Архипастырь. С митрополитом Викентием

27 марта 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий.

– Сегодня мы начнем, конечно же, с трагедии в Кемерове. Это беда, которая коснулась, наверное, каждого из нас. Без слез читать сводки, смотреть видео очевидцев, которых сейчас очень много в сети, невозможно. Это вызывает безумную не то что жалость, а обиду, досаду, даже злость: как так, в наше время, это происходит… Как президент сказал, у нас же не боевые действия, такие жертвы… Как пережить эту трагедию, как осознать утрату близких? Как найти нужные слова для этих людей? Чем мы, простые верующие, можем помочь этим людям?

– Действительно, для нас это большая трагедия, очень большая скорбь. Все мы сопереживаем, молимся. Сегодня третий день. Вся Русская Православная Церковь по благословению Святейшего Патриарха Кирилла совершает молитвословия о упокоении усопших рабов Божиих, которые в этой трагедии отошли ко Господу. В том числе в Узбекистане, в Среднеазиатском митрополичьем округе, во всех храмах Узбекистана, Ташкентской епархии мы проводили панихиды, литии, со скорбью в душе поминали усопших – и детей, и взрослых. Конечно, для нас это непонятно, очень много вопросов. Сказать чего-то утешительного тем, кто сейчас имеет такую большую скорбь, очень сложно, тяжело. Но для верующего человека есть некоторые слова утешения.

– Это должен быть, наверное, человек очень верующий, который поймет…

– Да, есть такое утешение. Мы можем сказать, что они не умерли, не исчезли, не пропали. Они перешли в другую жизнь, намного лучшую, чем эта – в скорбях и болезнях. Они пошли в ту жизнь, где нет скорбей, болезней. Там радость, там утешение. Конечно, если мама лишилась сына или дочери, которые только начали свою жизнь, младенцы, – это все очень тяжело пережить. Конечно, родители всегда хотят, чтобы дети выросли большими, чтобы были опорой в старости. Здесь получилось по-другому. Но мы должны подчиняться воле Божией, молиться за наших усопших. Этим самым совершается чудесное исцеление болезни, которая сейчас есть у родителей. И у всех нас, конечно. Больше будем молиться Богу, обращаться к Нему, чтобы Он помиловал, простил, принял их в Своих обителях небесных, с надеждой, верой в то, что они живы, нуждаются в наших молитвах. А мы нуждаемся в их молитвах. Такая связь между земной жизнью и жизнью небесной, между Церковью земной и Церковью небесной,  дает нам утешение и избавление от этой скорби. Больше  будем полагаться на волю Божию, не будем задавать разные вопросы себе…

– Сейчас очень много вопросов звучит.

– Мы этим сами наносим еще большую боль душе. Мы не выходим из этого состояния. А стоит немножко остановиться и сказать: это случилось, очень тяжело, но дай Бог, чтобы Господь помиловал и меня, и моих детей. Надеемся, что Господь утешит. Еще одно утешение есть у нас – мы верим, что если будем жить праведной жизнью, то Господь нас соединит с нашими детьми, которые ушли безвременно из этой жизни, что мы встретимся с ними, будем жить вечно с ними. Поэтому сейчас перед нами цель – так жить, так себя вести в этой жизни, чтобы сподобиться той жизни, которой они сподобились сейчас этой крестной смертью, смертью мучеников. Мы знаем, что через такие страдания Господь прощает все грехи, ведомые и неведомые. Надеемся, что по нашей вере, по милости Божией Господь даст им утешение и вечное благо. А вот нам нужно подумать о том, как бы тоже достигнуть этого вечного блага, живя здесь, на земле, в мире и согласии со своей совестью, с верой в Бога, с надеждой на милосердие Божие, с желанием жить благочестиво, богоугодно, чтобы тогда, когда Господь призовет, мы могли увидеться с нашими родными и близкими, со своими детьми и там вечно радоваться со Христом. Если такое будет, то эта боль скоро пройдет. Наоборот, она перейдет в какое-то особое состояние души, потому что мы идем по правильному пути, потому что Господь за это будет награждать.

Если же мы будем осуждать, недовольствовать, роптать, обвинять кого-то, то нанесем еще большую боль, еще больше страданий. Это, конечно, нежелательно. Нужно, чтобы мы успокоились, утешились и с верой, с любовью к Богу жили на этой земле, потому что жить надо дальше, трудиться, подвизаться, очищать свою душу. Сейчас еще идет Великий пост, это время, когда мы должны подумать о своей душе, о вечной жизни. Конечно, эта трагедия еще больше нас призывает к тому, чтобы мы подумали…

– … о внимательности к себе и близким.

– Да. Оставшиеся дни поста надо попоститься, помолиться, чтобы Господь воскресил нашу душу для вечной жизни в праздновании великой Пасхи Христовой, праздника Воскресения Христова. Пасха Христова – это время, к которому мы должны прийти с воскрешенной душой, верой, чистотой сердца, с тем, чтобы мы больше были обращены взором своим в небо, в Царство Божие. Как и призывает Господь: о горнем помышляйте, но не о земном. Такой должен быть наш духовный настрой. Надеемся, что с Божией помощью Господь пошлет утешение, радость духовную, которая отнимет эту скорбь, страдание, мучение, которые сейчас испытываем все мы, но особенно, конечно, те, кто лишился своих детей или родных и близких.

– Да, очень страшно было слышать об этой трагедии. Я слышал сегодня мнение одного священника, который сказал, что эти дети, по сути, принесли себя в жертву всем нам. Прочитав эту новость, я задумался, где мои братья, сестры, мои родители. Мы сейчас разъехались, они в другом городе, но это может случиться с каждым. Этот страх, что можешь потерять близких, каждый из наших граждан испытывал очень сильно. Даже по всему миру, наверное. Это очень трепетный момент, когда каждый из нас должен посмотреть в себя. Пожарный – тушить пожар; тот, кто охраняет, – делать это достойно. Несколько минут пожара – и уже столько жизней. Как это страшно! Будем молиться; списки погибших обновляются, есть имена, ничто не мешает нам поминать этих людей в своих молитвах, даже в домашних.

– Это, конечно, не должно было случиться. Но слава Богу, что эта боль, скорбь, эта трагедия отозвалась в сердцах всех жителей нашей страны и даже за рубежом. В Узбекистане, Кыргызстане, Туркменистане люди восприняли эту новость с болью.

Это нас объединяет. Объединяет, конечно, и в молитве. Все мы молимся за их упокоение, за всех родителей, кто сейчас испытывает большое страдание. Это нас объединяет в одно целое. Конечно, Вы правильно сказали, что это должно нас заставить подумать о случившемся и поменять свою жизнь, чтобы таких трагедий не было. Одна из причин – действительно, может быть, они жертвы за грехи многих людей принесли, что призывает нас, особенно в дни Великого поста, к тому, чтобы мы исправили свою жизнь, изменили ее, жили по-другому, не так, как мы живем.

– Притупляются чувства, рутина.

– Да, а это как раз нас заставляет хорошо подумать, что нам нужно оставить, что нам не нужно в этой жизни, что мешает, чтобы жить правильной, нравственной, духовной жизнью.

– Я думаю, можно перейти к вопросам телезрителей. Один из вопросов: чем живет сейчас православный Узбекистан? Очень соскучились наши телезрители по Вам.

– Милостью Божией, Божиим благоволением жители Узбекистана живут в мире, согласии, любви друг к другу. Мы очень рады, что в нашей республике и православные, и мусульмане (а мусульмане у нас в большем числе) не испытывают никаких трудностей, никаких озлоблений, нет напряженности между православными и мусульманами (или другими религиозными конфессиями и национальностями). Но что касается непосредственно православных, тоже милостью Божией мы живем так, что имеем возможность ходить в церковь, молиться, выполнять свой христианский долг. Каждый, кто имеет желание, может прийти в церковь в воскресные и праздничные дни, участвовать в богослужениях, быть на службах, исповедоваться, причащаться Святых Христовых Таин. Сейчас люди во множестве приходят в церковь, чтобы исповедоваться, причаститься, пособороваться. Люди ведут обычную жизнь православных христиан. Очень важно, что нам никто не мешает. Даже, наоборот, содействуют. Дай Бог, чтобы такое время было как можно дольше, чтобы как можно больше людей приходили в Церковь, а те, кто был отвращен от Церкви какими-то путями прошлого атеистического советского времени, возвратились бы в лоно Церкви. Многие были отторгнуты от Церкви, сейчас они возвращаются, слава Богу. Многие взрослые люди сейчас принимают таинство Крещения, есть и младенцы. Слава Богу, что на наших службах много молодежи, много младенцев.

– В том числе и коренного населения?

– Есть и коренное население. Радует, что вера не угасает, наоборот, приумножается. Мы проводим огласительные беседы, у нас двенадцать бесед перед тем, как принять таинство Крещения.

– Основательная подготовка!

– Да. Поначалу люди недоумевают, думают, что не смогут, потому что заняты, работа и так далее. Но потом, когда побудут на нескольких наших занятиях, то забывают свою занятость, приходят и радуются, благодарят. Даже желают еще больше проводить этих занятий. Мы делаем дополнительные занятия для них. Так что есть хорошие результаты нашей деятельности. Мы рады, что Господь нам помогает.

– Вопрос телезрительницы: «У меня папа умер, еще нет сорока дней. Мне он приснился. Стоит ли верить этим снам и обращать на них внимание до сорока дней?»

– Почему Вы связываете это со сроком в сорок дней или после сорока дней?.. Эти сны могут быть в любое время. К сожалению, есть такое поверье, что до сорока дней нельзя передавать вещи умершего нуждающимся или еще что-то делать. Наоборот, до сорока дней нужно как можно больше добра делать, как можно больше дел милосердия совершать, как можно больше молиться за усопшего, чтобы Господь простил его согрешения и в сороковой день, когда будет временный суд над этой душой, простил множество его грехов и даровал ему то место, которое было бы более благоприятно для его души.  Если есть такие сны, может быть, это и есть призыв больше молиться, больше делать добро, потому что он чувствует нужду в этом. В какой-то степени он этого и просит – помощи. Поэтому надо молиться, надо ходить в Церковь. Если до этого времени Вы не ходили в церковь, не исповедовались, не причащались (может быть, и у усопшего не было такой возможности), то сейчас ближайшие родственники должны это делать. Это дело, которое будут делать родственники, ближайшие люди – исправлять свою жизнь ради себя, ради своего усопшего, – принесет большую помощь самому усопшему. Человек не был в храме, не исповедовался, не причащался, не молился дома утренними, вечерними молитвами, а сейчас он это все делает – это как раз призыв усопшего для исправления  человека в православной жизни, церковной. Это и есть помощь и себе, и усопшему.

– Мы в самом начале говорили, что сейчас Великий пост, но его осталось совсем немного. Уже на следующей неделе мы вспоминаем страстные дни, будет Страстная неделя. Как правильно выйти из Великого поста? Может быть, есть какие-то особые духовные приемы, чтобы перейти к Страстной неделе, а затем к Светлому Христову Воскресению?

– Великий пост – время покаяния. Покаяние – это исправление, изменение своей души, ограничение или избавление от многих своих привязанностей, греховных страстей. Когда мы уже заканчиваем пост, мы не должны забывать, что мы приобрели в этом посту. Мы приобрели очень многое. Пост прошел не зря. Мы получили от Бога некоторые дары, некоторые состояния души, которых не было до сих пор в нашей жизни. Надо сохранить то, что мы приобрели, не потерять сразу. Обычно пост закончился – значит, все мне можно, расслабляешься…

– Ждешь: еще день, два…

– Да. Есть такое понятие – расслабление. Это очень страшное явление в нашей жизни. Говорим: я должен расслабиться. Расслабляться нельзя, потому что это расслабление значит, что мы даем возможность нашим страстям проявляться в еще большей силе. Чтобы не получилось по слову Евангелия, когда дьявол выходит из человека и ходит по пустынным местам, потом приходит, смотрит: храмина чистая; берет еще семь злейших духов и вселяется в этой душе. И последнее будет хуже первого. Вот этого мы не должны допускать. Должны сохранить эту чистоту, которую мы приобрели, и те дары, которые Господь даровал по Своей милости. Сохранить и в дальнейшее время, не опускаться в те же страсти, грехи, которые мы совершали до этого. Или еще больше можем впасть, потому что расслабление («нам нужно расслабляться») приносит очень страшные явления в нашей жизни. Поэтому расслабляться нельзя.

В церковной жизни христианина есть послабление в посте. Дается возможность вкушать все виды продуктов, которые есть. Но это не значит, что надо объедаться до потери сознания (или пить больше, чем надо). Во всем надо сохранить норму, сохранить воздержанность  – и в мыслях, и в чувствах, и в желаниях, и в поступках. А эта возможность есть, потому что мы получили этот дар, получили эту силу в течение этого Великого поста. Только этим орудием Божиим должно воспользоваться для того, чтобы мы дальше были такими же воздержанными, такими же православными христианами. Чтобы не потерять то призвание, к которому призывает нас Господь. Наше призвание – быть христианином. Это не то что пост прошел – значит, все…

– Галочку поставили…

– Да. Мы должны, наоборот, сохранить то, что получили, и даже приумножить. Да, есть послабление в пище, в питье. Но есть мера. Не надо допускать того, чтобы полностью спустить тормоза – и будь что будет. Не должно такого быть. Надо сохранить воздержание.

– Вопрос телезрителя: «В Книге Бытия (третья глава) есть такие слова: И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно. По описанию, запрещено было вкушать только от древа познания добра и зла; значит, Адам до этого мог вкушать от древа жизни? Почему же такое предостережение, что будет жить вечно? Он уже ел, значит, должен был жить вечно. Или он только до грехопадения вечно жить не мог? И только после грехопадения смог съесть и жить вечно? Непонятно».

– Здесь сказано о том, что если он будет вкушать от древа познания добра и зла, то он потеряет жизнь вечную. Господь предостерегает его от того, чтобы вкушать. То есть это как раз то воздержание, тот пост, который был установлен Богом для того, чтобы человек утвердился в вере, в преданности воле Божией, в исполнении заповеди Божией. А тут заповедь была только одна – воздержаться от вкушения этих плодов. Нельзя сказать, что здесь имело какую-то особенную силу это вкушение. Силу имело воздержание, то есть послушание воле Божией. Нарушил послушание – это и есть то, что привело к падению, к тому, что он был изгнан из рая. Господь закрыл двери рая не для того, чтобы Адам не вкушал потом от этого дерева, чтобы он вечно был в таком состоянии греха, а чтобы потом Господь пришел бы на землю и искупил род человеческий, даровал ему вечную жизнь и всем людям, которые после Адама будут жить.

– Поблагодарим Евгения, это наш постоянный телезритель, почти каждую передачу задает нам вопросы. Действительно, очень приятно, что нас смотрят и активно участвуют в наших беседах.

Все-таки переходим к Страстной седмице. Помню, когда учился в семинарии, жил в монастыре, как это было легко и благодатно – Страстная седмица! Выход в город был запрещен, ты находился только в монастыре. Утро, вечер, среди дня какие-то послушания между службами... Но многие из нас живут в больших городах. Как сохранить этот молитвенный настрой в этой мирской суете и по-настоящему помолиться в эти дни? Какие службы нам предстоят – и Великий Четверг, и Великий Пяток, и сама Пасха!

– Страстная седмица – конечно, особая седмица, особо благодатная. Мы знаем из жизни Христа Спасителя, что в эти дни Он каждый день был в храме Божием. Он проповедовал, учил, люди собирались, слушали Его. По примеру Христа Спасителя, конечно, мы должны тоже в эти дни быть почаще в храме Божием. Слушать слово Божие, потому что как раз в эти дни читается Евангелие, каждый день за богослужением. Мы назидаемся теми словами, которые дал Господь в последние дни Своей жизни на земле, перед Своими искупительными страданиями. Конечно, нам нужно всегда иметь перед собой те страдания, которые совершил Господь ради нас, ради нашего искупления, очищения. Когда мы так думаем и размышляем, знаем, что наши грехи вновь распинают Спасителя, Искупителя, то, конечно, стараемся быть более воздержанными. Даже находясь среди множества людей в большом мегаполисе, я тоже всегда держу связь с Богом, с Божьим установлением, с теми трудами, подвигами, которые Он нес ради меня. Ведь Господь тоже был среди множества народа в это время. Но Он не потерял тот призыв, которым Он был призван ради искупления всего человечества.

Мы тоже призваны Богом быть христианами, быть последователями Христа Спасителя. Поэтому мы должны сохранить это призвание Божие – где бы мы ни находились, что бы ни делали. А вот понятие о том, что я христианин, мы должны сохранить – и очень четко, ясно, понятно. Не стесняться, потому что Господь говорил нам: если кто не будет исповедовать Меня пред людьми, того и Я не исповедую пред Отцом Моим Небесным; если кто будет стесняться пред людьми, того и Я буду стесняться пред Отцом Моим Небесным. Мы должны это понимать и быть христианами везде и всюду. Это призвание православного христианина мы должны исповедовать…

– Это даже проповедь христианства некая.

– Это проповедь, да; безмолвная проповедь.

– Самая лучшая.

– Да. Святые апостолы проповедовали свое слово и говорили нравственные учения тем, кто слушал, и люди слышали и делали то, что им было сказано. Сами апостолы и апостольские Жены Мироносицы жили этой жизнью христианина и учили тех людей, которые слушали их проповедь, их поучения. И они менялись. Нам тоже надо бы так – если услышали назидательное слово Христа Спасителя, нужно стараться жить этими словами. Не просто знать, но делать. То есть жизнью своей исполнять евангельские заповеди, евангельские учения, которые дает нам Господь, особенно сейчас, в дни Великого поста и предстоящей Страстной седмицы.

– Вопрос телезрительницы: «Господь подает для духовного развития человека только семена добродетелей. Как взрастить в себе любовь, смирение и другие добродетели?»

– Действительно, когда мы крестились, Господь дал нам семя благодати Божией, которое мы должны взращивать в течение всей своей жизни. Дать возможность этому духовному семени возрастать. Как обычное семя должно получать и тепло, и свет, и влагу, так и в духовной жизни мы тоже должны дать соответствующие для возрастания духовного семени добродетели, ту жизнь, то отречение от своей воли, которые необходимы для того, чтобы это семя имело возможность возрастать беспрепятственно.

Что препятствует возрастанию семени Господня? Наша воля, наше непослушание. А Господь говорил нам: кто хочет следовать за Мной, отрекись от своей воли; возьми крест свой и следуй за Мною. Вот это отречение от воли очень важно для нас, потому что Господь постоянно стучится в двери нашего сердца и направляет нас на тот путь духовной жизни, который необходим для нашей жизни, чтобы мы уклонились от зла и сотворили добро. Мы не хотим и не слушаемся, а говорим: вот мне нравится, я хочу так жить… Конечно, Господь один раз, второй раз стучится, для того чтобы мы отреклись от той или иной духовной нашей привязанности... Мы препятствуем возрастанию этого семени. Нужно быть внимательными к голосу Божию, который через нашу совесть от Господа идет. Мы должны исполнять то, что Господь требует, сейчас. Господь один раз стучится, второй раз стучится, в третий раз, в десятый... А потом этот голос становится для нас совсем неслышным, и уже мы начинаем обвинять: почему Господь не помогает? Он помогает. Тебе стучали, тебя вразумляли, призывали, а ты говоришь: нет, я еще хочу пожить, хочу этим грехом еще понаслаждаться. Поэтому и получаем. Когда уже немножко вразумляемся, понимаем, тогда уже нужно применять большие усилия. Камень на нашей душе уже сложился нашим непослушанием, и надо прикладывать усилия, чтобы его разломать на куски, искоренить из нашей души.

– Кстати, бывают разные сигналы от Бога. Иногда, бывает, что-то случится плохое, батюшка говорит: прежде всего подумай, что ты не так делаешь. Не обвиняй кого-то, если украли у тебя; ты заболел – не заразили тебя. Может, и заразили, но надо подумать, что же такое случилось, что ты не так сделал, если тебя постигло какое-то несчастье.

Мы говорили об утренних и вечерних молитвах, обязательности прочтения этих молитв. Обязательно ли следовать этому правилу? Или можно молиться своими словами?

– Видите, у нас есть правила, которые установила Святая Церковь для келейного правила простого мирянина. Есть келейное правило для монаха, есть для мирянина. Конечно, это нужно исполнять, потому что это послушание Церкви, значит – Богу. Другая проблема, что у нас есть лень, нам не хочется молиться, мы читаем очень невнимательно. А потом говорим: все равно я невнимательно читаю; зачем все читать? Почитаю две-три молитвы – и хватит.

– Да, но зато я почитаю их внимательно.

– И все равно эти две минуты тоже не читает внимательно, а только сам себя утешает. Просто надо себя настроить и выполнить послушание Церкви, послушание Богу. Если послушание выполнять, постараться выполнить с начала до конца, мы увидим, что Господь нам будет помогать и содействовать. Когда же мы проявляем свою волю, тогда начинаются наши немощи, слабости. Тогда мы говорим: не буду читать эти молитвы, лучше своими словами почитаю. Да, можно читать своими словами, это не запрещается. Пожалуйста, мы молимся, должны молиться, всегда молимся, по улице идем, что-то делаем – молимся, обращаемся к Богу: «Господи, прости, Господи, помоги, Господи, благослови» – и так далее. Мы всегда молимся. Это не возбраняется. Но молитвы, которые составили наши святые отцы, которыми они молились в свое время, Богу угодны, они были услышаны Богом. Почему не последовать их примеру, чтобы их исполнять и получить от Бога благословение? Ведь почитать эти молитвы – десять-пятнадцать минут. А у нас впереди целый день, часами сидим где-то, что-то делаем не то, а когда надо пятнадцать минут – у нас начинаются проблемы: почитать – не почитать, а может быть, я своими словами почитаю… Такое у нас лукавство, с ним надо бороться.

– Даже если не получается читать действительно (и не хочется, и невнимателен, и понимаешь, что просто губами шевелишь), все равно молиться?

– Надо понуждать себя, как святые отцы говорили, потому что это наша греховная природа. Ее нужно заставлять, потому что в одно время легко дается, иногда очень тяжело дается, но надо работать, надо трудиться. Это труд, и этот труд выполняли все наши святые отцы и подвижники. У них тоже так бывало – когда-то прямо льется душа, а когда-то ничего не идет, и они все равно молились, плакали, просили у Бога помощи. Господь поначалу дает возможность, чтобы мы хорошо молились даже без особых трудностей: показывает, что молитва имеет очень благотворное влияние на нашу душу, на нашу жизнь. Но бывает, что Господь чуть-чуть отступает, чтобы испытать нашу веру, нашу преданность Богу. Если мы видим, что лень, слабость, немощь, тем самым мы сознаем, что Господь показал нашу немощь. Мне из этой немощи, на основе этой немощи, слабости нужно произносить молитву. Так отцы нас и учат: мы должны молиться, сознавая свою немощь, свою греховность. Когда у нас есть такое, как раз Господь и показывает в эти моменты жизни: да, у тебя немощь, ты немощен. Начинаешь молиться – смотришь, первая молитва не пошла, вторая тоже никак, а третья уже хорошо пошла. То есть я себя понудил. И Господь, видя наше усердие, дает нам нормальную, хорошую молитву.

– Вопрос: «Что делать, если после исповеди чувствуешь какую-то тяжесть, нет утешения?»

– Мы знаем, что когда чистосердечно каемся, то отходим от таинства Исповеди умиротворенные, есть какая-то радость, утешение, облегчение. Но когда этого не бывает, значит, мы не совсем правильно покаялись, не совсем чистосердечно. Значит, мы что-то сделали не так, как требуется от кающегося грешника. Ведь одно дело, что мы говорим свои грехи, а другое дело, что мы должны еще подумать, чтобы Господь помог нам исправить свои грехи, которые мы совершаем постоянно. Если есть такое намерение, которое Господь целует («Господи, прости меня, я виноват, но я хотел бы исправиться и больше не повторять эти грехи, особо тяжкие»), то, конечно, Он за это награждает и радостью, и миром, и утешением, и помощью. Когда просто так, когда человек вроде бы покаялся, но не совсем…

– …зачитал по бумажке.

– Да, зачитал…

– И много раз повторяющееся...

– Поэтому Господь мудро с нами поступает – как с младенцами. Может быть, поначалу расскажем все, что есть, – и получили какое-то утешение. А потом то же самое рассказываем, а утешения нет. Что это значит? Господь хочет от нас большего – не только  сказать, что я грешный, а еще большего осознания греховности, с умилением, с действительным раскаянием в своей греховности и желанием исправиться. Даже если есть твердое намерение, что надо исправиться, – тогда Господь потихонечку нас подводит к настоящему покаянию. Поэтому не надо смущаться, надо хорошо подумать: раз утешения не случилось, значит, что-то от меня Господь требует. Я должен постараться посмотреть на себя, увидеть себя, вновь прийти к покаянию, но уже с другим настроем.

– Руки опускать не надо.

– Да.

– Вопрос телезрительницы: «Я живу за рубежом, хожу в церковь. Языка не понимаю, и батюшка нашего языка не понимает. Я не одна такая. Когда мы хотели читать молитвенник на русском языке параллельно с тем, как идет литургия, он нам сказал по-хорошему, что не надо читать – «слушайте меня, и через меня все это дойдет до Бога». Но на исповеди это тоже точно так же? Батюшка же не знает, о чем я речь веду, какие грехи исповедую. Меня этот вопрос мучает, потому что есть грехи, за которые хотелось бы получить прощение».

– Конечно, было бы лучше, если бы батюшка слышал и понимал, о чем идет речь. Он является свидетелем, должен засвидетельствовать пред Богом о тех грехах, в которых человек кается. Действительно, когда мы каемся, то каемся Богу, Господь слышит наши грехи и по нашей раскаянности прощает грехи через молитву духовника, священника. Но есть такая ситуация в некоторых местах, где, к сожалению, служба идет на другом языке. Сложности есть. Что касается богослужения, то если Вы не понимаете, что служится, то хотя бы стойте в храме, смотрите, что делается, совершается. Уже знаете, как проводится богослужение. Молитесь хотя бы Иисусовой молитвой: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную». Это тоже будет для нас молитвой. Мы соединимся со всей Церковью в молитве пред Богом, и Господь услышит наши молитвы и дарует нам утешение за то, что мы пришли в церковь и молимся со всеми людьми, которые там молятся. Они на своем языке, мы – на своем языке.

– Может быть, попробовать перевести грехи? Есть же переводчики.

– Да, конечно, можно и так. Лучше было бы, конечно, чтобы священник слышал те грехи, в которых кается человек.

– Вопрос, наверное, последний на сегодня. Как правильно «планировать» свою духовную жизнь? Уместно ли вообще такое планирование?

–  Конечно, мы должны знать цель нашей жизни, для чего мы живем. Мы живем для того, чтобы этой жизнью, земной, временной, скоропреходящей, приобрести жизнь вечную. Вот наш главный план, что мы должны делать. И если это у нас есть и мы хотим достигнуть Царства Божьего и вечной жизни, то должны жить пред Богом так, чтобы эта жизнь удерживала нас от поступков, которые не соответствуют тому, что может привести нас в Царство Божие, вечное и блаженное. От всего лишнего, что у меня есть в этой жизни – личной, общественной, что мешает мне достигнуть Царствия Божия, я должен отказаться. Это разные привязанности, страсти. А для того чтобы мы замечали это в себе, мы должны быть более внимательны к себе. Очень важно в нашей жизни быть внимательным. А совесть нам все равно подскажет, что правильно, а что неправильно, что хорошо, что плохо.

Это очень тяжелая ситуация в нашей современной духовной жизни, что стерты грани между добром и злом, между тем, что Богу угодно и не угодно. Мы об этом не думаем и не размышляем. Как все живут, так и я живу. Как все поступают, так и я поступаю; значит, это хорошо. Это не совсем правильное понятие о жизни, о своем спасении, о духовной жизни в современном обществе. Люди, конечно, живут по-разному, но я, как христианин, должен жить так, как подобает православному христианину. Если я считаю и совесть мне подсказывает, что это неправильно, не совсем по-христиански, то я должен от этого отказаться и делать то, что приводит меня к тому, чтобы исполнять волю Божию. Тогда, конечно, это будет тот путь, который приведет нас в Царство Божие. Это есть тот план, по которому мы должны планировать свою жизнь в течение всей земной жизни.

– Спасибо Вам за эту беседу. Думаю, последнее слово Вам необходимо сказать, потому что мы редко встречаемся и благодарим Вас за то, что Вы находите время побывать вместе с нами, нашими телезрителями. Давайте подытожим нашу сегодняшнюю программу.

– Спасибо большое! Я благодарю всех телезрителей, которые сегодня увидели и услышали нашу программу. Дай Бог, чтобы советы или слова нашей беседы были спасительны для нас. Как урок назидания для того, чтобы применять в своей жизни, чтобы возрастать от силы в силу до полной меры возраста Христова. Сейчас у нас дни Великого поста, осталось немного, поэтому желаю помощи Божией, чтобы эти дни провести достойно, не расслабляться. А особенно предстоящую Страстную седмицу Великого поста провести достойно. Это очень благодатные седмицы. И, конечно, достойно встретить праздник Воскресения Господа нашего Иисуса Христа. Всех вас поздравляю с наступающими праздниками.

Пред нами праздник Входа Господня в Иерусалим в это воскресенье, Лазарева суббота. Это особо благодатные дни, мы должны их хорошо провести, чтобы благодать Божия нас посетила и укрепляла в дальнейшей нашей жизни. Я обращаюсь ко всем нашим телезрителям еще раз, благодарим, что вы активно участвуете в жизни нашего канала «Союз». Обращаюсь с просьбой, чтобы не забывали помогать нашему каналу, чтобы он мог и дальше существовать. Конечно, нужна ваша помощь, ваши пожертвования, которые вы щедро и с любовью делаете. Благодарим за эти пожертвования и просим, чтобы вы и впредь нас не оставляли своей помощью, помогали, чтобы канал мог дальше работать и приносить пользу всем нам.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы