Учимся растить любовью. Спрашивали - отвечаем

12 сентября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Начало учебного года диктует свои запросы. Телезрители спрашивают, как выстроить семейное обучение так, чтобы дисциплина не хромала, а мама не сошла с ума? Можно ли совместить роль строгой учительницы и доброй родительницы? В каких случаях от идеи семейного обучения лучше вовсе отказаться? Об этом расскажет психолог Елизавета Пархоменко, многодетная мама, обучающая своих детей на дому.

– Мы продолжаем отвечать на вопросы, которые вы адресуете православному психологу Елизавете Пархоменко.

Елизавета, Вы не только семейный психолог-консультант, но еще и многодетная мама, и супруга священника. У Вас есть опыт и приемной мамы. Кроме того, Ваши дети на семейном обучении. Я на этом акцентирую внимание потому, что наш следующий вопрос непосредственно касается этой темы. Один выпуск нашей передачи мы готовили совместно со всей Вашей семьей о том, как организовать семейное обучение, чтобы был максимальный эффект от такой формы обучения, для нашей страны пока еще новой. Если наши телезрители заинтересуются темой семейного обучения, то передачу смогут найти в архиве на нашем сайте.

Итак, зачитаю вопрос телезрительницы: «Меня волнует вопрос, связанный с семейным обучением. Моя старшая дочь ходит в семейный класс два раза в неделю. Там все складывается хорошо. Уроки дома делает отчасти сама, отчасти с моей помощью. У меня в мыслях было самой учить дочь по каким-то предметам, но я была у психолога, которая меня убеждала, что роли учителя и мамы несовместимы, что если самой учить ребенка, то из отношений уйдет мама. Так или иначе, маме (как учителю) придется контролировать ребенка. А у младших детей будет именно мама, отчего дочь будет обижаться и ревновать. Как Вы совмещаете роль учителя и роль мамы?»

– На самом деле очень распространенный вопрос, я такое слышала много раз. Но то, что роли учителя и мамы несовместимы, для меня звучит немножко дико. То, что это бывает сложно совместимо, я соглашусь и объясню почему, но то, что это несовместимо, – очень странно. Мне кажется, корень лежит в неправильном понимании самого процесса обучения. Я уже много раз об этом рассказывала, но коснусь еще раз, потому что это важно.

Когда я слышу такие вопросы, я думаю о том, что некоторые люди считают, что обучение – это некий процесс, в который загоняют людей и начинают что-то в голову им вкладывать насильственно. И с таким обучением, наверное, сложно совместима роль мамы, потому что это насильственное мероприятие, на которое приводят тех, кто точно этого не хочет, а потом с ними что-то делают. Как видится психологу в данной ситуации, школа – это нечто, куда приходят дети, которые  не хотят учиться, и дальше с ними должны что-то сделать, чтобы вложить в них какие-то знания. С таким образом  школьной «училки» роль мамы действительно несовместима, потому что это два противоположных направления.

Мне хотелось бы разобраться с этим стереотипным мнением, потому что я с ним тоже сталкивалась множество раз, особенно когда речь заходит о семьях, где практикуется семейное обучение. О том, что роли мамы и учителя несовместимы, психологи говорят практически хором. Но как же так? Ведь когда мы рассуждаем логически и смотрим на ситуацию со стороны, кажется, что мама с самого рождения только и делает, что учит ребенка всему: сидеть, ходить, ползать, говорить, удивляться миру. И тут вдруг оказывается, что в какой-то момент мама перестает быть учителем. Может быть, действительно с взрослением ребенка роль мамы как учителя должна уходить на второй план, а на первый план должен выходить другой человек с другими знаниями, с другим подходом, который совсем иначе будет преподносить знания?

– Для меня это непротиворечивые вещи. Конечно, с взрослением ребенка должны появляться и другие люди (если мама не энциклопедист, который знает все). Я знаю людей, которые могут до десятого класса вполне заменить своим детям учителя по всем предметам; и я восхищаюсь такими людьми. Я, к примеру, не из таких.

Ребенок растет, ему действительно нужны новые люди, новые знакомства. Но как это противоречит тому, что по каким-то  основным предметам (или части предметов) мама может оставаться на этом месте, я не вижу. Скорее наоборот. Вы совершенно точно подметили, что с детства мама учит чему-то ребенка. Частью она действительно учит, а частью просто ухаживает за ребенком, чтобы он учился сам. В принципе, ходить, говорить он учится сам, а мама только взращивает вокруг него почву.

Есть два формата обучения. Один – идеальный, когда мы просто создаем условия, а ребенок подхватывает это, и у него рождается внутренняя мотивация к учению, а задача взрослого только вовремя предоставить ему правильный материал, правильную информацию. Это самый лучший вариант. Школа совсем редко предоставляет такую возможность. Дома мама как учитель как раз имеет гораздо больше возможностей это сделать. Я не вижу здесь совсем никакого противоречия; скорее даже дома это сделать легче, чем в школе.

Другой формат не такой идеальный, так как иногда детей нужно дисциплинировать, и тогда маме придется дисциплинировать ребенка дома на семейном обучении. И мне кажется, психолог имеет в виду именно этот момент, когда не получилось пройти идеальным путем, потому что много детей, много забот и не всегда удается сделать так, чтобы работала только внутренняя мотивация, хотя мы стремимся к этому. Тогда нам придется дисциплинировать детей дома. И здесь возникают некоторые сомнения: не лучше ли всю дисциплину связать со школой? Пусть там учитель с палкой, а мама здесь добрая и теплая…

На самом деле я не думаю, что это так. Реалии современной школы говорят, что родителям все равно придется дисциплинировать своих детей. Обучение в современной школе построено так, что учителя задают домашнее задание, требуют, чтобы родители проконтролировали его выполнение. То есть когда мы теоретически хотим снять с себя эту дисциплинарную функцию, по факту мы, родители, наоборот, получаемся еще более дисциплинирующими. Потому что разделение учителя и авторитета, за которым идут, привело к тому, что в школе оказались учителя с палками, и они не справляются, потому что ребенок учится там, где ему хочется. Тогда учителя говорят родителям: «Ну-ка, давайте дисциплинируйте своих детей». И те родители, которые хотели уклониться от дисциплинирующего воздействия и остаться только родителями, вынуждены говорить: «Так, делай домашнее задание. Что это меня вызвали к директору? Ты давай слушайся учителя». То есть все равно уклониться от этого не получается.

А происходит это, на мой взгляд, как раз потому, что и в школе утерян этот момент того, что обучать и воспитывать – это не противоречивые вещи, а идущие вместе. И в этом смысле идея советских фильмов (немного для нас безумная, пугающая), что учительница – это вторая мама, несет в себе здоровое зерно, потому что учиться ребенок будет тогда, когда учительница становится как бы второй мамой. Тогда он естественным образом захочет учить то, что хочет эта вторая мама. В таком обучении будет две мотивации: одна внутренняя, когда условия вокруг меня хорошие и рядом со мной хороший, принимающий взрослый, и я просто хочу узнавать новое. А вторая мотивация будет исходить из того, что я хочу слушаться этого человека, потому что этот человек для меня важен, я иду за ним. Но обе мотивации про привязанность, авторитет, про взаимодействие и любовь, их нельзя разделить.

– Но тут еще скрыт вопрос о ревности и обиде. Мама почему-то убеждена, что если она будет применять дисциплинарные и контролирующие методы воспитания к своему ребенку, который находится на семейном обучении, то он будет себя неуютно чувствовать, сравнивая отношение мамы к нему и к младшим детям, которые пока еще ничему не учатся. Наверно, в этом есть здравое зерно. Потому что маме в любом случае придется организовывать жизнь, а значит, включать пусть не жесткость, но какую-то твердость. В то время как к маленьким детям она будет проявлять мягкость и осуществлять с ними совсем другой стиль общения. Что делать маме, чтобы такая ревность все-таки не развивалась?

– Во-первых, немножко странная идея, что если ребенок будет учиться в школе, тогда не будет поводов для ревности. Они будут, но будут другие. Кто-то из детей уходит каждый день из семьи к какой-то непонятной тетеньке, которая будет его учить, а другие остаются дома с мамой – это ли не повод для ревности? Это точно так же повод для ревности. Поэтому решать вопросы ревности нужно каким-то другим путем, а не тем, что просто отправить ребенка в школу. Скорее, наоборот, это путь к большей ревности – когда мама пытается отстранить тебя от себя.

Ревность будет; вообще это естественный процесс в семье, которого не нужно бояться. Это нормально, что она есть. Ее скорее нужно озвучивать, позволять ей быть, чтобы все понимали, что это за процессы. И тогда ревность будет сходить на нет.

Как решается процесс взросления и принятия больших обязанностей? Обычно взросление – это больше обязанностей, в частности дисциплинарных. Чем старше становишься, тем больше у тебя каких-то обязанностей, больше учебы. Но параллельно взросление несет и позитивные моменты: больше свободы, больше прав. Если в эту сторону смотреть и это озвучивать, то обычно старший ребенок, даже если когда-то он посердится и позлится, в принципе доволен своим местом, потому что у него не только больше обязанностей, но больше прав и больше свободы.

Мне еще хочется сказать про дисциплину. Маме все равно придется дисциплинировать своих детей. И я бы сделала одну ремарку. Для меня роль учителя и роль мамы – точно совместимые вещи. Но в некоторых случаях это бывает действительно сложно. Мне кажется, что это не тот случай, про который задает вопрос наша слушательница. Сложно бывает, когда с ребенком нарушены отношения привязанности или когда они только выстраиваются.

Помню, в свое время с нашей старшей дочкой (приемной) Катей я пришла к такому решению – разделить эти вещи. У нее было много провалов в обучении, непросто было во взаимоотношениях, и у меня еще опыта было очень мало, поэтому на тот момент я как раз приняла решение разделить эти вещи. До сих пор сомневаюсь, лучшее ли это было решение для нее, но для меня другой возможности не было. Мне надо было это разделить, иначе все силы ушли бы только на нее. Потому что когда привязанность еще только выстраивается, когда все так непросто и приходится решать много-много дисциплинарных вопросов помимо школы, взять на себя еще ответственность за ее обучение, с которым вообще все было очень плохо, я на тот момент не могла.

Я это сделала для того, чтобы мне дома решать какие-то другие вопросы и заниматься чем-то теплым и приятным, нежели опять ругаться по поводу домашнего задания. Я говорю условно «ругаться». Если получается так, то лучше это разделить, то есть в этом случае лучше работать над привязанностью и не заниматься обучением.

Но если с привязанностью все хорошо, то обучение – это следующий шаг, это естественный процесс, который вырастает на гамаке привязанности, в этой подушке безопасности. Тогда зачем эту подушку безопасности выбивать из-под ребенка, если она, наоборот, нужна?

И с дисциплиной так же. Дисциплинировать все равно придется. Дисциплина – это естественный процесс; это не как в шумерских школах, где наставник с плеткой. Вообще-то дисциплина вырастает из привязанности естественным образом, потому что ребенок нас слушается тогда, когда он к нам привязан, когда мы авторитет для него. Настоящая дисциплина рождается только таким образом. Я говорю, и ребенок меня слушается, идет за мной, потому что хочет за мной идти. Вся остальная дисциплина будет насильственной и будет плохо встречаться ребенком.

Меня часто спрашивают, как мы это совмещаем, и мне хочется немножко поделиться своим опытом, потому что у меня тоже иногда бывает лучше, иногда хуже; по-всякому бывает. Я заметила такой важный момент. У психолога, который порекомендовал разделить роли учителя и мамы, наверно, есть представление, что учеба  – это что-то, во что надо загонять ребенка насильственно, и дисциплина – тоже что-то насильственное. А я думаю, что дисциплина не должна быть насильственной; дисциплина – это естественный процесс, когда ребенок слушается, а не когда его заставляют.

И еще, видимо, у автора вопроса есть представление, что учеба – это какая-то неприятная обязанность, которую всегда надо делать из-под палки. Это живет в голове у большинства людей нашего поколения. А я замечаю, что если все нормально с привязанностью, если все нормально с дисциплиной и ребенок слушается, то обучение – это приятный совместный процесс. И это не повод для ревности, и не то, когда мы занимаемся чем-то неприятным. Это приятно. В обучении целый простор для того, чтобы это было совместным времяпрепровождением, которому младшие еще позавидуют...

Хочется сделать еще одну ремарку. Есть такое ощущение, что для воспитания ребенка обязательно нужна, как психолог говорит, критика, негативная оценка и так далее. Но вообще-то это то, чего я побоюсь, отпуская ребенка в школу. Понятно, что если дома ребенка критиковать и высказывать негативные оценки, то и привязанность будет нарушаться, и дистанция будет выстраиваться. Получается, что у нас в голове сидит представление о том, что воспитание и обучение возможно только через критику и негативные оценки. А я думаю, что это не так. Я думаю, что воспитание и обучение идет другими путями. Я тоже периодически критикую и ругаю своих детей, но я думаю, это то, что тормозит. А помогает то, когда я делаю прямо противоположное, – поддерживаю их, увлекаюсь вместе с ними.

В идеальном варианте ребенок сам всего хочет. У меня такой идеальный вариант, к сожалению, не всегда получается. Часто получается, но не всегда – слишком много обязанностей. Тогда приходится рассчитывать на режим, на то, что ребенок знает, что это все равно нужно сделать.

Я, например, предпочитаю не хвалить ребенка безмерно, потому что мотивация должна быть внутренней, но иногда и похвала хороша.

– Для того чтобы дисциплина и организованность органично влились в семейную жизнь, в какой-то момент надо сказать: «Тебе сейчас хочется пойти погулять, но необходимо сесть и позаниматься». И в этот момент, наверное, приходится каким-то образом давить на ребенка, но очень не хочется этого делать. Что Вы делаете в такой ситуации? Как решаете для себя такие вопросы? Потому что в школе организационный момент наиболее важен. И если мы все переносим на домашнюю площадку, мы никуда не денемся от  расписания, от организации и дисциплины, и хорошо, если они даются ребенку легко. А если они не даются, как это организовать не через травму, не через тиранию и деспотизм, которые, к сожалению, очень часто в семьях проявляются, когда родители берутся обучать своих детей самостоятельно?

– Идеальный вариант (для меня абсолютно недостижимый, я в свою семью это не привношу) – это когда вокруг ребенка создаются такие условия, когда он хочет сам заниматься. На практике так не всегда получается, особенно когда много детей и много обязанностей. Я, например, не взялась бы заниматься семейным обучением, если бы не могла своих детей дисциплинировать. Это, в общем-то, понятно; наверное, никто бы не взялся – что получится из этого? Но если есть доверие, привязанность и желание ребенка слушаться, то дисциплина принимается легко. Мы же все равно дисциплинируем детей в других вопросах, мы не можем их обойти. Например, надо идти в школу: кто будет дисциплинировать, чтобы ребенок шел в школу?

Ко мне недавно обратилась семья, у них ребенок четырнадцати лет, его мама поднимает в школу (сам по будильнику он не встает), кормит и чуть ли не насильно выталкивает в школу. Не знаю, как это так. У меня, например, дочка сама встает по будильнику и садится заниматься. Это ее ответственность, несмотря на то, что она дома на семейном обучении. Я себя как идеальный пример не привожу, и у нас всякое бывает. То есть это может быть по-разному, но все равно придется задуматься о вопросе дисциплины. И школа – это не решающий момент в этом смысле.

Что может помочь? Расписание, когда ребенок заранее предупрежден, что в такое-то время он должен что-то делать. Тогда ему легче перестраиваться. Потому что ребенку сложно перестроиться от свободной игры к каким-то занятиям, которые нужно сделать.

Итак, расписание, предупреждение заранее и, может быть, планирование того, что мы будем делать. Например, я знаю, что ребенок очень любит делать, и говорю: «Сначала мы делаем это, потом это. Мы не можем играть, пока (к примеру) не убрались». У детей обычно нет мотивации на уборку. Или, например: «Мы не можем пойти погулять, пока не почитали (не написали) это». И он делает туда шаг с гораздо большей легкостью, а там оказывается уже и удовольствие. Как-то так.

Ведущая Марина Ланская

Записала Инна Золотовская

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 19 октября: 08:05
  • Четверг, 24 октября: 00:30
  • Пятница, 25 октября: 05:30

Анонс ближайшего выпуска

О том, как полезны свежий воздух и подвижные игры, особенно для детей, знают все. Малая подвижность – причина многих проблем со здоровьем. Но игры - это еще и отличный инструмент воспитания. Не знаете, во что поиграть на улице с ребенком, чтобы было весело и взрослым, и детям? Мы научим! А помогут нам специалисты из "Усатого няня", детской группы, где все воспитатели - мужчины.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы