Вторая половина. Матушка Маргарита Новоселова

7 августа 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Героиня программы - матушка Маргарита Новоселова, супруга протоиерея Алексия Новоселова, настоятеля Спасо-Преображенского собора г. Шадринска.   

Радость, чувство плеча, единения в разных ситуациях и небесной благодарности за все – эту палитру сочных жизненных красок человеку дарит семья, такой микрокосмос, где каждая отдельная планета хоть и движется по своей орбите, но этим движением и поддерживает, и усиливает энергию всего рода.

Сегодня мы начинаем знакомство с семьей уникальной. В ее составе больше ста человек, и она постоянно прирастает. Тем не менее уникальность ее в другом. В чем именно? Об этом мы и расскажем. Мы отправляемся в город Шадринск Курганской митрополии.

Спасо-Преображенский собор – первый каменный в Шадринске. Его история начинается в конце XVIII века и включает в себя не одну эпоху. Он поражал своей красотой и величием, он вызывал сострадание в безбожные времена, когда варварская рука новой власти пыталась его разрушить. Не получилось. Над этим собором словно была какая-то невидимая защита. Эта защита обрела зримый образ уже при новой жизни старинного собора, после возобновления богослужений в его стенах: в один из дней, когда в храме наводили чистоту, решили снять и очистить от уличной пыли стекло, защищавшее надвратную икону Спаса Нерукотворного. Процедура совершенно обыденная, проводили ее много раз, но именно в этот день произошло событие, которое иначе как чудом назвать нельзя: на стекле люди увидели отобразившийся лик Спасителя. Нерукотворный отпечаток выглядел как негатив главного образа, причем был очень четким. Испуг сменился удивлением, удивление – великой радостью встречи со святыней, явленной Господом именно этому храму.

Протоиерей Алексий Новоселов:

– По благословению владыки Владимира так и остается – как нерукотворный (в прямом смысле этого слова) образ Христа, именно как образ, как икона для поклонения в храме, для почитания.

Матушка Маргарита Новоселова:

– Мы идем по жизни, может быть, и со скорбями, но и с Богом. И тяжело, и легко.

Без скорбей в жизни не бывает, и это тяжело. Но когда рядом мощная поддержка родных людей, которых укрепляет в служении Господь, все переживается и легко, и радостно. Все во славу Божию! Отец Алексий и матушка Маргарита – представители самой, пожалуй, большой в России священнической семьи. Ее фундамент заложили родители мужа – отец Николай и матушка Ольга Новоселовы. Зауральцы любили их за крепкий православный дух, за силу веры и честное служение Богу и людям.

Матушка Маргарита Новоселова:

– Отец Николай был единственным митрофорным протоиреем в епархии.

В Курганской епархии.

Матушка Маргарита Новоселова:

– Все его любили, все к нему шли. Ну как можно было не гордиться? Матушка Ольга (она тогда не была еще инокиней Софронией) очень сильно молилась за всех. Такая молитвенница! Она ведь и понедельничала, мясо вообще не ела. Такие обеты на ней были! Она все исполняла, в этом плане – железный человек, железной рукою просто всех вымаливала. Они были духовным примером для нас.

Отец Николай и матушка Ольга воспитали для православной церкви пятерых детей. Четыре дочери – Любовь, Наталья, Вера, Мария – вырастали и выходили замуж за священников. Сын Алексей в свое время тоже выбрал путь священства и поступил в Московскую духовную академию. Туда же приехала учиться в регентскую школу ставропольская красавица Маргарита.

Матушка Маргарита Новоселова:

– У меня – семья музыкантов, мама – дирижер-хоровик, а отец – альтист, струнник; то есть они совершенно не имели отношения к Церкви. Как все, стали креститься уже в конце 80-х годов, когда вся страна пошла, крещение Руси было. Настоящее крещение Руси. У нас в Ставрополе толпы людей шли в церковь, я даже не знаю, по скольку человек. Такой период был, когда все-все пошли в храм.

Был период, когда пружина веры народной наконец прорвала многолетний пресс угроз и запретов. Народ буквально хлынул в святые храмы. В этом потоке оказалась и Маргарита.

Матушка Маргарита Новоселова:

– Когда я попала первый раз в храм, наверное, это уже была воля Божия. Не знаю, почему я именно так прикипела к этому, я не могла жить без этого. Я ездила на все службы, садилась на троллейбус, сама. Ни мама, ни папа так и не стали ходить в храм; покрестились, и все. А вот я без этого не могла.

Она любила приходить в храм по вечерам, могла подолгу стоять за какой-нибудь храмовой колонной и внимать благоговейной тишине. Разумеется, службы не пропускала. Девушку заметили, пригласили помочь на клиросе. Это было ее мечтой, ведь Маргарита по образованию дирижер-хоровик, а тут не просто хор, а хор, поющий Богу.

Матушка Маргарита Новоселова:

– Когда входишь в церковный причт, который просто служит Богу каким-то своим даром, талантом, это действительно совсем другое состояние. Искушений больше, конечно, но ведь и радости, мне кажется, больше, когда ты поешь Богу, состояние совсем другое.

Радость от того, что каждый день проходит в молитве, усилилась во время учебы и жизни в Троице-Сергиевой лавре. Там Маргарита попала в свою среду. Рядом – верующие друзья и подруги, поющие, славящие жизнь и Господа. Эта среда стала их защитой в дни августовского путча 1991 года.

Матушка Маргарита Новоселова:

– До нас дошли слухи, что в Москве что-то происходит. Мы не могли понять, что именно, и смотрели на огромные, тяжеленные ворота лавры, обитые железом. Думали: слава Богу, так случилось, что мы здесь; если что, то мы здесь хотя бы закроемся. Такая мысль была, что лавра нас сбережет. Потом, буквально через неделю, мы приехали в Москву и увидели эти огромные котлованы, вырытые прямо посреди перекрестков. Было очень страшно.

Свято-Троицкая лавра познакомила и соединила на всю жизнь отца Алексия и матушку Маргариту. Его рукоположили уже после окончания второго курса, в то время это было возможным.

Матушка Маргарита Новоселова:

– Тогда священников мало было, их вообще не хватало. Предлагали и в Москве остаться, и в Московской области. Столько было разрушенных храмов, которые нужно было восстанавливать… Но мы не остались.

Они поехали на родину мужа, в Зауралье. Поехали с радостью, потому что время было трудное, а там их ждала большая и дружная семья. Три старшие сестры отца Алексия уже были замужем за священниками. Маргарита вошла в семью пятой матушкой, женой единственного сына и брата.

Протоиерей Алексий Новоселов:

– Войти в небольшую семью – это одно, когда просто прийти познакомиться с мамой и папой супруга. А другое дело – прийти в большую семью, тут ведь каждый со своим взглядом, своим характером, с каким-то отношением друг к другу, поэтому, конечно, это сложнее.

Матушка Маргарита Новоселова:

– Ой! Учили, наперебой учили, потому что у всех уже были дети. Как не учить-то? Конечно, учили. И потом, у нас была такая мода или особенность, что все обязательно съезжались к родителям; все с ребятишками, общались, разговаривали, всю ночь не спали.

Ее учили, но и она училась. У старшей сестры – матушки Любови, матери девяти детей – училась стойкости, умению справляться с бытовыми трудностями без роптания и жалости к себе. У второй сестры – матушки Натальи, матери пятнадцати детей – училась тому, как строить семейные отношения и воспитывать детей в любви к Богу. Опыт следующих сестер, многодетных матушек Веры и Натальи, тоже был в помощь.

Матушка Маргарита Новоселова:

– Да, пожаловаться хотелось, но смотрела на них, как они живут… Потому что им-то было труднее, чем мне, у меня-то был один ребеночек, потом два. А у них сколько этого всего было; сколько скорбей было!

Четверо сыновей отца Алексия и матушки Маргариты в ближайшем будущем собираются пойти по стопам деда, отца, всех дядей и всех в семье братьев – стать священниками. А пока двое младших – алтарники, двое старших – иподиаконы у главы Шадринской епархии владыки Владимира.

Матушка Маргарита Новоселова:

– Они знают эту жизнь, она им нравится. Они как стали по благословению владыки ездить иподиаконствовать, тоже изменились очень сильно, потому что это служба с владыкой, это общество. Во-первых, они сразу запели у меня. Представляете? Четыре мальчика запели. Им стало интересно, они стали интересоваться церковным пением, стали все время слушать духовную музыку, учить какие-то песнопения, то есть у меня дом наполнился сразу мужским хором.

В их доме всегда творится молитва. И за пределами дома. Пением, словами или в глубине души молятся они, и молится за них огромное число людей, прихожан. Как правило, матушка Маргарита узнает об этом случайно: нет-нет, а кто-то проговорится, что там свечку поставили, там молебен заказали.

Матушка Маргарита Новоселова:

– Церковь стоит в парке. Общественное место, все ходят. Вот люди идут мимо, а священник с молотком на крыше что-то бьет. Вот люди идут мимо, бетономешалка крутится, стоят дети, закидывают песок, цемент, щебень (они у меня умеют раствор делать), все в рабочей одежде. Вот опять идут, он опять что-нибудь колотит. Ну какое может быть отношение к священнику? Видно же, что вся семья работает, трудится на благо храма, на благо Церкви.

Потому и живет их семья под молитвенным покровом благодарных людей, который спасает в самые трудные моменты, помогает многое осознать и даже скорби принять как милость Божию.

Матушка Маргарита Новоселова:

– Так случилось, что два месяца назад батюшка сломал себе ребра. Это было, конечно, ужасно, два дня он даже дышать не мог. Скорбь? Конечно, это скорбь: у человека страшно болит, он лежит, ему и туда надо, и туда надо. Потом проходит какое-то время (месяц он лежал), и ты понимаешь, что ему это, оказывается, было дано Богом специально, чтобы он просто отдохнул, ведь иначе его не уложишь в кровать.

Впрочем, матушка Маргарита не только в этом случае, а в принципе не ропщет; говорит, что ее полнокровная, счастливая жизнь началась, когда она вышла замуж. Да, отец Алексий прежде всего повенчан с Церковью, но ведь все остальное время – с ней.

Матушка Маргарита Новоселова:

– У меня всегда рядом батюшка. Если я что-то не знаю, он мне скажет, объяснит… Если даже с моей какой-то человеческой, женской логики я считаю, что он не прав, я учитываю то, что он священник и все равно проводник воли Божией; значит, всегда прав. Это не только я говорю, а и все матушки, с которыми общаешься, подтверждают. Например, я приняла решение туда-то поехать, а он говорит: «Нет, ты туда не поедешь». А потом оказывается, что он был прав. Вот такие мелочи житейские, но когда тебе священник говорит, как ты можешь с ним спорить? Ты же понимаешь, кто он.

Он научил ее жить с благодарностью за то, что дает Господь, с желанием помогать людям, с пониманием той ответственности, которую несет священническая семья.

Матушка Маргарита Новоселова:

– Раньше я этого не понимала. Только когда мы с ним поженились, меня это немножко как-то… не пугало, не настораживало, но и сказать, что я была довольна, не могу. Думала: вот сейчас он всем все раздаст, а как же мы, мы же твоя семья? А потом я поняла: действительно, ты должен быть счастлив не тогда, когда тебе что-то перепало в жизни и у тебя что-то прибавилось, а когда ты поделился с людьми, с человеком; ему хорошо, и ты от этого тоже получаешь радость.

Так живут не только отец Алексий и матушка Маргарита. Их союз – лишь одна из планет микрокосмоса с именем «семья», для которой воля Божия – основное направление жизни. Несколько лет назад этой уникальной семье предложили принять участие в одном из всероссийских конкурсов.

Матушка Маргарита Новоселова:

– Наша фотография победила на конкурсе, который назывался то ли «Самая большая семья России», то ли еще как-то… Какой же это был год? Я сейчас не помню, но тогда нас еще очень мало было, гораздо меньше, чем сейчас (может быть, раза в два). Сейчас нас, наверное, даже объектив уже не возьмет. Это уже невозможно, просто сейчас нас чересчур много, очень.

К слову, из коренных зауральцев в этой огромной семье – только сами носители фамилии Новоселовы. Пополняли ее представители Молдавии, Украины, Кубани, Ставропольского края, Севера России. Дочери привезли сюда мужей, сын – жену. И это тоже промыслительно. Земля за Уралом, бывшая местом ссылок, местом разбоя и красного террора, местом, где отдавали жизнь за Христа новомученики, стала нуждаться в горячей покаянной молитве. И помогает ее творить священнический род, которому она дала жизнь и который продолжает здесь расти и крепнуть.

Старейшина семьи, отец Николай Новоселов прожил долгую и славную жизнь. После его ухода матушка Ольга приняла иноческий постриг с именем Софрония. Ее молитва продолжает хранить в семьях детей мир и любовь.

­ Матушка Маргарита Новоселова:

– … Я считаю, что любовь – это то, о чем не нужно говорить. Если человек любит, это и так понятно, а когда об этом сильно и часто говорят, мне, например, даже не нравится. Я считаю, что настоящая любовь молчаливая.

– Вы благодарны ей за что?

Протоиерей Алексий Новоселов:

– За терпение. Наверное, слезы благодарности за то, что столько лет она рядом, и как бы трудно ни было, она все равно рядом.

Не так давно на стекле надвратного образа Спасо-Преображенского храма вновь обнаружили нерукотворный отпечаток лика Спасителя.   Получается, произошло не удвоение, а уже утроение иконы. Такое явление – еще большая редкость, но у батюшки и матушки по этому поводу – никакой гордыни, только благодарность и радость: Господь рядом!

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи! Мир вашему дому!

 Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Ульянова

Показать еще

Время эфира программы

  • Пятница, 19 июля: 23:30
  • Воскресенье, 21 июля: 15:05
  • Вторник, 23 июля: 09:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы