О возможности присоединения Православия к Католичеству

Аудио
Скачать .mp3

Как Вы думаете, Православная и Католическая Церкви могут объединиться в силу современного экуменического движения?

 

Об этом я разговаривал с очень высокими людьми, мы дискуссировали очень много. С очень высокими людьми. Мой ответ был такой:  я считаю, что объединение будет возможно только тогда, когда Православная Церковь по существу потеряет свое Православие и станет очень подобной Католической Церкви. Тогда – да. Православная Церковь может тогда только присоединиться, Католической не надо присоединяться. Не она будет присоединяться, а только Православная может присоединиться. Но я считаю, что только тогда, когда действительно вся суть Православия будет утрачена.

О какой сути я говорю. Мы на своих лекциях по западным исповеданиям все говорим: Филиокве, чистилище, Папа и так далее.

Вся суть-то религии в духовной жизни. Вы посмотрите на великих святых Католической Церкви. Я скажу вам – просто плакать хочется, что происходит там. Слышите, великие святые. Простой народ, кстати, такой же, как и у нас, точно такой же: наши едут в Серафимовский источник, те в Лурд едут – все одно и то же. У нас к какой-либо чудотворной иконе, там – к статуе. Всё одно и то же.

Духовная жизнь познается по чему – по тому идеалу, на который Церковь нацеливает человека. И кто же там великие святые? Это очень важный отдельный вопрос. Возьмите Терезу Великую. Христос ей является и говорит: «До этого Я был Бог твой, отныне Я и супруг твой». Что с ней происходит в это время, с этой дамой, не буду описывать.

Тереза Маленькая – последняя, которая возведена в достоинство Учителя Церкви, это было в 1997 году, она умерла, скончалась в 23 года. Вы почитайте ее книгу «Повесть об одной душе», которая тут же переведена на русский язык. Вы знаете, читаешь и захлебываешься от восторга! Язык – великолепный! Одна романтика! Романтика, любовь со Христом – это невозможно! «Мы взглянули друг на друга, и мы поняли всё без слов». Не было ни борьбы, ничего, и маленькая, бедная Тереза утонула, как капля воды, в океане…

Вы слышите? Подменили духовную жизнь лирикой, романтикой – романы со Христом! Вы читаете настоящий роман со Христом, настоящий, если кто хочет посмотреть. Зачем она приходит в монастырь, с чего начинается книга? «Я пришла молиться о священниках во всем мире». Не о себе же, конечно, ну что вы! Ну что вы – почитать себя хуже всей твари, вы что! Вон они, эти священники, монахи, миряне – они хуже всей твари, но не я! Подумайте, безумная идея заслуг перед Богом, более того, сверх должных заслуг перед Богом. Видите, на что нацелено всё духовное состояние, вы же понимаете – заслуги, ну давайте, награждайте, у меня заслуги. Вы слышите? Тут говорят, «ниже всей твари» - только из такого состояния я могу понять, почему мне Христос нужен, а здесь – заслуги. Что вы!

И когда мы тоже перейдем в эту романтику и тоже станем искать восторгов и наслаждений в молитве, а не очищения души, от всех тех гадостей, которые в нас находятся, то тогда и мы станем подобными. Сохраним, конечно, вывеску «православный»,  естественно, я напишу очень крупным шрифтом, но по существу станем теми же католиками. Тогда возможно будет соединение.

Мы говорим «соединение». Да нет, «присоединение». Никакого соединения, а присоединение.

Всю историю Католическая Церковь смотрит на Православные Церкви. Вы же помните, из-за чего раскол, из-за идеи власти Рима над всеми христианами. Русская Церковь является самой жирненькой, самой симпатичной, самой приятной овечкой, о которой только мечтает вот этот вот, - поглотить Церковь Русскую.

Ни на одном диалоге, а мне приходилось участвовать во многих диалогах, я специально в доклады ставил этот вопрос, вопрос о духовной жизни, о принципах духовной жизни. В той делегации кардиналы, епископы – не видят этого вопроса. И я понял, что они, наверное, понимают, что, конечно, это не духовная жизнь – это романтика, и не отвечают на это вопрос.

Ну еще бы! Франциск Ассизский, о чем молится? Вы только подумайте! «Дай мне пережить всю ту любовь, которой Ты горел, Господи, ради спасения нашего!» Это Моська говорит Слону: «Дай мне быть таким же сильным, как и ты». Вы слышите, о чем молятся, когда он получил эти стигматы, не о покаянии. Ни покаяния здесь, ни осознания своей греховности, ни благодарности Богу, ни просьбы об очищении своей души – да где там, там и нет этого!

Католическая Церковь оставила духовный опыт первого тысячелетия восточных и западных отцов – едины были в духовной жизни, и пошла новым путем. Путем, кстати, ни эти Франциски, ни эти Анжелы, ни эти Терезы совершенно не знают духового опыта святых отцов. Вы слышите? И все выродилось в романтику, такую красивую, такую прелестную, душа просто тает от этой любви, от этой «любви» ко Христу.

На эту тему много еще надо бы говорить. И не только о них. А что у нас происходит?

Мне подарили на Афоне книжку Порфирия Кавсоколивита, которого только что канонизировали, там черным по белому написано, вы слышите, причем там с печатями книжка – ну как же, гость, всё такое, я открыл и не верю: «Не боритесь с грехом. Не боритесь со страстями. Откройте свою душу любви ко Христу».

Я вспомнил – Боже мой, Тереза! Вся в любви! Боже мой! И на Афон пришла! Слышите? Вот при этом условии мы соединимся, можете быть спокойными! И будем все под омофором Римского Папы.

Ну что мне делать? Искушение как по-гречески? Пирасмос. Запомните, пожалуйста. Видите, сколько мне тут пирасмосов наложили…

 

Как Вы относитесь к канонизации Порфирия Кавсоколивита?

 

Теперь вы поняли, что я прозорливый? Ну, слава Богу, что хоть в Санкт-Петербургской академии меня признали таковым. В Московской академии, ну никак не признают! Вот уж искушение-пирасмос!

Я его, Порфирия, не знаю лично. Какой он был? Правда, один монах мне сказал, что будто бы в последний год что-то у него с головой сильно случилось, болел. Или рак мозга, или что-то… И этот монах, понимая, видимо, он сам был его поклонником, понимая всё несоответствие  тех вещей, которые пишет Порфирий в этой книжке, сказал, что, может быть, за ним записали всё это тогда, когда у него уже было не все в порядке. Я говорю: «Дай Бог! Дай Бог, если Порфирий был другим, а не тот, который в книге».

Но тогда Константинопольский Патриарх и Синод должны прямо сказать, что мы канонизируем Порфирия, но не того, кто в книге. Иначе… Вы слышите, к чему мы придем? Вы слышите, к чему мы придем! Это протестантизм настоящий! Не молитесь, не боритесь с грехом, не трудитесь – любите Христа, и всё в порядке!  Вы слышите, к чему мы придем? Должны это сделать. Если они этого не сделают, они нанесут страшный удар по Православию.

Церковь говорит, Великим постом с поклонами молятся. А тут – «не боритесь». Это что такое?

Я уже не удивляюсь на Константинополь. Уже не удивляюсь. Они же один за другим все масонами были, эти «Патриархи». Поэтому и здесь неизвестно, по какой причине и по чьей подсказке они могут совершать такие акты. Но, впрочем, вся Греция на Порфирия молится. Ну, еще бы! Я собирался в Лютеранство перейти, теперь не надо. Я перейду в Константинопольскую Церковь, и всё будет в порядке!

 

Алексей Ильич Осипов.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы