Вторая половина. Матушка Мария Иванкова

4 декабря 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
 Есть в жизни важное, а есть второстепенное. И конечно, каждый сам решает, что именно в череде жизненных событий для него важно. И все-таки по-настоящему важно в нашей жизни одно – наша собственная встреча Христа. Как она может пройти, наглядно показывает один пример из Евангелия. Помните двух сестер Лазаря из Вифании, в доме которых останавливался Иисус, – Марфу и Марию? Марфа тогда начала суетиться и отвлекаться, а Мария все бросила и начала внимать Христу. Христос не осуждает Марфу, а лишь с любовью ей говорит: «Марфа, Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее». Марфа и Мария – два типа женщины. А возможно ли их соединить в себе?

Наша героиня родилась в Оренбургской области в самый разгар периода хрущевского богоборчества, но, вопреки советской идеологии, ее родители были верующими. И о том, какое имя выбрать для своей новорожденной дочери, папа советовался с духовником, который благословил малышку Иверской иконой Божией Матери. А родители назвали дочь Марией.

Матушка Мария Иванкова:

– Сестра старше меня на десять лет, брат – на восемь. Когда я почти родилась, папа сильно заболел, его обращение к Богу произошло перед моим рождением. Папа сильно хворал; у него болел желудок и он, молодой, был уже чуть ли не при смерти. Он поехал куда-то, и ему какая-то матушка, монахиня, сказала: «Ты постись, и у тебя наладится здоровье». Он стал поститься и прожил долгую жизнь, почти 83 года. У нас было много духовных книг. И мне это было интересно.

Я не была ни октябренком, ни пионером, ни тем более комсомолкой, хотя я училась отлично, меня все уважали. Я помогала всем. Меня попросят – я помогу. Особенно часто помогала ребятам по иностранному языку. У меня была хорошая память. Помню, учительница по русскому мне однажды поставила тройку за две ошибки, и я сидела, ревела. Я говорю: «А почему вы мне за две ошибки поставили тройку?» Она говорит: «Я на тебя обиделась». Я все исключения знала, а она, раз я была верующая, меня почти на каждом уроке спрашивала. Я была верующей, и меня хотели «поймать»: вдруг я что-то не знаю. И сейчас, если мы встречаемся с преподавателями, они с уважением ко мне относятся, даже иногда какие-нибудь вопросы задают, интересуются чем-то.

После школы отличница Мария выбрала фармацевтическое училище в Оренбурге. Там тоже все складывалось хорошо, пока преподаватель истории – ярая атеистка – не узнала, что милая и воспитанная студентка-второкурсница, оказывается, верующая, посещает кафедральный собор, поет там в хоре и (страшно сказать!) молится Богу.

Матушка Мария Иванкова:

– Однажды вижу, она несет тяжелые сумки. Я думаю: надо помочь ей. Я помогла, она нашей классной говорит: «У вас девочка хорошая». Та отвечает: «Она верующая». Преподаватель истории: «Ах! Как верующая? Да вы что? Откуда она взялась? Да мы там...» И все, началась моя Голгофа. Она думала, что на меня как-нибудь «наедет», и я испугаюсь. А оказалось не так. Когда до меня дошла очередь на экзамене, все ассистенты тихонечко вышли, и мы с ней остались один на один. Она говорит: «Ну что? Ты все работы Ленина знаешь хорошо, но не живешь по-ленински. Я тебе ставлю “три”». Вот за что!

Я сама решила, что не буду учиться, забрала документы и ушла, приехала домой. Мама заплакала: «Зачем ты так сделала?» Я говорю: «Я не могу». Если кто не знает, далек, у него какие-то границы размытые, а я была там чужая. Для меня это было предательством. Вроде я была и с ними (училась, помогала, была участником всех вечеров в школе: и пела, и плясала), но в то же время я была не с ними.

После училища была вечерняя школа, курс которой Мария прошла за полгода. Потом, с аттестатом о среднем образовании, окончила бухгалтерские курсы, и ее взяли на работу в кафедральный собор. Она и мечтать о таком не смела.

Матушка Мария Иванкова:

– Я поняла, что Бог рядом. Действительно, как Иоанн Златоуст говорит: «К другу, чтоб тебе помог, надо идти (в современное время – звонить ему, просить о помощи), а у Бога проси, Господь тебя слышит».

Мария чувствовала себя абсолютно свободной и счастливой; работала, пела в церковном хоре, молилась открыто, рядом с близкими по духу людьми. Часто ездила в Троице-Сергиеву лавру к подружке, которая там жила, и мечтала поступить в регентскую школу. Перед поступлением устроилась на работу, но через три месяца вышла замуж за первокурсника духовной семинарии и, как оказалось, своего земляка Андрея Иванкова.

Матушка Мария Иванкова:

– Он такой решительный. Я ему понравилась, и он сразу решил. Вот некоторые, я знаю, сомневаются, один стал монахом, даже уехал на Афонскую Гору. Андрею я понравилась, и он решил: «Женюсь, и все». Он ни с кем не дружил до меня, я ни с кем не дружила. У нас были духовники. Я ходила к одному батюшке, он ходил к отцу Алексию (Поликарпову), который сейчас наместник Данилова монастыря в Москве. Он благословил нас, и мы поженились. Высоких требований не было, я только просила у Господа, чтобы верующим был, не обязательно священником; лишь бы в одном направлении смотреть.

На втором курсе семинарии отец Андрей Иванков принял священнический сан. Он был рукоположен в диаконы архиепископом Александром, ректором Московской духовной семинарии. Таинство совершалось в Смоленском храме Троице-Сергиевой лавры в Вербное воскресенье. Первое место служения – Иоанно-Предтеченский кафедральный собор города Екатеринбурга, куда диакон Андрей Иванков, переведясь на заочное отделение семинарии, приехал сам и привез жену. Молодая матушка в то время ждала первого ребенка. А ровно через год, на Вербное воскресенье, состоялась священническая хиротония отца Андрея. Первое назначение в сане иерея – настоятель храма в городе Карпинске Екатеринбургской митрополии, еще через год – перевод в город Красноуфимск, где батюшка служит и поныне. Митрофорный протоиерей Андрей Иванков – благочинный Красноуфимского и Ачитского церковных округов, настоятель Александро-Невского храма в Красноуфимске и Покровского храма в поселке Сарана. Тридцать с лишним лет служения за плечами его и его верной жены.

Матушка Мария Иванкова:

– Я никуда не вмешиваюсь, пою на клиросе, и все. Если кому-то что-то надо, я подскажу, помогу, а сама никуда не лезу: ни к мужу, ни в церковь; ничего никому не приказываю, ни указываю тем более. Я ему просто иногда говорю: «Вот здесь ты неправильно поступил, неправильно сказал. Ты не должен так говорить, ты настоятель. Ты не должен ни за “красных”, ни за “белых”. Ты должен держать нейтралитет». Сейчас он больше прислушивается. Он и раньше прислушивался, но сейчас – больше, потому что понимает, что я ему зла не желаю, только добра. Я не за себя переживаю, не за свою семью. Я переживаю за Церковь, чтобы не было нареканий в сторону Церкви: «А вот! А вы там!» Вот это больно, за Церковь больно.

Я помню, как-то раз к нам на службу приехал владыка Никон, и зашла какая-то сектантка. Она стоит у порога церкви и что-то говорит, говорит... Я подошла и говорю: «Вон отсюда!» – и вывела из храма, просто вытолкнула ее. Откуда у меня взялась такая ревность? Знаете, я просто по-другому не могла. Я взяла ее буквально за шиворот, а женщина была старше и сильней меня. Храм – это дом молитвы, да? То есть мы обращаемся к Господу, и «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них».

У отца Андрея и матушки Марии сын Илия и две дочери – матушка Ирина и матушка Анастасия. Да-да, обе дочери замужем за священниками. Все дети выбрали «духовную дорогу» в жизни.

Матушка Мария Иванкова:

– Я их приучала: сама стояла молилась и детей своих – рядом. То есть мы молились с самого детства: молитвы маленькие, потом побольше. Я за этим следила. Мы с батюшкой идем на службу – дети наши с нами. Он в алтаре, дочери на клирос – со мной. Много надо было молиться, потому что дети маленькие; потом растут – еще больше. Сейчас появились внуки – еще больше надо молиться. Сейчас что-нибудь случится, дочь звонит: «Мама, Алеша телефон забыл. Не знаю, где он, что там. Помолись». – «Господи, помилуй!» «Мама, что-то заболело...» Вы знаете, сейчас еще больше приходится молиться.

Самое сложное – это, наверное, все с благодарностью принимать от Бога. Я недавно только пришла к этому, за все благодарю Бога. А раньше мне было как-то обидно: почему я? Вроде все делаю – молюсь, пощусь, стараюсь, а мне какие-то скорби и болезни Бог посылает. Сколько пришлось перетерпеть? Все равно знаешь, что во всем Промысл Божий. Обращайся к Богу. Если угодно Господу, Он тебе поможет. А если Богу угодно, чтобы ты претерпел какие-то скорби и болезни, то тогда уж благодари Господа. Я раньше не благодарила, а сейчас благодарю: «Господи, ты меня воспитываешь!» Потому что Бог – любящий Отец наш, и если мы дети Его, то Он нас воспитывает. Как мы своих детей воспитываем? Мы не хотим, чтобы они попали в какую-то плохую компанию, да? Мы их воспитываем. Так и Бог нас воспитывает для вечной жизни.

Сколько болела, пока операцию мне не сделали! Тоже терпеть все надо. На груди была опухоль – доброкачественная, потом сказали, что может перейти в злокачественную. То есть то одно, то другое: только одно что-то успокоится, какая-то другая напасть. И так одно, другое, третье... Ты думаешь: «Господи! Прямо одно за другим» – начинаешь чуть ли не в уныние впадать. А сейчас думаю: «Господи, слава Тебе!» То есть я сейчас ценю то, что Бог дает день, дает жизнь; я встаю и благодарю Господа: «Господи, слава Тебе, что Ты мне все даешь. Я за все благодарна».

Мы всю жизнь с мужем вместе. Мы по отдельности никуда не ездили. Дети были маленькие, мы детей за собой таскали, всех троих. Все на машину сядем и едем и в Москву, и в Петербург – где мы только не были. Раз Бог сочетал, человек да не разлучает, то есть, что бы ни было, я с благодарностью принимаю, и муж – тоже. Может он где-то и обидится, но все равно знает, что у него есть человек, который не предаст, не подведет, во всем поможет, все сделает, то есть какая-то опора; он в этом уверен.

И она уверена в его сильном плече, в его духовной защите, в его молитве. В молитве, которая помогает услышать голос Христа в повседневной жизни, помогает смотреть на все сквозь призму Его слов, искать и находить Его повсюду. А еще она помогает соединять в себе, казалось бы, несоединимые женские природы.

Матушка Мария Иванкова:

– Марфа беспокоилась, что-то делала, готовила угощение, а Мария благую часть избрала – села и слушала Господа. В семье надо быть и Марфой, и Марией. Я – и Марфа, и Мария; может быть, дерзко так говорить, но я стараюсь быть и Марией тоже.

Мы все в душе в какой-то степени и Марфы, и Марии. Суета и тишина, горизонталь и вертикаль, точка пересечения которых – сердце. Быть лишь одной из них очень сложно, но возможно удерживать внутреннее равновесие и при любых жизненных обстоятельствах вспоминать, что у нас есть Христос и Он каждого из нас знает, любит и слышит.

Матушка Мария Иванкова:

– Когда очень плохо, сил нет, и земля уходит из-под ног, и, казалось бы – все, конец всему, нужно встать и сказать: «Господи! Я благодарю Тебя за все. Благодарю за все, что Ты мне посылаешь». Зажечь лампадку или свечку, встать на колени перед иконами и прочитать молитву Иисусову, может, раз десять-пятнадцать; может быть, такие молитвы, которые близки твоему сердцу, которыми ты часто молишься. Господь непременно поможет, услышит. Успокоишься, и мир придет в душу.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи! Мир вашему дому!

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Ульянова

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 26 мая: 15:05
  • Вторник, 28 мая: 09:30
  • Пятница, 31 мая: 23:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы