Вторая половина. Матушка Наталия Шихалёва

7 мая 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
 Мы живем в невидимом коконе Божественной любви. Она всюду и во всем: в рассветных красках нового дня, в долгом пробуждении природы после зимы, в каждом нашем вдохе и выдохе. Порой трудно принять, что и наши испытания – тоже проявление высшей любви, у которой свои, неземные законы. Господь нас проводит через трудности, чтобы мы как раз и научились узнавать и принимать их, а по большому счету – научились верить и любить.

Город Серов Свердловской области – родина нашей героини матушки Наталии Шихалёвой. Несколько раз она покидала Серов, чтобы пройти определенный круг жизни, набраться опыта и вернуться сюда умудренной, обновленной. Матушка Наталия – супруга клирика Преображенского собора (г. Серов) протоиерея Валерия Шихалёва. Они вместе без малого сорок лет и двадцать пять из них служат Богу как священническая семья. К своему служению как жены священника матушка Наталия, как видится сейчас, шла с самого детства. С человеческой точки зрения – бессознательно, с духовной – абсолютно направленно.

Как и все дети, маленькая Наташа любила животных. Упросила родителей взять щенка, но вскоре питомец погиб от чумки. Взяли второго – и вскоре тот же печальный финал.

Матушка Наталия Шихалёва:

– После этого я решила посвятить свою жизнь лечению животных. Так и построила свою жизнь.

Ближайшим учебным заведением ветеринарного профиля оказался Ирбитский совхоз-техникум. Наташа вместе с мамой отправилась туда на разведку после окончания восьмого класса.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Техникум был в только что выстроенном новом корпусе, он впечатлял. Там все было для учебы: хорошие лаборатории, хорошая и практическая, и теоретическая база. Там все можно было получить.

Девушка успешно сдала вступительные экзамены, получила приглашение. На волне радости не поняла вопроса мамы.

Матушка Наталия Шихалёва:

– «Наташа, а ты понимаешь, куда идешь? – У нее опыт-то житейский есть. – Ты городская девочка. А где ты будешь жить? Здесь общежитие неблагоустроенное, это бараки. Единственное благоустройство – холодная вода».

Но городская девочка, выросшая в тепличных условиях, одна из лучших учениц и надежда своей школы, была непреклонна. Родителям ничего не оставалось, как отпустить ребенка в самостоятельную жизнь. И ребенок начал быстро взрослеть благодаря трудностям.

Матушка Наталия Шихалёва:

– В студенческой столовой стоит чашка супа по-домашнему, все по-сельски приготовлено. Я на него смотрю – у меня отвращение. Просто есть не могла. Пятнадцать лет было, когда уехала. Я там похудела на двадцать пять килограммов, потому что ничего не могла есть. Есть такое заболевание – тоска по родине. Мама меня предупреждала: «Что так рано из дома уезжаешь?» А мне стыдно было жаловаться, сама выбрала.

К слову, не все ребята выдерживали спартанские условия совхоза-техникума. Но Наташа не могла позволить себе бросить учебу и вернуться. Ведь мама ее предупреждала! Строгая мама воспитала в дочери стержень порядочности и духовной силы. Потому девушка выдержала трудный период и не сломалась.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Я все там освоила: научилась доить коров, убирать навоз, всю технику я прекрасно знала (как и где включается навозосборник, как починить цепь, если свалилась), потому что у нас была сельхозпрактика. Косить научилась.

Хрупкую девушку с сильным внутренним стержнем поставили старостой учебной группы, и группа вышла в лидеры: побеждала в разных соревнованиях, получала награды в виде туристических путевок. Между тем сама староста много часов проводила в тренировках, пыталась укрепить свои маленькие ручки. Для ветеринара была необходима физическая сила.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Взять кровь у коровы просто так невозможно, надо иметь большую силу. И это нужно очень хорошо отрабатывать.

После окончания совхоза-техникума молодого специалиста направили в деревню, дали служебное жилье.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Я там практически не жила. Я ночевала на ферме, потому что там такой падеж был, такая грязь! В общем, столько работы было, что я еле ноги носила. Приходилось и людей лечить, там даже медпункта не было. Пишу письмо, почему-то карандашом (даже ручки не было). Моя мама это письмо сохранила. Пишу: так и так, квартиру нам, может быть, когда-нибудь дадут, ее еще белят… Когда родители получили это письмо, папа приехал за мной и забрал меня.

В родной Серов вернулась совсем не та Наташа, которая покидала его: окрепшая физически и духовно, понимающая, какими шипами может быть усыпан путь к своей мечте. И с этим пониманием она вскоре вновь покинула любимый город, уехала получать высшее образование в Свердловский сельхозинститут.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Ребята выбрали меня комсоргом сначала курса, потом факультета. И все покатилось, поехало... Но это все – побочно. Главное, я училась на врача.

Училась, вела активную комсомольскую работу. Подружилась с девушкой – секретарем институтского комитета комсомола, а она познакомила Наташу со своим братом – студентом-заочником факультета механизации Валерием Шихалёвым. Любовь к обоим нагрянула нечаянно. Вскоре Валерий из родной Талицы переехал в Свердловск, чтобы быть рядом с Наталией. Работал в вузе, учился заочно. Институт Наталия заканчивала женой Валерия Шихалёва и мамой их первой дочери Насти.

Очередное возвращение в Серов молодой жены и мамы тоже было недолгим. По приглашению руководства Ирбитского совхоза-техникума Шихалёвы уехали туда преподавать. Муж читал обществоведение и научный атеизм. А дело было в начале драматичных и переломных девяностых.

Протоиерей Валерий Шихалёв, клирик Преображенского собора, г. Серов:

– Когда долго что-либо объясняешь другим, до самого начинает доходить: тут что-то не так. Почему так происходит? Скажем, только в прошлом году мы были уверены, что Советский Союз будет стоять непоколебимо...

Матушка Наталия Шихалёва:

– А я была членом партии. Сама вышла из нее: пошла в райком партии и отдала билет.

Активация нового взгляда на жизнь, нового сознания окончательно произошла в Талице – на родине мужа, куда семья в скором времени переехала. Само время подталкивало к решительным шагам – время непредсказуемых перемен, которое высветило страшное: люди оказались брошенными собственным государством.

Матушка Наталия Шихалёва:

– В магазинах пусто, ничего нет, даже хлеб стали по карточкам получать. Берешь то, что выбросили, – лишь бы потратить все талоны, чтобы хоть на что-то... Денег было много, а куда, на что их тратить?

Островом света в этом хаосе для супругов оказался Талицкий храм во имя святых апостолов Петра и Павла. Его настоятелем в то время был протоиерей Владимир Зязев, клириком – его зять, отец Игорь Балабанов. Он стал духовным проводником семейной пары.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Первая книга, которую мы купили, «Закон Божий». До сих пор эта книжка у нас как реликвия стоит, с нее мы и начали читать, стали ликвидировать свою безграмотность. Покрестились, конечно. Детей крестили, Валера крестился сам. И начали... Вопросов было очень много. Отец Игорь, как мог, нам рассказывал что-то, объяснял. Ходили в воскресную школу.

Со светской точки зрения (работа, карьера, взаимоотношения в семье, где росли уже две дочери) все у Шихалёвых было хорошо. Но была и зияющая пропасть в душах, которая открылась с падением советского строя.

Протоиерей Валерий Шихалёв:

– Я нашел ответы на вопросы, на которые марксистско-ленинская философия дать ответы не могла.

Мудрый и проницательный настоятель Петропавловского храма отец Владимир Зязев пригласил нового прихожанина к себе пономарем. Достаточно скоро последовала диаконская, а затем священническая хиротония отца Валерия Шихалёва. Его супруга с легкостью поставила крест на своей идущей в гору светской карьере.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Видимо, такая вера. Хотелось помочь Церкви.

Протоиерей Валерий Шихалёв:

– Мы с ней не спорили по этому поводу. Это считалось само собой разумеющимся: если я делаю такой выбор, то она идет за мной.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Я понимала, что мне надо будет все закрыть. Тем более приходы ему давали не в каких-то местах, где я могла продолжать свою деятельность...

После рукоположения отец Валерий послужил на малых приходах, потом его перевели в село Туринская Слобода, поднимать с нуля храм.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Там закрыли аэропорт, и это здание отдали под церковь. Зал ожидания – это была церковь, будочка с диспетчерской – наше жилье. Девчонки жили в диспетчерской, эта комната была как аквариум – вся стеклянная. А мы – внизу, у нас там была кухня. Нам сложили печи, все-все сделали, и так мы жили.

Пять лет в Туринской Слободе стали для семьи временем проверки выбранного пути, силы духа и силы веры. Они оба прошли это испытание. Свидетельство тому – перевод в город Каменск-Уральский. Новое место службы – новый жизненный этап.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Мы научились службе, уставу. Если до этого в собственном соку варились (чему научились в Талице за два года, это туда и принесли; но все это кустарно было), то там нам поставили голос, научили петь, главное – хорошо знать устав. Я там стала псаломщицей. Там у меня еще три ребенка родились – две девочки и сын, но я их уже после сорока родила.

Трое детей отца Валерия и матушки Наталии родились после большого перерыва как награда и как испытание. Пятый ребенок (единственный сын) появился на свет с синдромом Дауна.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Когда я стала ходить с Мишей, врач сердечко послушал: «У вас нормальный ребенок, все хорошо, развивается». Но даже если бы узнала, все равно ничего не изменила бы, все равно бы его родила. Я, наверное, не понимала родителей, которые имеют ребенка-инвалида. А тут  оказываюсь в такой же ситуации. «Будете отказываться от него?» – это как ушат холодной воды.

У ребенка с таким диагнозом масса сопутствующих заболеваний. С Мишей матушка Наталия прошла все возможные больницы, вплоть до кардиохирургии. В три с половиной года мальчик перенес тяжелую операцию по устранению порока сердца. До шести лет не ходил, до сих пор его словарный запас ограничен несколькими фразами. Сейчас Мише шестнадцать лет, и эти годы кардинально изменили его родителей. Кризис был, они этого не скрывают.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Трагедия, какая-то ломка в себе. И я, наверное, приобрела больше смирения.

Протоиерей Валерий Шихалёв:

– Сами-то эти дети действительно пример смирения. Тот же самый Миша: у него болезней... по-моему, только родильной горячки нет, все остальное  есть. И в то же время он просыпается – и уже веселый; и не просто веселый, а прямо счастливый, из него это льется на все стороны. Действительно, «солнечный» мальчик.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Миша – это для нас дар. Иметь такого ребенка, я вам скажу, – это счастье, а не несчастье.

Сейчас Шихалёвы снова в Серове. Вернулись еще более умудренными и обновленными. Ведь если исходить из того, что каждый человек – наш учитель, то Миша для всей большой семьи – Учитель с большой буквы. Папу – строгого пастыря – умягчает, маму – хранительницу семейного тыла – утешает и утишает, для старших сестер – пример безусловной любви и чистоты сердца. Для всех вместе – Божий дар.

Матушка Наталия Шихалёва:

– Приобрела я самое главное – веру, потому что она же нам потом помогает. Видите, как вера-то помогает: когда веришь, ты знаешь, что тут находишься просто временно, продолжение-то будет. Я знаю, что встречусь с родителями, встречусь с Мишкой, он будет там совсем другой, не такой, как здесь, мы с ним будем говорить...

Возможно, они будут говорить о том, как Господь через земные испытания проявляет Свою любовь, ведь она всюду и во всем: в каждом нашем вдохе и выдохе, в наших жизненных уроках, осознание которых и приближает нас к Христу.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи! Мир вашему дому!

 Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Ульянова

Показать еще

Время эфира программы

  • Пятница, 10 июля: 23:30
  • Воскресенье, 12 июля: 15:00
  • Вторник, 14 июля: 09:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​