Как научить детей молиться?

Аудио
Скачать .mp3

Как научить детей молиться? Формально «выучить стишок» про Отче наш — это пожалуйста.  А молитвы не получается.

Этому обязательно надо учить. «Выучить стишок» — это чепуха. Это можно на магнитофон записать да и всё. Надо обязательно приучать именно молиться. Для этого нужно начинать с самой краткой молитвы — молитвы Иисусовой «Господи, Иисусе Христе, помилуй меня!». Что мы так боимся её?!

Надо приучать, объяснять. Вон какие-нибудь несчастные йоги смотрите, как учат своих детей! Я помню был фильм: «Кто такие йоги?» Пятилетняя девочка сидит, сморщилась — она учится сосредотачивать своё внимание! Вы подумайте! Уже учат! Учат концентрировать внимание. Так и здесь: надо просто приучать в то время, когда ребёнок уже способен к этому. Надо приучать, что молитва это не просто так — это не болтология, это не стишок. Надо приучать с того возраста, когда человек уже способен понимать.

Но, к сожалению, это беда не детей, а нас! Нам надо приучать себя к внимательной молитве. Скажу вам просто: если мы не будем приучать себя к внимательной молитве, то какими мы были, такими и останемся. Мне одна женщина, тоже педагог, задаёт вопрос: «Почему я уже 20 с лишним лет в Церкви, а какая была, такая и остаюсь?». Я говорю: «Спасибо Вам за этот вопрос! Потому что мы ничего религиозно не делаем. Мы ходим в храм, мы ходим на исповедь, на причащение, ставим свечки, подаём поминание, даже, может быть, соблюдаем посты. А что мы религиозно делаем? Ничего». А что такое «религиозное делание»? Сегодня мы говорили о духовности. Надо понуждать себя к исполнению заповедей! Сходить в церковь может кто угодно! [Но главное] заповеди! Надо стремиться не осуждать насколько это возможно, не злобствовать, не завидовать, бороться с этим и…нет религии в том человеке, который не молится. Потому что «религия» — это латинское слово, означающее «связь, соединение» [от слова] religare — соединять, связывать. Когда ум человеческий соединяется с Богом? Только в молитве. Выключатель! Вот что такое молитва! Нажмите сейчас, и свет погаснет. Нажали — и побежало, и свет включился. Без молитвы нет религии. Это превращается во внешнюю фабулу, внешнюю скорлупу, а религии [как таковой] нет. Человек может жить 100 лет, быть «воцерковлённым», как это говорят. Очень мне нравится! «Он воцерковлённый!» Съест своего соседа живьём и пескариком Великим постом закусит. Это воцерковлённый человек называется!

Если не приучать себя к молитве, никакой религии нет. Это надо запомнить и знать. Начинать, если мы хотим приучать себя, нужно вот с этой самой краткой молитвы: «Господи, Иисусе Христе, помилуй меня!» Её можно совершать, когда мы сидим, стоим, идём, лежим, даже когда мы разговариваем, мне никто не мешает её произнести, на эту молитву мне надо всего несколько секунд. Но эту молитву надо произносить с вниманием и сердечным участием. Я думаю, что каждому из нас есть о чём помолиться [этой молитвой]: «Господи, Иисусе Христе, помилуй меня». Мы же не безгрешные, правда же? Хоть и ангелы, конечно, но всё-таки согрешившие. Без приучения себя к этой молитве мы не сможем более длинные молитвы совершать со вниманием. Это невозможно. Кстати, эта молитва (она называется молитва Иисусова) очень помогает, приучает человека ко вниманию. Мы многого не усваиваем, потому что нам не хватает внимания, и это самая страшная беда. Проводились эксперименты (хотя чего их проводить, они каждый раз на глазах). Самый неспособный человек, на глазах которого происходит что-то страшное, всё вам рассказывает! Да как же он запомнил-то? Очень просто: он ВЕСЬ поглощён!

Молитва Иисусова помогает чисто внешне вниманию, но главное она приучает нас к молитве. Эта молитва даёт огромное благо человеку. Кто пытался заниматься этой молитвой, знает, как она успокаивает человека. Утром обязательно надо, хотя бы три минуты, хотя бы несколько молитв, но с вниманием и участием сердца, и вы увидите, как это успокаивает. Это то, чем сейчас обеспокоен весь мир. Нервно-психическое напряжение! Возбуждение! Нет покоя! Молитва успокаивает. Даже если бы никакого Бога и никакой религии не было и тогда бы надо было молиться. Она помогает даже в этой, земной жизни. На самом деле молитва действительно соединяет человека с Богом и приносит великое благо душе человека. Если мы с вами не научимся этому, себя не будем приучать, детей мы не сможем научить. Это совершенно однозначно. Я не смогу научить своего ребёнка играть на скрипке, если я возьму смычок не с той стороны, а скрипку приставлю неизвестно куда.

А каковы критерии правильной и неправильной молитвы? Потому что, ну, говоришь, сосредоточился, серьёзное лицо сделал, а как понять правильно или неправильно?

Критерий? Если читали Евангелие, вспомните разбойника. Что он сделал? Только от всей души осознал, КТО он есть и обратился ко Христу. Вот правильная молитва. Не нужно никаких фокусов, не нужно никаких вычурных слов, ничего не надо. Нужна душа. Очень важно обращаться к Богу так, как мы бы обратились к человеку, у которого ищем спасения от полной катастрофы. Как можем обратиться к врачу, смертельно заболев: «Помогите!» Можем? Можем. Вот так надо обратиться к Богу. Но при этом хорошо бы, если бы мы могли ничего не просить у Бога: ни новых туфлей, ни новой должности, ни здоровой печёнки или селезёнки. Ничего не надо. Если мы верим, что Бог есть Любовь (а это величайшее открытие христианства — ни одна религия этого не знала), значит Он всё готов нам дать, и если мы этого не получаем, то только по очень простой причине: нельзя дать. Я часто говорю: «Только дай мне дар чудотворения, вы тогда узнаете, что с миром произойдёт». Дай мне власть, и я превзойду всех властолюбцев. Бог видит, что нам можно дать, поэтому молитва должна быть: «Господи, помилуй!» Не стоит просить ничего, потому что Бог видит и знает. Прямо так и надо сказать: «Господи, ты знаешь, что я хочу ибо ты Бог. Помилуй меня!» Тогда эта молитва будет действенной. Мы только по той причине не двигаемся с места, кажется, десятки лет находясь в Церкви, что мы не приучаем себя к молитве. Мы не молимся, мы не соединяемся с Богом, мы не стучимся к Богу, поэтому ничего и не получаем, так и остаёмся с разбитым корытом, без всякого плода, потому что мы ничего не делаем, а исполняем чисто внешнюю сторону. Не надо забывать, что исполняя внешнюю сторону можно дойти до мнения о том, что я действительный, воцерковлённый христианин. Полезно в таком случае вспомнить, кто распял Христа. Воцерковлённые! Патриархи, архиереи, богословы, то есть книжники, фарисеи, то есть монахи. Представляете, кто распял? Сверхвоцерковлённые! А кто в Рай вошёл? Бандит! Какой? Который от всей души обратился ко Христу! Здорово? Вот так! А то мы часто «воцерковлённый» — то есть он знает, через какое плечо нужно свечку передать. Это называется воцерковлённый человек! Смех один! Карикатура какая-то.

Без молитвы нет религии. Это нужно себе усвоить. Каждый человек может по себе судить религиозный он или нет. Я могу сдать экзамены по всем церковным предметам на «5» и быть безбожником. Быть без Бога и быть богословом, доктором, профессором! Игнатий Брянчанинов так и писал: «Есть академии, есть кандидаты, есть доктора богословия, а коснись — оказывается он и во Христа не верит! Какого света ожидать от этой тьмы?» Без религии нет молитвы. А молитвы нет там, где нет внимания. Молитвы нет там, где нет покаяния. К старцу Серафиму (Романцову) пришёл монах и говорит ему: «Я имею непрестанную память Божию!» Старец знал его и ответил ему: «У тебя нет никакой молитвы! Ты просто привык к словам молитвы, как другие привыкают к ругани!» Поспешная молитва — это болтология.

 

Профессор Московской Духовной Академии и Семинарии

Алексей Ильич Осипов.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​