Что такое настоящее Православие?

Аудио
Скачать .mp3

Сейчас мне прислали из Америки книжку. Архиепископа Аверкия - его лекции по нравственному богословию. Ну, я схватился – что вы, надо посмотреть! Кстати, человек очень известный, очень приятный, искренно верующий человек. И вот лекция начинается – «аскетика». Что же такое аскетика, что же такое духовная жизнь? Это добрые дела. О молитве – ни слова, какая правильная молитва, какая – ложная. Я вам только сейчас сказал, когда называл всех этих католических подвижников - молились? А как же! Результат? Святитель Игнатий говорит – сумасшедшие, в прелесть впадали! Молились – да! Оказывается-то, молитва может к прелести привести…

Ни слова о покаянии - удивительное дело!  Вся аскетика сводится, оказывается, к чему - к добрым делам. Но вы знаете - я вот с удовольствием доброе дело сотворю перед телекамерой, чтобы все видели. Знаете, как это здорово! И все потом будут видеть – какой добрый человек, какой благотворитель, как он много делает Церкви. Ну ладно, если нет телекамер - не всегда дозовешься какой-то телеканал, но я в себе чувствую какое удовлетворение… Я же не как прочие человецы – помните? Я-то вот какой добрый, а не то, что некоторые, или многие, или почти все.

Вы знаете, так мне стало грустно. Это – авторитетный человек из Русской Зарубежной Церкви. Он читал лекции, читал по таким темам, которые важны – и к чему свелась вся аскетика, вся  духовная жизнь…  К добрым делам. А добрые дела, – я вам говорю, – можно делать по тщеславию, по расчету, по человекоугодию, по лицемерию. И попробуйте, загляните мне в душу, по какой причине? Да просто по элементарной жалости к кому-нибудь. А Серафим Саровский что пишет: «Только то дело является добрым, которое мы совершаем ради исполнения Заповедей Евангелия».

Ну это ладно, с этим согласятся, конечно. Что важнейшее в духовной жизни, когда мы говорим о Православии? Что составляет, если хотите, сердцевину Православия? Православным является совсем не тот человек, который вам по Катехизису ответит все или по догматике. Еще раз повторяю  - сатана лучше  всех нас знает, и ответит не только на «пять», но и  на двадцать пять, но от этого православным не является.

Вера православная - это жизнь, это правильная наша жизнь. Какова она, эта правильная жизнь? Ее может вести только тот человек, который примет в самом себе решение жить по Евангельским Заповедям. Можно улыбнуться на такую пустую фразу «жить по Евангельским Заповедям» - так мы только об этом все и говорим.

Да, мы говорим, и даже болтаем, а кто принял решение? Кто из нас, в себе самом, сказал: «Все, Господи – отныне я буду изо всех сил стараться жить только по Твоим Заповедям!» Кто это такие, где они? Повторяю вам слова Серафима Саровского: «Решимости не стало, потому и не стало святых людей». Говорим об этом, а решения не принимаем – в себе самом.

Первое необходимое условие для того, чтобы  у нас действительно была духовная жизнь – надо все-таки решиться на нее. Мы смотрим на духовную жизнь, как на что-то такое, знаете ли – такая помеха, такое что-то тяжелое, такое ненужное, такое трудное, что - нет-нет, лучше мы посидим - образно говоря, на раскаленной сковородке, чем вместо того, что нам предлагается сесть на нормальное кресло.

Духовная жизнь – что это есть? Это жизнь, которая исцеляет постепенно человека. От чего - от наших страстей. Вот что такое духовная жизнь. Это жизнь правильная. Разве это неправильно – чтобы не осуждать человека? Разве хорошо ненавидеть человека? Разве добро принесет мне моя зависть? Уж не говорю о воровстве, убийстве, блуде и так далее. Что это приносит?

Оказывается, все грехи, о которых говорит Церковь, это есть не что иное, как расстройство души и тела. Надо же понять, что все то, что Церковь называет грехом, это есть рана, наносимая себе человеком. Что, мы не знаем, что ли – как часто мучает совесть даже нас, когда мы со злостью кого-то осуждаем, кому-то завидуем  и так далее. Разве мы это не чувствуем?

Духовная жизнь - это есть нормальная человеческая жизнь. Она должна совершаться по Заповедям. Что такое Заповеди? Заповеди – это и есть то нормальное состояние человека, к которому Бог призывает каждого из нас. Просто призывает – не сидите на горячей сковороде! Что вы делаете – не пейте кислоту вместо воды! Не дышите из выхлопной трубы! А мы – нет, духовная жизнь – нет, нет! Как же мы  это проживем – не осуждая, не злобствуя и так далее, то есть оказываемся от нормальной жизни.

Так вот, первое и необходимое - это все-таки в самом себе принять решение жить по Евангелию. Тот, кто это решение примет – тем я могу продолжать говорить дальше. Если не примем – бессмысленно тогда говорить дальше.

Приняв это решение, я тут же начинаю убеждаться, что, оказывается, я тут же делаю не то, на что решился. Не могу не объедаться, не могу не осуждать, не могу не завидовать, не могу не тщеславиться. Вот это да! А я-то думал – запросто!.. Просто я не хочу, а захочу – все, я запросто буду!

Решившись, я увидел, насколько я болен-то, оказывается. Не могу… Оказывается – весь покрыт нарывами, к какому ни прикоснусь – тут же подскакиваю, как ужаленный. Ни с какой стороны меня не тронь! Себя учи – а меня нечего учить, сам будь хорош! Больной, оказывается, со всех сторон. Какой ужас я обнаруживаю – Боже мой! Только решение жить по Заповедям покажет мне, кто я есть на самом деле.

Вот из этого состояния видения и рождается правильная молитва, рождается покаяние правильное, которые (это покаяние и молитва) привлекают ко мне любовь Божию. Молитва - как капля, долбящая камень, – долбит камень моего сердца, благодаря которому я открываю свою душу Богу.

Вот это видение своей греховности - оно приводит меня к тому великому, о чем все Святые Отцы  говорят  единогласно, непрерывно, постоянно – к смирению. А смирение – это есть то душевное состояние, которое проистекает из видения своей испорченности – вы слышите? Причем не думайте, что эта испорченность только моя – нет, природа наша испорчена, а мы не боремся с этим, ничего не делаем с этим, и даже сил не хватает этого сделать. Вот это видение открывает мне свою поврежденность, приводя человека к смирению. Из этого-то, оказывается, состояния смирения, только и может проистекать то великое, к чему призван каждый человек. Знаете, что? Оказывается,  только тот, кто имеет смирение, может с истинной любовью отнестись к другому человеку. Понятно? Когда  я вижу, что я болен – я не осужу другого больного человека. Неужели это непонятно? Постоянно приходится говорить - в больнице не осуждают друг друга за болезни, а сочувствуют.

Вот откуда рождается истинная любовь – к человеку, к другому человеку, к каждому человеку - сочувствие. Как сытый голодному не сочувствует и не понимает его, так и невидящий своих грехов только и знает, что осуждает всех направо и налево. Осуждение является одним из явных признаков – чего? Гордости, присущей мне, и которую, я, к сожалению, не вижу.

Так вот, из этого состояния смирения, видения своей греховности, рождается правильная молитва. Какая она – правильная молитва? Это молитва с чувством покаяния, это молитва внимательная – вы слышите? Внимательная. Избави Бог называть молитвою тараторение слов  молитвы, избави Бог! Это самообман.

Вы вычитали все молитвы перед Причастием? -  Вычитали, вычитали, да. А, ну хорошо.

«Вычитали» - это что такое,  мы попугаи, что ли какие? Избави Бог! Надо запомнить – нет молитвы, когда нет внимания.

 

Проф. А.И.Осипов

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы