У книжной полки. Протоиерей Алексий Мокиевский. Большая книга притч

17 февраля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3

С этого воскресения Святая Церковь начинает настраивать души верующих людей к началу Великого поста. В храмах на богослужении мы слушаем евангельскую притчу о мытаре и фарисее, которая учит нас смирению, предостерегая от гордости и хвастовства. Эта небольшая история, проста и незатейлива, но наполнена глубочайшим смыслом. С тех пор, как ее услышал еврейский народ из уст Самого Спасителя, прошло около двух тысячелетий, но она по-прежнему не теряет своей актуальности. Да и может ли слово Божие потерять актуальность? Конечно, не может. Оно живет, и попадая на плодородную почву сердец человеческих, дает стократные плоды, которые в свою очередь также приносят урожай. Можно сказать, что и евангельские притчи проросли в литературное творчество всех народов, и последующие поколения проповедников, подражая Иисусу Христу, наставляли слушающих их иносказательными историями. И сегодня мы предлагаем вашему вниманию книгу, в которой собраны притчи, создававшиеся на протяжении многих столетий. Книга вышла в издательстве Букс Медиа Москау и называется – «Большая книга притч».

***

Автор-составитель этой книги - протоиерей Алексий Мокиевский родился в 1970 году в дер. Обросово Вологодской области, где отец его был директором сельского клуба, а мать - учительницей музыки. Школу окончил в 1987 году и поступил в Ярославский университет на факультет биологии, с мечтой по­святить жизнь палеонтологии. Однако в 1989 году он принял крещение и вскоре главным делом его жизни стало служение Богу в свя­щенном сане. Началось это служение в Казахстане в 1992 году, в г. Уральске. Продолжилось приходское слу­жение в городах Эмба, Челкар, Хромтау Актюбинской области, и в селе Денисовка Кустанайской области. В 2000 году отец Алек­сий вернулся на родину, где трудился на приходах городов Белозерска и Кириллова. В 2003 году он окончил Самарскую семинарию и, защитившись по высшему разряду, стал бакалавром богословия. В 2005 - был удостоен сана протоиерея. Нашим читателям он известен по книге «Незавершенная литургия», которая стала авторским дебютом отца Алексия.  

В «Большую книгу притч», которая находится сегодня на нашей книжной полке, автор собрал огромное количество рассказов-притч, которые разделил на четыре тематических раздела: классические евангельские притчи, произносимые Христом; притчи христианских подвижников — монахов и священников, с интересными поучительными сюжетами, актуальными и для нашего времени; притчи в литературной обработке автора, которые помогают нам задуматься о том, как нужно жить, чтобы раскрыть свой духовный потенциал и стать счастливее; народные притчи, собранные и записанные в российской глубинке в ходе фольклорных экспедиций. Остановимся немного подробнее на каждом из разделов.

Итак, первый из них составили Евангельские притчи. Прежде всего автор-составитель напоминает читателям, что представляет из себя притча. Это иносказательный рассказ, некий поучи­тельный сюжет, в котором скрыта какая-то тайна, но в этом же рассказе скрывается и ключ к разгадке. Прит­чи существуют во всех культурах и на всех языках. На сиро-халдейском диалекте арамейского языка притча называлась «матла», что в переводе значило «яркий образ», «басня», «загадка». На этом языке произносил свои проповеди Иисус Христос, и в них было немало притч». Как отмечает отец Алексий, «к притчам прибегают в том случае, если хотят донести до слушателей нечто, трудно выразимое обычными сло­вами. Они используются и тогда, когда рассказчик на­меренно оставляет слушателям возможность самим определять смысл и значение услышанного. Притча не навязывает мнение или оценку, но она не предполагает и пассивного восприятия, главное в ней — загадка, тре­бующая раздумий, усилий ума и движений сердца.

Притчи, произносимые Иисусом Христом, были не просто занимательными рассказами, а изначально слу­жили великой цели — раскрыть людям смысл «благой вести» (Евангелия). При этом судьбоносные вопросы богословия разъяснялись Христом на самых обычных примерах: он говорил о сеятеле и растущем семени, о рыбаке и неводе, о сыновьях и работниках, о свадьбе и долгах, т. е. о повседневных делах и событиях, о быто­вом укладе. Говоря о Боге, Спаситель в притчах сравнивал Его с от­цом, царем, судьей, хозяином дома, владельцем вино­градника, а людей в их отношении к Богу — с детьми, слугами, должниками, гостями. Таким образом, Он ис­пользовал общепринятые, можно даже сказать расхожие, для той эпохи сравнения и метафоры, которые были хорошо знакомы слушателям из ветхозаветных текстов. Страшный Суд Он сравнивал с жатвой, спасение — со свадебным пиром, участь неправедных людей — с огнем, мраком и скрежетом зубов.

Нередко Христос прибегал к преувеличениям, чтобы помочь людям увидеть за простым образом Божествен­ную истину. Одно дело просто сказать человеку: «Ты должен просить прощения у Бога и прощать ближних», а другое — предложить ему поставить себя на место работника, который задолжал хозяину десять тысяч та­лантов и был прощен, но сам, в свою очередь, не пожелал простить другому долг в сто динариев. Десять тысяч та­лантов — это огромное состояние, и слушателю сразу становилось ясно, что речь идет не о реальном проис­шествии, а об образе отношений с Богом. Притча способна увлекать и этим напоминает сеть, только не обычную, а божественную. Если обычная сеть рыбака губит выловленную рыбу, то словесная сеть прит­чи — не губит, а освобождает. Она всецело захватывает того, кто погружается в нее мыслью, и, незаметно под­сказывая человеку разгадку тайны, дарит ему радость и предоставляет свободу идти дальше».

Евангельские притчи, произносимые Христом, читатели найдут в первом разделе книги. Авторы притч, включенных во второй раздел, — христианские подвижники, святые, монахи-отшельники, все те, которые посвятили себя Богу и прослыли праведниками и чудотворцами. Многие из них — монахи — слу­жили Богу, скрываясь от мирских сует, другие выполняли высокую миссию в миру, помогая верующим на священническом поприще. Примеры их многотрудной жизни, образ их подвигов, высота их молитв и непре­ходящая сила вероучения запечатлены в этих безыскус­ных, кратких, но пронзительных повествованиях. Прит­чи такого рода часто представляют собой эпизод из жизни святого, могут описывать некую сложную жиз­ненную ситуацию и ее неожиданное разрешение или строиться как мудрый ответ старца (духовного лица) на какой-то вопрос. Эти изречения во все времена высоко ценились верующими, передавались из поколения в по­коление изустно и благополучно дошли до нас как духов­ная сокровищница лучших представителей нашего на­рода.

В третьем разделе книги представлены литературные притчи. По словам автора, в конце XIX - начале XX в. ведущее положение в рус­ской литературе занял малый прозаический жанр, что так или иначе отразилось на творчестве целого ряда пи­сателей. Некоторые беллетристы обратились к наследию древнерусской литературы, в том числе и к притче. Писателей привлекала простота и в то же время смысловая емкость этих жанров, их вырази­тельная яркая аллегоричность, сплав лиричности с эпи­ческой широтой и философской углубленностью. Персонажи прозаических произведений «малой фор­мы» приобретают некую каноничность — принцип, уна­следованный из древнерусской литературы; их характеры и поступки рассматриваются и оцениваются сквозь при­зму категории вечности, а в сюжетной ткани произведе­ний всё большую роль начинают играть христианские символы и чудеса. И хотя бытовая конкретика не уходит из «малой прозы», авторов в первую очередь волнуют такие проблемы, как смысл жизни, поиск счастья, об­ретение любви и победа над смертью.

Последний, четвертый раздел книги составили народные притчи. По словам автора-составителя, читая эти незатейливые, но как будто выстраданные душой рассказы, невольно представляешь вереницу странников-богомольцев, бредущих поклониться святым местам и ведущих неспешный разговор. Вряд ли они рассказывали друг другу бытовые «потешки» — нужно знать особый настрой паломников, стремившихся очи­стить душу от греха, искупить вину перед Богом, исце­литься от мучительного недуга или вырваться из нищеты. Эти высокие помыслы могли подвигать только на беседу духовную, на вразумление и раскаяние, порождали же­лание постичь суть того, что происходило вокруг. Имен­но в простых и чистых сердцах верующих прорастали благодатные семена народной мудрости, из которых со­зрел и вышел на белый свет столь обильный плод в виде народных притч, представленных в четвертом разделе.

***

По словам Владимира Николаевича Крупина, каждый читающий притчи толкует их по-своему. Но в главном — в желании человека жить по Божьим заповедям — притчи одинаковы. Притчи служат ограждением от соблазнов, учат, что нужно быть не только званым, но и избранным. Не попасть в плевелы, а уподобиться от­борному зерну. Не закапывать талант, данный Богом каж­дому, в землю. Быть закваской для добрых начинаний. Строить дом жизни не на песке, а на твёрдом основании, то есть на православной вере. Зажигая свечу, не прятать её, а ставить повыше, освещая себе и другим простран­ство бытия. И самое главное, чему учат притчи, — это любовь. Можно сказать, что притчи — это школа жизненного поведения, отношения к Богу и людям. Почаще обращай­тесь к ним, - говорит писатель, - и постепенно они и сами будут приходить вам на ум в нужное время, предостерегая вас от ошибок.

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы