Учимся растить любовью. Красноборский центр казачьей джигитовки "Багмут"

19 сентября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Свежий воздух, физическая нагрузка и общение с лошадью - составляющие хорошей спортивной секции верховой езды, а если добавить патриотическое воспитание, знакомство с историей и традицией, получим занятия по джигитовке. Можно ли рассматривать казачью джигитовку как систему воспитания? В чем ее притягательная сила для взрослых и детей? Как занятия помогают решить проблему отцов и детей? Об этом узнаем из первых уст в Красноборском центре казачьей джигитовки "Багмут".

– Сегодня мы предлагаем вам вместе с нами отправиться за город, в Красный Бор, под Петербург, для того чтобы познакомиться с центром казачьей джигитовки «Багмут». Зачем современным взрослым и детям нужны подобные занятия, вы узнаете из нашего сегодняшнего выпуска.

Скачка стоя, лежа и даже вниз головой, стрельба, рубка, соскакивание с лошади на полном ходу – джигитовка, пожалуй, самый впечатляющий вид конного спорта. Но это далеко не только спорт, джигитовку без преувеличения можно назвать методикой воспитания духа.

Руслан Яковлевич Павлик, руководитель Красноборского центра казачьей джигитовки «Багмут»:

– Я не люблю слово «спорт» применительно к казачьей джигитовке, потому что это все-таки больше воинская традиция, чем спорт. Она сейчас на самом деле является видом конного спорта. Это наша большая гордость. Усилиями нашего центра джигитовки в Москве, в регионах и вот таких небольших организаций, как мы, этот замечательный вид подготовки кавалериста стал национальным видом конного спорта, по нему получают разряды. Но это отдельная составляющая, а мы все-таки стараемся, чтобы дети не относились к этому как к спорту в чистом виде, потому что, мне кажется, более важно, чтобы они в этой традиции росли, формировались, развивались.

Спорт все-таки имеет свои негативные стороны. Я сам профессиональный спортсмен, борец и рукопашник, я понимаю, что если заниматься строго спортом, делать упор на это, мы уйдем несколько в другое. Пускай будет и спорт, но все-таки больше нужно, чтобы дети росли в этом. У нас обычно здесь всегда звучит русская казачья, украинская музыка, фольклорная и не совсем фольклорная, но все же в народном ключе. И они это слышат, в этом растут, потом напевают это.

У меня был интересный опыт с ребенком Иваном. Он в полтора года заболел в первый раз, сидел у меня на руках, а супруга в это время формировала видеоряд по реконструкции Великой Отечественной войны. И там зазвучала песня «Вставай, страна огромная», и реакция ребенка была такой, что я часто привожу ее в пример. Он слез с рук, взял свою деревянную шашку, сел на деревянного коня и поскакал. Я только подумал: «Вот это да! Наверное, мы тут хорошим делом занимаемся».

Физическая нагрузка, свежий воздух, работа с лошадью, знакомство с историей – занятия джигитовкой по полезности могут любую спортивную секцию обскакать в два счета (и в прямом, и в переносном смысле).

Федора тренирует отец. Хотя по профессии и призванию он иконописец, но здесь сейчас он наставник: направляет, подбадривает, когда упражнение не получается, показывает сам, как его надо делать. Когда-то это так и происходило: мастерство передавалось от отца к сыну. Хорошая традиция, достойная возрождения.

Станислав Павлович Николаев, тренер центра «Багмут»:

– Мы часто говорим о каких-то межпоколенных связях, взаимоотношениях. Вопрос отцов и детей, мне кажется, как раз  здесь и решается. Мы здесь делаем то, что делали наши предки. И по-другому это делать нельзя. И это очень важно, это то, что меня связывает с моими детьми. Для меня очень важно, что я своего сына посадил в седло. Сейчас он уже начинает джигитовать. Начинает джигитовать младший – это очень приятно видеть. Это то, что нас будет всегда объединять, несмотря на все технические достижения. Это наша традиция, наша культура.

Общее семейное дело рождает между разными поколениями настоящую близость, подлинную дружбу, которая в дальнейшем может избавить их от хрестоматийного конфликта отцов и детей. Для этого нужно лишь найти один общий источник радости.

Федор Станиславович Николаев, воспитанник центра «Багмут»:

– Я начал заниматься после своего папы. Сначала у меня был страх, я боялся, меня шатало, но я все равно ходил, и у меня теперь получается. Надеюсь, у меня будет все получаться.

Максим Романович Манин, воспитанник центра «Багмут»:

– Я начал ходить, когда еще был маленьким. Когда меня еще не было, мама начала тренироваться, а потом это перешло ко мне, и мне тоже понравилось. И мне нравится и выступать, и получать что-нибудь за это. Это просто радость какая-то.

Центр «Багмут» не начинается и не заканчивается джигитовкой, хоть она и стоит во главе. Дети возятся с живностью, впитывают красоту окружающего мира и, конечно, играют. Здесь их как будто воспитывает сама среда.

Дарья Борисовна Николаева, мама воспитанника центра «Багмут»:

– Мне кажется, что это вообще залог здоровой души, здорового духа, правильного отношения к Богу, к себе. У ребенка сейчас формируется душа. Самые яркие воспоминания у всех обычно с детства, когда они выезжали куда-то на природу, в деревню, да даже просто за город. Мне кажется, что это очень важно, воспитывает правильный вкус к красоте, здоровую душу.

Станислав Павлович Николаев, тренер центра «Багмут»:

– Здесь все живое, настоящее, это требует и от мальчиков уже какой-то дисциплины в раннем возрасте, понимания степени опасности, чем они занимаются. Это необходимо мужчине. И, конечно, общение с природой, с животными положительно отражается вообще на душе ребенка.

 Руслан Яковлевич Павлик, руководитель Красноборского центра казачьей джигитовки «Багмут»:

– Очень много проводится разных мероприятий. Дима Владыкин наш частый гость, всегда очень рады его видеть. Потрясающие ребята, потрясающий коллектив, который приносит сюда народную традицию игры, кулачного боя, музыки, песни под гармошку. Безусловно, именно эта площадка дает возможность всеми этими видами деятельности заниматься. Плюс сама по себе джигитовка для меня, поскольку я этим занимаюсь, как апогей всего этого в плане формирования личности (конечно, в первую очередь я про мужчин говорю, у девушек немного свое).

В любом случае это элемент традиционной военной культуры. Все игры – особенно для мальчиков – это все равно подготовка к военному делу. Может быть, необязательно он потом станет профессиональным военным, но это не мешает любому мальчику быть хорошо подготовленным психологически, физически, традиционно. Потому что я, как военный человек, могу сказать: не имеет значения, какое оружие у тебя в руках, насколько оно современное, но если ты в душе сформировался неправильно, ты уже не воин вне зависимости от своей специфики подготовки.

И еще, конечно, дети в «Багмуте» погружены в среду взрослых: правильных взрослых с правильными ориентирами.

Станислав Павлович Николаев, тренер центра «Багмут»:

– Очень важно не только общение с родителями, родительский авторитет, но и то окружение, которое ребенок видит вокруг своих родителей. Это как некий альтернативный мир социальным сетям и тому, что нас сейчас окружает и сбивает наших детей. И очень важно, что мальчик, приходя сюда, видит вокруг себя настоящих мужчин, смелых казаков, ему есть на кого равняться, и это не только его отец, но и остальные люди,  есть определенная группа людей, которой он хотел бы соответствовать, влиться в нее и быть таким же, как они. Для меня это очень важно, что ребенок здесь общается, что он все это видит; и на его душе это сказывается. У него всегда потом в жизни, с чем бы он ни столкнулся, есть альтернатива поведения, альтернатива реакций на разные жизненные ситуации.

Смотреть, как мальчишки, а тем более девчонки выделывают трюки на скачущей лошади, – зрелище захватывающее и пугающее одновременно. Но мамы не закрывают глаза от страха, а приводят сюда младших вслед за старшими и сами садятся в седло. Такой сценарий – не новость.

Галина Александровна Щетина, мама четырех воспитанников центра «Багмут»:

– Начали мальчики ходить. Я искала им что-то такое, какое-то занятие для воспитания доблести, чего-то мужественного в них. И решила, что казачество как раз то, что нужно. Сначала они начали петь казачьи песни, а потом пришли на конюшню, а потом – я и дочери. И все втянулись, для нас это теперь образ жизни, мы не пропускаем тренировки, выступления, уже спим и едим с лошадьми. На всех тарелочках у девочек лошадки, играют они только с лошадками, и все подарки на дни рождения – это лошади.

Василий и Яков Щетины, воспитанники центра «Багмут»:

– Привели нас сюда друзья, очень понравилось; остались, до сих пор занимаемся.

– Когда джигитуешь, не знаешь, как у тебя получится, не знаешь, как сделать, надо понять, что и как делать.

– Сначала подводящие упражнения. Вначале и их боишься, а потом перестаешь. И потом начинается уже более сложная джигитовка.

– Поначалу мне было просто на все наплевать, я просто делал. А потом страх начал проявляться. Дальше мы начали прыгать, джигитовать, ездить, вначале чаще приезжать... И до сих пор занимаемся.

Конечно, занятия джигитовкой родного чада заставляют материнское сердце биться быстрее, но страхи со временем уступают место спокойной уверенности.

Дарья Борисовна Николаева, мама воспитанника центра «Багмут»:

– Особенно вначале я сильно переживала, сейчас я уже, наверное, все-таки больше понимаю, наблюдаю за старшими детьми, которые здесь занимаются, понимаю, что конкретно у Руслана всегда все очень серьезно с техникой безопасности, то есть нет каких-то халатных моментов, если все правильно делать. Я доверяю своему супругу, в основном он тренирует детей. Вот на этом доверии все строится. Я понимаю, что если бы сын не мог это сделать, то он бы это не делал. И концентрация повышается у ребенка, и внимание, он начинает больше контролировать себя, потому что он у нас достаточно мечтательный, любит и рисовать, и истории рассказывать, куда-то улетать мыслью. А джигитовка дает ему способность собраться в какой-то момент, все правильно сделать, сосредоточиться. Поэтому, мне кажется, на становление его характера это оказывает очень хорошее влияние.

Опасность занятий не превосходит опасности, с которыми приходится сталкиваться в жизни. Так или иначе человеку, тем более мальчику, придется учиться преодолевать свои страхи.

Платон Дмитриевич Владыкин, воспитанник центра «Багмут»:

– Когда я делал джигитовку, мне было страшно. Например, стойка в седле. Сначала лошадь стояла, и я делал стойку в седле, потом на шагу, а потом пытался во время рыси, но у меня не получилось.

Тимофей Дмитриевич Владыкин, воспитанник центра «Багмут»:

– Я преодолеваю свой страх так: сначала вдыхаю в себя очень много воздуха, а потом выдыхаю, становлюсь спокойным и не боюсь, что лошадь будет меня бросать вверх, вниз и так далее, сверну я себе что-нибудь или нет. Я меньше волнуюсь за это и сажусь на лошадь спокойно.

Дмитрий Алиевич Владыкин, отец двух воспитанников центра «Багмут»:

– Я с пятого класса занимаюсь русской традиционной культурой, хожу в фольклорные клубы. И с самого детства в такой среде провожу время, где для мальчиков игры создают определенную опасность, будь то борьба на поясках, какие-то гиревые упражнения, игра в шапочки; любые игры для мальчиков всегда были опасны. Потому что раньше у мальчика была определенная цель – стать защитником, выработать в себе силу, ловкость, бесстрашие, чтобы уметь защищать свою семью в конечном итоге. И, конечно же, стать мастером в каком-либо деле. Поэтому у меня не было вопросов, когда я познакомился с такой чудесной командой «Багмут»: сразу решил, что приведу сюда своих мальчиков. И жена, так как мы соборно принимаем решения, была не против.

В «Багмут» приходят за мужским воспитанием, ведь только мужчина может помочь мальчику возмужать правильно. Повсеместное женское воспитание – бич нашего времени.

Галина Александровна Щетина, мама четырех воспитанников центра «Багмут»:

– Беспокоит, что в основном сейчас в школах, в секциях все педагоги женщины. Воспитывать мальчиков все-таки должны мужчины. Я стараюсь окружать своих детей тренерами-мужчинами. Попав на конюшню, я увидела, что все, что мне нужно, транслирует наш тренер. Все, что я хотела бы увидеть в своих детях, я вижу в тренере. Папа все равно занят, и как бы он ни старался уделять время сыновьям, все равно большую часть времени занят на работе, только в выходные дни свободен. Они проводят какие-то игры вместе, что-то делают совместно, но этого не хватает. Папа должен основную часть воспитания всегда брать на себя, но папа занят, потому нужна какая-то альтернатива. Руслан Яковлевич, мне кажется, блестяще выполняет все эти функции, я очень довольна.

Дмитрий Алиевич Владыкин, отец двух воспитанников центра «Багмут»:

– Такой вид деятельности, как традиционная казачья джигитовка, дает мальчикам понимание мужественности и настоящей мужской силы. Не каких-то фантомных образов, которые сейчас распространены у современной молодежи, а это именно обычное понятие крепкого, сильного мужчины, защитника семьи. Такие экстремальные занятия на лошадях – это и очень ответственно, и даже опасно, поэтому очень полезно для мальчиков.

Руслан Яковлевич Павлик, руководитель Красноборского центра казачьей джигитовки «Багмут»:

– Дети здесь просто взрослеют, они проходят здесь определенную школу. Джигитовка – это верхняя часть айсберга, а это же еще целая система ухода за лошадью. Они здесь учатся и терпению, и смирению, и аккуратности, и какой-то деликатности, и хозяйственности.

Станислав Павлович Николаев, тренер центра «Багмут»:

– Быть мужчиной в жизни нужно всегда. И эти качества именно здесь воспитываются при общении с этим сильным и красивым животным, которое не только ты воспитываешь, но и оно тебя воспитывает, закаляет твой характер. И это всегда проверка. Воспитание этих морально-волевых качеств для мужчины необходимо. Вообще для человека необходимо находиться здесь, на природе, общаться с животными, то есть находиться в той среде, в которую Господь человека поместил. А мы чаще находимся в некоем обособленном, суррогатном мире, и вот этих простых радостей жизни – проскакать по полю на коне – мы просто не знаем.

Даже в полной семье, где отец не лежит на диване, а занят воспитанием детей, есть необходимость иметь в помощь того, кого на Руси называли просто дядькой.

Дмитрий Алиевич Владыкин, отец двух воспитанников центра «Багмут»:

– Вообще традиционно у мальчика был, конечно, и отец воспитатель, но, наверное, многие согласятся с тем, что отцов мальчики часто не слушают, начинают спорить. Поэтому было понятие дядьки-воспитателя, то есть помимо отца воспитанием мальчика занимались еще сторонние мастера-мужчины, к которым мальчиков отдавали на обучение. Например, какому-то ремеслу, сапожному или кузнечному делу.

То же самое и здесь: одно дело, когда я что-то говорю своим сыновьям, другое дело, когда они приходят и видят тут наставников, которые, наверное, их не пожалеют в каком-то смысле, не будут к ним относиться снисходительно, а оправят более жестко, даже сурово. Почему-то больше слушают наставников, поэтому традиция наставничества и введения мальчика в какую-то группу обучения хороша и правильна.

Джигитовка неразрывна с казачеством, а казачество – с православием. В центре «Багмут» не говорят о вере напрямую, предоставив каждому приходящему сюда свободу выбора. Но поклонный крест установили по велению сердца и совести.

Руслан Яковлевич Павлик, руководитель Красноборского центра казачьей джигитовки «Багмут»:

– Крест был поставлен на второй год образования центра джигитовки как поклонный. В перспективе, может быть, это будет часовенка, а может, сделаем очень красивый сквер с поклонным крестом. Сейчас эта тема прорабатывается. Почему крест? Здесь три с половиной года шли тяжелейшие бои. За нами воинское захоронение, а их три в Красном Бору. И в первую очередь как дань погибшим поставлен поклонный крест. Я думаю, что все-таки в перспективе будет часовенка, наш батюшка благословил строительство, так что, Бог даст, все сделаем.

У нас и здесь, в Красном Бору, прекрасный храм и великолепный батюшка, и общаемся мы очень плотно, и детей там крестим, и он к нам сюда приходит на праздники, служит молебны. В этом смысле все замечательно. Хотелось бы, конечно, чтобы чуть-чуть больше людей ходило, и самим тоже надо больше воцерковляться, но к этому надо очень осторожно подходить.

Какой мальчишка не скакал в детстве на палке будто на лошади, а если повезет, то на деревянном коне, кто не кричал «Вперед!» и не размахивал сабелькой? Они и сейчас приходят сюда с тем же позывом.

Воспитанник центра «Багмут»:

– Мне нравится вообще лошадь и разные трюки, особенно срубать шашкой.

Детство уходит, игрушечный конь пылится в кладовке, но настоящая лошадь, заточенная сабля, навыки верховой езды и джигитовки никуда не уйдут. Растят ли здесь воинов? Конечно. Ведь воин – это состояние духа, а задача у наставников «Багмута», у родителей и воспитанников одна, простая и человечная.

Руслан Яковлевич Павлик, руководитель Красноборского центра казачьей джигитовки «Багмут»:

– Чтобы выросли настоящими гражданами своей страны, с глубоким знанием ее непростой, сложной и славной истории. Соответственно, опираясь на эту историю, могли как-то строить свой день сегодняшний, свои планы, строить семьи, карьеру (в лучшем смысле этого слова). Как говорила моя мама, человек, не знающий своей истории, – это перекати-поле, он по большому счету ни к чему не прикреплен, ему не за что зацепиться. Я не могу сказать, что хотел бы, чтобы все они стали какими-то спортсменами или военными. Каждому Господом, наверное, какая-то своя судьба предначертана, но, по крайней мере, в эту судьбу воспитанник войдет с тем, что получил здесь.

Станислав Павлович Николаев, тренер центра «Багмут»:

– Это, может быть, не сразу сказывается, но неминуемо скажется потом. Например, у меня этого не было, я к этому пришел уже в сознательном возрасте, и теперь я хочу, чтобы это было у моих детей. Потому что период детства – очень важный период, когда закладывается что-то на далекое будущее. Может быть, это не сразу проявится, может быть, потом, но те детские впечатления, которые здесь получены, останутся на всю жизнь. Неважно, какую профессию он потом выберет, может, будет тем же программистом, но это останется на всю жизнь, я уверен. Это точка соприкосновения не только с моими детьми, но и моя с далекими предками. И мы эту ниточку протягиваем. Эта традиционная культура, боевое искусство, как бы формирует характер независимо от того, чем человек будет в жизни заниматься.

Дмитрий Алиевич Владыкин, отец двух воспитанников центра «Багмут»:

– Я бы хотел только одного, чтобы мои дети любили свою родную землю и свою культуру. Если они не будут это знать и любить, то как они могут за эту землю стоять насмерть (не дай Бог)? Или как они будут ее защищать, возделывать, как они смогут тут жить, если не будут знать своих корней и своего рода? Поэтому занятия русской традиционной культурой, конечно, воспитывают главное – понимание того, зачем мы живем в этом мире и зачем нам нужно это хранить.

Багмут означает «северо-западный ветер», и сегодня он надувает паруса, чтобы каждый пришедший сюда ребенок в будущем легче, увереннее и свободнее шел под ними по житейскому морю все дальше и выше.

Ведущая Марина Ланская

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Время эфира программы

  • Пятница, 05 июня: 05:30
  • Суббота, 06 июня: 08:05
  • Четверг, 11 июня: 00:30

Анонс ближайшего выпуска

"Жизнь с подростком. Практические советы" - так звучала тема прошлого выпуска, и мы продолжаем беседовать об этом с Федором Тарабукиным, автором проектов "Усатый нянь" и "Богатырская школа". И если в прошлый раз речь шла о роли коллектива в жизни мальчика, о том, как создать для него внешнюю среду, которая будет воспитательной, на этот раз разговор пойдет о семейном устройстве. Рекомендации для родителей девочек-подростков будут даны в следующем выпуске.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​