Все ли жизненные вопросы должны обсуждаться с духовником?

Аудио
Скачать .mp3

- Все ли жизненные вопросы должны обсуждаться с духовником?

- Те, которые мучают человека. Есть вещи очевидные, которые не рождают сомнений. Что-то в жизни у человека происходит, но у него нет сомнений, как поступать, его сердце спокойно. Еще важно, какие отношения с духовником. Если духовник требует полного послушания, абсолютной открытости перед собой, что бывает чрезвычайно редко, - это часто грозит опасностями. Мы не можем скопировать свою жизнь с древних египетских отцов. Поэтому к духовнику мы обращаемся, когда есть проблема, - как к доктору. Я не сторонник такой позиции, когда человек бегает к духовнику за каждым «чихом»:
- Благословите ехать на дачу.
- Бог благословит.
- Благословите ехать на автобусе.
- Бог благословит.
- А можно не на автобусе, а на велосипеде?
- Можно на велосипеде.
- А если велосипед поломается, можно на автобус пересесть?
Это попытка всю жизнь рассчитать.

- Но есть более глобальные вопросы: работа, квартира, машина, отпуск или еще что-то.

- За благословением можно обращаться во всех случаях, которые относятся к разряду более-менее серьезных: покупки, поездки, жизненно важные решения. Они должны быть проговорены с духовником и благословлены. Здесь есть два способа поведения. Первый: я не знаю, как поступить, иду к духовнику и говорю: «Выезжать в Канаду на работу или оставаться дома? У меня проблема: жена говорит - поезжай, мать говорит - не надо ехать, совесть - не ехать. Я не знаю, как поступить». Второй: я уже все решил. Например, я еду в Сочи на две недели с женой и детьми на отдых: «Благословите, батюшка, меня в дорогу». Я не спрашиваю: можно ехать или нет. Я еду, мне не запрещается принимать решения самому, тут нет ничего грешного и проблемы нет. У меня отпуск, все здоровы, машина исправна, бензин залит, можно поехать -«Благословите».

 Когда человек спрашивает обо всем подряд и сам не хочет ничего принимать на свою совесть, это неправильно. У митрополита Антония (Блума) есть такой пример: к нему приезжал митрополит Никодим, тогда еще молодой епископ Ярославский. Антоний говорит: «Владыко, Вам что налить: чай или кофе?» Тот отвечает: «Как благословите». В монашеской среде часто употребляют такой эвфемизм, привычное красивое выражение.

- Я благословлю Вам то, что Вы хотите. Вы чай хотите или кофе, а может, воды хотите попить?
- Как благословите.

Вот так не надо. Часто это ложное смиренномудрие. «Как благословите» иногда бывает лишним. Может создаться впечатление, что мы такие архипослушные: что благословят, то и сделаю. Скажут, пешком по воде идти - я и пошел «аки по суху». Не надо ничего лишнего. Все должно быть в меру и по-честному. Нужно различать, когда мы принимаем решение сами и просим благословение Божие и благословение духовника, а есть трудные ситуации, когда я вообще не могу разобраться, что делать, как дальше быть: ложиться, например, на операцию или нет, выдавать дочку за того человека или нет. Тогда нужен совет.

- Ложиться на операцию или нет - чем здесь может помочь духовник? На это есть врачи.

- Он может пожалеть вас - это одно из главных его занятий. Пожалеть, дать вам выговориться, и вы услышите себя сами. Человек не понимает сам себя до тех пор, пока кто-нибудь не начнет его слушать. Сам себе человек объяснить себя не может. Когда вы меня спросите, как я докатился до такой жизни, - я начну вам рассказывать. И вдруг сам себя услышу и пойму, клубочек размотается. Духовник - это в первую очередь «доброе ухо». Здесь нет еще ничего духовного, но здесь есть то человеческое, что позволяет Духу Святому прийти и стать между нами. То есть «я слушаю тебя, говори, я слушаю внимательно; рассказывай, что у тебя произошло». И ты начинаешь рассказывать… Очень важно спросить у человека, что он сам думает о решении. Допустим, если речь идет об операции:
- Я думаю, нужна.
- Ну что ж, тогда давай молиться Богу. Как врача звать, как готовиться, деньги есть на операцию? Давай деньги искать, давай молиться за доктора, чтобы рука не дрогнула, за тебя молиться. Поисповедуйся в своих грехах, чтобы не страшно было под нож ложиться.

Вот и пошла работа. Надо выслушать человека, дать ему возможность услышать себя. Это элементарная педагогика, которая дает возможность Духу Святому действовать между нами. И каждая проблема уникальна и немножко тупиковая. Думаешь: «Боже, что же сказать этому человеку?» Начинаешь с ним работать - и вдруг выруливаешь из темного леса…

- Это должны быть поиски, а не жесткий совет?

- Да, должен быть именно поиск. По крайней мере - для нас, простых священников, которые не духоносные, не знают все заранее. Мы читаем, как прозорливые поступали в жизни: «О, Иван Иванович пришел. Ну что, Иван Иванович, жениться собрался? А тебе на ней жениться нельзя, женишься через три года. Иди, Иван Иванович». (А видит Ивана Ивановича первый раз в жизни.) Потом так все и свершилось.

Здесь мы имеем дело с тем, чего в нас самих нет. Нет у меня прозорливости, я не знаю, как ваше имя, поэтому спрашиваю:
- Как вас зовут?
- Иван Иванович.
- Зачем вы пришли?
- Жениться хочу.

Я должен с ним разговаривать, узнать, что и как. Задача простых священников – педагогическая внимательность, терпеливое выслушивание, не навредить какими-то резкими благословениями, помолиться Богу за человека как можешь, как умеешь. Все из нас по-разному умеют молиться.

 

протоиерей Андрей Ткачев

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы