Таинства Церкви. О Евхаристии. Ч. 9

19 сентября 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Владимиром Волгиным.

– Добрый день! В нашей сегодняшней передаче «Таинства Церкви» мы продолжим разговор с протоиереем Владимиром Волгиным о Божественной литургии, о Евхаристии.

Отец Владимир, в прошлой нашей программе мы остановились на размышлениях о Божественной любви, что была присуща святым людям, и я спрашивала у Вас, можем ли мы здесь, на земле, достичь хотя бы толики той любви, которую испытывали они? Почитание святых начинается с народного почитания. Знаю, что и отца Иоанна (Крестьянкина), и отца Серафима (Тяпочкина), и многих других еще пока не прославленных люди считали святыми при их жизни, а после их кончины обращаются к ним, как к тем, кто стоит у Престола Божия и молится за нас. Вы их знали и, как говорили, они были воплощением Божией любви. Что они делали, чтобы стать такими любвеобильными, или, может быть, они родились с этим?

– Нет, конечно же. Правильней сказать так: они родились не с этим, а с призванием к какому-то определенному пути, к святости, от которого человеку невозможно отказаться. Хотя мы знаем Иуду, апостола, предавшего Христа, который добровольно отказался от своего апостольства тогда, когда он обладал всеми теми дарами, что и остальные Его ученики: они бесов изгоняли, больных исцеляли. И как Господь об этом сказал: «Даром получили — даром отдавайте!»

– Он жил с ними.

– Конечно.

– И любовь?

– Но вот любви-то как раз и было недостаточно. И не только у Иуды, но и у других апостолов. Тот же апостол Петр отказался от Христа.

– Он трижды отрекся.

– А почему это произошло? Потому что ученики имели человеческую любовь, отчасти облагодатственную Богом. Еще не совершилась Пятидесятница, еще не сошел на них в виде огненных языков Дух Святой, и поэтому каждый из апостолов хотя и обладал любовью ко Христу, к ближним своим, может быть, гораздо большую, чем мы все имеем, но все же это была не Божественная любовь. Что же нужно для того, чтобы стяжать ее? Дело в том, что я могу только в теории говорить, но ни в коем случае не считаю и не вижу в себе этой Божественной любви. Не ощущаю того, чтобы Господь вошел в меня, стремлюсь к этому, но не вижу этого. Но из изречений святых отцов известно, что нужно для этого. Во-первых, точное исполнение заповедей Божиих, которые невозможно исполнить без помощи Божией. Точное исполнение! А что это значит? Это означает, что даже в помысле своем, в мысли своей не грешить по отношению к заповеди. Как это сложно! Как это трудно!

– Еще бы!

– Для нас это почти невозможно, а с Божией помощью все возможно. Если мы будем просить Его помощи, но не так, как я говорю своим прихожанам: «Вы молитесь за людей близких, которые находятся в несчастье, в болезни и нуждаются в исцелении, но и ваша молитва так же, как и моя, индифферентна, не наполнена энергией души, она вялая и не изнутри исходит». Я всем привожу пример пророка Моисея, который ничего не делал, а только молился внутри сердца своего за весь еврейский народ так, что Господь обращается к нему, как к другу Своему, и говорит: «Что ты вопиешь ко Мне?» Вот какая должна быть молитва! Или как у апостола Петра: «Спаси меня, погибаю!» Это крик отчаяния, который, безусловно, может исходить только из глубины человеческого сердца и человеческой души. Вот так и мы должны кричать ко Господу, потому что мы погибаем. И преподобный Кукша, живший в Одессе, обращаясь к людям, которые приходили к нему, говорил: «Спасайся, кто как может». А что это значит? Это значит, что если у меня под рукой в этом житейском море какая-то палка вместо спасательного круга или доска вместо лодки, на которую меня, тонущего, забрали, то я должен кричать: «Помогите! Спасите!», потому что я тону, погибаю. Вот так мы должны кричать Господу, чтобы Он нам помог Своей силой, благодатью исполнить Его же заповеди: без Него мы ничего не можем совершить. Это с одной стороны.

А с другой стороны, мы понимаем, что, как апостол Павел говорил, «наша брань не с плотью и кровью, а с духами злобы поднебесной». Господь наш Иисус Христос, когда к Нему привели бесноватого юношу, на вопрос Своих учеников, почему они не смогли изгнать беса из него, ответил: «Этот род изгоняется только молитвою и постом». То есть нам нужно насыщать свою жизнь постоянной молитвой. «Молитесь непрестанно, — говорит апостол Павел, — и благодарите за все Господа». Мы должны непрестанно молиться Богу, но получается ли у нас такая молитва?

– Нет.

– Конечно же, нет. Мы ведем рассеянную жизнь, мы забываем о Боге, мы думаем о себе нечто, мы воспринимаем наши связи, как что-то большое и значащее, хотя Господь говорит: «Не надейтеся на князи, на сыны человеческие, в них же несть спасения». Нам нужно все упование за свою жизнь возложить на Бога, но для этого, безусловно, необходима молитва к Нему и телесное воздержание — пост. Ведь пост утончает тело и делает эту оболочку между душой и Богом более тонкой, и плоть становится способной воспринять Божии лучи в себя, а через себя в душу (безусловно, я безграмотный человек, но я просто размышляю).

– Очень красивый образ у Вас получился!

А когда душа бывает затронута благодатью Божией, то она начинает возгораться и еще больше стремиться к Богу.

– Скажите, а кто из святых, молясь, всегда просил: «Господи, дай мне Своей благодати?» Сейчас не помню, но он просил себе благодати и советовал всем другим этого же просить у Бога.

– Не помню, но я думаю, что почти все, наверное, просили себе этой Божественной благодати. Это то, что требует, безусловно, затраты психических сил, но мы должны себя заставлять, как мы заставляем себя молиться утром и вечером, когда хочется спать. Так же и в области нравственной жизни: нам хочется сделать дурное, а мы должны делать хорошее; нам хочется сказать гадость близкому человеку, а мы должны принудить себя, во всяком случае лучше ничего не сказать, чем сказать плохое. Лучше подвигнуть себя на противоположное: гнилое выбросить, а доброе сказать.

– А не будет ли это тогда неким двоедушием? Если нам не нравится человек, мы испытываем к нему неприязнь, то должны ли мы это делать? Действительно, есть люди в нашей стране, которых я считаю врагами Церкви. Как я должна изменить свое отношение к ним? Я, конечно, стараюсь в мыслях их не хулить и даже жалеть. Сейчас я искренне их жалею и думаю, что же такое с ними произошло, что они стали такими ненавистниками Церкви, Христа, священнослужителей! Но как я должна с ними себя вести, если вдруг встречусь?

– Подобный вопрос я задавал отцу Иоанну (Крестьянкину), великому старцу, и он говорил мне, что этих людей нужно особенным образом жалеть, потому что мы еще имеем возможность спастись, а они дальше отстоят от этой возможности. Так что Вы стоите на правильном пути, когда начинаете их жалеть. Неужели мы будем равнодушны к тому, что человек на глазах будет тонуть, а мы ему не протянем руки помощи, неужели не пожалеем об этом несчастном человеке? Неужели мы не напряжемся душою и сердцем своим за этого несчастного и не пожелаем ему спасения из пучины водной? Вот как мы должны относиться к людям, даже к врагам Церкви: они люди, больные душевным и духовным недугом. Думаю, это самый страшный грех, который, можно сказать, лишает человека ума: «Рече безумный в сердце своем: "Несть Бога"». Христос сказал о человеке, враждующем на Бога: «Лучше было бы ему повесить на шею каменный жернов и бросить его в море, чем родиться». Вот видите, как говорит об этом человеке Господь! Неужели мы будем желать ему зла? Его можно только пожалеть, если он, конечно, не в таком агрессивном состоянии выступает против Церкви. Он может быть принявшим крещение, но если он открыто богохульствует, если он является гонителем Церкви, публично отрекается от Христа, то, к сожалению, за такого человека нельзя молиться в Церкви, даже если он православный. Мы можем только воздохнуть о нем, наверное, не в Церкви и попросить Господа, чтобы Он нашу молитву не вменил в грех. А что это значит? За такого человека борются духи злобы поднебесной, они, конечно и за нас тоже ведут борьбу, но когда мы молимся за него, то значит, пытаемся освободить его от этого недуга, и бесы с еще большей яростью набрасываются на нас. Мы можем не выдержать этого натиска, потому что силы наши ограниченны, поэтому Церковь запрещает молиться о самоубийцах. А враг Христов, который так яростно воинствует, он, к сожалению, как самоубийца. Но мы должны их жалеть, потому что их участь ужасна. К ним нужно относиться так же, как к тем, кто лежит в больнице в реанимации: вот проходим мы мимо бездыханных людей, лежащих на приборах, мы их не знаем, но неужели жалостью не преисполняется наше сердце?

– Жалеем их, конечно.

– Да, хотя и не знаем, находятся ли среди них друзья Христовы или враги Его, или те, кто индифферентно к Нему относится. Нам нужно сменить раздражение на милосердие, и мы всегда должны вспоминать о том, какими были (я говорю о себе) раньше. Как апостол Павел говорит: «Я был изверг и первый гонитель Христа», но Господь помиловал его. Нас Он тоже помиловал: нам нужно вспомнить прошлое, когда мы были неверующими людьми, ведь каждый человек в своем неверии много совершил ошибок в жизни.

– Мы с Вами очень часто в программах произносим такое удивительное слово, как благодать. Когда мы хотим сказать о чем-то превосходном, о чем-то радостном, душевном, то часто произносим: «Благодать! Сплошная благодать!» А вот что это такое – благодать в понимании нашем и Божественном?

– В нашем понимании, по всей видимости, это понятие очень ограниченное: радость, может быть, даже утонченная радость, нежная радость... Я даже не знаю, как сказать, не могу подобрать слов.

– Когда я была в Пятигорске и увидела Машук, то сказала: «Какая благодать! Красивейшая гора! Как здесь все красиво!»

– Но благодать есть благодать. И есть чувства духовные, благодать Святого Духа, когда душа начинает блаженствовать, когда она не хочет, чтобы это уходило из нее, пытаясь всячески удержать ее в себе, но она не в силах этого сделать, потому что Дух Святой дышит, где хочет и когда хочет. Он, когда хочет, приходит и, когда хочет, уходит.

Вот такую жизнь, построенную, безусловно, на основе православной Церкви, исповеди, причастия Святых Христовых Таин, мы должны обязательно вести. Особенно сейчас, в это страшное время нравственного отступления человека от Бога, мы как никогда нуждаемся в приобщении Святых Тела и Крови Христа, то есть в постоянном соприкосновении с животворностью Царствия Божия, нетленностью, благодатью. Я благодарю Бога за то, что у нас такой Святейший Патриарх, который понимает, что такое благодать Причастия и призывает всех нас как можно чаще причащаться Святых Христовых Таин.

– Да, я слышала проповедь, которую он недавно произносил.

– В советское время и даже сейчас есть священники – сторонники редкого Причастия. Они как бы недооценивают ту мощную благодать, которая дается человеку во время Причастия.

– Может, они просто боятся, что это войдет в механическую привычку?

– Пища может войти в привычку, но без еды мы не можем существовать, потому она и стала нашей привычкой. Кто два раза, а кто-то три раза в день ест — кто как может. Еда может казаться нам невкусной, но мы все равно насыщаем себя ею для того, чтобы подкрепить силы своего организма. Точно так же и Причастие: к нему невозможно привыкнуть, потому что оно укрепляет нашу душу, потому что оно является истинной Пищей, это истинное Брашно в нашей жизни.

– Да, но, с другой стороны, подготовка к причастию занимает очень много времени. По крайней мере, так говорят те люди, которые очень много работают: чтение канонов, Последования и т. д. Это все обременительно. Поститься тоже трудно — много работы, сейчас много больных людей, здоровых почти не осталось.

– Старец архимандрит Иоанн (Крестьянкин) предлагал такой пост: среда, пятница перед Причастием. Но мы же соблюдаем пост в среду и пятницу, а в субботу причащающемуся человеку не есть мясной пищи и, если можно, не употреблять молочные продукты и яйца до шести вечера.

Хочу обратиться к тем людям, которые в силу своей загруженности (хотя, может, среди них и действительно есть такие) не имеют времени, возможности прочитать правило. Обычно у тех, кто жалуется на это, почему-то есть время посидеть в компьютере, посмотреть телевизор, развлечься чтением каких-то книжек или еще чем-то... Почему мы находим время на развлечения, но его у нас нет на молитву? На развлечение у нас уходит подавляющая часть времени, а на утренние и вечерние молитвы нужно всего по 10-15 минут. А если мы готовимся к причастию, то это еще дополнительно 15 минут — разве это много? Мне кажется, что это такое нелепое самооправдание, и поэтому я желаю таким людям все же освободить себя от развлечений, компьютерных игр и телевизора. Один раз в неделю можно посвятить лишних 15 минут христианину, если он совершает вечернее правило, подготовкой к причастию и на это время не смотреть телевизор и не развлекаться умом и сердцем в компьютере.

– Развлечение развлечению рознь. Сейчас на экраны выходит, слава Богу, отечественный мультфильм «Серафима». По-моему, замечательная история о девочке, которая после войны потеряла родителей, но обрела преподобного Серафима Саровского. Как только пост закончится, обязательно схожу посмотреть, хотя это для детского возраста, но мне самой просто невероятно интересно. Думаю, что он и взрослым будет интересен. Думаю, это очень хороший мультфильм, если речь идет о преподобном Серафиме Саровском и о девочке. Слава Богу, что у нас сейчас появляются такие добрые отечественные мультфильмы о святых. Я очень рада этому обстоятельству. Думаю, надо поблагодарить людей, которые достали деньги для создания мультфильма, что тоже нелегко в наше время.

Благодарю Вас за беседу! Мы, как всегда, немного уклонились от темы, но думаю, что это совершенно не без пользы: получилась очень интересная программа, хотя думали об одном и том же, о Евхаристии.

 

Ведущая: Любовь Акелина
Расшифровка: Евгения Осипцова

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 13 марта: 03:00
  • Суббота, 13 марта: 13:00
  • Суббота, 20 марта: 03:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​