Чем отличается успение Божией Матери от упокоения обычных смертных людей?

Аудио
Скачать .mp3

– Если Успение Божией Матери является праздником, то почему мы скорбим, когда умирают наши близкие? Отличается ли успение Божией Матери от упокоения обычных смертных людей?

– Отличается, потому что перспектива у всех нас будет разная, а Она воскресла в вечную ликующую жизнь с Богом. Люди скорбят и плачут о родных и близких, потому что не имеют настоящей веры и духовной жизни. «Смерть есть к жизни приближение, к жизни той, где смерти нет». Пасха была не так давно, в Пасхальном каноне мы слышим такие слова: «Смерти празднуем умерщвление, адово разрушение, иного жития вечнаго начало…» Смерть – дверь между временной и вечной жизнью. Если бы это был христианин, человек, который бы любил Церковь, людей и старался хоть чуточку жить по вере, то он бы надеялся, что мы переходим от временного к вечному, от тленного к нетленному, от телесного к духовному, от худшего к лучшему. Куда? – в руки любящего Отца. Поэтому если человек плачет о родных и близких – это эгоизм: «я чего-то не буду иметь», «на кого ты нас оставил?». Другой бы перекрестился (многие так и делают) и сказал: «Слава Тебе, Боже, отмучился». Потому что человек терпел. Слава Богу, ушел на небо. Потому что мы живем с надеждой на милосердие Божие. Святитель Феофан Вышенский однажды сказал: «Бог на Страшном Суде будет искать не за что бы наказать человека, а за что оправдать. Лишь бы что-то нашлось доброго и верного за его душой». Он вообще говорил много, что не вписывается в современный контекст проявления наших чувств, связанных с кончиной родных и близких. На мой взгляд, святитель сказал совершенно невероятную вещь: что по нашим усопшим надо не поминки, а благодарственный молебен справлять. Не плакать, не переживать, а радоваться, что они пошли к Богу. Но у нас нет такого духовного взгляда на жизнь и смерть. Мы не видим воскресения и вечной жизни. «Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть и вижду во гробех лежащую… нашу красоту, » – поется в чине отпевания. Мы видим человека «бездыханна, безгласна». Мы не видим, что происходит с его душой, не видим жизни души. В школе я иногда задаю детям вопрос: взвесить нельзя, измерить нельзя и жить без нее нельзя. Сначала предпринимаются разные попытки ответа, но потом все сходятся к одному знаменателю: душа. Тело – это не весь человек. Человек – это душа и тело. Умерло тело, но не душа. У Пушкина есть: «Нет, весь я не умру – душа в заветной лире мой прах переживет и не увидит тленья». Вот такой духовный взгляд на жизнь. Если бы он у нас был, тогда бы не было этих безумных слез, трагедий.

У нас на столе лежит Евангелие красного цвета, и мне вспомнилось, что в нашем календаре есть особый день, окрашенный в красный цвет. И этот день называется воскресенье. А что такое воскресенье? Воскресение мертвых, воскресение Спасителя, которое когда-то случилось именно в этот день. И этот день назвали воскресеньем. Греки именуют этот день «кириаки» – «день Господень». Это созвучно с нашим взглядом на это явление, но у нас все гораздо глубже передает суть нашей веры, потому что именно воскресение делает нашу веру оптимистичной. Мы становимся сильнее самой смерти. Григорий Богослов однажды сказал: «До воскресения Христа не было ничего немощнее нас и сильнее смерти, после воскресения Христова нет ничего сильнее нас и немощнее смерти». Если мы живем упованием, наша жизнь серьезно связана с верой. Каждый день, когда мы читаем утренние молитвы, мы читаем Символ веры: «чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века». Что такое «чаю»? Ожидаю. И не просто ожидаю, а с нетерпением. Это активное состояние человека – я что-то делаю навстречу. Как апостол Иоанн Богослов. Когда ученики были в Галилейском море, ловили рыбу и увидели Христа, стоящего на берегу, Петр шепнул Иоанну: «Это Господь». И он не удержался, подпоясался епендитом (трудное слово в Евангелии, какая-то одежда) – и бросился в море, потому что берег был недалеко, до него было около 100 локтей (50 метров). Он не дождался, пока они подгребут к берегу, будут вытаскивать сети. А вес был большой: они еле затащили в лодку 153 рыбы. Вот это – «чаю». Не только так: «будь как будет», а еще что-то делать. Так мы можем приблизить воскресение – своей жизнью. У Гоголя потрясающая мысль: «Будьте живыми душами, а не мертвыми». Единственная дверь в живую жизнь – это Христос. Оказывается, можно быть живым телом и мертвым душой. И наоборот: можно быть лежащим, парализованным человеком, а голова и душа будут работать и жить верой и любовью. Тело полумертвое, а душа живая. А бывает и так: тело атлета, а почти мертвый, потому что смерть наступает гораздо раньше, чем отказывают почки, сердце и перестает работать головной мозг: когда из жизни уходит вера, надежда и любовь. Если этого в душе нет, человек – живой труп, о котором и сказал Гоголь. Оказывается, такое состояние есть. Мы можем реально приблизить воскресение, если живем по вере, по евангельским заповедям.

 

архимандрит Мелхиседек (Артюхин)

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы