Почему Православие - это истинное Христианство?

Аудио
Скачать .mp3

Почему мы все-таки можем - можем и должны отдать предпочтению Православию? Еще раз говорю -  не потому, что мы родились здесь – слишком это слабый аргумент. Нет, мы должны «твердое основание своей веры иметь», как пишет апостол Петр. Мы должны иметь твердое основание, а не как дети, которым сказали, что я не верю. Потому что мы сейчас находимся в такой среде, в такой окружающей действительности, когда мы должны знать, что ответить каждому вопрошающему. Должны знать!

В данном случае,  когда мы касаемся других конфессий, первое, о чем хочется мне сказать – скажи мне, кто твои друзья, и я скажу тебе, кто ты. Знаете такую мудрость? И правда, иногда  приходится убеждаться: вот человек, видишь его. Кажется, все – нормальный и хороший человек. Но смотришь – друзья какие… Странно – он хороший, а друзья-проходимцы. Через некоторое время убеждаешься – лукавый человек. Под личиной простоты, непосредственности, общительности оказывается лукавый человек. Это же народная мудрость – то есть мудрость не какого-то человека,  а мудрость веков: «скажи мне, кто твои друзья, и я скажу тебе, кто ты».

Я перефразирую это и скажу вам мысль, которая заслуживает также полного внимания. Скажите мне, кто ваши святые, и я скажу, какова ваша Церковь. Почему канонизация должна быть в высшей степени осторожным актом? По святым мы можем судить о Церкви, о ее спасительности, ибо задача Церкви только одна. Вы слышите – только одна. Это не разработанность богословского вероучения, не все эти религиозно-философские идеи и прочее – нет, нет! Церковь установлена только с одной целью – слышите! единственной целью, установленной Церковью, с одной  - указать человеку  путь  и дать средства к спасению. Вот все. Вот почему говорим, по святым мы можем говорить о самой Церкви, о ее истинности или ложности. Ибо святые – это кто такие? Это те, которых Церковь называет – вот тот идеал, к которому вы должны стремиться. Понятно, каким?  Почему должны стремиться, каждый на своем поприще. Мирской человек – пожалуйста, вот вам идеал, монах – вот какой идеал, деятель какой-то – вот так. Смотрите, видите  - идеал, причем чего? – идеал духовной жизни. Вот, оказывается, к чему мы  должны стремиться, чего можно достичь  и нужно достигать. Вот кто такое святые.

Вот если с этой точки зрения мы обратимся к двум основным ветвям христианства. Но сейчас основная идея – толерантность, сейчас должны говорить «все, все хорошо». Дважды два четыре – хорошо, три с полтиной – еще лучше. Все хорошо, не сметь говорить об истинности! Мы толерантны. И зло, и благо – два пути, ведут к единой цели оба, и все равно, куда идти. Как вам нравится это? И все равно, куда идти… Поэтому то, что сейчас я вам скажу – молчите и скрывайте в середине своей души, в середине, наружу  можно ничего.

Итак, касаясь главной ветви, по масштабам главной, – католицизма, что я могу сказать? То, что стало называться римо-католицизмом, Римская Церковь, которая оказалась в расколе с ХI столетия от Православия – чем она характеризуется в этом плане. Фактом, на который стоит обратить самое серьезное внимание – сейчас особенно, сейчас именно. Еще когда мы были в Советском Союзе, это было для нас не очень важно, и до этого. Сейчас – какое имеет огромное значение то, о чем хочу я вам сказать! Только послушайте. Приезжаешь в монастыри католические, спрашиваешь, как у вас библиотека? как Святые Отцы - пожалуйста, вот они, стоят, древние отцы. Чем руководствуетесь в своей духовной жизни? Чем и кем? Игнатием Лойолой «Духовные упражнения», Франциском Ассизским. В женских – Каталиной Сиенской, Терезой Авильской и так далее. Да…  А кто это такие? Начинаем смотреть, кто же это такие. И с изумлением поднимаем глаза  на них – как?..  Святые Отцы древней Церкви неразделенной стоят на полках, стоят. Спите, спите. Ибо католическая Церковь в своей жизни, римокатолики, монастыри - не Древними Отцами руководствуются, а новыми, которые порождены уже в расколе и которые проповедуют принципы духовной жизни, прямо противоположные тем, которые утверждались всем древнеотеческим, тысячелетним опытом Святых Отцов. Прямо противоположным.

В чем эта противоположность? То, что Древние Отцы называли прелестью, запрещали категорически это делать, предупреждали всячески – здесь превозносится, как святыня. Что же именно?

Что же именно? Все - и  современные католические монастыри, настольной книгой имеют «Духовные упражнения» Игнатия Лойолы. Игнатий Лойола – основатель ордена иезуитов, XVI век. Что там, основная какая идея? Основная идея –  вы только послушайте! – тот, кто хочет достичь чего-то в духовной жизни, должен ежедневно, в течение определенного там  времени, каждый день совершать упражнения мысленные, я не говорю уже о внешних,  физических. Мысленные упражнения, которые в чем состоят? Они выражаются, точнее всего, вот этими двумя словами – «вообрази себе», «представь себе». Я закрываю глаза и представляю себе. Что же, представь себе? Молодая девушка сидит, читает Священное Писание, и вдруг является архангел, говорит: «Радуйся, благодатная!» Представьте себе, что с ней происходит? Как, в каком она испуге, как дальше идет беседа, как она ведет себя? Представьте все себе, воображайте это! Как дальше идет разговор, повторяйте!

Кино!.. Кинематограф!…  Представьте себе, как она потом идет к  Елизавете, представьте горные тропы, пейзажи окружающие, пение птиц, ароматы трав. Представьте, как она входит к Елизавете, как они встречаются, целуются, как говорит: «О, Боже мой, до чего  же прекрасно!» И живу я весь в мире своих фантазий. Это называется -  «Духовные упражнения».

Пимен Великий говорит: «Если не хочешь сойти с ума, то не воображай никогда себе ничего». Никаких картин, никаких представлений, никакого воображения! категорически запрещено! Потому что тогда мы начинаем обращаться уже не к Богу и к истине, а к своим фантазиям. Я бы мог вам привести множество примеров из этих святых, некоторые из них просто безобразны. Какая-нибудь Тереза Авильская говорит «Возлюбленный», то есть Христос, зовет таким свистом, что не услышать этого невозможно: «И душа изнемогает от желания». Является ей так называемый Христос и  говорит: «До этого Я был Бог твой,  отныне Я – супруг твой». А она падает в изнеможении. И до чего доходит – в общем, не хочу я перечислять даже, это часто приходится, и просто неприятно даже.

Я что хочу вам сказать: сам образ молитвы, о котором говорит Православие  - «без ум», то есть ум должен быть безвидным, слышите? Ум должен быть безвидным, никаких картин, никаких представлений. Ум должен быть заключен в слова молитвы, и совершаться молитва должна с покаянием, с благоговением, с сокрушением сердца, с вниманием, говорит Православие, предупреждает строго об этом.

Здесь вам – театр с действующими лицами. Небывалое явление с тем же Франциском Ассизским. Ни один из великих святых до него никогда не имел никаких стигматов (ран на руках и ногах - кровавых ран, незаживающих). Кажется, достигали величайших состояний, Макарий Великий назван земным Богом – называли его Древние Отцы. У Сисоя Великого лицо, как солнце, светилось перед смертью. Никто, никогда -  ну что вы, причем тут нервы, при чем тут психика? Благодать и нервы – совсем разные реальности. И вдруг, в XIII столетии появляется Франциск Ассизский, у которого перед Воздвижением Дух является – серафим  крылатый, и поражает его стрелами  в места язв Иисусовых, и начинают незаживающие кровавые раны.

Там это рассматривается, как признак величайшей святости, его уравнивают со Христом, он сам повторяет во всем – избирает двенадцать учеников, совершает тайное свое вече, когда умирает - его жизнеписатель пишет: «Бог-Отец растерялся - кому же отдать предпочтение – Сыну по естеству, или сыну по благодати Франциску». Но вы подумаете  и скажете - мало ли кто там напишет какой. Верно, согласен. Но это же стало фактической верой!..

Учение о заслугах – это то католическое учение, которое вопиюще противоречит Евангелию и всему Святоотеческому наследию. «Если все повеленная вам сотворите», говорит Христос, будьте уверены и знайте, что вы рабы неключимые. Он говорит: «Если все сотворите». Интересно – кто это может все сотворить? Тот же Макарий Великий что писал: «Боже (молитву утреннюю, молитву которую вы все прекрасно знаете) очисти мя грешного, яко николиже (никогда) сотворив благое пред тобою». Вы слышите? Это он-то, великий подвижник, «никогда же сотворив благое пред Тобою»?..

А там -  какое же учение? Я могу совершить не только добрые деяния, которые будут моими заслугами, но могу совершить сверх должное. Вы слышите – сверх должное! Что такое сверх должное? Если отрекусь от брака, от имущества, и так далее – это сверхдолжные заслуги. Вы представьте себе, в каком сознании уже  человек принимает это монашество – уже  с чем? С высоким мнением о себе.

Тереза Маленькая, которая недавно была прославлена, пришла в монастырь и прямо заявила – я пришла в монастырь, чтобы молиться за души грешников, и особенно – за духовенство. Не о себе же, правда, молиться? О себе  - уже ничего не надо, она же уже совершила сверх должные заслуги, поступив в монастырь.

Говорят – какая связь между вероучением и духовной жизнью? А вот какая. Вероучение говорит, что ты можешь совершить заслуги, а можешь приобрести сверх должные заслуги. Как это?

Я со сверхдолжными заслугами - слышите, кто я? Не вздумайте подойти ко мне. Я не говорю о других вещах вероучительных – о папизме и прочем. Христос сказал, что «Мое Царство не от мира сего», а папизм говорит – нет, извините, – и от мира сего.

Вот почему я не могу принять католическое учение. Я не могу признать католицизм истинным учением. К сожалению, по этим принципиальным вопросам, – я участвовал во многих диалогах с католиками – никогда эти вопросы не ставятся. Говорим о праздных абстракциях, но не о том, что является существом человеческой  жизни. Это, я вам скажу, очень жалко.

В отношении протестантизма – тут еще проще, друзья мои. И проще, не знаю – хуже или нет – уже совсем до ручки, что называется, дошли. Дело вот в чем. Протестантизм утверждает, что вера во Христа освобождает человека от всех грехов. Не только прошедших - но и от настоящих и будущих. Вы слышите – я вам говорю с полной ответственностью это. Это не сочинение, не поклеп, не клевета, таково учение: вера во Христа освобождает от всех грехов – всех, и будущих в том числе. Поэтому там они уже спасены. О спасении там вообще речь не идет. Поэтому там не нужны никакие подвиги, ничего не нужно. Ты христианин - делай добрые дела, вот все. А для спасения тебе это не нужно. И дела – это вовсе не для спасения, это просто последствие принятия тобой христианства. Ничего не нужно для спасения.

У меня спрашивает один священник, что ему ответить – там, на Западе. Они говорят – вот мы знаем, что мы спасены, а вы, православные?  Он говорит - что мне ответить? Прямо, говорит, при всех, публично спрашивают. Я говорю – ответьте ему, что мы надеемся, что если будем жить по-христиански, то Господь помилует нас. Но утверждать, что я знаю, для  нас – православных, это признак гордыни и полного заблуждения.

Они уже знают, что спасены, поэтому очень просто обращаются: «Идите ко мне, вы уже спасены, сейчас Дух Святой на вас сойдет!» Как все просто… До чего опошлить - простите меня, если бы они были здесь, я бы такое слово не употребил. До чего унизить христианство! Христос говорит: «Царство Божие нудится». Нудится - понуждением только берется. Мы должны бороться со своими грехами – для того даны Заповеди. Зачем же они нужны, если я поверил -  и все в порядке? Какой смысл тогда в Заповедях? Какой смысл в покаянии? Все отброшено, духовной жизни нет.

 Поэтому если в католицизме, например, есть святые и есть грешные, то в протестантизме – все святые. Кстати, очень интересно: один из  опросов в США дал очень любопытные результаты. В частности, 21% опрошенных заявили, что они – святые. Вот так. Я нисколько этому не удивлен.

Теперь вам понятно, почему я не могу принять ни того, ни другого. Хотя  я часто с ними общался, имел дискуссии, вот сейчас опять поеду читать в университете для лютеран лекции, кстати. Я им прямо говорю: вы знаете, какой у вас принцип  в жизни? Они говорят – какой? Очень просто у вас – «ищите, прежде всего, что пить, что есть и во что одеться, а Царство Божие приложится вам». Они в восторге – вы правы, профессор! -  они соглашаются.

Вот такова ситуация, с которой мы имеем дело. Это конечно, кратко очень я вам предлагаю, без множества иллюстраций, которые были бы очень важны для вас.

 

Алексей Ильич Осипов.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы