У книжной полки. Протоиерей Николай Агафонов. Три повести

19 декабря 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3

«Я не считаю себя замечательным писателем, с большой буквы. Я просто хороший рассказчик. И выдумщик». Так сказал о себе в одном интервью известный писатель протоиерей Николай Агафонов. О том, какой отец Николай хороший рассказчик и замечательный писатель знают многие наши читатели. Его простые, как их еще называет сам автор, непридуманные рассказы и повести, взяты из нашей жизни. Герои произведений – обычные люди, такие же как мы, среди которых есть верующие, есть неверующие, есть заблудшие или обретшие веру, есть исповедники и мученики, или их гонители. А еще есть чудо – тоже самое обыкновенное, которое людям свойственно не замечать, но именно оно преображает наши души: это чудо веры, надежды, любви. О том, как эти высшие христианские добродетели обретаются и возделываются человеком, нам помогут увидеть «Три повести» отца Николая, вышедшие в свет в издательстве Сре­тенского монастыря.

*** 

В сборник под названием «Три повести» включены три произведения протоиерея Николая Агафонова, повествующие об испытаниях веры, надежды и любви православных в двадцатом веке - от революции и гражданской войны, через Соловки и ссылки, ранения на Великой Отечественной и плен в Чечне. Первая повесть по­священа нашумевшему событию зимы 1956 года, которое в народе называют «Стоянием Зои». Рассказ о том, как девушка танцевала с иконой Николая Чудотворца и была наказана за свое святотат­ство, отец Николай услышал еще в детские годы. В Самаре, отмечает писатель, и сейчас можно встретить немало свидетелей, которые сами видели и людское столпотворение на улице Чкалова, и милицию, охранявшую дом. Автор общался с очевидцами событий, художественно осмыслил происшедшее в тогдашнем г. Куйбышеве чудо и представил в повести свою версию случившегося.

В предисловии к этой повести отец Николай пишет: «Не чудеса склоняют реалиста к вере...» — так говорит один из литературных героев Ф.М. Достоевского. С этим утверждением можно вполне согласиться, поскольку путь к Богу определяется в первую оче­редь прирожденным человеку свойством тяготения к своему Создателю. Эту мысль прекрасно выразил блаженный Августин: «Ты создал нас для Себя, и мя­тется сердце наше, доколе не успокоится в Тебе». Но, к сожалению, приходится признать и тот факт, что не у всех одинаково «мятется сердце». Есть немало и таких людей, кто пребывает в духовной спячке. Причины тому могут быть разные: воспитание, про­паганда, леность души и тому подобное. А потому, чтобы был услышан спасительный призыв: «Душе моя, душе моя, восстани, что спиши», человеку не­обходима встряска.

Такой встряской, по словам автора, может быть, например, война, неизлечимая болезнь, любовь, сострадание к близко­му человеку и, конечно же, ЧУДО. Именно чудо, как свидетельствуют многочисленные факты из жизни, бывает способно пробудить в человеке мысли о своей душе, о Боге. Чудо стояния Зои в эпоху тотального атеизма для многих людей стало временем духовного трезвения. С той поры прошло более полувека, а споры вокруг этого события не утихают и до сего дня. Пишутся книги, снимаются фильмы, ставятся спектакли. Каждый автор представляет свою версию этой необыкновенной истории. В этом смысле и эта повесть не является исключением. Она, - отмечает отец Николай, - несомненно, отражает и мой субъективный взгляд на произошедшее в 1956 году чудо.

Да и возможен ли вообще объективный взгляд на события, ставшие легендарными уже в 60-е годы двадцатого века? Для писателя куда важнее, чтобы он сам верил тому, что пишет. А я убежден, - говорит автор, - что основная канва событий в моей повести соответствует исторической действительности. Сразу оговорюсь, - пишет отец Николай, - что моя повесть не столько о са­мом чуде, сколько о том, что происходило вокруг этого чуда. Вообще, по моему твердому убеждению, настоящее чудо в художественном произведении невозможно изобразить. Ведь художественное произведение в большей или меньшей степени есть творческий вымысел автора. А если в чудо привнести хоть в малой степени вымысел, то оно превратится в фокус, иллюзионизм. И здесь не поможет мастерство писателя. Все попытки, на­пример, изобразить чудо в кино проваливались, несмотря на современные спецэффекты. Чудо про­сто неповторимо.

Только сами люди и их отношение к этому чудес­ному событию могут быть предметом художественного повествования. При таком условии творческая фантазия писателя оправдана. А она в свою очередь становится реализмом в художественном произведении лишь когда пита­ется творческой интуицией автора, основанной на жизненной правде. Герои моей повести, - говорит отец Николай, - не выдуманы, а взяты из жизни. Я их видел, я с ними общался. Да и мно­гие из вас их видели и знают. Они жили или даже сейчас живут среди нас. Мне оставалось только взять их образы и поместить в Куйбышев 1956 года. Это в моей власти сочинителя. Не в моей власти лишь заставлять моих героев делать то, что не свойственно их натурам. Например, я не могу честного фронтовика сподвигнуть на нечестный поступок. Не могу профессора медицины, убежденного материали­ста и атеиста, сделать верующим христианином только потому, что он научно не может объяснить феномен стояния Зои. Моя задача как писателя — дать полную свободу моим героям и положительным, и отрицательным. Пусть живут и действуют согласно своим духовным установкам, а что из этого получилось, судить вам, моим дорогим читателям».

Чудо «стояния Зои» очень многих людей, утративших веру, обратило к Богу. И как бы не старалась безбожная власть представить это событие как «нелепую выдумку», народная молва повсюду разносила радостную весть о том, что Бог есть, Он всегда с нами, что душа человеческая, отпавшая от Бога, тоскует без Него. Но когда она возвращается к своему Создателю, когда она находит Его, то уже не может утаить это сокровище, и идет в мир, чтоб рассказать о нем всем. Так было во времена земной жизни Христа, так было и на протяжении более двухтысячелетней истории христианства, когда призванные на проповедь подвижники несли в мир свет веры Христовой. При этом свидетельствовать о Боге, как показывает автор, может не только православный и даже не христианин.

Во второй повести, которая называется - «Свет золотой луны», о Боге свидетельствует чеченец, воюющий против федеральных войск. Он живет по законам гор, и воюет за землю, завещанную ему предками, за то, чтоб жить по вековым законам. А еще воюет потому, что после гибели жены у него не осталось интереса к этой жизни. Но когда в одном из пленников боевиков он узнает своего армейского друга, несмотря на опасность, решается помочь ему. О войне же он рассуждает так: «Порой мне кажется, что люди воюют потому, что не могут по-настоящему любить. Тот, кто любит по-настоящему, уже не может ненавидеть других людей. Ты думаешь, я пошел воевать, чтобы за жену и детей мстить? Кому мстить? Всему русскому народу мстить? Но ведь моя жена тоже русская. Значит, ей мстить, той, которую любишь больше жизни».

Именно любовь и вера, как ее источник заставляют чеченского боевика помогать бежать из плена русским. В своей вере иноверец поступает согласно евангельскому принципу «вера без дел мертва». Впрочем, для его православных спутников в повести отведено также значительное место. Солдат Сергей отказывается принять ислам и отречься от Христа ради спасения жизни, Патриев, бывший детдомовец, жертвует собой ради жизни других, а Гаврилов открывает для себя молитву*. В третьей повести, которая называется - «Да исправится молитва моя», - рассказывается о монахине, пережившей две войны, тюремное заключение, исправительный лагерь на Соловках и ссылку в Ташкент. Несмотря на все выпавшие на ее долю испытания, она выжила благодаря вере в Бога, которую обрела в детстве и пронесла через всю жизнь.

***

«Почему люди не понимают, что с Тобою, Господи, все наши скорби, рано или поздно, обращаются в радости? Надо только уметь верить, надеяться и любить. Главное — любить», — говорит молодая послушница, одна из героинь повести «Да исправится молитва моя». Так, простыми словами, идущими от сердца и понятными каждому, говорят герои рассказов протоиерея Николая Агафонова о своей вере. И верность Христу некоторые из них подтверждают не только жизнью, но и смертью. Со страниц своих книг отец Николай рассказывает нам о вере, надежде и любви и о страданиях, которые претворяются в радость любовию Божией. На войне или в мирной жизни, в семье или монастыре, — только Господь даст силы и утешит, спасет и сохранит.

* Протоиерей Николай Агафонов. Повести и рассказы. Изд. Никея, 2014

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы