися?»

– Конечно, этот древний византийский образ, как видите, свидетельствует о подлинном единомыслии, единодушии двух первоверховных апостолов, пользовавшихся преимущественной честью среди благовестников Евангелия. Вспомним, что апостол Павел есть апостол язычников, он проповедовал преимущественно среди языческих народов, а слово Петра было в первую очередь обращено к иудеям. И эти апостолы, если вы внимательно будете читать Книгу Деяний, действительно были духовными братьями, несмотря на то, что иногда между ними, как людьми, могли возникнуть легкие трения, но они все разрешали миром и, конечно, имели одного и того же Духа Святого, Который их просвещал, укреплял и вещал через их уста.

– Апостолы были призваны нести слово Божие. Как мы, современные христиане, можем в своей повседневной жизни нести слово Божие, проповедовать по мере наших сил и при этом не быть навязчивыми, а быть убедительными?

– Это очень хороший и важный вопрос, потому что (как знают многие наши телеприхожане) так называемые сектанты, представители различных псевдохристианских деноминаций как раз отличаются удивительной нетактичностью, навязчивостью, буквально пристают к прохожим со своими листовками, печатными изданиями. Часто, как, например, иеговисты, стучатся в двери; откроешь дверь, так они сразу просунут туда либо нос, либо мысок башмака, и самая большая ошибка – это впустить их в переднюю. Вопросы у них стандартные: есть ли у вас Библия, читали ли вы ее? В этом отношении мы, чада Матери Церкви, призваны прежде всего усвоить себе христианскую культуру, которая основополагающими принципами имеет такое изречение: благодать не насилует.

Мы ни в коем случае не должны ничего пропагандировать и навязывать слушателю, но говорить в ту меру, в какую он заинтересован в нас, в ту меру, в какую он нас вопрошает. И это, думается, приобретается с опытом и предполагает как раз умение более слушать, чем говорить, интересоваться человеком и его нуждами, предлагать ему посильную помощь, но не пользоваться его каким-то затруднительным положением для того, чтобы выливать на него тонны наших, хотя бы и благочестивых, словес. Вот почему для христианина-проповедника, имеющего соответствующие способности, навыки, благословение, главным критерием правильности его действий является способность молчать, размышлять, быть наедине с самим собой и с Богом, желание и потребность беседовать с Небесным Отцом. Тайная молитва собеседования со Христом воскресшим, которая совершается в глубинах нашего сердца, и есть то мерило, которым мы должны руководствоваться. Если ты наполнен собеседованием с Богом, тогда тебе будет дано понимать, куда ступить, что молвить, когда сделать паузу, когда предоставить твоему собеседнику высказаться и задать вопрос.

– Вопрос телезрителя: «У меня вопрос практический. Допустим, бесноватость и психическое заболевание. Кто и как может это различить? Потому что даже есть описание в Евангелии: человек бесноватый, но у него похожие признаки эпилепсии. Где грань, что это именно бесноватость или психическое заболевание?»

– Вопрос достаточно глубокий и тонкий. Начнем с того, что эпилепсия не имеет с беснованием необходимой связи, ведь врачи, которые знают свойства этого недуга и предлагают заболевшему медикаментозное лечение, на пальцах вам объяснят, какие мозговые нарушения имеют место в случае недуга. И случается он как последствие каких-то механических повреждений, сотрясения мозга либо какого-то стресса, дающего отзвук на мозговой деятельности. И не всякий припадок, конвульсивное сокращение конечностей означают, что человек находится под воздействием нечистого духа. Думается, что опытные врачи, которые отличаются религиозностью, в состоянии ранжировать это сложное явление.

Но соль Вашего вопроса заключается в том, что очень часто бывает смешанное явление. И характерно, что человек, отдающийся какой-то страсти (например, гневу; распущенный начальник, который орет, брызжа слюной на своих подчиненных, не стесняясь в выражениях, жестикулирует, бывает, сам себя доводит до аффективного состояния), тоже уже не контролирует свои действия. И присутствие демонической силы становится очевидным, ведь любой недуг души (такой, как уныние, гордостное самоутверждение, гнев и раздражительность, что особенно характерны), конечно же, не обходится без участия князя тьмы. Поэтому очень важно проявлять сдержанность, учиться властвовать собой. И когда мы общаемся с человеком, зараженным страстью, важно от него эту инфекцию не воспринять. Поэтому часто мы чувствуем внутреннюю необходимость сердечно молиться, чтобы не заразиться той или иной страстью.

– Все мы знаем выражение: «Рцы слово твердо». То есть оно о твердости слова. Почему так важно иметь твердое слово и как в себе воспитать это качество?

– Начать нужно, на мой взгляд, с того, что предлагает нам Господь, что Он нам повелевает: «Да будет ваше слово: да – да; нет – нет». Помним, что Священное Писание запрещает легкомысленную, поспешную божбу и клятву. «Клянусь своей жизнью, даю голову на отсечение» – все подобные выражения пахнут самоуверенностью, гордостью. И Евангелие, не отменяя клятву в подобающих, приличествующих случаях (а ведь мы и в суде можем произнести клятву, и присяга на верность Отечеству обходится не без клятвы), запрещает нам поспешно что-то обещать, присовокупляя еще какие-то  легкомысленные выражения.

Вот почему, работая над собой, мы должны быть степенны, избегать поспешности в речи. Семь раз отмерь, один раз отрежь. Похвально всегда взять тайм-аут, когда от вас что-то требуют: «Разрешите мне подумать, я должен осмыслить Ваше предложение. Давайте вернемся к предмету нашего разговора через полчаса». И действительно, тот, кто так смиренно, сославшись на недостаток своей компетентности, подготовленности, возьмет время для раздумья, всегда получает – практика жизни это доказывает – от Господа Бога какое-то вразумление. Потому что, уединившись, ты можешь раскинуть мозгами, можешь сличить с Евангелием ситуацию и выработать для себя царский путь.

Говорят, что нужно уметь произносить слово «нет». Действительно (я и за собой знаю этот недостаток), хочется угодить человеку, быть приятным в общении, не хочется ссориться, но если настойчивость собеседника вступает в противоречие с вашими принципами, то всякое соглашательство будет означать лицемерие. Мы не должны изменять своим нравственным принципам, которые коренятся в Евангелии. Вот почему очень важно уметь сказать: «Простите, но это не в моих силах, я не могу сейчас дать Вам согласие». Вот это слово «нет» очень важно, между тем как, например, у китайцев, японцев слово «нет» считается зазорным. Они за всякими дипломатическими формулами (это нынче принято и в европейской политике: одно пишешь, два в уме) обещают выделить миллиарды Незалежной, а воз и ныне там. Но то, что для дипломатов является модусом вивенди (образом жизни), для христиан все-таки не должно быть общим правилом поведения.

– Вопрос телезрительницы: «Мой сын (ему сейчас 20 лет) уехал с отцом в Германию. Но когда он был маленький, мы его крестили в Православной Церкви и ходили в православный храм. А сейчас он пошел к протестантам, и там его еще раз окрестили. Естественно, мое материнское сердце болит за него. Когда ему начинаю говорить о православии, он даже слышать не хочет. Как мне быть, что делать?»

– Печально, что юноша подпал под омрачающее влияние инославных; он совершил, конечно, грех тем, что принял псевдокрещение. Это оскорбление Божией благодати, которая почивала в нем с момента православного крещения и остается загнанной куда-то внутрь. К сожалению, сейчас он помрачен умом в том смысле, что отошел от православия, не познав основ спасительного учения. И материнское сердце не случайно чувствует тревогу и скорбь. Что сейчас мы можем исходя из статус-кво? Ну, конечно, вспомнить, что материнская молитва со дна морского подымает и из огня изымает. Должно, на мой взгляд, мамочке, скорбя об идейном отступлении сына от Матери Церкви, молиться ежедневно: «Господи, умягчи и просвети сердце чада моего заблудшего. Ты знаешь как. Возврати его к покаянию, к вере, в лоно Матери Церкви. Не оставь его погибнуть в этом заблуждении».

Почему это произошло? Очевидно, что он подпал под влияние среды, в которой находился, уйдя из отчего дома по определенным обстоятельствам. К сожалению, часто подобное случается, если православные юноша или девушка вступают в земной союз с инославным лицом вопреки канонам Матери Церкви и таким образом отсекают себе путь к причащению Святых Христовых Таин, часто будучи не в состоянии и детям передать золотник спасительной веры. Вот почему Мать Церковь в этом отношении предупреждает своих чад не преклонять главу под ярмо с инославными. Дружба дружбой, служба службой. Истинно верующий православный христианин должен, коль скоро возникают планы на будущее, содействовать (разумеется, не насильственно) просвещению в вере подруги или друга и обращению их к православию. В противном случае, как правило, человек лишается крыльев веры и молитвы. Да и, надо сказать, такие союзы, словно карточный домик, распадаются прежде, чем цементируются, в силу разномыслия, разности духовных потенциалов.

– Еще хотел задать вопрос о художественном слове, художественной литературе. Как чтение художественной литературы может помогать духовной жизни? И может ли оно, наоборот, мешать?

– Нужно сказать, что в наше время, когда молодежь, отроки и юноши, девочки, девушки стали читать гораздо меньше, чем мы, жившие без Интернета, телефонов, поколение прошлого тысячелетия, сегодня обретают шанс просвещения через слово, если взрослые читают им вслух. Не только читают, но и рассказывают им, как некогда Арина Родионовна юного Сашеньку (Александра Сергеевича), а затем и не юного, а возрастного, приобщала к великому русскому меткому народному слову, приобщала к сокровищам отечественного фольклора. И сегодня учитель имеет шанс вызволить внимание учеников из интернет-андеграунда только в том случае, если он (а в идеале родители) владеет художественным словом. А в основе художественного слова лежит образ, умение живописать словом.

Попробуйте пяти-шестилетнему слушателю пересказать сказку. Вы тотчас будете прибегать к описанию внешности Дюймовочки, Золушки, Иванушки-дурачка. И чем более вы совершенствуетесь в повествовательном стиле, тем более ярким и образным, выразительным, простым, эмоционально насыщенным, духовно емким становится ваше слово. В этом смысле трудно переоценить пользу чтения высокой классической литературы, которая наполняет сердце читателя чем-то значимым. Скажем, если вы перечитаете вслух «Капитанскую дочку» и будете рассказывать слушателям о том, как эта девушка вела себя, какова ее внешность, как она добралась до императрицы Екатерины II, как она жертвенно любила своего жениха, вы почувствуете вкус великого русского литературного слова и сумеете ненасильственно облагородить и возвысить ваших слушателей.

Но худо, когда человек подсаживается на художественную литературу в ущерб духовной жизни. Даже когда он начинает витать в эмпиреях. Вспомним пушкинскую Татьяну, которая не сумела, будучи в фантазиях от чтения французских романов, отличить созданный ею образ Евгения от реальных качеств этого человека. Сегодня, к сожалению, мало кто читает классику, а вот чтиво, какие-то легкомысленные, часто не лишенные скабрезностей детективы, безусловно, выхолащивают человека, отравляют его пошлостью, воздействуя на образ его мыслей, а значит – и жизни.

– Вопрос телезрительницы: «Я не успеваю прочитать утреннее и вечернее правило полностью. Утром я половину прочитываю, до Символа веры, а остальные молитвы  читаю тогда, когда еду в транспорте. Так же с вечерними. Правильно ли я делаю? Просто я встаю в четыре утра, не успеваю».

– Конечно, Господь Бог видит, в каком ритме живут современные люди. И если нашей уважаемой телезрительнице не удается начать читать вечерние молитвы раньше (в принципе, это можно делать после трех часов пополудни), думается, ничего худого в ее попытках продолжить утреннее или вечернее правило в транспорте нет. Тем паче мы находим даже соответствующие аналоги в Книге Деяний, о которой сегодня говорили.

Помните вельможу эфиопской царицы, который, сидя на колеснице, возвращаясь из Иерусалима, читал Книгу пророка Исайи и молитвенно размышлял, о ком же говорит пророк Исайя? А говорил он о Мессии, о Христе, уподобляя Его агнцу, которого ведут на заклание. И этот вельможа сподобился, молитвенно размышляя и читая Священное Писание, встретить апостола Филиппа, был в результате крещен – и на него сошел Дух Святой. Прекрасно, если в метро или маршрутном такси Вы не расстаетесь с молитвословом, поглядывая в него, что-то вспоминая из Вашего утреннего и вечернего правила.

Вы едино с Единым Богом беседуете, абстрагируясь от каких-то досужих разговоров, от пошлых слов, которые слышатся сплошь и рядом, не обращаете внимания на тесноту, давку. Таким образом, Ваше религиозное чувство, внутренняя лампадка Вашей души разгорается все ярче и ярче. Так что в идеале, дорогие друзья, мы призваны в течение всего светового дня до вечера беседовать с Отцом Небесным, как дети с родителем. Этому и служат утренние, вечерние молитвенные правила, каноны, акафисты, Псалтирь, само чтение Священного Писания, которое мы то откладываем, то вновь за него принимаемся.

– Когда Вы говорили о художественном слове, вспомнили об Александре Сергеевиче Пушкине, его произведениях: «Капитанская дочка», «Евгений Онегин».  Я знаю, что как раз в день рождения Александра Сергеевича, 6 июня, у Вас намечено одно интересное мероприятие. Не могли бы Вы о нем рассказать?

– Коль скоро Вы о нем спросили, я не буду этого скрывать. Действительно, в этот день, день блаженной Ксении Петербургской, вечером мне хотелось бы пригласить тех, кто желает, посетить Соборную палату. Так называется замечательное здание Свято-Тихоновского университета в центре Москвы, в Лиховом переулке. В семь часов вечера у меня будет беседа, посвященная эпохе и литературному наследию Михаила Никифоровича Каткова, замечательного публициста, литературного критика, писателя, который придерживался охранительных начал русской жизни, был поборником самодержавия в его истинном образе и оказывал в течение нескольких десятков лет удивительное по силе воздействие на просвещенные сословия, будучи главным редактором «Московских ведомостей».

У нас в Алексеевском монастыре, в книжной лавке, благотворительные купоны, которые можно приобрести для посещения. Либо те, кому интересно, запишите, пожалуйста, телефон, по которому вы можете приобрести такой купон: 8-916-225-09-62. Мне будет очень радостно, если кто-то из вас посетит эту замечательную Соборную палату – место, где в 1918 году заседал Поместный Собор Русской Православной Церкви и где был избран Святейший патриарх Тихон.

– Вопрос телезрительницы: «Сегодня девять лет со дня смерти моего отца, раба Божиего Игоря. Скажите, пожалуйста, как нужно помолиться за него, что нужно еще сделать, чтобы мои молитвы были услышаны?»

– Молитвы каждого из нас слышит Господь, если с верой и любовью мы обращаем их к Престолу Господа Бога Вседержителя. И, конечно, мы особенно горячо молимся за наших близких, за усопших в день их кончины или трагической гибели. Поэтому коль скоро родитель был крещен в православии, то мы, раскрыв молитвослов, найдем там в разделе «Помянник» образчик молитв за усопших: «Упокой, Господи, душу усопшего родителя моего (имярек), прости ему все согрешения вольные и невольные, даруй ему Царствие Небесное и его святыми молитвами, Господи, помилуй, укрепи меня, чадо Божье». Вот так, молясь с любовью, мы будем чувствовать, что ниточка общения между усопшими и здравствующими не прерывается. У Бога нет мертвых, у Него все живы.

– Сегодня звучал вопрос об утреннем и вечернем правиле. Тема нашей передачи – «Внимание к слову». Хотел спросить, почему так важно иметь сосредоточенное внимание во время утреннего и вечернего правила?

– По святоотеческим наставлениям, сущность молитвы – это внимание ума к каждому слову, которое мы произносим устами или мысленно. Если мы будем говорить механически, скороговоркой, то наш ум по необходимости начнет рассеиваться. Молясь устами и перстами, мы даже забудем о том, к кому обращаемся, о чем просим. И такая молитва подобна рассеивающейся волне, подобна пару, который исчезает в воздухе. Но истинная молитва – это стрела, устремленная к источнику света. И для того чтобы и умственная сила, и сердечные чувства, и волевые центры, и душа, и тело участвовали в предстоянии Богу, начинать нужно с главного: каждое слово молитвы обнимать умом (или, если хотите, внимать умом к молитве так, как пчелка, сев на цветок, опуская свой хоботочек, втягивает нектар).

И если мы будет культивировать внимание и внутренне просить у Господа Бога прощения, когда наш ум убегает в сторону, то через многократное усилие вот так пить сок молитвы мы обретем с Божией помощью навык одушевленной молитвы, молитвы благоговейной. И плод этого очень важного делания не замедлит сказаться. Если мы научимся каждый молитвенный текст читать благоговейно, то и наша самостоятельная тайная молитва обретет крылья. Крыльями я называю молитву чистую, ту, которая свершается без вторжения тех самых лукавых помыслов, с которых мы начали нашу передачу. Лукавый, конечно, никогда не устает искушать христианина и пытается спицы в колеса вкладывать, однако внимательная молитва характеризуется тем, что в душе как будто собирается определенная теплота, препятствующая этим помыслам засорять молитву. Но это постигается только на практике. Каждый здесь должен сам испытать справедливость суворовского изречения: тяжело в учении – легко в бою.

– Мы говорим о слове. Нельзя не сказать о том, что Сам Господь наш Иисус Христос – это Слово. И внимание к слову, можно сказать, это внимание к Богу. Как сохранить вот это внимание, как бы хождение в памяти Божией в течение всего дня?

– Собственно, Вы употребили очень важные слова: хождение пред Богом. Читая святителя Феофана Затворника, его замечательные труды «Что такое духовная жизнь и как на нее настроиться», или «Путь ко спасению», или «Письма Оптинских старцев», или дневник отца Иоанна Кронштадтского, вы всюду встретите это выражение: ходить пред лицем Господа. Что это значит? Все мы наделены шестым чувством: наш дух, в котором мерцает Божья искра, сообщенная нам в таинстве Крещения, всегда, как язычок пламени, тянется к небу. И вот этим шестым чувством мы всегда ощущаем, осознаем, имеем убежденность в том, что Господь Бог нас видит, слышит и любит. Поэтому молитвой отец Иоанн Кронштадтский называл не только словесное обращение к Богу, но и ощущение самой зависимости от Творца, ощущение благодарности к Богу. Так чувствует себя ребенок, когда отец берет его на руки. И таким образом через внимание, о котором мы только что говорили, через устремленность нашего духа к Создателю, через умение прислушиваться к своему сердцу христианин с Божией помощью придет к нерассеянному памятованию о Творце.

Мы сейчас с вами беседуем, а понимаем, что делаем это во славу Господа Бога. Христианин может трапезовать, а в душе обращаться: «Иисусе Христе, помилуй меня». Даже отходя ко сну, христианин, перебирая в уме впечатления дня, завершает их благодарением Творцу. Это есть то самое, о чем апостол Павел пишет в своих посланиях: «Молиться Богу духом, молиться на всяком месте и во всякое время». И все внешние правила, само хождение в Божий храм, участие в Божественной литургии, исповедь, причащение Святых Христовых Таин в совокупности своей должны  дать этот результат, о котором мы говорим: всегдашнее стояние ума и чувств в Боге, всегдашняя потенциальная готовность обратиться ко Христу. И через это указующий перст Божий будет руководствовать нас, вести по жизни.

– Хотелось бы вернуться к тому, с чего мы начали. А начинали мы с внимания к своей устной речи. Какой должна быть речь христианина? Что в ней желательно и что недопустимо?

– Об этом подробно говорит апостол Павел в своих посланиях. Кое-что я уже процитировал: слово гнилое да не изойдет из уст ваших. «Не лгите друг другу, – продолжает апостол, – ибо вы братья. Ни злоречие, ни крик не должны срываться с ваших уст. Но слово ваше должно быть правдиво и приправлено благодатью, доставлять назидание слушателям». Что значит приправлено благодатью? Это значит, что мы должны стремиться прославлять Господа не только действиями, но и речевой деятельностью. То есть говорить искренно, из желания помочь нашему ближнему, не дезориентировать его, не слукавить, не обмануть, не соблазнить, не растлить, но нравственно укрепить.

Как это бывает в случае, когда взрослые общаются с детьми и особенно остро ощущают грех произнести при ребенке скабрезное или грубое слово. Так и душа каждого из наших собеседников – это чистое дитя. Поэтому особенно хорошо апостольским постом стараться слушать себя со стороны. Кстати, это качество, о котором мы еще не упоминали. Вот учителя этим владеют. Когда ты говоришь лицом к лицу, от уст к устам, то со стороны  шестым чувством оцениваешь, как тебя слушают, как тебя воспринимают, не пора ли остановиться, не пора ли сделать паузу.

Ведущий Денис Береснев

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы