14 февраля. Священномученик Николай Мезенцев пресвитер

14 февраля 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
 

Церковный календарь. 14 февраля (1 февраля ст. стиль).

 

Предпразднство Сретения Господня.

Сегодня мы совершаем память мчч. Трифона Апамейского, Мц. Перпе́туи, мчч. Сати́ра, Ревока́та, Саторни́ла, Секу́нда и мц. Фелицита́ты (III). Прп. Петра Галатийского, Молчальника (V). Прп. Вендими́ана, пустынника Вифини́йского (V – начало VI века).

Сщмч. Николая Мезенцева, пресвитера пострадавшего в 1938 году.

Празднуется Собор святых Пермской митрополии.

Именинников мы поздравляем с днем ангела!

 

Братья и сестры, сегодня мы снова обращаемся к памяти новомучеников. Согласно трудам игумена Дамаскина (Орловского), будущий священномученик Николай родился 8 сентября 1863 года в селе Красная Слободка Трубчевского уезда Орловской губернии в семье псаломщика Дмитрия Мезенцева. Николай рано потерял родителей: мать умерла, когда ему было пять лет, а отец, когда исполнилось двенадцать. Как круглый сирота, имевший родителей из церковного клира, духовное образование он получил за казенный счет, а затем был назначен преподавателем в Таврическую духовную семинарию. Епископ Таврический и Симферопольский Мартиниан рукоположил Николая Дмитриевича во священника и назначил духовником семинарии. В 1903 году отец Николай был переведен в храм Рождества Богородицы при больнице Таранова-Белозерова в Симферополе и назначен законоучителем женской гимназии. Впоследствии он был возведен в сан протоиерея.

В Симферополе отец Николай встретил революцию и захват власти безбожниками-большевиками, правление генерала Врангеля, последние бои между белыми и красными и уход Добровольческой армии из Крыма. Один из сыновей священника был офицером армии генерала Врангеля, но после эвакуации войск он остался с группой офицеров в Симферополе. Отец Николай помог им спрятаться у духовной дочери, укрывшей их на чердаке своего дома. После ухода Белой армии начались массовые аресты оставшихся в Крыму офицеров и бессудные расправы над ними. Пребывание в Симферополе белых офицеров становилось небезопасным не только для них, но и для тех, кто давал им приют, и они решили пробираться в Севастополь, к морю. Отец Николай их благословил, и они попрощались, в этой жизни, увы, навсегда. Вскоре по прибытии в Севастополь все они были арестованы и расстреляны.

В марте 1922 года повсеместно по всей России началось изъятие церковных ценностей из храмов. Во многих случаях оно проходило при столкновении членов советских комиссий с церковными людьми. Не миновало это и храм Рождества Богородицы. Во время изъятия одна из женщин ударила в набат, храм быстро наполнился народом, но это не помешало комиссии довершить изъятие. Священник, псаломщик и женщина, звонившая в колокол, были арестованы.

В ноябре 1922 года в Симферополе был организован открытый судебный процесс, на котором в качестве подсудимых оказались архиепископ Таврический и Симферопольский Никодим (Кротков) и почти все духовенство епархии. Среди других был привлечен к ответственности и отец Николай Мезенцев. Будучи допрошен, виновным себя он не признал.

Протоиерей Николай был приговорен к трем годам заключения и отправлен в тюрьму в Нижний Новгород. Через девять месяцев все осужденные по этому делу были досрочно освобождены. Вернувшись в Симферополь, отец Николай стал служить в Петропавловском соборе. Вскоре Петропавловский собор захватили обновленцы, и он перешел служить в Свято-Троицкий греческий храм в Симферополе.

В 1933 году протоиерей Николай был арестован по обвинению в том, что будто бы утаил ценности, принадлежавшие Петропавловскому собору. Несколько месяцев священник провел в тюрьме под следствием и в конце концов был приговорен к штрафу. В это время Свято-Троицкий храм был закрыт, прихожане начали хлопотать об его открытии, а поскольку среди них было много греческих подданных, то они обратились в Греческую миссию в Москве, в чем им деятельно помог отец Николай, составляя прошения в официальные учреждения и советуя, как поступать в тех или иных случаях. На этот раз власти уступили, дали разрешение на открытие храма, и в 1934 году Свято-Троицкий храм вновь был открыт. Настоятелем его был поставлен священник-грек, которому тогда было восемьдесят пять лет, и хотя он еще мог совершать литургию, но по немощи с церковного двора никуда уже не выходил. Протоиерей Николай был назначен помощником престарелому священнику, он исполнял требы, служил, читал и пел на клиросе.

15 декабря 1937 года отец Николай был арестован по обвинению в сокрытии церковных ценностей, в том, что сын его был белым офицером, а он помогал ему скрываться, а также в том, что активно помогал греческой общине в ее хлопотах по открытию храма и тем самым «возбуждал население против советской власти» и, «будучи в курсе деятельности контрреволюционной греческой националистической организации, скрывал это от советской власти».

Отец Николай не признал себя виновным в контрреволюционной деятельности. Были вызваны два лжесвидетеля — один был сокамерником священника, а другой членом церковной двадцатки. Они и подписали протоколы с показаниями, необходимыми для осуждения священника. 14 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила протоиерея Николая к расстрелу. Вскоре приговор был исполнен.

Братья и сестры, снова и снова будем благодарить Бога за мирное небо над головой, за отсутствие ярых гонений на нашу Церковь. Как писал святой Игнатий Богоносец: «Нет ничего лучше мира, ибо им уничтожается всякая брань небесных и земных духов». Не будем об этом забывать. Священномучениче Николае, моли Бога о нас!

Диакон Михаил Кудрявцев

 

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы