Вторая половина. Матушка Татьяна Сафронова

2 апреля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
 Она всегда рядом – невидимая, но самая прочная нить, которая связывает нас с небом. Она постоянно присутствует в нашей жизни. Мы сами или не знаем ее, или не чувствуем, или не замечаем, или попросту забываем о ней. Но о ней помнит душа, которая по природе христианка. Ее голосом с нами разговаривают ангелы. Они сопровождают нас по жизни и в важные моменты протягивают нам эту невидимую нить, подсказывая лишь одно слово: «Молись!»

Бывает так, что в душе внезапно возникает вопрос как предположение: а что, если... Бывает и так, что мысль, пришедшая случайно, оставляет зернышко, которое благополучно падает в почву и просто ждет времени, чтобы прорасти.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Когда я была маленькой, думала: как это – быть матушкой? Смотрела на наших матушек из Первоуральска... У нас в храме был  уголочек, там стояли матушки, молились на службе. И мы с сестрой вставали рядом с ними. У нас была подружка Сима (Серафима), она нам говорила: «Что вы здесь стоите? Встаньте туда, здесь матушки стоят». А я все шутила: «А может, я тоже вырасту и буду матушкой».

Она не знала, почему сказала так. Просто чувствовала сердечное тепло и доброту, исходящие от матушек. Ей, девочке, уже тогда хотелось быть похожей на них.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Мы к вам идем. (Обращается к мужу и дочери, находящимся в другой комнате.) Чем вы занимаетесь?

Иерей Владимир Сафронов, клирик храма в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших» (п. Верхние Серьги):

– Настя читала детскую книжечку.

Матушка Татьяна Сафронова:

– А в шашки вы поиграли?

Иерей Владимир Сафронов:

– Да, в шашки уже поиграли, все прибрали.

Вот она – наша весенняя комната. Это преподобный Паисий Святогорец, святой праведный Иоанн Кронштадтский, священномученик Вениамин Петербургский.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Мы ходили в один храм. Можно сказать, ходили по одной дороге, но не знали, что так получится.

Одна и та же дорога вела в Петропавловский храм Первоуральска – родного города для обоих. Таня посещала этот храм вместе с родителями и старшей сестрой, маленького Владимира приводила туда же бабушка. Возможно, в детстве они и видели друг друга, но та самая встреча произошла намного позднее, в день престольного праздника. Таня уже шла домой после службы, но позвонила сестра. «Пожалуйста, вернись в храм, здесь тебя ждут», – попросила она.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Побежала, сердце стучит, все равно  волнение. Пришла, смотрю: он сидит в трапезной, кушает. Я подошла к нему, разговорились. Долго с ним разговаривали. Потом он меня до дому проводил.

Иерей Владимир Сафронов:

– Как-то почувствовал, что хорошо бы мне пообщаться с этим человеком, и позвонил уже на другой день.

К моменту встречи молодой человек уже выбрал для себя путь духовной жизни. О священстве речи пока не было, но было желание и старание жить по Евангелию.

Иерей Владимир Сафронов:

– Просто было такое желание сердца, то есть особо меня никто не подталкивал к этому чтению. Иной раз просто зайдешь в церковную библиотеку или в книжную лавку, и так  хочется взять книжечку святителя Феофана Затворника, или епископа Игнатия (Брянчанинова), или святого праведного Иоанна Кронштадтского. Как-то жил, получается, вот этим.

Он учился на факультете промышленного и гражданского строительства Уральского политехнического института, когда волею случая попал в Свято-Троицкий Всецарицынский мужской монастырь в селе Тарасково. И там (конечно, не случайно) состоялась его первая в жизни исповедь. А еще он обрел там духовника – отца Досифея. К нему через несколько недель после знакомства он привез и Татьяну. «Хорошая будет жена», – благословил духовник.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Поначалу я стеснялась его. Даже когда он звонил, приходил, начинало и сердце биться сильнее, и волнение какое-то было, щеки краснели по вечерам. Я думала: «Наверное, думает обо мне, раз щеки горят». А потом – звонок: «Давай погуляем». Общались мы с ним каждый день, он приходил на работу, встречал с работы. Так общались и полюбили друг друга.

Иерей Владимир Сафронов:

– Это сложно объяснить. Сердце как-то потянулось, и я понял, что это тот человек, с которым хотелось бы пойти дальше по жизни.

Когда они поженились, Татьяна работала в детском саду, устроилась туда сразу после окончания школы.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Я пошла работать в садик, мне было семнадцать лет – еще сама как ребенок. Вот даже сяду с ними на ковер играть, кто-нибудь зайдет в группу – меня не видно. Говорят: «Где у вас Татьяна Сергеевна?» А Татьяна Сергеевна сидит рядом с детьми, играет с ними. Когда я уже уходила из садика (когда батюшку рукоположили), жалко было, конечно расставаться с ними.

Но до момента расставания с детским садом у будущей матушки был непростой период испытаний. Молодой муж не мог найти себя в мирской среде. Хорошее образование, работа мастером участка вахтовым методом приносили заработок, но не душевное равновесие. К тому же, уезжая из дома, приходилось надолго оставлять семью – жену и маленькую дочку Настю.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Обижалась. Семьи гуляют с колясочками, все вместе, а мы с Настей – вдвоем. Все равно как-то я хотела, чтобы ему было хорошо.

А она видела, что ему не очень хорошо: возвращался с вахты морально измученным. Тогда семья приняла решение: надо искать новую работу. Пока шли поиски, зарплата воспитателя детского сада оставалась единственным доходом. Таня переносила это без роптания. Более того, она тихо радовалась, потому что чувствовала: ее любимого Господь ведет по правильной дороге, надо только потерпеть.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Идти ему на собеседование – у него поднималась температура. Вроде все пройдет, потом снова: надо идти на другое собеседование – снова температура. Уже стали переживать: да что такое? Как ему на работу устраиваться – температура. Потом он говорит: «Я попробую устроиться при храме».

А в Петропавловском храме настоятель – протоиерей Константин Савченко – сразу его поставил главным алтарником. Кроме того, Владимир стал незаменимым и безотказным помощником по хозяйству, не чурался никакой работы. Даже если уставал, домой возвращался в хорошем настроении. Он был там, где была его душа. Владимир Сафронов отказался, когда первый раз настоятель предложил ему рукополагаться. Главный алтарник внутренне не был готов к такому шагу.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Потом он ездил в Тарасково, к своему духовному отцу, с ним разговаривал. Он говорит: «Нет, пока еще твое время не пришло». Потом отец Константин второй раз подходил к нему. Говорит: «Ну что? Будем рукополагаться?» – «Нет, батюшка, еще время не пришло». И вот на третий раз...

Иерей Владимир Сафронов:

– В течение примерно трех лет я читал. Как раз был такой период, чтобы по возможности почитать много книг, разобраться в себе и помолиться. И потом все-таки пришел к убеждению, что для меня нет другого пути, как связать свою жизнь с Церковью. Благодаря жене я смог прийти к этому сознательно и от всего сердца. Можно сказать, что она дала мне такую возможность разобраться в себе, определиться с жизненным путем.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Я помню, когда его рукополагали в дьяконы, водили вокруг престола три раза, и потом он опустился на колени. Я смотрю: как ангелочек! Он был в белом. Митрополит Кирилл склонился над ним. Я потом у мужа спросила: «А что он тебе шептал?» Он говорит: «Молись!» Помню, когда у него была первая служба после рукоположения: служили вечерню у нас в храме Петра и Павла. Ой, как я переживала первое время! Все молилась за него: «Помоги ему, Господи…» Каждый вечер молилась за него.

 «Молись!» – благословение владыки у алтаря стало линией жизни священника Владимира Сафронова и его жены матушки Татьяны. Молись, когда трудно, когда устал и кажется, что ничего не получается и все против тебя. Молись всем сердцем, вверяя себя Господу и доверяя Ему. Господь управит так, как надо, – в этом матушка Татьяна не раз убеждалась на своем опыте.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Я веду детскую воскресную школу. Сейчас мы с ребятками готовимся к Пасхе. Долго не могла придумать сценарий. Думаю: как же сделать, чтобы интересно было? И в эту книжку загляну, и в Интернет загляну. Не идет, и все! Помолилась. А утром села за компьютер, смотрю – сценарий. Как-то в голову пришло, села, говорю: «Господи, благослови! Помоги мне! Время идет, а у меня еще ничего нет».

«Молись!» – этот призыв и дочь Настя впитала в буквальном смысле с материнским молоком.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Когда она была еще маленькая, лежала в кроватке, я читала акафист Пресвятой Богородице пред иконой «Млекопитательница», чтобы молочко было. У меня молока было мало, и мне посоветовали читать акафист. Вот она у меня лежит, слушает и уже начинает плакать. Я ее покачаю и говорю: «Мама молится, ты слушай, чтобы мама смогла потом тебя покормить».

Настенька до семи месяцев была на грудном вскармливании. Растет крепкой, здоровенькой. Натура разносторонняя, любит что-то творить своими руками. А еще поет, танцует, учится в музыкальной школе. А вместе с ней и мама учится. Пока делает первые шаги в мире музыки, но ноты знает и разучивает любимые мелодии по ним. К главным церковным таинствам Настя приучена с пеленок. Сама же матушка Татьяна старается причащаться каждую неделю.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Когда причащаешься, благодать Божия присутствует в человеке. А когда долго не причащаешься, наверное, отходит. И уже раздражение: это не так, то не так. Где-то и на ребенка уже накричишь. После вечерней службы приходишь, потом вспоминаешь: ой, надо еще готовиться, а время уже – спать ложиться. Потом: «Нет, Настя! Ты сядь, порисуешь, а я почитаю, ты послушаешь». Зажжем свечечки, держим в руках. Свет выключим, в комнате темно. Лампадочку зажжем и поем тихонечко.

В Верхних Серьгах Сафроновы с весны 2018-го. Приехали сразу после священнической хиротонии отца Владимира. В Верхних Серьгах батюшка служит клириком в двух храмах: во имя иконы Божией Матери «Взыскание погибших» (там матушка Татьяна читает на клиросе) и в храме во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы (здесь матушка Татьяна ведет воскресную школу).

Иерей Владимир Сафронов:

– Мир должен быть между близкими людьми. Это взаимное согласие, надо уступить, помочь друг другу, выслушать. Это является в семейной жизни основанием для молитвы.

Матушка Татьяна Сафронова:

– Меня дети тоже спрашивают: «А зачем дети молятся вечером и утром?» Я им рассказывала, что утром молимся, чтобы в школе день хорошо прошел, чтобы хорошие оценки получить; а вечером мы молимся, чтобы поблагодарить Господа за прожитый день или попросить прощения у Него или своих близких, если в течение дня сделал что-то не так.

Молись! И Господь управит, ведь молитва и есть та самая невидимая, но прочная нить, которая связывает с небом.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи! Мир вашему дому!

 Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Ульянова

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 21 мая: 09:30
  • Пятница, 24 мая: 23:30
  • Воскресенье, 26 мая: 15:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы