Учимся растить любовью. Многодетная семья Кирилловых

22 августа 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Сегодня мы отправимся в гости в одну замечательную семью: девять детей - умницы и помощники, мама - художница и рукодельница, неутомимая и улыбчивая, папа - труженик, лучший друг своим детям и нежный супруг. Можно ли, имея девять детей, поддерживать в доме порядок, находить время для общения друг с другом, для творчества и самореализации, непрестанно дарить любовь друг другу и считать себя счастливейшими? Можно! И семья Кирилловых тому наглядное подтверждение.

Наши постоянные зрители знают, как мы любим ходить в гости в многодетные семьи. Сегодня мы как раз отправляемся в гости в семью, где девять детей и много счастья, много любви.

Маша, Лева, Леля, Захар, Константин, Танюша, Настюша, Шурочка (она же Мурочка) и, наконец, Верочка. Семья Кирилловых богата детьми, и потому в доме смех, игры, веселье. Труд делится на всех: старшие ребята охотно помогают родителям, в доме порядок и уют, во всем чувствуются умелые руки.

Для хозяйки дома большая семья – мечта детства, которая, воплотившись, не разочаровала, а превзошла ожидания.

Анастасия Константиновна Кириллова, мама девятерых детей:

– Когда я играла в куклы, собирала их и говорила: «У меня будет девять... нет, одиннадцать... нет, двенадцать, пятнадцать, семнадцать детей. Мне казалось, семнадцать – это нормальное количество детей. Я не знаю, почему мне такие мысли приходили в голову с самого детства. Я всех кукол: и маленьких, и больших, которые были в доме, моих и не моих (моей тети, моей мамы), собирала, сажала – и они все были моими детьми. Хотя я не помню, чтобы об этом в семье кто-нибудь говорил, чтобы этому уделялось какое-то внимание, просто меня почему-то посещали такие мысли.

Также я с четырех лет мечтала выйти замуж. Помню, мы с бабушкой ездили к родственникам в Донецк. Мы с ней спали на одной кровати, такой железной, с шишечками, с подзорами, и она сказала, показывая в окно: «Видишь: звезда падает – загадай желание, только не говори». Я загадала желание и забыла про него. Я загадала выйти замуж в свой день рождения – вот такое почему-то у меня было интересное желание. И вспомнила я о нем, когда нас с мужем обвенчали. Нас обвенчали, и я подумала: «Вот это да! Оказывается, я мечтала выйти замуж в свой день рождения!»

Еще я мечтала, чтобы у меня была фамилия Кириллова. В первом классе у нас была девочка, которую все очень любили и уважали, звали ее Наташа Кириллова. Мне эта девочка очень нравилась, я всегда смотрела на нее и думала: «Вот если бы у меня была такая фамилия, как у нее, моя жизнь хорошо сложилась бы!»

Анастасия – дочь священника, потому вера в Бога вплетена в ее жизнь прочно с детства. Может, поэтому и желания были правильными: хотелось не веселья и гулянок, а хорошего мужа и как можно больше ребятишек. Но где же найти достойного спутника жизни, который не испугается перспективы стать многодетным отцом?

– Я была девушкой очень влюбчивой, и с четырех лет у меня все время был какой-то объект влюбленности. Правда, в четыре года я влюблялась в таких людей, как Гоголь. Мне очень нравился Гоголь. Я подходила к книжному шкафу, там стояла книжечка с его портретом, и я любовалась на него. Потом я влюбилась в Шопена – тоже была картинка на пластинке. Я ничего о них не знала, Гоголя мне читали, музыку Шопена я слушала, и они мне понравились. А потом, конечно, были реальные люди в моей жизни, как-то я очень тихо в них влюблялась, они никогда об этом не знали. Я всегда думала: «Какой хороший этот человек! А я не такая хорошая, как он!» И сидела тихонечко дальше...

Потом вдруг в какой-то момент я поняла, что меня Господь создал такой, какая я есть, и что я очень хочу выйти за того человека, который полюбит именно меня; не важно, в каком возрасте, в каком состоянии, но он будет любить мое существо. У меня уже в четыре года была мысль, что я выйду замуж для того, чтобы любить своего мужа и заботиться о нем. Это была главная мысль, которая, собственно, не так долго преследовала меня, потому что замуж я вышла, когда мне исполнилось восемнадцать.

Произошло это именно после того, как я поняла, что не нужно казаться лучше, чем ты есть, такой тебя задумал Господь. Потому что Господь дал каждому человеку что-то свое. И обязательно найдется пара, найдется другой человек, который это увидит, а всем остальным это не нужно видеть и не нужно это знать.

Когда намерения чисты, путь очищается от помех, все складывается будто само собой из череды неслучайных случайностей.

– Иду я через Михайловский сад и слышу стройное дружное пение. Я тогда уже какое-то время увлекалась традиционным пением, русским фольклором. В четырнадцать лет я стала интересоваться, откуда мой род, кто мы такие. Я узнала, что у меня казачьи корни. И вот иду я по Михайловскому саду и слышу народное пение. Мне, конечно, стало очень интересно, я скорее пошла туда. Смотрю: стоит много людей, мужчин и женщин, молодых и не очень, и поют они в простой традиционной манере. Я думаю: «Надо же, как интересно! Мне срочно надо с ними подружиться, чтобы вместе петь».

Среди поющих в Михайловском саду был Вячеслав – так произошла первая встреча будущей четы Кирилловых. И если Анастасия, можно сказать, готовилась к ней с детства, Вячеслав от желания жениться был пока далеко, но очень быстро сменил свои взгляды.

Вячеслав Сергеевич Кириллов, отец девятерых детей:

– Мы стояли в кругу и пели казачьи песни. Подошла какая-то бойкая девушка, говорит: «Я буду с вами петь. Пустите меня скорей!» Мы не так долго были знакомы – два месяца. Потом поехали в Костромскую область к дедушке и бабушке Анастасии и там обвенчались в деревенской церкви. Я не думал никогда, что это так быстро произойдет, я, в общем-то, не желал жениться. Но я понял, что ближе человека не найду. То есть это было какое-то откровение. Что-то ждать, пробовать, испытывать не было смысла. Мы решили пожениться.

Ранний брак без ведома родителей после двух месяцев знакомства – не всегда результат необдуманности. Есть в любви двух людей тайна, доступная и понятная только им, она и мостит путь, ложится в основание брака.

Анастасия Константиновна Кириллова:

– Я его увидела тогда среди всех и подумала: «Какой хороший человек! Хочу такого мужа». Это была совсем мимолетная мысль, которую я, может быть, даже не приняла во внимание; это было как дуновение легкого ветра... Дальше я стала просто общаться со всеми. Мой муж, оказывается, два раза мне делал предложение. Сидим мы в парке на травке, и он мне говорит: «Знаешь, такое ощущение, что трое наших детей бегают где-то здесь». Я подумала: «Какие интересные мысли! Мне очень приятно это слышать!» Но я не поняла, что это было предложение; мне нужно было совершенно конкретно услышать: «Выходи за меня замуж». Потому что мысли могут быть разные, они приходят, уходят. Но через день или два он мне говорит: «Выходи за меня замуж». Я думаю: «Хорошо. Это мне тоже очень нравится».  Я действительно хотела выйти замуж  именно за него. Я говорю: «А что для этого нужно?» Потому что не поняла: он мне на будущее предлагает? Я же не могу у него спросить: «Любимый, когда ты хочешь меня видеть замужем за собой? Через год или сейчас?» Поэтому я так и спросила: «А что для этого нужно?» Мой будущий муж ответил: «Надо повенчаться, кольца купить». И я поняла, что это планируется в ближайшее время. Говорю: «Ну хорошо, пойдем поищем». Мы пошли искать кольца и почему-то их не нашли. Мы искали простые колечки, а они были все с камнями; например, с бриллиантами или какие-нибудь рифленые. Тетя мне подарила подвеску, из которой знакомый ювелир просто скатал нам два колечка, даже пробу на них не поставил…

А поскольку мы решили венчаться сразу же, то срочно поехали к бабушке. У нас же была фольклорная экспедиция. Бабушке мы сказали, что хотим повенчаться. Родители наши не знали. Бабушка с дедушкой очень обрадовались, сказали: «Ну хорошо». Мы нашли такого хорошего батюшку! Это был Алексий Оторочкин. Думаю, он уже почил, потому что тогда ему было за семьдесят. Батюшка нас повенчал. Мы в храме были одни, пели три бабушки в хоре. Венчались мы в той одежде, в которой приехали. Я помню свои ощущения во время венчания. Светило солнышко, и я подумала: «Надо сейчас посмотреть на моего мужа, пока он в венце. Я посмотрю и запомню его таким навсегда, на всю жизнь, потому что в следующий раз я его увижу таким только в Царствии Небесном». Мне было очень страшно, я ощущала благодать этого таинства, но я тихонечко-тихонечко голову повернула, посмотрела и запомнила.

Слушая историю любви Анастасии и Вячеслава, диву даешься: «Бывает ли так?» Очевидно, бывает. Но в чем секрет этих необыкновенных людей, отношения которых сложились быстрее и проще, чем в сказке? Думаете, нет секрета? А он есть, простой и ясный.

– Когда я поняла, что я такая, какой создал меня Господь, то попросила у Него: «Господи, я все влюбляюсь в кого-то, и это может продолжаться бесконечно. Я сама себе не выберу мужа так хорошо, как это сделаешь Ты. Выбери мне мужа, пожалуйста, Сам; я хочу, чтобы это был Твой выбор и Твой подарок». И теперь я всегда говорю о нашем папочке: «Ты мой подарок, мне тебя подарил Господь». А Господь всегда дарит самые лучшие подарки. Лучше, чем дарит Господь, быть не может, никто не может так одарить человека, как Господь Бог.

У любви мужа и жены обычно есть естественное продолжение – дети. В семье Кирилловых их девять, каждый – желанный, каждый – любимый.

Вячеслав Сергеевич Кириллов:

– Старшая дочка у нас сразу получилась. Потом я подумал: «Надо бы сделать небольшую паузу».

Анастасия Константиновна Кириллова:

– Я тоже так подумала.

Вячеслав Сергеевич Кириллов:

– Работа была, но непостоянная, и были сложности с деньгами. И мы думали отложить дальнейшее возрастание семьи. А потом поняли, что у нас не получается: восемь лет у нас не было детей, хотя мы уже желали прибавления.

Анастасия Константиновна Кириллова:

– Через два с половиной года мы уже захотели прибавления. Наша старшая дочка стала заглядывать ко всем в коляски и просить братика или сестричку. Мы тоже были «за», но детей не было и не было. Я подумала: «Господи, очень хочется детей. Но вдруг их не будет...» Но я всегда надеялась, что они будут. Я стала думать, что, наверное, что-то в жизни я делаю не так, поэтому у меня нет детей. И я очень многое в своей жизни пересмотрела. И то, что я увидела, мне не понравилось. Я думала: «Где же тут быть детям, когда я так живу? Мне не нравится. Кому ж это понравится?»

Я стала стараться как-то исправить свою жизнь. Не могу сказать, что я ее сильно исправила; во всяком случае, хотя бы что-то увидела, чего не видела до этого. И совершенно неожиданно у нас появился Лев. Я очень сильно стала хотеть спать. Подумала: «Как-то странно, что я хочу спать беспрерывно, не могу оторвать голову от подушки». И вдруг узнала, что, оказывается, уже два месяца с нами еще один человек, и очень обрадовалась этому. Это же такое чудо! Многие люди не понимают, что это чудо – когда Господь дает ребенка. Может быть, потому что я художник и имею отношение к творчеству, я чувствую сотворчество: Господь дает, в тебе это растет, и ты тоже немножечко творишь. Я себя чувствую дверью, через которую в этот мир приходит совершенно другой человек, которого задумал и сложил Господь. Конечно, этот человек чем-то похож на тебя – и от папы что-то взял, и от мамы что-то взял, но это совершенно удивительное ощущение.

Итак, вслед за Машей появился Лев, затем – все остальные детишки. Каждый со своим неповторимым характером привнес в семью что-то новое. О детях Анастасия может говорить много и с удовольствием – никто не нарисует словесный портрет своего ребенка так, как мама.

– Маша – наш большой друг. Маше исполнится 20 лет. Она моя главная помощница, я полностью могу на нее положиться, точно зная, что все будут накормлены, проконтролированы и все дела дома, какие можно будет сделать, она сделает. Она учится в ЛГУ имени Пушкина на факультете иностранных языков. Маша – совершенно удивительная, она доброжелательный, искренний, сочувствующий человек, очень живой и открытый.

Вячеслав Сергеевич Кириллов:

– Лев – это первенец. С ним связаны все надежды, что он воспримет какие-то мои знания по работе. Я работаю плотником, строителем и его стараюсь приучать к труду, когда есть возможность. Вот сейчас я его заберу с собой на работу; на некоторое время (недели на две) мы уедем, и он будет трудиться.

Анастасия Константиновна Кириллова:

– Олечка… Во-первых, у меня всю беременность было ощущение, что я проглотила смешинку и у меня солнечный зайчик в животе. Олечка – очень веселая девочка. Захар – тоже удивительный человек, ему семь лет исполнилось, он пойдет в 1-й класс. Он, с одной стороны, такой мужичок, но в то же время очень ранимый и нежный человек, очень его все трогает.

Интересно, что начиная с Захара я вдруг поняла, что во время беременности уже можно понять, какой это будет ребенок. Раньше я не обращала на это внимание, думала, что какие-то чувства, которые меня охватывают, пока я жду ребенка, – только мои. На самом деле, оказывается, каждый ребенок себя проявляет определенным образом. Захар очень хорошо смотрит за детьми. Бывали такие моменты: Танюша была маленькая, Захарчик брал бутылочку и кормил ее.

Константин – загадочный. Знаете, каждый ребенок рождается, и ты видишь, что это новый человек. Танюшка – вообще удивительный человек, к ней нужно искать подход, договариваться с ней. Бывает с кем-то очень легко и просто, ты с ним всегда на одной волне, а бывают такие люди, к которым нужно найти подход, про которых нужно все время помнить: «Ну, это же Вася (или Петя)!» С ним надо только так, а по-другому с ним невозможно. И ты, может, и хотел бы рубануть с плеча, но понимаешь, что это совсем не тот выход из сложившейся ситуации. Таня с самого младенчества очень взрослая у нас. Хочу сказать, что Таня больше всех хочет быть малышкой. Почему-то у нее такое устройство: она все понимает, все подмечает, очень тонко, живо на все реагирует. Таня у нас очень строгая.

После Танюши у нас Настюша. Настюша – сгусток любви. Сразу у меня было такое ощущение, что внутри меня просто любовь живая. Настя первое слово сказала: «Люблю». Я сказала ей: «Настюша, я тебя люблю», и она в кроватке подпрыгнула и тоже сказала: «Любу». Довольно долгое время она говорила только «любу» – и больше ничего.

Шурочка у нас «дочь полка», с ней все: папа, бабушка, Маша. Все с ней возятся, все ее страшно любят. И Верочка – удивительный человек. Это человек, который за то время, пока я ее ждала, не доставил мне никаких хлопот. Со всеми бывает токсикоз, всякие обычные дела, которые бывают у всех при беременности, еще какие-то сложности, а с Верочкой было просто как-то необъяснимо легко.

Неужели может быть легко с ребенком, когда он девятый? Синдром хронической усталости – диагноз нашего времени – в доме Кирилловых не живет и даже не гостит. Анастасия убеждена: вместе с ребенком его матери даются и силы. Свои мысли подтверждает делом: профессионально рисует, шьет, мастерит и даже ремонт делает своими руками.

– Многие говорят, что когда ребенок рождается, то всё: с ребенком сидишь, ничего не можешь, сил никаких нет. Я вообще не знаю, что такое послеродовая депрессия, потому что, слава Богу, детки все рождаются хорошо, им не нужна ни реанимация, ни помощь, Господь дает им сил и здоровья. Если все хорошо, то почему я должна расстраиваться? Мне очень хорошо, когда я рожу ребенка: я чувствую счастье и никакой послеродовой депрессии не испытываю. И я чувствую, что возможностей у меня стало больше, не знаю – почему. Конечно, я и по ночам к ним бегаю, и не высыпаюсь, и дел у меня становится очень много с каждым последующим ребенком. Очень много каких-то дел, которые мало имеют отношения к семье, – сбор всевозможных документов, которые нужно вовремя отнести во все окна, оплатить вовремя все квитанции. Все это делаю я, потому что любимый нас кормит. Всеми остальными делами занимаюсь я. Я везде бегаю, часто с детьми, в том числе и с новорожденными.

Довольно рано стараюсь их крестить. Как только выходим из роддома (правда, двоих я рожала дома, но семерых – в роддоме), я тут же начинаю оформлять какие-то бумажки, документы. Иногда иду и думаю: «Кто я? Где моя семья? Может быть, я какой-то одинокий человек?..» Когда вот так походишь, в очереди постоишь, все отнесешь, заполнишь (это иногда по четыре часа занимает), приходишь домой и думаешь: «Надо же, у меня есть семья, оказывается, и все это я делаю, конечно, для семьи». Очень много дел! И несмотря на все эти трудности, я каждый раз чувствую, что моих возможностей стало больше. Хочу сказать, что мое время стало более организованным, я больше времени нахожу сейчас для себя и своих занятий, чем в то время, когда у меня было мало детей.

Вячеслав Сергеевич Кириллов:

– Да, конечно, это ответственность. Бывает тяжело, кризисы периодически у нас случаются. Но Господь помогает, дает силы, дает время на детей. Поэтому пока я чувствую, что мы можем.

И могут, и хотят, и получается. Девять детей – не значит измотанные и позабывшие себя родители. Анастасия и Вячеслав не просто справляются, а бесконечно рады тому, что их дом полон ребятишек, а сердце – любви.

Анастасия Константиновна Кириллова:

– Самое главное, что в жизни есть, – это любовь. Если нет любви – нет ничего; ничто не может ее заменить в жизни.

В доме Кирилловых царит дух взаимопонимания. И расточают они свой дар любви щедро не только на детей и друг друга – выходя за порог, чувствуешь, что и тебе перепало, и дальше уже не просто идешь, а будто слегка паришь, преисполненный воодушевления и чувства глубокой благодарности.

Ведущая Марина Ланская

Записал Игорь Лунёв

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 17 октября: 00:30
  • Пятница, 18 октября: 05:30
  • Суббота, 19 октября: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы