Вторая половина. Матушка Ольга Смирнова

20 августа 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
 Вальс – танец красоты и нежности, от него исходит незримая волна любви. Но так случается, если в этом поле любви вальсируют двое – он и она – небом выбранная пара. Ведь вальс – танец парный. И танец жизни задуман как парный. Но встретить в мире людей свою половинку и встать с ней в пару – это не только великое счастье. Это и великая ответственность, потому что никогда не знаешь, какой путь для этой пары уготовал Господь.

Подмосковные Химки. Типовая квартира в типовой многоэтажке. Сразу понимаешь, что в этом доме белый цвет – главный, а вместе с ним – духовная чистота и свет, которые в этих стенах ощутимы почти физически. Наверное, по-другому и не может быть в доме, где живут в любви и заботе солнечные дети.

Матушка Ольга Смирнова:

– Мне кажется, большая часть дня уходит на переодевание, кормление, потому что их двое.

На самом деле детей трое. Старшая Лика (Гликерия) в этом году пойдет в первый класс. Двойняшки – младшие: Лука и Анечка. Им по пять с половиной.

Матушка Ольга Смирнова:

– Они же сами не ходят, сами не могут двигаться, а для ребенка это важно; движение – это жизнь. Поэтому, конечно, они должны делать то, что умеют. Самое комфортное для них положение и то, как они могут справляться со своим телом, – это на полу. Они любят ползать, переворачиваться с боку на бок.

Лука и Аня очень любят причастие, но в храме бывают нечасто. С двумя большими колясками добираться туда сложно. Причащаются в основном дома.

Матушка Ольга Смирнова:

– Не так давно у нас появился транспорт, мы взяли его в кредит как раз на те деньги, которые получаем на них по Москве. И, слава Богу, год, наверное, как появилась возможность доехать нам до батюшкиного храма.

Батюшкин храм – это московский храм святого мученика Иоанна Воина на Якиманке. Иерей Антоний Смирнов служит там, а все свободное время посвящает семье.

Матушка Ольга Смирнова:

– Папуся пришел, да? Кто идет, Анюш? Кто пришел? Папочка?

Иерей Антоний Смирнов:

– Всем привет! Подарочки принес. Всем девочкам – цветочки. Нравится, Анют?

Матушка Ольга Смирнова:

– Спасибо, папуся. Мы в вазочку поставим, да? Лука скучал. Он сразу капризничает, когда тебя нет. Да, Анюш?

Полная семья, в которой с разницей в полтора года появились на свет Оля и ее сестра Юля, достаточно скоро стала неполной. Сестренки еще ходили в детский сад, когда родители расстались. Их развод был печальной иллюстрацией модели семьи, которую навязывало советское время. Две девочки, любившие отца, остались без него.

Матушка Ольга Смирнова:

– Папа нас видел, он приезжал, но нам хотелось, чтобы он остался. Он всегда оставался для нас любимым папой, особенно для сестры. К чему я это все говорю? Эта ее болезнь... Я теперь понимаю, что так на нее повлиял развод. С семи лет она заболела острым лимфобластным лейкозом (рак крови), и началась жизнь по больницам.

В детстве Оле много времени пришлось провести без мамы и сестры, но, самостоятельная и усердная по природе, она хорошо училась, не доставляя хлопот родным. Сестра Юля за свои пятнадцать лет жизни прошла два тяжелейших курса лечения и две ремиссии, пребывая при этом в такой радости и таком покое, которые не постичь человеческим разумом. Всех прощала, всех мирила. Слабея телом, она черпала невиданные духовные силы в мире, который постепенно открывался перед ней. Она любила и учила любить, глубоко и безусловно любить Бога.

Матушка Ольга Смирнова:

– Ее болезнь была путем нашего прихода к Богу. Я поняла, что хочу быть со Христом; насколько это возможно.

Оля поняла это после первого же посещения храма, первой же службы, которая проходила в праздник Сретения Господня. Именно в этот день душа девушки открылась, чтобы встретить Господа. Потом были паломнические поездки втроем – мама, Юля и она. Был клирос у всех троих. И была их семейная пасха – день, когда уходила к Господу чистая душа Юли.

– Я сидела рядом с Юлей, пела ей «Богородице Дево, радуйся» и держала ее под голову. Можно сказать, фактически на моих руках ее не стало. Ушла очень тихо, спокойно. Жизнь до Юлиной смерти и после Юлиной смерти – это, конечно, большая разница. Мама потом много раз просила у меня прощения за то, как она себя вела со мной. Конечно же, она это все исповедовала. Но у мамы был такой период: после смерти Юли ей было очень сложно находиться все время дома. Она уезжала пожить на Украину к одному священнику, к другому. В результате ушла в монастырь. То есть сейчас у меня мама – монахиня, уже больше десяти лет она в калининградском монастыре.

Был период, что и сама Оля порывалась вслед за мамой уйти в монашество. Как все девушки в ее возрасте, мечтала о семье, но не получалось.

Матушка Ольга Смирнова:

– У меня была даже некая обида на Бога, что раз не получается, то иду в монастырь. Я действительно поехала к маме, мне было очень тяжело. Мне казалось, что раз я не нравлюсь, значит, я какая-то не такая, значит, все-таки мой путь – в монастырь, я должна туда пойти.

Но это она так думала. В планах Господа было совсем другое. Ольга училась на педагогическом факультете Московского православного Свято-Тихоновского университета. Летом проходила педпрактику в лагере «Княжеская Русь», где отдыхали воспитанники воскресной школы при Сретенской духовной семинарии. Там работали и семинаристы, там и произошла встреча с Антоном Смирновым. Его позвали в лагерь поработать физруком. Отец Антона – известный футбольный тренер – своим примером привел сына в храм, но в будущем видел его успешным спортсменом.

Иерей Антоний Смирнов:

– Не было в этом, видимо, Промысла Божьего. Постепенно в моей жизни стали появляться спортивные травмы. С появлением травм так случилось, что в храме один священник меня пригласил в воскресную школу и после нее предложил быть пономарем в алтаре. И так случилось, что я попадаю в алтарь, вижу служение священников и вдохновляюсь таким пасторским служением в молитвах к Богу и помощи людям (душепопечением). Одновременно травма. И в моем сердце все как-то слагается к этому: «Господи! Я хочу Тебе служить!»

Их знакомство началось с рассказа Ольги о своей семье, о Юле, о том, какие перемены произошли с мамой.

Иерей Антоний Смирнов:

– Меня это поразило. Удивило то, что молодая девушка перенесла столько скорбей, непростых жизненных ситуаций. Наверное, мне понравилось в ней то, что она уже закаленный человек в этом плане, что она уже что-то претерпела и не сломалась.

Ольга влюбилась сразу, но прошло еще какое-то время, прежде чем Господь поставил их в пару – когда решили подготовить спектакль «Двенадцать месяцев». Роли зимних месяцев исполняли семинаристы. По сценарию смена времен года проходила в ритме вальса. Репетировать его с героями поручили Оле.

Матушка Ольга Смирнова:

– Я выбрала Антона и его научила. Потом уже так сложилось, что этот вальс мы танцевали на свадьбе.

Первую дочку молодые супруги назвали Гликерия, потому что в переводе с греческого оно означает «сладкая». Девочка спокойная, самостоятельная – вся в маму. Вторая беременность матушки Ольги протекала трудно. Она знала, что малышей двое и что один серьезно отстает в развитии от второго. Врачи на начальных сроках беременности давали нерадостный прогноз, но на двадцатой неделе УЗИ его опровергло.

Матушка Ольга Смирнова:

– Он догнал, и это было чудо. Даже заведующий пришел смотреть, что они выровнялись, стали одинаковыми. И именно тогда, в этот момент, я уже поняла, что это будет непростой ребенок.

А на двадцать шестой неделе беременности у Ольги начались роды. Врачи пытались, но не смогли их остановить.

Матушка Ольга Смирнова:

– При этом врачи не посмотрели, как они лежат, то есть не видели, что за эти три дня с ними произошло. Да, при помощи КТГ врачи прослушивали сердца, но их положение никто не видел. Более того, они понимали, что у меня должны отойти воды и лопнуть пузырь, но все ушли, сказав: «Лопнет – позовешь».

Роды были долгими и драматичными. Лука появился на свет с мозговым кровоизлиянием четвертой степени, Анечка – с тяжелой гипоксией, следствием безводного внутриутробного периода. Оба весили чуть меньше килограмма.

Иерей Антоний Смирнов:

– Это был просто шок, какая-то очень большая, серьезная, тяжелая эмоция, которую даже не хотелось осмысливать. Она просто была.

Матушка Ольга Смирнова:

– В тот момент, когда я рожала, батюшка, конечно, просил всех молиться, и я очень это чувствовала. Это удивительно! Я с Ликой это тоже чувствовала. Когда ты просишь большое количество людей молиться, тебя просто как будто поднимает эта молитва, не дает сдаваться, поддерживает тебя.

Первым детей после рождения увидел батюшка. И крестил. Юле же самой потребовалась помощь врачей, которые были поражены мужеством и духовной силой этой хрупкой молодой женщины.

Матушка Ольга Смирнова:

– Пример моей сестры и моей мамы подготовил меня к тому, что я была готова принять волю Божию: что даст, то и приму. Эти дети нам даны для другого, не просто для того, чтобы мы их восстановили и они пошли. Хотя как маме мне это все равно тяжело говорить. Я не могу сказать, что [ситуацию] с ними я приняла и радуюсь. Да, я радуюсь. Я, конечно, их очень люблю. Мы сейчас уже как есть, так и живем.

Иерей Антоний Смирнов:

– Бог сказал еще в Ветхом Завете: «Мои пути – не ваши пути». Господь знает лучше, видит наши сердца и нашу природу глубже. Поэтому можно все по-другому воспринять: Оля, пройдя тот тяжелый путь, закалилась, получила опыт. И я вместе с ней.

Каждый новый шаг, каждое движение, эмоция малышей – еще одна радость и еще одна каждодневная победа. Причем не только семьи Смирновых. В какой-то момент матушке Оле в молитве открылось, что ее служение еще и в том, чтобы делиться своим материнским опытом. И тогда она завела страничку в Instagram в поддержку мамочек особенных детей.

Матушка Ольга Смирнова:

– Эти мамы часто закрываются, часто от них уходят мужья, они не готовы принимать таких детей и не знают, что с ними делать дальше, никто им этого не рассказывает. И конечно, за эти пять лет мы уже вместе с батюшкой столько прошли, что нам есть чем поделиться, есть что рассказать и в какой-то мере помочь этим мамам принять своего ребенка, не стесняться его и не бояться.

Иерей Антоний Смирнов:

– Если мы по-настоящему православные христиане, которые верят в вечную жизнь и осознают, что эта жизнь временна, что это не единственная жизнь, то логично, что это помогает принять тот момент, что дети сейчас в плохом физическом состоянии, но это может им помочь обрести в вечности блаженную радость с Богом.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи! Мир вашему дому!

 Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Ульянова

Показать еще

Время эфира программы

  • Пятница, 10 июля: 23:30
  • Воскресенье, 12 июля: 15:00
  • Вторник, 14 июля: 09:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​