О практике миссионерских Литургий

Аудио
Скачать .mp3

- Я знаю о существующей практике так называемых миссионерских Литургий, когда служба прерывается и батюшка объясняет то или иное место. У меня смущение: верующему и так бывает тяжело сосредоточиться на молитве, а если служба прерывается, насколько это бывает полезно? Я знаю, что есть разные точки зрения по этому вопросу, но мне хотелось бы услышать, как Вы к этому относитесь.

- Очень хороший, актуальный, злободневный вопрос. Дело в том, что и в миссионерской концепции Русской Православной Церкви оговорена, как один из пунктов, желательность проведения миссионерских Литургий. Хочется обратить внимание вот на что: раз уж Вы задали мне этот вопрос, я уж дерзну поделиться своей скромной точкой зрения. Дело в том, что богослужение, особенно Божественная литургия, относится к внутренней, сокровенной жизни Церкви. Неслучайно в древности (об этом знает каждый священник, закончивший духовную школу, и даже богословски подкованные миряне), на Литургии верных оставались только верующие, воцерковленные люди, которые имели благословение и возможность приобщаться к Таинствам. После слов диакона: «Оглашенные, изыдите» - из храма выходили готовящиеся к крещению, или те самые оглашенные. Даже крещеные люди, согрешившие тяжелым грехом и находящиеся под епитимией, выходили из храма в этот момент, потому что Божественная литургия относится к сокровенной, внутренней жизни Церкви. Неблагоразумно и тем более неблагоговейно относиться так к Литургии, как очень мудро говорит наш современник, архимандрит Ефрем из Ватопедской обители, который в свое время привозил пояс Пресвятой Богородицы. В России, во многих епархиях, он встречался с духовенством и учащимися духовных школ. Когда ему задали подобный вопрос в Витебском университете об отношении к разного рода инновациям в богослужении, он очень мудро обратил внимание на то, что Божественная литургия - это не урок в школе или в университете. Там мы сердцем воспринимаем, а не умом. Поэтому, я прошу прощения, если я резко скажу, Литургию нельзя воспринимать как некий, простите, учебный тренажер. Если молитвенную ткань Литургии рассечь по живому и вставить комментарий, пусть даже лучший на свете, объясняющий, какие движения делает священник и какие слова он произносит, то мы, дорогие друзья, потеряем гораздо больше, чем приобретем. Большой вопрос, что вообще приобретем. Как вы, кстати, очень хорошо отметили, что даже человеку верующему, ведущему церковную жизнь, и то бывает непросто во время Божественной литургии сосредоточиться, чтобы рой помыслов не отвлекал от произносимых священником и поемых на клиросе слов. Быть внимательным во время Литургии и то бывает тяжело, а представьте, если еще молитвенную ткань рассечь и вставить комментарий. Моя личная точка зрения - это не очень правильная практика. Можно привести такой пример. Послы святого князя Владимира (как раз в этом году 1000-летие блаженной кончины святого князя Владимира будем отмечать на общецерковном уровне), которые были направлены узнать, какая из вер лучшая, какую веру избрать князю и его народу, пришли в Константинополь. Их не стали долго катехизировать, с ними не стали спорить, а пригласили в храм Святой Софии на богослужение. Когда они попали в атмосферу молитвы, благодать Божия коснулась их сердец, и летописцы так зафиксировали их слова: «Мы не знаем, где мы находились: на небе или на земле». Их посетило ощущение благодати. Они пережили не интеллектуальное, не умственное, не рациональное, а сердечное соприкосновение с красотой богослужения. Послы говорят князю: «Вкусив лучшего, никто не захочет худшего. Мы хотим такую же веру, как у греков, потому что Бог с ними обитает». Обратите внимание: это были люди мудрые, которые шли испытать веру, и им никаких богословских «инноваций» там не предлагали.

Можно привести примеры более близкие к нам. Кстати, архимандрит Ефрем многие эти примеры приводит. Сейчас многие соотечественники имеют возможность посещать Святую Гору Афон, присутствовать на многочасовых, иногда даже на 17-часовых непрерывных богослужениях. Я тоже был на одном из таких богослужений. Незабываемое впечатление! Наши соотечественники присутствуют во время богослужения на неродном, незнакомом языке. Многие из них ни одного слова не понимают, но выходят после службы окрыленные, полные сил, потому что не умом они воспринимали, а сердцем; их благодать Божия касается. С юмором говорят люди, побывавшие на Святой Горе Афон, что есть даже такое понятие «афонская болезнь», то есть желание еще хотя бы раз в жизни посетить Святую Гору и поприсутствовать на богослужении. Я очень благодарен, что Вы этот вопрос задали. Люди, которые не знают богослужения, действий, слов священника, что произносится и зачем, но они присутствуют в атмосфере молитвы и уходят совершенно другими. И вопрос: у тех, кто присутствует во время Литургии с комментариями, будет ли такое же внутреннее состояние после таких Литургий? Очень и очень сомневаюсь.

И в заключение хотелось бы сказать: конечно, я глубоко убежден, что те священники-миссионеры, миряне-миссионеры, которые движимы лучшими, благороднейшими мотивами и пытаются вводить такую практику, рано или поздно (кто-то раньше, кто-то позже) это почувствуют и откажутся от неё. Убежден на 100 процентов! Кому-то, может быть, надо чуть-чуть больше времени, чтобы понять, что он делает что-то не совсем правильное., Как правило, молодые священники находятся в состоянии эйфории от того, что причастны к чему-то великому, важному, полезному для людей. Когда это чувство остывает, человек понимает, что потеряно больше, чем приобретено. Поэтому не осуждайте тех батюшек и мирян-миссионеров, практикующих такие Литургии, но имейте в виду, что они со временем откажутся от такой литургической практики.

 

Протоиерей Димитрий Беженарь

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы