Учимся растить любовью. Благотворительный фонд "Теплый дом"

21 ноября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Не все семьи счастливы и не все способны пережить кризисные эпизоды без посторонней помощи. Иногда родительство начинает восприниматься как непосильная ноша. В этот момент очень важно протянуть руку помощи и спасти семью. Этим занимаются специалисты благотворительного фонда "Теплый дом". Сотни родителей и детей нашли здесь серьезную разноплановую поддержку. Как - буквально на пустом месте - разрабатывалась программа помощи кризисным семьям, расскажут специалисты фонда.

Когда семья оказывается в кризисной ситуации, для нее фраза «ювенальная юстиция» звучит как приговор. Но и специалисты, и общественность призывают: не нужно изымать детей из семей. Если есть возможность – лучше помочь семье и восстановить ее. Именно этим занимаются в «Теплом доме», о нем и пойдет речь в нашем сегодняшнем выпуске.

Довольные малыши и счастливые мамы. На занятии с говорящим названием «Второе дыхание», суть которого прояснится дальше, царит атмосфера материнско-детской любви. Не верится, что некоторые приходящие сюда мамы могли быть разлучены со своими детьми, не найдись вовремя те, кто позвал, принял и помог.

Светлана Леонидовна Егорычева, председатель совета Благотворительного фонда «Теплый дом»:

– Как правило, нам звонят. Узнают о нас на сайте. Или к нам направляют центры помощи семье и детям, социальные службы, другие организации. И мы в первой же телефонной беседе говорим о том, что условием помощи является посещение наших занятий. «Хорошо, – говорят они, – о чем эти занятия?» Мы говорим, что это занятия, направленные на то, чтобы развить маму, ребенка, чтобы гармонизировать ситуацию в семье, разрешить те проблемы, с которыми они к нам обращаются. И очень важно на первом же занятии создать такую атмосферу безопасности, принятия и радости, которая позволила бы семье приходить к нам и дальше.

 «Второе дыхание» – программа для тех мам, которым негде получить помощь и поддержку. Для них малыш может стать проблемой, даже обузой. Это им нужно второе дыхание для нового жизненного витка.

Дарья Викторовна Семеновых, соцработник Благотворительного фонда «Теплый дом»:

– Все люди разные, и к нам приходят совершенно разные мамы, но всех нас объединяет одно: все мы – мамы. Наверное, самое главное, зачем они сюда идут, – они все-таки чувствуют здесь какую-то поддержку. Наша основная задача – создать здесь ту атмосферу принятия и поддержки, которая необходима человеку, чтобы остаться человеком.

Сейчас я специализируюсь на группах «Второе дыхание». Это группы для мам с детьми до трех лет, и мы их подразделяем на группы для мам и детей до года, детей с года до двух лет и детей с двух лет до трех. Понятно, что каждый возраст требует определенного подхода, определенных занятий, но в любом случае эти группы – в первую очередь для поддержки мамы, чтобы показать маме, что она не одна. Очень многие наши мамы – одиночки, у них нет поддержки семьи, мужа. Получить поддержку и понять, что она не одна, такая мама может у нас.

Семейные кризисы случаются не только у мам с малышами – подростки тоже легко реагируют на тяжелую ситуацию в семье, и эта реакция зачастую деструктивна: подросток может замкнуться, уйти из дома, прибегнуть к наркотикам и алкоголю. Уязвимая семья с подростком становится еще уязвимее.

Дарья Викторовна Семеновых:

– Изначально мы не были нацелены на работу с семьями, где дети только родились. Изначально мы работали как раз с семьей, где есть дети школьного подросткового возраста, которые находятся в критической ситуации и имеют риск ухода из семьи. Мы поняли, что наша основная задача – разработать такую методику и такие способы работы, чтобы как-то наладить диалог «родитель-ребенок», научить их быть вместе, радоваться друг другу. Ведь ребенок уходит из семьи тогда, когда ему там некомфортно и плохо, когда сложно разговаривать. И тогда мы и обратились к методике Николая Говорова и начали работать по методике «Театр рассказа».

Методику Говорова «Театр рассказа» объяснить в двух словах непросто, тем более что в «Теплом доме» ее существенно дополнили и развили. Но суть в том, что слово лечит, выстраивает мост между родителями и детьми.

Светлана Леонидовна Егорычева:

– Выдается диалог (буквально пять-семь реплик) и разыгрывается на сцене: я здесь, в предлагаемых обстоятельствах. Надо не уйти ни в формализм, ни в буквализм – надо быть в художественной реальности «я здесь и сейчас». Оказывается, эта методика очень развивающая. Но на наших занятиях мы уходим дальше, потому что диалог – это только основа. Диалог всегда содержит в себе конфликтную ситуацию. После того как он проигран, мы задаем обстоятельства, рассказываем, кто кем кому приходится, в какой ситуации они встретились. И после того как диалог продействован, начинается импровизация: надо разрешить эту конфликтную ситуацию. Причем очень часто бывает так, что конфликтные ситуации мы берем острые: предательство, воровство, несогласие,  новый папа, новая мама, друзья. И можно без раскрытия психической основы личности человека (как считал Говоров, это наносит травму, если человек раскрывает основу своей психической личности), без этой дополнительной травматики разрешить свою проблему здесь и сейчас.

 Работает ли это? Сами участники считают, что – безусловно.

Александра Тимощенко, подопечная Благотворительного фонда «Теплый дом»:

– Когда мы рассказываем всякие разные сценки, мне нравится это делать. Это и проблемы решает, и ты больше не боишься говорить это перед людьми.

Виктор Тимощенко, подопечный Благотворительного фонда «Теплый дом»:

– То, как мы там действуем, потом можно проиграть в реальной жизни. Мы проговариваем, как надо действовать, то есть если ты неправильно действовал, то тебя останавливают и проговаривают, как надо. Потом этим можно воспользоваться в настоящей жизни.

«Теплый дом» – это три площадки, несколько групп, многолетняя помощь семьям, количество которых исчисляется сотнями. Помощь, которую оказывают в «Теплом доме, разнообразна: продуктовые корзины, занятия для малышей и подростков, паломничества и экскурсии, летние выезды и столярная мастерская, в которую приходят и дети, и родители.

Надежда Анатольевна Завальная, сотрудница Благотворительного фонда «Теплый дом»:

– Столярка, как и другие группы, тоже решает много проблем. Сюда приходят в основном мальчики, но есть и девочки. Это место, куда в основном приходят подростки без родителей (этим столярка отличается от других семейных групп) и делают здесь что-то своими руками. Если ребенок, например, не может без мамы, то, конечно, она тоже приходит и помогает. Тут есть несколько групп. Младшие дети здесь занимаются, конечно, под руководством старших.

Во-первых, это, конечно же, социализация. Потому что очень много наших подопечных, которые к нам обращаются, живут в коммунальных квартирах, в коммунальных комнатах. Если это многодетная семья и все живут в одной комнате, то совершенно нет пространства, где ребенок мог бы что-то смастерить: попилить пилой, вырезать что-то лобзиком. Все это очень строго, когда у вас мало места. А в столярке дети могут сделать что-то такое, не опасаясь, что они намусорят.

Во-вторых, здесь они действительно делают настоящие вещи (от каких-то простых игрушек, сувениров до замысловатых проектов, которые они сами придумывают). Они делают и мебель себе домой, и полки для обуви, и какие-то шкафы, и даже деревянную посуду. То есть: я пришел, не умел ничего делать, а теперь  сделал.

О том, какой должна быть помощь нуждающимся, давно ведутся споры. Их суть     легко укладывается в концепцию, что голодного надо не просто накормить; куда важнее дать ему удочку и научить удить рыбу.

Светлана Леонидовна Егорычева:

– Когда мы начинали заниматься с семьями, я помню, какая была реакция. Я пришла на совещание прокуроров, инспекторов по делам несовершеннолетних (не помню сейчас, кто там  еще был; по-моему, судьи) и начала рассказывать о том, как мы работаем с семьями. Какой был гул неодобрения в зале! Говорили: «Да вы что! С этими алкашками работать?! Их надо лишать прав! Они работать не хотят, а вы этим тунеядкам чай даете?!» Буквально так. То есть приходилось просто с пеной у рта доказывать, что мы таким образом помогаем детям. Если вы озабочены детьми, то как вы хотите решить проблему ребенка без семьи? Только тем, что вы его сделаете сиротой и воспитаете в детском доме? Он выйдет из детского дома, и очередной круг сиротства будет бесконечно крутиться; вечное возвращение... Мы хотим разорвать этот замкнутый круг! Это же совершенно невозможно терпеть! Нужно немножечко дать тепла маме, чтобы она могла, в свою очередь, передать это тепло. А если у нее нет ресурсов, как она будет передавать это тепло дальше? Почему ее не обогреть, не поговорить с ней как с человеком: не сверху, не поучая? Кстати, один из наших принципов – мы смотрим на эту маму как на равного человека. И это развивает людей.

 Светлана работает с неблагополучными семьями больше двадцати лет. К «Теплому дому» путь лежал через терния; в его фундамент лег незаменимый опыт.

Светлана Леонидовна Егорычева:

– В 90-х была жуткая проблема, о которой (как я сейчас понимаю из разговоров) многие молодые не имеют никакого представления, – это уличные дети. У нас были рейды в подвалы, на чердаки, по теплотрассам, где эти дети были, и пытались их с улицы куда-то позвать, когда система была еще совершенно не развита. И это было очень тяжело. Но и тогда были очень хорошие люди. Например, у нас была семья, которая принимала таких детей. В любое время ночи можно было позвонить и сказать: «Таня, прими, пожалуйста. Мальчик хочет с улицы уйти». Она говорит: «Везите». И мы к ней их привозили. Самое страшное для нас тогда было, когда уговоришь ребенка: он согласился, а везти некуда. Невозможно было представить себе эту ситуацию!

Тогда, в смутные девяностые, изъятие детей из деструктивных семей казалось единственным выходом. Но вскоре пришло осознание, что этот путь ведет в тупик.

Светлана Леонидовна Егорычева:

– У нас был приют для детей, общежития для выпускников детских домов, дневной центр для безнадзорных детей. Потом мы открыли социальную квартиру, чтобы можно было сразу ребенка туда везти. Была наша уличная служба. И была возможность посмотреть на тех детей, которых мы в свое время, в начале и середине 90-х, изымали из семей и устраивали в детский дом, где они вырастали. Мы видели результат такого сиротства, и этот результат был не очень хороший: дети не были приспособлены к жизни. Получая комнаты, которые государство им с трудом давало, они мгновенно их теряли; учиться дальше не хотели, работать не желали, спивались, скалывались и так далее.

Когда я напрямую столкнулась с результатом своей деятельности пятилетней давности,  поняла, что некоторые семьи точно можно было спасти, оставив детей в этой семье. И тогда у нас началось сотрудничество с Международной организацией труда, с ЮНИСЕФ, со всеми, кто мог тогда дать деньги (а это были, к сожалению, только международные организации), на предмет того, чтобы работать с семьями уличных детей, чтобы каким-то образом изменить ситуацию и вернуть их в семью.

Когда прилив западных средств иссяк, на помощь пришел отечественный меценат – человек верующий и желающий потрудиться ради ближнего. Присоединились и другие жертвователи. Фонд получил президентский грант, средства пошли на спасение многих семей. Но программу пришлось буквально сочинять самим.

Светлана Леонидовна Егорычева:

– Мы шли на ощупь. Формы работы с семьями сочиняли на ходу, меняли их, меняли частоту встреч, их интенсивность, групповые формы работы, содержание. Все, что можно было попробовать, мы попробовали. Но одно мы твердо знали с самого начала: нам нужно собирать семью целиком, то есть маму и ребенка (или детей, если их в семье несколько). Бесполезно работать с одним ребенком, мы это точно знаем, потому что он возвращается домой. Или тогда нужно заменять все это дневным центром, выполняющим функцию семьи. Но мы не этого хотели. Мы хотели, чтобы семья изменилась,  поэтому нам нужна была мама. Мы понимали, что нам нужна семья. Мы понимали, что в какой-то момент они должны сидеть пить чай; в какой-то момент мы хотим, чтобы мы разговаривали все вместе о чем-то, чтобы они что-то делали и чтобы всем было хорошо. Чтобы это был опыт радостно проведенного совместного времени. Потому что из разговоров мы поняли, что радостных воспоминаний у семей нет, у них очень ограниченный выбор. На что опереться человеку, когда ему тяжело? На ту радость, которая была, когда все были вместе.

 Собирать добрые воспоминания в семейную копилку – отличный способ вернуть тепло в собственный дом. Потому родилась идея совместных летних выездов. Для многих семей это был первый подобный опыт.

Елена Викторовна Тимощенко, подопечная Благотворительного фонда «Теплый дом»:

– Мы ездили на южную дачу. Мы никогда не были с детьми на море, потому что это дорого. Было очень много интересного: дети увидели море в первый раз, покупались, им было интересно. Они вообще первый раз ездили на поезде. Для них много всяких новых эмоций.

 Запечатлеть приятные моменты из жизни семей стремятся, кажется, все родители. Однако бывает, что семье не до семейных фото – хочется не памяти, а забвения; и это страшно.

Елизавета Валерьевна Иванова, сотрудница Благотворительного фонда «Теплый дом»:

 – У меня появилась идея делать семейные фотоальбомы, фотоархив. Я понимаю, что не у каждой семьи есть семейный фотоархив, но мне кажется, что это очень важно для человека, для личности – иметь такой ресурс в виде альбома, где есть родные, близкие. Для многих это может стать опорой.

Что меня вообще натолкнуло на мысль о том, что нужно сделать такой фотопроект? Я не так давно делала ремонт у бабушки в квартире и на антресоли в самом дальнем углу нашла старую фотопленку. Я не знала, что там изображено, отнесла ее в фотомастерскую, там мне ее отреставрировали. Пленка была 1989 года. На тех фотографиях мне всего лишь месяц, мои мама и папа меня обнимают, целуют. Сейчас родителей, к сожалению, уже нет в живых, поэтому для меня эти фотографии были каким-то невероятным посланием, приветом и большим подарком. Я поняла, что в тех фотографиях моей семьи, где мои родители меня целуют, любят и понимают, я нахожу большую поддержку.

Мне показалось, что я хочу заниматься фотографией и хочу сделать такие фотоальбомы тем, кому это действительно нужно. Я пришла в фонд «Теплый дом», здесь меня услышали и подумали, что это классная идея. Мы организовали съемки для десяти семей, пригласили партнеров по печати фотоальбомов, стилистов, визажистов и провернули такую работу. Сейчас эти фотоальбомы по очереди вручаются семьям. Когда мамы берут их в руки, у них такие невероятные эмоции: они плачут, радуются. Дети в основном еще маленькие, поэтому пока не оценивают это. Многие мамы говорят, что у них нет таких фотографий с их родителями, поэтому это большая радость, что у их детей будут такие фотографии.

Идея принятия и неосуждения в «Теплом доме» распространяется не только на подопечных, но и на сотрудников – это защищает их от эмоционального выгорания.

Светлана Леонидовна Егорычева:

– Внутри своей команды мы можем показывать свои настоящие чувства, мы можем злиться на клиентов. Человек не может долго прятать свои чувства, иначе это перейдет в какую-нибудь постоянную раздражительность или болезнь. Поэтому у наших сотрудников есть возможность сказать: «Я сегодня очень рассердился на ту маму. Мне вообще хочется у нее забрать всех детей!» Но это он нам говорит, людям понимающим, которые его не будут за это осуждать. После того как он это сказал, у него уровень опустился, мы его поддержали. И всё – сотрудник готов работать дальше, он от этого не выгорает. Это очень важный аспект профилактики выгорания. Потому что если в команде нет такого понимания, когда все в ужасе от того, что кто-то пришел и сказал: «Ох, как я ее терпеть не могу!», соответственно, люди будут выгорать. Должна быть такая возможность – честно кому-то сказать о своих чувствах. Потому что это же просто чувство; это не действие, не вывод, это чувство человека, которое может уйти.

Подобная работа изматывает, лишает душевных сил, но она же и одаривает ими – такой вот парадокс.

Дарья Викторовна Семеновых:

– Я сейчас работаю в основном с группами «Второго дыхания», и это, конечно, очень радостная работа, потому что в основном мамы приходят ко мне с малюсенькими конвертиками, с открытыми глазами; они не знают, куда им бежать и что делать. А по прошествии года мы понимаем, что за год маленький человек проходит огромный путь: в сентябре это маленькие кулечки, а в мае мы идем на первую прогулку в летний сад, и маленькие человечки идут уже своими ножками, что-то показывают пальчиками и что-то радостно щебечут. Это, конечно, удивительное чудо, когда на твоих глазах растут люди.

Екатерина Сергеевна Жирнова, соцработник Благотворительного фонда «Теплый дом»:

– Когда на первой встрече они приходят ко мне, я вижу некое отчаяние, и кажется, что совершенно нет выхода. Через полгода, через три месяца смотришь на них и видишь, что у них появляется уверенность, что они не одиноки. Потому что некоторые мамы приходят в «Теплый дом» (и вообще обращаются за помощью в какие-то фонды, в какие-то организации, церковные учреждения) в такой момент, когда им некуда обратиться. Они думают: «Куда? К кому?» Я это вижу.

Что касается той жизни, которую видишь дома в семье, то это не хочется выносить на общее обозрение, это такие личные чувства, которые остаются между мной и семьей. Я эти моменты очень переживаю, особенно когда видишь, как дети страдают, переживают, не получают от жизни того, что получают другие дети, которых мы видим на улице, в парке, в магазине. Когда приходишь в семью и видишь, что у детей нет возможности жить полной жизнью, получить что-то, это не просто расстраивает, а постоянно задаешься вопросом: «Почему? Как так получилось? Что сделать?» Эти вопросы начинают тебя подталкивать к каким-то мыслям и идеям, чтобы искать выход. Потом уже в фонде со всем коллективом мы пытаемся это разобрать, решить, понять, что мы можем сделать.

– Что мы можем сделать для других, кому не справиться без помощи? Пожалуй, этот вопрос должен стоять перед каждым человеком, тем более если он христианин.

Записала Юлия Мережко

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 23 января: 00:30
  • Пятница, 24 января: 05:30
  • Суббота, 25 января: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы